Назвать поименно

Отправлено 20 окт. 2013 г., 7:53 пользователем Редактор   [ обновлено 12 авг. 2015 г., 19:30 ]

30 октября – День памяти жертв политических репрессий  

По распоряжению губернатора автономии готовится к изданию областная Книга памяти жертв политических репрессий. Её основу составит пофамильный список жителей ЕАО, репрессированных в годы советской власти, составлением которого уже несколько лет занимается сотрудник УФСБ России по ЕАО Владимир ЖУРАВЛЕВ. 

 Мы попросили его рассказать о готовящемся издании. 

– Владимир Николаевич, первый вопрос: кому нужна такая книга? Ведь не так давно в Хабаровске издан шеститомный мартиролог «Хотелось бы всех поимённо назвать». В нем опубликованы фамилии более 30 тысяч человек, репрессированных на территории Хабаровского края и ЕАО.

 – После выхода в 1991 г. Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» такие книги изданы почти во всех субъектах Федерации. Большинство из них – в 90-е годы. Первые тома хабаровского издания появились в конце 90-х, последний – совсем недавно, в 2004 г. Однако это не отменяет необходимости издания областной Книги памяти. Хотя бы потому, что в нашу область поступило явно недостаточное количество экземпляров шеститомника. В полном объеме он имеется, кажется, только в областной научной библиотеке.

 Есть и другие причины. Почти 20 лет ЕАО является самостоятельным субъектом Федерации. Несколько тысяч репрессированных наших земляков «разбросаны» в алфавитном порядке в шести томах. С этой точки зрения пользоваться книгой неудобно. Общее количество не определишь ни по области, ни по населенным пунктам. Кроме того, в последнее время выявлено много новых, неопубликованных имен.

 Издать областную Книгу памяти мы были готовы еще в 2003 году, но тогда эта идея не нашла поддержки у руководства области. Потом я работал над книгой «В едином строю» об истории органов безопасности ЕАО, а после ее издания вновь обратился к теме репрессий в ЕАО.

 Однажды я поделился своими планами с известным предпринимателем и краеведом Иосифом Бренером. Он загорелся этой идеей и подготовил обращение инициативной группы к Александру Ароновичу Винникову. Губернатор поддержал это предложение, и в мае текущего года вышло постановление о создании рабочей группы по подготовке к изданию областной Книги памяти жертв политических репрессий. Причем издана она будет таким тиражом, чтобы экземпляры книги были в каждой библиотеке, вплоть до школьных, во всех музеях. Чтобы она была доступна каждому.

 – Составлением списка вы занимаетесь почти десять лет, причем в свободное от работы время. Что вами движет?

 – Сначала – любопытство или, скорее, сомнение. В начале 90-х вышли книги Давида Вайсермана «Как это было?» и «Биробиджан: мечты и трагедия», значительная часть которых посвящена репрессиям в ЕАО. В них называлось число жертв – 7,5 тысячи человек. Откуда взялась эта цифра? Соответствует ли она действительности? Захотелось найти ответ. На основе хабаровского издания, электронной базы «Мартиролог», справочника «Жертвы политического террора в СССР», а также в ходе изучения архивных материалов удалось составить список репрессированных жителей ЕАО.

 – И каковы же ваши цифры?

 – По сведениям, которые удалось собрать на 21 октября 2010 года, в области в период с 1930 по 1957 гг. по политическим мотивам было арестовано 3493 человека, из них расстреляно 1082 человека. Раскулачено и выселено 1417 человек. То есть всего репрессировано 4910 человек. Но эти цифры не окончательные, работа еще не завершена.

 – Вы можете предположить, сколько жертв еще не учтено?

 – Думаю, что 95-97% всех пострадавших будут включены в книгу. Остальные, к сожалению, не попадут в список, так как документальные данные о них обнаружить не удалось. Имена включенных в список будут сосредоточены в алфавитном порядке по населенным пунктам и по районам области с указанием основных сведений о репрессии и реабилитации.

 Сложный вопрос с корейцами, которые в сентябре 1937 года были выселены в Казахстан. Д. Вайсерман писал, что их 3,5 тысячи человек. Откуда эта цифра – не знаю. В Госархиве ЕАО я обнаружил список подлежащих выселению корейцев Сталинского района ЕАО (списки из других районов пока не обнаружены). В нём 370 фамилий. Этот список тоже будет в книге.

 В ходе подготовки списков уточняются многие фамилии, указанные в хабаровском издании. Недавно мне позвонили из Ленинского: «Узнали, что вы составляете списки репрессированных. В книге «Хотелось бы всех поимённо назвать» наши родственники записаны как Раки. Но мы – Раковы!» Смотрю уголовное дело 1933 года: действительно, несколько человек под фамилией Рак. Как быть? Наверное, надо писать оба варианта: Раков (Рак). Исправляются и другие неточности. Например, в хабаровском мартирологе указано: «Выселен решением исполкома». Неправильно. Решения о выселении кулаков принимались районной тройкой по выселению кулачества, в состав которой входили секретарь райкома ВКП(б), председатель райисполкома, начальник райотделения ОГПУ.

 – Вы не ошиблись, что репрессии продолжались до 1957-го? Сталин умер в 1953-м...

 – Еще в 1957 году было незаконно репрессировано несколько человек, впоследствии реабилитированных. Их имена тоже будут в списках новой книги.

 – Вы сказали, что ваш интерес начался с любопытства. Чувство это легкое, может быстро исчезнуть. А вы вот уже почти 10 лет занимаетесь этим. Что поддерживает вас?

 – Несмотря на обилие литературы по репрессивной тематике изучение советского государственного террора еще далеко не завершено, и история политических репрессий не написана. За последние годы в нашей стране произошли огромные перемены, однако проблема увековечения памяти жертв политических репрессий остается нерешенной. Это касается и реабилитации, и публикации документов о причинах и масштабах репрессий, и выявления мест захоронений казненных, создания музеев и установки памятников. Издание областной Книги памяти станет для области первым и главным шагом на этом пути. Надеюсь, что когда-нибудь в Биробиджане появится и памятный знак. Это поможет людям восстановить историю их семей и сохранить память о невинных жертвах.

 Есть и личные мотивы.… Четырнадцать моих близких родственников стали жертвами репрессий, из них двое расстреляны в 1937 г. По материнской линии два прадеда в 1930 г. как кулаки были выселены с семьями из Татарстана и с Алтая в Амурскую область. Моя мать тоже реабилитирована – родилась в 1937 г. в местах спецпоселения родителей. Дед с бабушкой прожили до 90 лет, и о том, как это было, я знал по их рассказам с детства. Они прожили долгую трудную жизнь, до самой смерти мучились вопросом «За что?!» и не находили ответа. Это трагедия миллионов. И что можно сделать для них сегодня? Хотя бы назвать поимённо…...

 Возвращаясь к первому вопросу – кому нужна такая книга, – расскажу об одной встрече. Недавно к нам в управление обратилась Майя Степановна Лапшина за сведениями о своем деде, который в 1933 г. был арестован в селе Надеждинском и потом расстрелян. Мы показали ей дело. Я видел, с каким волнением она читала пожелтевшие страницы, видел слезы на ее глазах. И когда она прочитала под обвинительным заключением: «Виновным себя не признал», с облегчением прошептала: «Значит всё же настоящий мужик был...» И добавила: «Я восстанавливаю историю семьи. О деде знала очень мало. Спасибо, что помогли».

 Вот для таких людей мы и работаем над Книгой памяти…

Михаил Клименков 

"Ди Вох" № 43 (28.10.10 - 03.11.10)