В числе первопроходцев

Отправлено 23 апр. 2014 г., 5:44 пользователем Редактор   [ обновлено 12 авг. 2015 г., 19:35 ]

Новое и неизведанное всегда привлекает людей, особенно творческих. Создание Биро-Биджанского национального района, а потом Еврейской автономной области было проектом новым - впервые евреи получали в свое распоряжение "государство в государстве". И как же было об этом не рассказать, не написать? Желающих увидеть своими глазами зарождающуюся Еврейскую автономию, прославить ее первостроителей оказалось очень много. Кто-то из писателей поселялся здесь на годы, кто-то брал длительную творческую командировку. Много было и коротких визитов, после которых в столичных изданиях появлялись очерки и рассказы о Биробиджане.

По архивным данным, первым писателем, ступившим на землю будущей автономии, был Меер Альбертон. Он приехал на станцию Тихонькая в начале мая 1928 года с самым первым эшелоном переселенцев.         


                                                                                                              



    Писатели Эммануил Казакевич, Гирш Диамант, 

Тевье Ген, Бузи Миллер в 30-е годы. 

Из его короткой биографии известно, что был Меер сыном раввина, а родился в знаменитом местечке Бершадь на Украине. После школы закончил в Днепропетровске горный институт, работал инженером на шахте. И первый свой литературный труд - роман "Шахтес" ("Шахты"), написанный в 1927 году, - посвятил горнякам.

Спустя два года он издаст на идише сборник путевых очерков под названием "Биробиджан". Книга произведет настоящий фурор. Ведь все, о чем писатель рассказал в этих очерках, он пережил вместе со своими героями - и лес валил, и дома строил, и землю пахал.

Давид Бергельсон приехал на Дальний Восток в 1932 году уже признанным писателем, автором нескольких книг, в числе которых был роман-эпопея "На Днепре". Его появление совпало с выходом сотого номера газеты "Биробиджанер штерн". Отмечалось это событие торжественно, в деревянном здании клуба по улице Горького собралось много представителей трудовых коллективов, творческой интеллигенции. Были и гости. Когда редактор газеты Генах Казакевич предоставил слово самому известному из них - писателю Давиду Бергельсону, раздались громкие аплодисменты.

В 1934 году Бергельсон приезжает в Биробиджан уже не как гость. Он заявил, что хочет остаться здесь жить и работать. Начал с того, что основал в городе литературную студию. Там собирались писатели, поэты, журналисты, эти творческие встречи порой заканчивались за полночь.

Жил писатель в гостинице, но в ноябре 1936 года городские власти приняли решение "Об отводе земельного участка на строительство одноэтажного деревянного дома для писателя Д.Бергельсона". В том же месяце решился вопрос о строительстве двухэтажного писательского дома.

В декабре 1935 года бюро обкома партии приняло постановление "О работе с молодыми писателями Биробиджана". В одном из его пунктов было дано поручение "подготовить к выпуску литературную продукцию" молодых биробиджанских авторов. Так, редакции газеты "Биробиджанер штерн" рекомендовалось четыре раза в месяц выпускать литературные страницы. А писателю Иосифу Рабину в 1935 году бюро обкома поручило организовать областное отделение Союза советских писателей. Вскоре в ЕАО появилась своя писательская ячейка. Шел также сбор средств на строительство Дома писателей, где должна была разместиться и редакция литературного журнала "Форпост". Решение о выпуске журнала обком партии также принял в конце 1935 года. Его редактором назначили Генаха Казакевича, утвердили и тираж - 1000 экземпляров. Выходить "Форпост" должен был один раз в три месяца, деньги на издание собирали, что называется, с миру по нитке, но больше всего средств выделил ОЗЕТ.

Первый номер должны были  выпустить ко второй годовщине создания области - в мае 1936 года. Отпечатать его обещали  в Москве, в типографии "Дер Эмес". Заодно директору областной типографии обком поручил "организовать необходимые условия" для печатания части тиража. Но средств на это дело так и не изыскали, маломощная областная типография едва справлялась с печатанием газет.

К 7 мая 1936 года - двухлетней годовщине области - тираж первого номера журнала так и не удалось отпечатать. Он вышел лишь через два месяца, в июле. Главными произведениями, написанными на идише, стали рассказы, очерки и стихи о становлении ЕАО и ее первостроителях.

К тому времени жить и работать в ЕАО приехали писатели и поэты Эммануил Казакевич, Бузи Олевский, Григорий Добин, Гирш Диамант, Иосиф Рабин, Ицик Фефер, Липа Резник, Нотэ Вайнгойз, Изи Харик, Яков Бройнштейн… Все они были в числе авторов "Форпоста". Культурная и литературная жизнь Биробиджана в те годы не просто всколыхнулась, а забурлила ключом. Не проходило недели без встреч с читателями, без творческих дискуссий.

Но вернемся к Давиду Бергельсону. В первом номере журнала "Форпост", членом редколлегии которого был писатель, напечатали один из его рассказов о первопроходцах ЕАО, а перед этим в Москве вышла книга "Биробиджанские мотивы". Но прожил писатель в Биробиджане недолго, вскоре уехал в Москву, а в годы войны стал активным участником Еврейского антифашистского комитета. Как и многих членов ЕАК, Давида Бергельсона расстреляют 12 августа 1952 года, - по роковому совпадению, в день его 67-летия.

