"Все упирается в машинистку..."

Отправлено 10 мая 2019 г., 03:45 пользователем Редактор   [ обновлено 28 окт. 2019 г., 20:30 ]

Особым отделом 2-й Отдельной Краснознаменной Армии была вскрыта и ликвидирована группа из бывших сотрудников Особого отдела и 63 пограничного отряда в лице ПОМИНОВА, ГУСАРОВА, ТОЛСТОКУЛАКОВА, ЛЮБЧЕНКО, ГИТЦЕВИЧА, КАРУЗЕ и КРАСНОГОРОВА, проводивших массовые необоснованные аресты граждан, вымогательство показаний путем провокационных методов ведения следствия и фальсификации следственных материалов.

В результате провокационной деятельности указанной группы были произведены массовые аресты колхозников и рабочих Ленинского района Еврейской автономной области и военнослужащих 34 стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепленного района.

Так, в селе Кукелево было арестовано 34 человека взрослого мужского населения, в селе Ленинском - 18 человек взрослого мужского населения, в селе Новое - 23 человека взрослого мужского населения, в селах Дежнево, Бабстово, Чурки и Квашнино - 16 человек взрослого мужского населения.

В 34 стрелковой дивизии было арестовано 112 человек красноармейцев, командиров и политработников.

В Усть-Сунгарийском укрепленном районе арестовано 43 человека красноармейцев, командиров и политработников.

Группа привлеченных по данному делу, в процессе следствия арестованных военнослужащих провокационно связывала с арестованными рабочими и колхозниками, а всех вместе также провокационно связывала с японскими разведчиками - УШАКОВЫМ Степаном, убитым еще в 1936 году в пограничной полосе, и ЯМОМОТО, уехавшим в начале 1936 года в Японию.

С целью заполучения провокационных показаний от арестованных, указанная группа к арестованным колхозникам, рабочим и военнослужащим применяла физические насилия, устраивала инсценировки суда над «несознавшимися», инсценировались «несознавшимся” расстрелы, фабриковались протоколы допроса арестованных.

Так создавалась и создана провокационным путем шпионско-повстанческая организация - «Трудовая казачья крестьянская партия» /»ТККП»/ в колхозах Ленинского района, и таким же провокационным путем этой группой через арестованных колхозников был создан «прорыв» на гарнизоны 34 стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепленного района.

В апреле 1938 г. ПОМИНОВ докладывал в Особый отдел НКВД ОКДВА о раскрытии шпионско-повстанческой организации в частях 34 стр. дивизии: 

"Наряду с раскрытой и ликвидированной 63 Биробиджанским погранотрядом НКВД в Блюхеровском районе к. р. шпионско-повстанческой организацией ставившей задачей свержение Советской власти на ДВК, Особдивом-34 в результате агентурно-следственных мероприятий по выявлению связей членов названной организации с военнослужащими вскрыта параллельная шпионско-повстанческая организация в частях 34 стр. дивизии, действующая с указанной выше организацией во взаимном контакте.

12 апреля 1938 года ст. лейтенант 101 стр. полка ПОПОВ осведомителю «Ласточка» заявил:

«В Новинском гарнизоне из гражданского населения арестовано 10 человек, в том числе арестован и его хозяин квартиры КОРНИЛОВ Яков Галактионович, пред- колхоза ПЕРЕСАДЬКО и др. ПЕРЕСАДЬКО арестован за старые дела, он в 1929 году отправлял за границу партиями оружие. Кроне того, его сестра в данный момент проживает в Манчжурии, с которой он имеет связь. Рыбаков 101 стр. полка ФИЛИППОВА и др. арестовали за передачу за кордон сведений шпионского характера. ФИЛИППОВ за кордоном также имеет родственников». /Справка: ФИЛИППОВ как шпион расстрелян/.

По получении мною 18 апреля 1938 года указанного агентурного донесения, я, с целью подтверждения принадлежности ПОПОВА и выявления новых лиц из среды военнослужащих к шпионско-повстанческой организации, через допрос обвиняемых в тот же день с группой оперработников Особдива 34 выехал в погранотряд для допроса основных обвиняемых, проходящих у них по делу.

