За отсутствием состава преступления...

Отправлено 25 окт. 2018 г., 22:08 пользователем Редактор   [ обновлено 2 нояб. 2018 г., 20:27 ]












27 августа 1937 года тройка при УНКВД по Дальневосточному краю приговорила к расстрелу 30 жителей и выходцев из Сталинского (ныне Октябрьского района) ЕАО, большинство из которых (19 человек) были жителями села Екатерино-Никольского. На следующий день, 28 августа, их казнили: 

ВАУЛИН Иннокентий Андрианович, 1886, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ГУСЕВ Иван Константинович, 1882, заведующий лесоскладом, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Александр Кузьмич, 1901, председатель колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Василий Васильевич, 1892, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Иван Васильевич; 1890, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Иннокентий Парфильевич, 1892, конюх колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Николай Михайлович, 1890, бригадир колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Павел Васильевич, 1895, пчеловод, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Василий Николаевич, 1887, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Иосиф Николаевич, 1889, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Степан Николаевич, 1894, бригадир колхоза, с. Екатерино-Никольское.

ПЕШКОВ Николай Владимирович, 1894, тракторист, с. Екатерино-Никольское.

САПОЖНИКОВ Анатолий Гаврилович, 1884, повар, с. Екатерино-Никольское.

САПОЖНИКОВ Константин Осипович, 1887, инструктор-пчеловод, Екатерино-Никольское

САПОЖНИКОВ Семен Васильевич, 1907, заведующий складом, с. Екатерино-Никольское.

ФЕДОРЕЕВ Василий Михайлович, 1895, конюх колхоза, с. Екатерино-Никольское.

ЧУГУЕВСКИЙ Василий Андрианович, 1886, сторож, с. Екатерино-Никольское.

ШЕСТОПАЛОВ Павел Петрович, 1884, пчеловод колхоза им. Кирова близ с. Екатерино-Никольского. 

ШИШКИН Петр Михайлович, 1893, заведующий лесоскладом, с. Екатерино-Никольское.

СТАФЕЕВ Макар Куприянович, 1891, десятник плотников, с. Амурзет. 

БАРЫШЕВ Александр Васильевич, 1907, бригадир тракторной бригады, с. Столбовое.

ДРАЧКО Михаил Михайлович, 1884, колхозник, с. Столбовое.

ЗИМИН Иван Яковлевич, 1897, колхозник, с. Столбовое. 

ЛИТВИНОВ Гавриил Васильевич, 1894, пчеловод, с. Союзное.  

ЧЕРНЫХ Владимир Михайлович, 1881, плотник, с. Помпеевка.

ВАУЛИН Алексей Николаевич, 1905, урожен. с. Екатерино-Никольского, моторист катера, г. Хабаровск.

ДОМОШЕНКИН Федор Кузьмич, 1893, урожен. с. Союзного, рабочий Амурского речного пароходства, г. Хабаровск.

КИРИЛЛОВ Иван Давыдович, 1883, урожен. с. Союзного, сторож стройки, г. Хабаровск.

СКУРЛАТОВ Николай Николаевич, 1901, урожен. с. Союзного, зав. складом, г. Хабаровск.

НЕЧАЕВ Иван Алексеевич, 1894, кладовщик базы № 178, п. Софийск Нижне-Амурской обл.  

Согласно обвинительному заключению, все они были признаны виновными в том, что они с 1933 года состояли в контрреволюционной шпионско-диверсионной террористической повстанческой организации, ставившей перед собой задачу подготовки вооруженного восстания в тылу Красной Армии с целью поражения СССР в случае возникновения войны с Японией.

Кроме этого, также признаны виновными:

- Сапожников К.О., Барышев А.В., Нечаев И.А. и Стафеев М.К. в том, что они в 1931-1933 гг. состояли в антипартийной контрреволюционной организации;

- Стафеев М.К., Федореев В.М. Пешков Н.В., Карепов В.В., Карепов П.В., Гусев И.К., Карепов Н.М., Чугуевский В.А., Карепов И.П., Ваулин И.А., Сапожников А.Г., Овчинников С.Н., Овчинников И.Н., Овчинников В.Н., Драчко М.М. и Домошенкин Ф.К. в том, что в 1918 году они участвовали в казачьем антисоветском восстании;

- Карепов А.К. в том, что он в 1921 году дезертировал из Красной Армии за границу;

- Литвинов Г. В. в том, что в дни Октябрьской революции в составе казачьих войск участвовал в попытке подавить революцию и участвовал в белокарательной экспедиции атамана Гамова;

- Барышев А. В. в том, что, являясь секретарем ячейки ВКП(б), использовал партийные документы в шпионских целях.

Обвинение было основано на показаниях самих обвиняемых, признававших себя виновными, а также на показаниях свидетелей - Овцына А.Н., Лескова Г.Ф., Попова М.Д., Бекетова А.С., Ваулиной Л.К. и Баранова А.А. и осужденных по другому делу - Ярославцева Д.М., Ярославцева П.И., Домошенкина С.Л., Домошенкина Н.К., Шелопугина И.И., Козырева Ф.Т., Ушакова В.А. и Пешкова П.Я.

Однако анализ материалов данного дела свидетельствует о том, что показания перечисленных выше лиц нельзя признать бесспорным доказательством виновности осужденных, так как эти показания неконкретны, противоречивы и объективно ничем не подтверждаются.

