Без "белых пятен"

Отправлено 20 окт. 2013 г., 9:11 пользователем Редактор   [ обновлено 10 нояб. 2016 г., 17:59 ]
В ЕАО издана Книга памяти жертв политических репрессий 

Основой обложки Книги памяти стал титульный лист подлинного «политического» дела репрессированного крестьянина. 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА 

В конце 20-х - начале 30-х годов ХХ века было репрессировано большинство амурских казаков, проживавших в приграничных селах области. Некоторые казаки привлекались к уголовной ответственности за участие в Гражданской войне на стороне «белых». И это вопреки акту об амнистии 1927 года. Затем, при реабилитации, суды и прокуратура ссылались именно на этот акт. В 1937 году принудительно с территории области выселили в Среднюю Азию значительную корейскую диаспору. По некоторым сведениям, речь может идти о порядка 3,5 тыс. человек. Но в архивах удалось найти всего два списка имён этих людей, подлежавших выселению, в них более 300 человек. Все они занесены в областную Книгу Памяти. В 1941- 42 годах репрессии коснулись немцев, проживавших в Еврейской автономной области. В том числе тех, кто был выселен на ДВ из республики немцев Поволжья. Получается, их репрессировали дважды! В числе невинных жертв также русские, украинцы, белорусы, татары, поляки, китайцы, финны и представители многих других народов.

 В прошлом году губернатор ЕАО Александр Винников подписал постановление об издании такой книги. Дело в том, что до настоящего времени Еврейская автономная область оставалась одним из немногих субъектов Российской Федерации, не имеющих подобного издания.

 ПОЛТЫСЯЧИ СТРАНИЦ ТЯЖЁЛЫХ

 Автор нашумевшей в первой половине 90-х годов книги «Биробиджан: мечты и трагедия» Давид Вайсерман писал о 7,5 тысячи репрессированных жителей ЕАО. Но уже тогда у многих её читателей появились сомнения в её объективности.

 Конечно, столь масштабная работа, как составление поимённого списка жертв политических репрессий и комментариев к этим материалам, потребовала координации действий многих людей. Так правительством области была создана рабочая группа и редколлегия Книги Памяти. В общем труде объединились также учёные, журналисты области и сотрудники правоохранительных органов.

 Работа этой группы находилась на непосредственном контроле губернатора Александра Винникова, для которого (только заступившего на пост главы области) это стало первым и символически значимым историко-культурным проектом.

 В итоге основу Книги памяти составляет огромный список-мартиролог, который выполнен с максимальной степенью тщательности.

 - Дело в том, что работа с такими архивными материалами крайне затруднена - они преимущественно сосредоточены в архивах Хабаровска и Омска. Это обусловлено прежним административным делением территорий и подчинённостью различных структур, - поясняет один из “двигателей” проекта подполковник УФСБ России по ЕАО Владимир Журавлев.  - Ряд имён тех репрессированных наших земляков, кто постоянно проживал за пределами области (например, военнослужащие), вошёл в Книги памяти других субъектов Федерации. До сих пор главным источником сведений о жертвах политических репрессий советского периода на территории ЕАО служила изданная в Хабаровском крае Книга памяти «Хотелось бы всех поименно назвать». ЕАО когда-то входила в состав Хабаровского края. Но попробуйте в ней отыскать всех выходцев из ЕАО, которые «разбросаны» в алфавитном порядке в шести (!) томах! С этой трудностью столкнулись в полной мере те из жителей области, кто попытался отыскать в этом издании сведения о своих репрессированных родственниках.

 Кроме того, среди реабилитированных и те, кто был подвергнут репрессиям не в уголовном порядке, а в административном. Это так называемые раскулаченные, высланные и т. д. Было решено, что они тоже должны быть представлены в областной Книге Памяти. Имена пострадавших восстанавливались и систематизировались также с помощью Информационных центров УМВД по ЕАО и по Хабаровскому краю, а также Госархива ЕАО, где сосредоточены сведения в отношении этой категории граждан...

 ЧЕЙ ЭТО ВЫСТРЕЛ РОКОВОЙ?

 Важным для исследователей периода политических репрессий и для родственников пострадавших является вопрос: «А были ли расстрелы на территории ЕАО?»

 -        На территории Еврейской автономной области «тройка» для рассмотрения уголовных политических дел не создавалась, -  убеждённо говорит составитель списка-мартиролога В. Журавлев. - Она действовала в Хабаровске, и арестованные по 58-й («политической») статье УК РСФСР граждане осуждались краевой «тройкой». Там же, во внутренней тюрьме, смертные приговоры приводились в исполнение. Встречающиеся у некоторых авторов заявления о «расстрелянных в Биробиджане» не подтверждаются ничем.

 Владимир Журавлев указывает, что в архивах найден единственный документ, который свидетельствует, что 18 сентября 1937 года в селе Блюхерово (ныне Ленинское) приведён в исполнение смертный приговор в отношении пятерых местных жителей. Причём это было опять-таки решение хабаровской «тройки». Почему это было сделано не по месту суда — непонятно. Других подтверждений подобных фактов нет.

