Сыновья за отцов

Отправлено 4 июл. 2015 г., 6:33 пользователем Редактор   [ обновлено 23 июл. 2016 г., 15:44 ]

Дети и внуки репрессированных и раскулаченных жителей села Екатерино-Никольского одними из первых встали на защиту Родины в годы Великой Отечественной войны. Многие отдали за нее свою жизнь 


Родители Иннокентия Астафьева были первыми поселенцами, а по сути – основателями станицы Екатерино-Никольской. Бывшие сибиряки обосновались на берегах Амура крепко. Иннокентий родился уже здесь в 1868 году. 

Когда сын женился, отец помог ему построиться, выделил лошадь, корову, надел земли. Трудолюбия Иннокентию было не занимать, да и жена ему попалась работящая, у которой все в руках горело. Хозяйство прирастало вместе с семьей – у Иннокентия родилось два сына и две дочери.

 Пережили Русско-японскую войну, где Иннокентию пришлось воевать «За Веру, Царя и Отечество!», пережили революцию и Гражданскую войну. А вот в мирное время порушилось их семейное гнездо. Астафьевы стали первыми в списке подлежащих раскулачиванию жителей села. Это был 1931 год.

Как рассказывала автору этих строк старейшая жительница Екатерино-Никольского, дожившая почти до ста лет, Дарья Бурдинская, Астафьевы жили с ними на одной улице. Когда их высылали, соседи собрали им в дорогу хлеб, пироги, другую снедь. Многие плакали.

В Книге памяти жертв политических репрессий ЕАО я нашла фамилию Астафьевых. Десять членов этой семьи были высланы в августе 1931 года из Екатерино-Никольского. Иннокентию Астафьеву было тогда 63 года, его жене Дарье – 62. Два сына, невестка и пять внуков отправились вслед за главой семьи в Зейский район Амурской области на золотые прииски. 

Когда началась война, на фронт забрали младшего сына Григория и внука Леонтия. Григорий остался жив, вернулся домой с боевыми медалями и орденами за храбрость, а Леонтий Астафьев пропал без вести в 1941 году под Москвой. Обидно, что его фамилии нет на сельском обелиске, а ведь именно она должна была открывать список погибших жителей села. 


А вот фамилия Петра Афанасьевича Худенева на памятнике есть. Есть она и в областной Книге Памяти жертв политических репрессий, и в другой, красной Книге Памяти, где увековечены погибшие и пропавшие без вести на войне жители области.

Петр Худенев был колхозным бригадиром, когда в августе 1938 года его арестовали по пресловутой статье 58–10, обвинив в агитации и пропаганде против советской власти. Через полгода уголовное дело прекратили за недоказанностью обвинения, а спустя два года сорокалетнего Петра Худенева призвали на защиту Родины. Домой он не вернулся, оставшись навсегда лежать в белорусской земле у деревни с труднопроизносимым названием Миневтези. 


Тезка Худенева Петр Ярославцев, работавший с ним в одной бригаде, тоже был арестован в августе 1938 года по той же статье. В январе 1939-го уголовное дело прекратили, но реабилитировали Петра Алексеевича посмертно лишь в 1991 году. А погиб он смертью храбрых на войне, в бою за деревню Ястребянку Киевской области. Там и похоронен. Фамилия Петра Ярославцева замыкает на обелиске скорбный список погибших на войне жителей Екатерино-Никольского.


Отца Александра Овчинникова, колхозного бригадира Степана Николаевича Овчинникова, расстреляли в конце августа рокового 1937 года, объявив его «врагом народа». Но когда надо было идти защищать этот народ от фашистской агрессии, два сына Степана взяли в руки оружие. Александр погиб смертью храбрых, обороняя Ленинград. А Степана Овчинникова реабилитировали лишь через 15 лет после гибели сына, в 1957 году.


В списках репрессированных жителей села – Евстафий Павлович Тонких. Его, колхозного тракториста, обвинили в агитации и пропаганде против власти, полгода продержали в пересыльной тюрьме Хабаровска и вернули домой, прекратив дело за недоказанностью обвинения. В 1943 году отец проводил на войну старшего сына Петра, которому только-только исполнилось восемнадцать. Через год в семью пришла похоронка, что Петр Евстафьевич Тонких погиб смертью храбрых в бою у деревни Слободка Могилевской области.


Геройски воевал внук еще одного репрессированного жителя села Якова Ивановича Тартоева. Двадцатилетний Владимир Тартоев погиб на Курской дуге жарким летом 1943 года.


А вот четырем сыновьям репрессированного и расстрелянного в 1937 году Анатолия Гавриловича Сапожникова – Николаю, Григорию, Анатолию и Александру – повезло вернуться с войны живыми. Но двое из них вскоре скончались от последствий тяжелых ранений. Больше всего наград привез с фронта старший брат Николай, среди которых были орден Красной Звезды и медаль «За отвагу».


Екатерино-Никольское пострадало от политических репрессий больше других сел области. Списки репрессированных жителей села занимают в Книге памяти почти 14 страниц! Это ровно столько, сколько занимают списки погибших на войне жителей всех сел Октябрьского района в другой, красной Книге памяти.


Дети и внуки амурских казаков проявили себя настоящими героями. Где только ни воевали екатериноникольцы! Братья Ушаковы ушли на войну один за другим. Старший Александр погиб под Киевом, Алексей – под Сталинградом, Егор – под Витебском. 


Тимофей Федореев навсегда остался в польской земле, Василий Чешкин погиб у деревни Старая Гнилица на Украине, Евгений Васергольд – на Орловщине, Владимир Закомолдин, Василий Какурин, Иван Кристалев и Александр Пешков оставили свои жизни под Ленинградом, Александр Лесков – под Воронежем, Павел Новиков – в Запорожской области. 

Многие ушедшие на войну жители этого старейшего села пропали без вести. Среди них – Василий Кибирев, Михаил Сапожников, братья Рюмкины – Иван и Иосиф. Старшему было 23 года, младшему – 20. 

Светлая им всем память! 


Ирина Манойленко

Биробиджанер Штерн - 25(14444)01.07.2015