Хмурое утро

Отправлено 21 окт. 2013 г., 7:13 пользователем Редактор   [ обновлено 12 авг. 2015 г., 19:47 ]

Накануне 5 марта 1953 года - а мы тогда жили в Облучье - шел снег, мела пурга. Но все равно на площади, где обычно собирались на торжественные митинги и парады жители города, было многолюдно. На столбах повесили серебряные динамики, похожие на большие колокола, откуда регулярно передавали бюллетень о состоянии здоровья любимого вождя. 

Голос Левитана будоражил, люди, затаив дыхание, слушали московского диктора, на их лицах под глазами собиралась влага - у кого-то от слез, у других - от снежной пелены. Только с наступлением сумерек площадь пустела.

Учились мы в первую смену. Утром поселок Кагановича было не узнать. Кругом сугробы, снегу навалило так, что под ним скрылись плетни заборов. Сосед Вовка Чуносов, мой одноклассник, уже поджидал на улице. До школы было километра три, и это расстояние мы преодолевали в течение часа. Так хотелось побаловаться в сугробах, что извалялись в снегу по самые уши. Небо было хмурым. Тяжелые черные тучи лежали на вершинах сопок, окаймляющих город. Снега не было, но в атмосфере ощущалась какая-то тревога.

Обычно отличающаяся детским многоголосьем школа встретила молчанием. Даже вахтерша баба Роза, раньше не пропустившая бы нас из-за снежных валенок, молча махнула рукой, другой - прижимала к глазам мокрый платок. На урок мы немного опоздали. Когда вошли в класс, увидели, что все наши ученики склонились над партами и плачут. Кто-то навзрыд, кто-то просто подвывает.

В класс вошла заплаканная учительница Надежда Федоровна Сергуткина. Ученики не приветствовали ее дружным вставанием, лишь несколько голов оторвались от парт и снова сникли со всхлипами. Надежда Федоровна взглянула на портрет Сталина, на ее лице появилось выражение ужаса. Она кое-как дошла до стола, упала на него и зарыдала, причитая: «Как же мы сейчас без него? Как жить-то будем?»

Вовка Чуносов слыл в классе самым отъявленным хулиганом. Он долго крепился, а когда услышал рыдания учительницы, тоже упал на парту и стал судорожно плакать.

Не было слез и особых переживаний только у меня и Юрки Рыкова. Мы оба заикались. Может от этого нервы у нас были покрепче. Я невольно вспомнил об отношении нашей семьи к тогдашнему режиму. Хотя о личных счетах в то время громко не говорилось, но в конце тридцатых годов под колесо репрессий попала семья брата отца Ильи. Только через десять лет его отец съездил в Хабаровск и узнал, что лишь за то, что его сын был казацкого роду, всю семью истребили. Не выдержал дед, повесился. Я его первый увидел мертвого и стал заикой на долгие годы.

У Юрки Рыкова отец пришел с фронта с боевыми наградами. Потом узнали, что он с месяц был в плену. Арестовали, отобрали ордена и медали, отправили в лагерь. Вернулся без ноги. Когда выпивал, любил петь:

«Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем, - и вместо слов «и снова нальем» пел: «Выпьем, когда помянем!»

Видно, эта нелюбовь передалась и сыну.

Занятий в тот день так и не было. Небо оставалось хмурым до самого вечера. На государственных учреждениях приспустили флаги с траурными лентами, кое-где висели портреты Сталина в черных рамках. Запомнилось, что скорбь была всенародной.

Плакали люди и в день похорон, хотя траурная церемония проходила за восемь с лишним тысяч километров от нашего города. Уже к вечеру тревожно зазвучали гудки паровозов и электростанции. И вновь на глазах у многих появились слезы.

 С того дня прошло около шестидесяти лет. Различные мнения о Сталине прижились в народе. Были, есть и сейчас споры о его роли в истории, я был свидетелем драк, когда бывшие фронтовики не сдерживались после обидных слов в адрес вождя. В прошлом году коммунисты широко отметили его очередной юбилей. И в рейтинге великих людей он оказался на третьем месте. Есть еще люди, жившие в эпоху Сталина, которые помнят хорошие и плохие стороны того времени. Кто-то вспоминает ежегодное снижение цен, отмену продуктовых карточек, железную дисциплину. Другие оплакивают родных, погибших в годы сталинских репрессий. А в моей памяти навечно осталось хмурое утро 5 марта 1953 года.

Илья Липин

«Биробиджанер штерн» - 16 (14114) 05.03.2010