Как сельский воз впрягали в колхоз

Отправлено 27 мая 2014 г., 15:48 пользователем Редактор   [ обновлено 12 авг. 2015 г., 18:39 ]

В учебном пособии "Еврейская автономная область", выпущенном в 1992 году, раздел "Промышленность" занимает всего две странички с небольшим. А вот сельскому хозяйству составители учебника отвели почти девять страниц!  Вывод тут можно сделать один: аграрный сектор экономики был у нас в области, как сейчас принято говорить, приоритетным. 

Еще бы! Ведь когда ЕАО входила в состав Хабаровского края, в несколько раз превышающего ее территорию, на ее долю приходилось почти 80 процентов собранного в крае зерна, больше половины - сои, картофеля, мяса и молока.

Не буду вдаваться в далекий исторический ракурс, только напомню, что на земледелие и животноводство нацеливали царские власти и первых переселенцев-казаков, прибывших в Приамурье из Забайкалья. Это они невероятными усилиями распахали здешнюю целину, пытаясь хоть как-то прокормить свои семьи. Не очень-то великие собирали урожаи, но и не голодали. 

Когда началось большое переселение евреев из западных областей в будущую автономию, у организаторов была задача прежде всего организовать переселенческие колхозы и совхозы, научить людей, никогда не работавших на земле, крестьянскому труду.

Первый эшелон с 600 переселенцами прибыл на станцию Тихонькая, как мы знаем, в мае 1928 года. Почти двести из них были направлены на Бирское опытное поле. Как назло, в мае и июне шли проливные дожди, посевная затянулась. Не хватало для всех жилья, жили в палатках. Не хватало и сельхозинвентаря. Часть людей решили переселить в Екатерино-Никольский район, где имелось больше земли, пригодной для освоения. Так начинались первые еврейские села - Бирофельд и Амурзет.

Через год, 29 апреля 1929 года, вышло постановление бюро Далькрайкома ВКП(б), отрывок из которого стоит привести: "Считать необходимым использовать техническую помощь ИКОРа для индустриализации Биро-Биджана и предложить переселенческому управлению в своих заявках делать запрос на импортное сельскохозяйственное оборудование".

Американская организация ИКОР в первую очередь стала оказывать помощь названной в ее честь сельхозкоммуне. Прислали перед этим эксперта, который дал заключение, что "район вполне пригоден  для быстрой, механизированной, новейшей земледельческо-индустриальной колонизации", что "евреи-новоселы в своем большинстве освоились на новом месте, и эту землю ждет хорошее будущее".

Переселенцев в основном и старались отправлять ближе к земле. К примеру, в 1932 году из прибывших пяти тысяч человек 3215 распределили по колхозам и совхозам.

К 1933 году в национальном районе было пять еврейских колхозов - "Бирофельд", "Валдгейм", "Ройтер Октябрь", "Ленинфельд", "Красная  Сопка" и сельскохозяйственная коммуна "ИКОР". После добавилось еще четыре.

Жизнь в переселенческих хозяйствах благодаря помощи КОМЗЕТа, ОЗЕТа и ИКОРа понемногу налаживалась. Так, за два года в Бирофельде удалось распахать 1550 гектаров земли. Здесь имелось 260 голов скота, 1250 пчелосемей. 

В колхозе "Валдгейм" к тому времени работало около тысячи бывших переселенцев. Его называли образцовым молочно-овощным хозяйством.

Труднее шли дела в колхозе "Ройтер Октябрь" - сказывалась отдаленность. Но и там успели за четыре года освоить 760 гектаров земли, завести 270 коров, 66 свиней и пасеку. В соседнем Екатерино-Никольском был открыт техникум социалистического земледелия, где стала обучаться и молодежь из переселенцев.

Самой технически оснащенной была в 1933 году международная коммуна "ИКОР", которую планировалось превратить в агроиндустриальный городок. Вскоре к ней добавили название - Соцгородок. К 1933 году в коммуне имелись своя электростанция (даже в Тихонькой электричество было только в центре), трактор, грузовик, техника для переработки лесоматериалов и строительная.

Создание в мае 1934 года Еврейской автономной области всколыхнуло новую переселенческую волну. Но в селах началась и массовая коллективизация, вызвавшая волну недовольства. Больше всего противились коллективизации казаки. Начались аресты в казачьих селах Головино, Пузино, Квашнино, Нагибово… Только в одном Екатерино-Никольском было репрессировано 150 человек. 

Пострадали от репрессий и переселенцы. За "пособничество троцкистам" расстреляли председателя колхоза "Урмиец" Смидовичского района Матвея Горбовицкого. Председатель колхоза имени Куйбышева Ленинского района Абрам Кельман получил 3 года лагерей "за отсутствие борьбы с прогульщиками". Умер в сталинских лагерях Иосиф Форер, председатель коммуны "ИКОР". Его арестовали в 1937-м за вредительство, хотя незадолго до этого на совещании в Хабаровске отметили за отличную организацию работы коллективного хозяйства. Только в 1939 году было репрессировано 35 колхозных руководителей, сотни семей были раскулачены и высланы. 

В тот же год началась депортация из области корейцев - прирожденных земледельцев, которые обеспечивали область и овощами, и картофелем, и даже рисом. В селе Благословенном корейцы организовали колхоз им.Ворошилова, который был одним из лучших в Сталинском районе. В колхозе имелось более семи тысяч гектаров земли, в 1936 году здесь получили самый большой годовой доход - 66 тысяч рублей! Много корейцев и немцев работало в Сталинском зерносовхозе и подсобном хозяйстве сельхозтехникума. После их депортации дела здесь заметно ухудшились.