Следствием установлено, что на предыдущих допросах арестованнные КОРНИЛОВ, ЧЕЧЕНЕЦКИЙ, КОРНИЛОВ, ДРУЖИНИН и ФУНТУСОВ назвали не всех известных им шпионов и участников шпионско- повстанческой организации в п. Новом и не указали главным образом членов организации из среды военнослужащих.

Как установлено следствием, члены шпионско-повстанческой организации регулярно проводили подпольные собрания, на которых присутствовали ПОПОВ и ТОЛКАЧЕВ.

Из показаний членов шпионско-повстанческой организации установлено, что все участники организации Блюхеровского района действовали в тесном контакте с существовавшей шпионско-повстанческой организацией в 101 стр. полку, возглавлявшейся быв. командиром полка БАКАТОВЫМ /расстрелян/. 

Выполняя задание японского генерального штаба, через неоднократно приходившего из-за кордона белогвардейца МАЛОВИНСКОГО, в декабре 1937 г. снова собирается подпольное собрание организации, на котором принято окончательное решение об организации вооруженного восстания весной 1938 г., приурочив к 1 Мая.

Руководитель шпионско-повстанческой организации ПЕРЕСАДЬКО имел договоренность с быв. командиром 101 стр. полка БАКАТОВЫМ о снабжении оружием и боеприпасами повстанческой организации через ДУБОНОСОВА.

Материалами следствии установлено, что БАКАТОВ, являясь руководителем шпионско-повстанческой организации в 101 стр. полку, совместно с участниками шпионско-повстанческой организации комбатами ПОТКИНЫМ, БАКУЛЕВЫМ, пом. нач. штаба ВЕСНОВСКИМ, пом. командира полка САЗОНОВЫМ, комвзводами: ПОПОВЫМ, ТОЛКАЧЕВЫМ и ЕРМОЛАЕВЫМ готовили измену родине:

Материалами следствия установлено, что для проведения диверсионной работы в полку помощник командира полка САЗОНОВ лично завербовал старшину 101 стр. полка ШАМКАЕВА, которого КОРНИЛОВ снабжал белогвардейскими листовками с целью распространения их среди бойцов полка. Для этой же цели весной 1936 г. ПЕРЕСАДЬКО завербовал в шпионско-повстанческую организацию старшина музвзвода 6-го мотопонтонного полка НОСОВА, выражавшего резкое недовольство Советской властью.

Наряду с проводимой диверсионно-подрывной деятельностью чле- нами организации и подготовкой к измене родине, участники повстанческой организации занимались шпионской деятельностью и с 1936 г. передавали японской разведке шпионские материалы.

Обвиняемый ФУНТУСОВ показывает о принадлежности к японской разведке бывшего командира батальона 101 стр. полка НОЗДРИНА /нами арестован/. НОЗДРИН через КОРНИЛОВА был связан с японским офицером от которого он для БАКАТОВА принимал пакеты и обратно направлял для того офицера материалы шпионского характера.

Материалами следствия установлено, что закордонная шпионская связь организации осуществлялась через КОРНИЛОВА Ф. и белогвардейца МАЛОВИНСКОГО, оба они лично вручали шпионский материал японскому офицеру генерального штаба ЯМОМОТО на маслозаводе, что в 3 километрах от дер. Маханка Манчжоу-Го, за что КОРНИЛОВ ДЛЯ усиления подрывной деятельности организации получил 20. 000 рублей.

Принятое решение шпионско-повстанческой организацией об организации вооруженного восстания весной 1938 г., как устанавливается следствием, исходит из программы и целей фашистской организации, существующей в Харбине. В программе этой фашистской организации указывается, что последний решающий срок нападения на СССР намечается 1-го мая 1938 г."

3 июня 1938 г.  он же пишет в Особый отдел НКВД ОКДВА: 

"Из числа арестованных 12 человек повстанцев на сегодня созналось 8 человек. Вскрыта шпионско-повстанческая организация под названием "Трудовая Казачья Крестьянская Партия", бло­кирующаяся с правотроцкистской организацией. Из числа арес­тованных разоблачена польская сетка по линии "ПОВ".

Показания арестованных перекрыты очными ставками. Эти же сознавшиеся арестованные разоблачают заговорщиков из числа посаженных год тому назад.