Так, свидетель Овцын А.Н. на допросе 30 октября 1936 года показал о том, что ему известно об антисоветском настроении Сапожникова К.О., который в период гражданской войны участвовал, якобы, на стороне белых против Советской власти. 

Из этих показаний не видно, откуда Овцыну известно о настроениях Сапожникова. Что касается участия его на стороне белых, то об этом Овцыну известно со слов каких-то его соседей.

Свидетель Лесков, работавший председателем Екатерино-Никольского сельсовета, на допросах 31 октября 1936 г. и 11 августа 1937 г. показал, что примерно в 1930 году в селе Екатерино-Никольское образовалась группа из контрреволюционных элементов под руководством Пермякова А.В., Карепова А.К., братьев Овчинниковых, Стафеева М.К., Сапожникова К.О. и Плотникова Д. Свои выводы о наличии контрреволюционной группы в данном случае свидетель Лесков обосновывал ссылкою на то, что указанные лица в период посевной срывали, якобы, ранний сев, нарушали агромероприятия и нарушали севооборот.

В своих показаниях Лесков высказал предположение о том, что Карепов Д., Матафонов В., Карепов В.Г., Карепов И.П., Карепов И.В., Карепов В.В., Гусев И.К., Карепов П.В., Федореев В., Пешков Н. и Шишкин Петр являлись участниками контрреволюционной группы.

Такие же неконкретные показания по данному делу дали в 1936-1937 гг. свидетели Баранов А.А., Попов М.Д., Бекетов А.С. и Ваулин Л.К. 

Из материалов дела видно, что свидетель Лесков Г.Ф. в 1937 году сам был арестован за участие в контрреволюционной организации, однако виновным себя он не признал.

Допрошенный в 1956 и 1957 гг. свидетель ПОПОВ М.Д. отказался от ранее данных им показаний о вредительской деятельности Карепова А.А., Гусева И., Стафеева М. и других, заявив, что эти показания составлялись следователем помимо его – Попова – желания, то есть выдуманы, сфальсифицированы следователями.

О наличии серьёзных противоречий в показаниях некоторых осужденных по данному делу, которые признавали себя виновными, свидетельствуют следующие факты.

Овчинников В.Н. на допросе 10 марта 1937 г. показал, что в контрреволюционную организацию он был завербован Домошенкиным С.П., со слов которого знает, что руководителем организации является Сапожников К.О.

Домошенкин же показал, что завербовал Овчинникова В.Н. Шелопугин. Допрошенный 3 июня 1937 г. Шелопугин показал, что Овчинникова В.Н. он в контрреволюционную организацию не вербовал, но ему известно, что руководителем этой организации в с. Екатерино-Никольском был Овчинников И.Н. Последний же это обстоятельство отрицает и вообще виновным себя не признает.

Осужденный по данному делу Черных на допросе 28 июля 1937 г. показал, что был завербован в контрреволюционную организацию Шелопугиным. Однако Шелопугин это отрицает. В вербовке Черных признавался Шестопалов П.П.

Имеются серьёзные противоречия в показаниях осужденных по вопросу о сроках, месте проведения нелегальных сборищ и об участниках этих сборищ.

Признательные показания осужденных вызывают сомнение в своей правдоподобности еще и потому, что допрашивал их бывший сотрудник УНКВД по ДВК Ковшун1, который при допросе применял физические пытки и иные незаконные методы следствия.

В процессе дополнительной проверки материалов данного дела в 1957 году было допрошено 12 свидетелей, которые показали, что привлеченных по делу лиц они знали по совместной работе только с положительной стороны.

При проверке не нашел подтверждения эпизод, связанный с обвинением Нечаева, Гусева, Барышева и других в том, что они состояли в антипартийной группировке. Установлено, что Нечаев был исключен из партии в 1933 году за воровство, самоснабжение и за связь с классово-чуждым элементом. Гусев был исключен из партии за сокрытие соцпроисхождения, за службу у белых и хищение государственного имущества. Барышеву был объявлен выговор за слабую подготовку и дачу рекомендации для вступления в партию выходцу из социально-чуждой среды.

На других лиц, обвинявшихся в указанном эпизоде, никаких материалов по этому поводу нет, и вообще нет данных о существовании в селе Екатерино-Никольском антипартийной группировки.

Что касается обвинения Сапожникова К.О., Карепова И.П., Федореева В.М., Стафеева М.И., Овчинникова С.Н. и других в том, что они в 1918 году участвовали в белоказачьем восстании против Советской власти, то оно является неправильным, поскольку указанные действия в 1927 году амнистированы.

Упомянутый выше как один из руководителей так называемой контрреволюционной повстанческой организации в селе Екатерино-Никольском Пермяков реабилитирован.

11 ноября 1957 года, рассмотрев протест в порядке надзора Военного прокурора Дальневосточного военного округа, Военный Трибунал ДВО, руководствуясь ст.ст. 410-412, 418 УПК РСФСР вынес определение - постановление тройки УНКВД по ДВК от 27 августа 1937 года в отношении вышеуказанных лиц отменить и дело производством прекратить за отсутствием в действиях осужденных какого-либо состава преступления.


Владимир ЖУРАВЛЕВ