При всем при том в марте 1935 года в Биробиджане в здании Дома пионеров в торжественной обстановке собрался первый съезд колхозников - ударников области. Колхозы, совхозы и МТС представляли 111 делегатов. Они должны были обсудить и одобрить Примерный устав сельскохозяйственной артели.

Съезд поставил задачу - добиться, чтобы каждый колхозник получил на трудодень по 9-10 килограммов зерна, поднять урожайность картофеля до 100 центнеров с гектара, риса - до 25, повысить надой от коровы до 1500 литров молока в год, сохранять приплод молодняка. 

В 1939 году 82 передовика сельского хозяйства ЕАО приняли участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. Среди них были бригадир из Валдгейма Ихил Рак, тракторист колхоза "Ройтер Октябрь" Геня Драпкин, колхозник Исаак Абрамский из Смидовичского района. Итоги предыдущего года были и впрямь неплохими, а вот 39-й год после всех "чисток" оказался одним из самых провальных - область не выполнила планы ни по поставкам сельхозпродукции, ни по урожайности сельхозкультур.

Процесс коллективизации к тому времени достиг своего пика - единоличных хозяйств в области осталось всего четыре десятка, зато 98,7 процента сельских жителей были колхозниками. Всего же к началу 1939 года в аграрном секторе ЕАО имелось 58 колхозов, два совхоза и два так называемых райсельхоза, восемь МТС (машино-тракторных станций). На их балансе находилось более ста тракторов, 122 комбайна.

За колхозами было закреплено 246,6 тыс. гектаров земли, из них 45,9 тыс. га - пашни, 82 тысячи - сенокосов и пастбищ и всего 4100 гектаров приходилось на приусадебные участки. Имелось более 10 тысяч голов скота и столько же свиней.

Поголовье скота прирастало, но продуктивность, увы, была низкой. В 1938 году было получено в среднем по области всего 880 литров молока от каждой коровы. Выделялся на этом фоне колхоз "Дальневосточный колхозник" из Даниловки, где надои превышали две тысячи литров молока в год.

Накануне войны, в 1940 году, сельскому хозяйству области все же удалось сделать рывок вперед. Но если за годы второй пятилетки промышленные предприятия увеличили выпуск продукции в десять (!) раз, то колхозы и совхозы - лишь в два с половиной раза, и то в основном за счет численного прироста пахотной земли и скота. 

Богатых колхозов до войны не было, 8-10 килограммов зерна на трудодень, как планировалось на съезде колхозников-ударников, не получали даже в "Валдгейме" - наиболее крепком хозяйстве.

Зато какими многообещающими были названия сельхозартелей - "Красный ударник", "Молодая жизнь", "Най Лебн" ("Новая жизнь"), "Новая заря", "Молодая заря", "Красный маяк", "Яркий луч". Колхозам давали имена советских политических деятелей - Ленина, Сталина, Кирова, Смидовича, Буденного, Блюхера, Куйбышева, Калинина…

Хотя представителями законной власти на селе были сельсоветы, фактически сельскими головами были колхозные председатели и совхозные директора. Колхозники всецело зависели от них. Без председателя колхоза в сельсовете не могли дать справку, по которой можно было уехать из села, получив паспорт. До конца 50-х годов колхозники не имели на руках главного документа гражданина СССР. Лишь у приехавших из городов переселенцев были паспорта. 

В предвоенном 40-м планировалось влить в колхозные ряды 800 переселенцев. Влили вдвое меньше, но и тех не смогли обеспечить нормальным жильем и продовольствием. 

На партийных пленумах, рапортуя об успехах, признавали, что положение дел в колхозах оставляет желать лучшего. И наказывали тех же председателей, бригадиров, считая их виновниками этих бед, вплоть до арестов.

Если в начале 30-х годов в селах области жило вдвое больше людей, чем в поселках городских, то спустя десять лет все стало с точностью до наоборот.

1941 год выдался неурожайным, засушливым. А тут еще и война! Лозунг "Все для фронта, все для победы!" был, по сути, приказом - почти все, что выращивалось на полях, фермах, сдавалось государству. Но колхозники отрывали и от себя лично деньги и продукты. По инициативе колхоза "Валдгейм" начался сбор средств на строительство самолетов для эскадрильи "Еврейский колхозник". Сами валдгеймцы внесли наличными 250 тысяч рублей. Эскадрилью построили, она участвовала в боях за Крым, Минск, Брест, Будапешт, взятие Берлина.

А как самоотверженно работали женщины, заменившие мужей и отцов! Многие сели за трактора, комбайны. В 1943 году 70 трактористов области были награждены наркомом земледелия и ЦК ВЛКСМ - в большинстве это были девушки и женщины. Особенно славилась в Смидовичском районе бригада Лидии Труновой.

Война мобилизовала усилия оставшихся в тылу. Пахотные земли не только не сократились, но и приросли. Урожаи в военные годы были выше, чем в довоенные. Природа будто помогала людям - не было ни сильных засух, ни наводнений. Прекратились и репрессии. К концу войны производство сельхозпродукции в области выросло почти втрое! Ценой невероятных усилий колхозники выполнили свой долг перед фронтом. Это была и их победа!


Ирина Шолохова

"Биробиджанер штерн" - 17(14384)30.04.2014