Помимо них 2 июня я арестовал дополнительно 8-х заговорщиков: пом. комполка по материальному обеспечению 34 а/п. майора  ФРОЛОВА, нач. продруражкого снабжения 100 с/п. ст. лейтенан­та БОЯРКИНА и командира транспортной роты 100 с/п. ст. лейте­нанта АСАУЛЕНКО.

Из них на сегодня БОЯРКИН и АСАУЛЕНКО приз­нались в принадлежности к заговору, и сейчас дают показания.

Моя вина заключается в том, что я не информирую Особый Отдел Армии, тогда как есть много нового, интересного, и я вижу, что нуждаюсь не только в указаниях, но глазным образом в новых санкциях на арест.

Все упирается в машинистку. Я не могу перед Особармом выложить всех материалов, несмотря на мое желание своевременно Вас держать в курсе. Вновь арестованные повстанцы, заговорщики дали много новых людей, дали выход на штаб дивизии, нужно порядочное количество вновь арестовывать, я должен изложить все материалы в справках на арест, а этого как раз сделать не в состоянии, т. к. НЕТ МАШИНИСТКИ.

Несмотря на то, что у меня из аппарата ОО взяли 3-х опер­работников: пом. нач. ОО РУДАКОВА, 2-х оперуполномоченных ОО – ФОЛЬКМАНА и ДАВЫДОВА, а вместо них никого не прислали, я имею сознавшихся людей, от которых не могу взять протоколы за неи­мением времени. А здесь я вынужден САМ ЛИЧНО ПЕЧАТАТЬ ПРОТО­КОЛЫ /больше печатать некому/, руководить следствием, допра­шивать. Суток для работы не хватает, и несмотря на все жела­ние, я не в состоянии с оставшимся аппаратом освоить всех арестованных.

Я на следствие снимаю с границы 3-х оперуполномоченных, чего делать я не должен. А если не привлекать и этих людей, имея в виду, что они обслуживают части, дислоцированные на границе, тогда в аппарате можно использовать на сегодня на следствии только САМОГО СЕБЯ ПОЛНОСТЬЮ, вр. опер. уполн. ОО т. САЗОНКИНА, п/опер. уполн. ОО т. КОРНЕВА и бездеятельного опер. уполн. ОО ЖАРКОВА, которого я уже просил вас снять. Прислан­ный демобилизованный кр-ц из АКВФ нуждается в учебе, а здесь нужна кипучая работа. Я должен перед Вами сознаться, что я лично не в состоянии при таком положении совместить работу с учебой.

В настоящее время в Особдиве 63 арестованных шпионов, заговорщиков и повстанцев. Из них созналось 22 чел., которые арестованы в мае-июне м-це. А до ранее арестованных интерес­ных по линиям подрывной работы шпионов руки не доходят.

30 мая с/г. в ОО 34 были: пом. военного прокурора ОКДВА тов. ГУЛЕВИЧ и пом. военного прокурора 20 с/к. тов. АККЕРМАН, которые резко поставили вопрос о заканчивании дел на ранее арестова­нных, а по одному делу они даже составили акт, т.к. арестован­ный ХАХАЛКИН не допрашивался в течение 8 месяцев /дело лежа­ло у ГРУЗИНСКОГО/, а у меня руки не доходят.

Когда меня направляли в Особдив, мне обещали помочь работниками, а получилось наоборот: имеющихся забираете, а вза­мен никого не даете.

Сейчас в ОО 34 много интересных дел, я с наличным аппаратом  "зашиваюсь», а здесь, как назло, "прижимает" машинистка. Поэтому невольно хочешь крикнуть: "Что делать?!"

Сегодня около 3 часов ночи я был вызван к проводу, и мне передали ваше приказание, почему нет результатов след­ствия с вопросом - в чем дело? Результаты есть, результаты получены значительные, протоколы под руками, новых повстан­цев нужно арестовывать, нужно выкладывать материалы, информи­ровать Вас, просить санкции на арест, а сделать не в состоянии - НЕТ МАШИНИСТКИ.

Я до настоящего времени считал для себя непозволитель­ным ставить перед Вами лично вопрос о машинистке, о работниках. Но сейчас, когда я вижу, что страдает работа, когда гора материалов становится неизвестной Вам, а отсюда и центру, я вынужден бить тревогу.

