«Благослови, Господи, инородцев сих...»

Отправлено 5 июн. 2015 г., 0:05 пользователем Редактор   [ обновлено 23 июл. 2016 г., 15:44 ]

150 лет назад, в 1865 году, был издан царский указ о наделении корейцев, массово переселяющихся из своего государства в южное Приморье, правом принимать подданство Российской империи. 


 Исход корейцев начался в 1864 году, и через пять-шесть лет им уже не стало хватать земельных наделов, что вызвало частичное переселение новых россиян на другие территории тогдашнего Дальнего Востока, в том числе и на Средний Амур, занятый ныне Еврейской автономной областью. В числе корейцев, покинувших Посьетский район Южно-Уссурийского края, было 430 человек, которым отвели земли в Екатерино-Никольском казачьем округе при впадении в Амур реки Самары. Здесь в 1871 году они и основали свое поселение.


Как это начиналось

Первоначально корейское село называлось Благодатным ввиду прекрасных условий для жизни: не знавшие плуга плодородные земли на степных просторах, отменная охота и рыбалка, мягкий климат, который давал возможность выращивать весь набор сельскохозяйственных культур, какие культивировались в самой Корее.

Проясним причины массового бегства корейцев со своей родины в соседнее Российское государство. В начале 60-х годов Страну утренней свежести (как называли ее сами корейцы) поразили неурожаи, что вызвало голод, обнищание населения, массовые болезни и высокую смертность. Все это и обусловило вынужденное переселение, которое тогдашними властями Кореи пресекалось вплоть до смертной казни. Но даже это не останавливало беднейших людей. В течение нескольких лет число переселенцев из Кореи превысило семьдесят тысяч душ.


Обращены в православную веру

Заложенное корейцами-переселенцами село было переименовано в Благословенное. Произошло это после того, как прибывшие вскоре были обращены в христианскую православную веру  с молитвой: «Благослови, Господи, инородцев сих на веру православную, на службу царю и Отечеству, на труды праведные...». Новую для себя веру корейцы, а большинство из них являлись буддистами, приняли охотно, хотя некоторые буддистские отряды еще какое-то время уживались с православием. За то корейцы не преследовались священнослужителями Благовещенской епархии. Значительную роль в полном отказе от прежней веры сыграли священник-миссионер Вениамин Григорьевич Пошивалов и диакон Алексей Иннокентьевич Ли, при которых стала действовать Александро-Невская церковь.

Устроив поначалу кое-какие построения для ночевки, новоселы начали возводить себе капитальные жилища. Вот как описывает эти постройки исследователь Приамурья начала 90-х годов XIX века, ученый Г.Грум-Гржимайло, побывавший в Благословенном.

«Село в общем представляет отрадное впечатление, в особенности тем отпечатком старательности и любви к труду и порядку, который виден и в устройстве их жилищ, и в расположении и обработке полей.

Уже по внешнему виду это селение сильно отличается от русских деревень. Оно состоит из отдельных фанз, разделенных участками полей. Между этими полями, большею частью отгороженными, проходят улицы и проулки. Все фанзы имеют более или менее одинаковое устройство. Они построены из сплетенных ветвей и обмазаны снаружи и внутри толстым слоем глины. Пологая крыша из соломы или прутьев, также обмазанная глиной, служит одновременно и потолком. Внутри каждая фанза делится на три части: средняя, самая большая, служит кухней и одновременно помещением для семьи. Большая половина этой части занята низкими нарами, которые согреваются особыми дымоходами, проведенными из очага. Сверху эти нары покрыты циновками; здесь сидят женщины с шитьем, играют дети. У одного края нар, под топкой — два котла для варки пищи, на другом конце, у противоположной стены — очаг для чайника. Нары проходят  и во второе отделение, где занимают весь пол. Это парадная комната.

Третье отделение делится тоже на две половины. В одной находится особая ступа для толчения крупы, ложки для веяния и тому подобное. Другая половина назначена собственно для скота, который запирается на ночь для безопасности от тигров».

Кстати, корейское село было одним из самых крупных в средне-амурских казачьих округах того времени после станиц Екатерино-Никольской и Михайло-Семеновской. По свидетельству Грум-Гржимайло, Благословенное состояло из 158 хозяйственных дворов, 368 строений, здесь были православная церковь, школа, где обучалось 39 учащихся, сельское правление, хлебный магазин и 35 конных мельниц.

В отличие от казачьих станиц, большинство которых имело питейные заведения и винные лавки, у корейцев этого не было. Вероятно, какие-то хмельные напитки для больших праздников они изготавливали в домашних условиях, но большую часть года вели все-таки трезвый образ жизни.

Главным занятием благословенцев были земледелие и скотоводство. Исследователи быта корейцев подчеркивали, что обработка земли у них была образцовая. Основными культурами являлись рис, просо, овес, гречиха, конопля, кукуруза, бобы, табак, сажали картофель. На огородах разводили огурцы, арбузы, красный перец, тыкву, редьку, капусту, лук. При высокой культуре обработки земель корейцы получали высокие урожаи. Все сельскохозяйственные работы производились на быках и лошадях. По данным этнографа А.Кириллова, в Благословенном в 1890 году числилось домов — 155, жителей — 1003 души обоего пола; обработанной земли — 352 десятины; скота и лошадей — 520 голов.

Кстати, число корейцев в Благословенном, достигнув тысячу с небольшим душ, больше уже не росло, потому что прибавляющиеся семьи отселялись на дальние заимки и небольшие хутора, переезжали в соседние или даже дальние станицы, где были свободные земли, которых вокруг села уже не стало. Новые корейские общины возникали на землях будущих Смидовичского, Облученского, Ленинского и Биробиджанского районов. К моменту образования ЕАО (1934 год) корейцы занимали третье место по численности: из сорока пяти тысяч всего населения Биробиджанского национального района русских насчитывалось 30 тысяч человек, евреев — 5125, корейцев — 4175 человек, дальше шли украинцы, китайцы, амурские аборигены — гольды, тунгусы, нивхи, дауры и другие.


Черный год истории села

Корейская община автономной  области и дальше росла количественно, но вдруг одномоментно была изведена чуть ли не полностью. Произошло это в 37-38 годах. Каток политических репрессий прокатился в том числе и по корейцам Благословенного и других поселений ЕАО. Большая группа этих неутомимых тружеников, далеких вообще от какой-либо политики, была причислена к «врагам народа». Одни были приговорены к расстрелу, другие сгинули в лагерях. А те, кого минула эта горькая чаша, почти полностью подверглись депортации. Мотив был просто абсурден. В тот период значительную часть Китая, а также Маньчжурию оккупировала Япония. Не исключалось вооруженное вторжение японцев на территорию Дальнего Востока. Случись такое, считали деятели из высоких партийных кругов, корейцы Приморья и Приамурья пойдут в услужение японцам. Вот и отправлялись эшелон за эшелоном в Казахстан, Узбекистан, которые увозили преданных советскому государству людей. Значительная часть депортированных корейцев была привезена в Узбекистан и направлена в знаменитый уже тогда хлопководческий колхоз «Политотдел», почти полностью состоявший из корейцев.

Массовая депортация закончилась тем, что на территории области остались небольшие группы корейцев, которые, видимо, по мнению властей, не представляли потенциальной опасности.

Так закончила свое существование одна из самых крупных национальных групп автономии. В прежнем составе она так и не возродилась, и сегодня корейцев в области насчитывается не более пятисот человек. В селе Благословенном в настоящее время нет ни одного корейца.

 

Виктор Горелов

Биробиджанская звезда - 39(17319)03.06.2015