 Архивы сохранили имена пятерых казнённых по политическим мотивам наших земляков. Это Иван Митрофанович Волохов (из Воскресеновки), Никанор Семёнович Матафонов (Биджан), Николай Павлович Троегубов (Кукелево), Мефодий Ильич Лопатин (указан как уроженец Биджана), Никон Сафронович Колобов (также из Биджана). Имена членов расстрельной команды также известны...

 Среди трудностей, с которыми столкнулись составители Книги памяти,  - изменения (подчас неоднократные) названий населённых пунктов и даже районов. Только нынешний Ленинский район ЕАО трижды менял название: с Михайло-Семёновского на Блюхеровский, потом  на Ленинский. Множество упоминаемых в документах населённых пунктов давно уже не существует. Кто сейчас помнит, где были села Марьино, Уркан, Успеновка, Козулиха, Ржахово, Катон и другие? Иногда в анкете арестованного просто записывали, что такой-то проживал на таком-то прииске или в таком-то колхозе. Например, Владимир Журавлев говорит, что так и не смог установить, где  находился в Облученском районе колхоз «Новая жизнь». Возможно, речь идёт о колхозе «Най лебн», название которого в деле было переведено с идиша на русский...

 НОВОЕ ПОНИМАНИЕ МИНУВШЕГО

 Книга памяти жертв политических репрессий в ЕАО составлена так, чтобы стать максимально информативным изданием.

 Имена репрессированных в книге сосредоточены в алфавитном порядке по населенным пунктам и по районам области. Указаны год и место рождения перечисленных людей, национальность, род занятий, дата ареста, арестовавший и осудивший орган, статья обвинения, мера наказания, сведения о реабилитации и архивный номер уголовного дела. Издание  проиллюстрировано копиями подлинных документов, служивших основанием для репрессий.

 Особенность Книги памяти ЕАО в том, что работавшие над ней дополнили издание исследовательскими статьями и документальными очерками. Они рассказывают о наиболее значимых фигурах политических процессов, показывают атмосферу и историческую ситуацию лет, в которые происходили эти события. Причём речь не идёт исключительно о 1936-1938 годах, хотя на них и пришёлся пик политических репрессий. Первые сведения о репрессированных на территории будущей ЕАО относятся к... 1922 году - ко времени окончания Гражданской войны и восстановления Советской власти на Дальнем Востоке! А последние  - к 1958  году, когда уже Сталина не было в живых.

 Один из очерков рассказывает о неординарной судьбе первого руководителя области, председателя облисполкома Иосифа Либерберга - бывшего директора Института еврейской культуры в Киеве, профессора, члена-корреспондента Украинской академии наук.

Он также приходит к выводу, что именно незавершённость «Биробиджанского проекта» из-за репрессий против лучших людей области не позволила создать на территории достаточно сильной экономики. «Тогда в годы Великой Отечественной войны вклад области в победу мог быть куда значительней, и послевоенное восстановление хозяйства шло бы куда более высокими темпами», - считает исследователь.

 Статья Владимира Журавлева рассказывает о репрессиях в органах госбезопасности области. Хотя основные репрессии осуществлялись именно ими, аресты также производились и пограничными органами, и органами милиции, и прокуратурой... И наряду с другими гражданами жертвами репрессий стали также некоторые сотрудники госбезопасности. А те, кто был причастен к произволу и беззаконию, кто применял к арестованным пытки, фальсифицировал уголовные дела, еще в 1939 - 1941 гг. были уволены из НКВД или предстали перед судом военных трибуналов.

 В материале журналиста Виктора Антонова рассказывается о деятельности и трагической судьбе первого секретаря обкома ВКП(б) ЕАО Александра Бахмутского, группы руководящих работников области, а также писателей и журналистов, осуждённых в начале 50-х годов по «Биробиджанскому делу». Этот процесс знаменателен тем, что фактически разгромил окончательно все  планы по построению в ЕАО настоящей национально-государственной единицы. Новый момент, на который обращает внимание автор статьи: «Биробиджанское дело» фактически стало последним аккордом в деле уничтожения Еврейского антифашистского комитета. Ведь крупнейшие фигуры этого процесса также были членами, ЕАК, хотя и не столь известными, как Соломон Михоэлс или Ицик Фефер…

 Всего в Книгу памяти жертв политических репрессий в ЕАО внесено 6038 имён. По печально знаменитой 58-й - «политической» - статье тогдашнего Уголовного кодекса были арестованы 3493 человека. Высланы в административном порядке за пределы области 2545 человек. По приговорам судебных и внесудебных органов расстреляны 1066 человек…

 Вместе с другими материалами, фотографиями, копиями различных документов и комментариями эти списки заняли 480 страниц! Такое издание необходимо не только родственникам репрессированных для поиска сведений о судьбе родных, восстановления их доброго имени, но будет полезным для историков и краеведов. 

Вениамин Рейнер 

"Биробиджанская звезда" - 80 (16982) 04.11.2011