У меня убедительная просьба - взамен взятых работников направить пом. нач. ОО /желательно т. ТОЛСТОКУЛАКОВА или ПАВЛЮЧЕНКО/, 2-х оперуполномоченных /желательно т. т. БОЛЬШАКОВА, РЕВЕНСКОГО/ и машинистку тов. ЛОЖЕЧНИКОВУ. Она по материальным соображениям не возражает выехать работать на периферию, и я Вас убедительно буду просить ее отпустить. Особый отдел армии быстрее сумеет подыскать, нежели мы здесь.

Пополнение аппарата ОО 34 указанным составом работников оправдает себя тем, что в частях дивизии будет полностью вскрыта повстанческая организация, готовившая сдачу дивизии самураям. 


Начальник Особого отделения ГУГБ НКВД 34-й СД (с. Бабстово) мл. лейтенант госбезопасности ПОМИНОВ Петр Ильич был арестован 29.08.1938 ОО НКВД 2-й ОКА. Он обвинялся в производстве незаконных массовых арестов жителей Ленинского района ЕАО, военнослужащих 34-й стрелковой дивизии, создании на них провокационных обвинений в контрреволюционной деятельности, фальсификации протоколов допросов арестованных и применении извращенных методов при ведении следствия. Вот что говорилось в обвинительном заключении по его делу:

ПОМИНОВ Петр Ильич, 1905 года рождения, уроженец гор. Москвы, служащий, русский, гр-н СССР, женат, б. член ВКП(б) с мая 1927 года, исключен в связи с арестом, образование низшее, до ареста начальник Особого отделения НКВД 34 стрелковой дивизии, младший лейтенант госбезопасности, в органах ОГПУ-НКВД с 1929 года, арестован 29 августа 1938 года. - быв. начальник Особого отделения 34 стрелковой дивизии, на второй же день после своего прибытия на должность нач. осбдива-34 с группой сотрудников выехал в 63 погранотряд для допроса имевшихся там арестованных колхозников.

ПОМИНОВЫМ в 63 погранотряде были получены от КОРНИЛОВА Ф. провокационные показания на военнослужащих 101 стрелкового полка 34 с. д. как на участников шпионско-повстанческой организации, а именно: ТОЛКАЧЕВА - ком. взвода, ДУБОНОСОВА - нач. боепитания полка, БАКУЛЕВА - комбата, ЕРМАКОВА - ком. взвода, ШАМКАЕВА - старшину роты, НОСОВА - музыканта и других.

Показания КОРНИЛОВА Ф. об участии перечисленных лиц в организации по приказанию ПОМИНОВА были провокационно записаны («перекрыты») в показаниях других допрашиваемых арестованных колхозников, как то: КОРНИЛОВА Я., ДРУЖИНИНА, ФУНТУСОВА и ЧЕРНЕЦКОГО.

Используя эти провокационные показания, ПОМИНОВ указанных военнослужащих арестовал, и от каждого из них также получил провокационные показания, вынудив арестованных к этому путем применения физических мер воздействия.

Старшина роты ШАМКАЕВ и музыкант НОСОВ ПОМИНОВЫМ были секретно «изъяты» из частей, о месте нахождения которых командование дивизии не было поставлено в известность в течение полумесяца, и путем провокационных методов допроса от них были взяты показания на ряд лиц военнослужащих как участников шпионско-повстанческой организации. Помимо применения физических мер воздействия, при допросах ШАМКАЕВА и НОСОВА ПОМИНОВ лично угрожал им за недачу угодных ПОМИНОВУ провокационных показаний составить акт об их измене Родине и задержании их на границе.

Добившись всевозможными путями провокационных показаний, ПОМИНОВ ШАМКАЕВУ и НОСОВУ устраивал очные ставки с вновь арестованными командирами, и путем разных угроз заставлял их на этих очных ставках признавать себя виновным и изобличать других арестованных командиров.

ТОЛКАЧЕВ, ДУБОНОСОВ, БАКУЛЕВ, ЕРМАКОВ, ШАМКАЕВ, НОСОВ являлись честными командирами Красной Армии, из-под стражи освобождены и восстановлены в рядах РККА.

ПОМИНОВ арестованных военнослужащих провокационно связывал с не существовавшей «Трудовой казачье-крестьянской партией» /ТККП/ как новой линией, и через последнюю - с японским генеральным штабом.