Интересна судьба  Моисея Гольдштейна. 30-летний писатель приехал в Биробиджан в начале тридцатых годов из далекой Аргентины. Был в числе организаторов коммуны "ИКОР". Написанную на идише книгу "Биробиджанцы на Амуре" он посвятил первым коммунарам, а в сборник "Биробиджанские рассказы" включил волнующие свидетельства переселенцев о жизни на новой земле.

Писатель прожил совсем короткую жизнь - лейтенант Гольдштейн погиб смертью храбрых в 1943 году под Смоленском. Ему было 32 года.

Бузи Олевский в Биробиджан  приехал из Москвы пылким юношей, в котором горело романтическое  страстное желание поучаствовать в создании еврейской республики. Он стал работать в "Биробиджанер штерн", был ответственным секретарем журнала "Форпост", еще до приезда сюда писал стихи на идише, которые были популярны среди столичной еврейской молодежи. Но поэтический его талант расцвел, обогатился именно здесь, в Биробиджане.  В 1938 году увидел свет сборник "Биробиджанские стихи", а в 1940-м вышли еще две книги поэта - "Начало жизни" и "На биробиджанской земле".

Бузи Олевский поселился в том самом писательском доме, который построили по решению бюро обкома партии. Там же жил Эммануил Казакевич, с которым поэта связывали дружеские отношения. В первом номере журнала "Форпост" вышла подборка стихов Олевского - "Река Икура", "Старый город", "Граница", "Лес". Они не лишены пафоса тех лет, но сколько же в них искренней веры в людей, приехавших в эти края, веры в их мечту - построить Еврейскую автономию, вдохнуть в нее жизнь.

Бузи Олевский, как и Моисей Гольдштейн, тоже погиб под Смоленском.

В тридцатые годы из Белоруссии приехал в Биробиджан писатель Иосиф Рабин. В 1936-м он возглавил областную писательскую организацию, был членом редколлегии журнала "Форпост". Из биробиджанского цикла известны его рассказы "Улица Шолом-Алейхема", "Рахиль и ее дети", "Окно", повесть "Путь открыт". В 1937-м писатель был арестован по обвинению "за связь с троцкистами" и почти шесть лет провел в лагерях, а с 1943 года был на фронте, в штрафбате.

Восемь лет - с 1932-го по 1940 год - прожил в Биробиджане писатель Григорий Добин. Он, как и Иосиф Рабин, приехал сюда из Белоруссии. Работал в "Биробиджанер штерн", областном радиокомитете. В редакции "БШ" в те годы трудилась целая плеяда писателей - Рабин, Казакевич, Генах Койфман, Борис Миллер… Григорий Добин успел написать здесь две книги - "На Амуре" и "На пасеке". В 1938 году его арестовали как "японского шпиона", а в марте 1940-го освободили, сняв все обвинения. Вернувшись из хабаровской тюрьмы и забрав семью, писатель вернулся на родину в Белоруссию, где его застала война. Воевал он в партизанском отряде.

Окончив в Москве еврейский педагогический институт, приехал в Биробиджан в 30-е годы начинающий писатель Тевье Ген. Ни одной книги, посвященной ЕАО, он до войны не успел издать, но в "БШ" публиковал много очерков и рассказов о первостроителях.  Лишь  в 1967 году вышла книга "Годы далекие и близкие", куда вошел и цикл рассказов о Биробиджане.

В разгар политических репрессий ЕАО покинули многие писатели и поэты. Но не всем удалось уцелеть в сталинской мясорубке. В 1937 году был арестован и расстрелян Изи Харик, приехавший в Биробиджан уже признанным поэтом, бывший главным редактором журнала "Дер штерн" в Минске. Здесь он сотрудничал с газетой "Биробиджанер штерн", а жизнь автономии, образы ее первостроителей запечатлел в поэмах "Ночь в Биробиджане", "Хлеб" и многих стихах, опубликованных в журнале "Форпост".

После ликвидации ОЗЕТа в 1938 году, который в основном финансировал журнал, затраты на его издание взяла на себя область. Печататься "Форпост" тоже стал в Биробиджане. Ответственным секретарем журнала в 1940 году был назначен Бузи Миллер.

Критика отмечала, что журнал "завоевал прочное место среди подобных еврейских изданий". Там начали печататься молодые литераторы Ицик Бронфман, Лейб Квитко, Арон Вергелис, Арон Гофштейн, Люба Вассерман, Григорий Рабинков, Сальвадор Боржес… Уехав из ЕАО, продолжали сотрудничество с журналом Давид Бергельсон, Григорий Добин, Иосиф Рабин и другие писатели. Журнал печатал переводы с других языков народов СССР, рецензии на книги русскоязычных авторов, а весь 4-й номер за 1937 год был посвящен 100-летию со дня смерти Александра Пушкина.

В 1941 году успели выпустить четыре номера журнала, но тираж его пришлось втрое уменьшить, чтобы сократить затраты. В октябре того же года "Форпост" по решению обкома партии перестал выходить.

После войны, в 1946 году, в области стал издаваться литературно-художественный альманах "Биробиджан".


Ирина Шолохова

"Биробиджанер штерн" - 16(14383)23.04.2014