Эту увязку с японцами ПОМИНОВ делал через японского разведчика УШАКОВА Степана, приходившего, якобы, на советскую территорию вплоть до мая 1938 года, и представителя японской военной миссии в Фугдине - ЯМОМОТО, в то время как УШАКОВ еще в 1936 году был убит китайскими полицейскими, а ЯМОМОТО в 1936 году из Фугдина выехал в Японию.

ПОМИНОВ при корректировках протоколов допросов арестованных вписывал планы «измены» дивизии, восхваляя в этих протоколах японскую военщину, и клеветал на Красную Армию, как якобы «беспомощную» устоять перед японцами.

ПОМИНОВ определял количество заговорщиков по каждой части дивизии, и в разрезе этого давал оперативному составу установки всеми способами добиваться от каждого арестованного командира показаний не менее как на 40-60 человек, называл арестованному фамилии командиров, которые тот или иной арестованный должен будет дать как участников заговора.

ПОМИНОВ создал так называемую «комсомольскую бригаду», в которую входили фельдъегерь, начальник арестного помещения и секретарь ОО 34 с. д. Эта бригада по установкам ПОМИНОВА занималась «колкой» арестованных и добычей от этих командиров провокационных, угодных ПОМИНОВУ показаний, и после этого «показания» арестованных оформлялись протоколами допроса оперативным составом.

В своей деятельности ПОМИНОВ связывал по заговору арестованных красноармейцев вплоть до командира полка. Устраивал красноармейцам очные ставки с арестованными командирами частей. Так, бойцы ТЕРЕУХИН, УДОТОВ, ЗАЙЦЕВ и др. /освобождены/ под угрозами «изобличали» командиров в принадлежности к заговору и «ТККП», а также параллельную женскую правотроцкистскую организацию.

С целью заполучения провокационных показаний, арестованную ДОВГАЛЬ посадил «на измор» в карцер. И только благодаря тому, что ДОВГАЛЬ не пошла на эту провокацию, идея ПОМИНОВА не была осуществлена.

ПОМИНОВ не ограничивался избиением честных кадров только дивизии. Стоило ему только увидеть на 1 мая 1938 года вращавшуюся среди летного состава работницу УРД МЕЛЬНИКОВУ, он добился без всякого основания ее ареста, а потом взял от нее провокационные показания на ряд летчиков как на «шпионов», включив в эти провокационные показания Героя Советского Союза летчика КОДНРАТ, дважды награжденного в 1938 году орденами Союза /МЕЛЬНИКОВА освобождена/.

Имевшихся в ОО 34 с. д. до приезда ПОМИНОВА арестованных антисоветчиков по установкам ПОМИНОВА допрашивали как участников заговора и участников «ТККП», и путем применения к этим арестованным мер физического насилия добивались от них таких провокационных показаний.

Следствием также установлено, что ПОМИНОВ брал от арестованных провокационные показания не только путем физического насилия. Он также занимался вымогательством таких же провокационных показаний арестованных и путем создания невыносимых условий им - сажал ни в чем не повинных людей в карцер, брал измором, не выдавая арестованным положенного хлеба и т. д.

ПОМИНОВ внедрял в оперативно-следственной работе извращенные методы, и за каждое противодействие ему в этом обвинял оперативный состав в саботаже, в защите врагов народа. При этом всегда оперсоставу угрожал, что он имеет от ЛЮШКОВА указание дать заключение о каждом из них, и что он будет направлять к ЛЮШКОВУ тех, кто будет противостоять ему в «разоблачении врагов».

ПОМИНОВ, производя незаконные аресты военнослужащих, фабриковал подложные справки и показания для ареста.

Таким образом, за 4 месяца работы ПОМИНОВА в дивизии им было необоснованно арестовано 112 красноармейцев, командиров и политработников, из которых 109 человек освобождены из-под стражи как непричастные ни к какой антисоветской деятельности, а остальные 3 человека провокационно арестованных осуждены к высшей мере наказания - РАССТРЕЛУ.

24.06.1940 Военный трибунал войск НКВД Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР  приговорил Поминова П.И. к лишению присвоенного звания и ВМН. Расстрелян 28.11.1940 в Хабаровске. Не реабилитирован.