СМИ ЕАО о репрессиях


Приказ № 00135: мрачный юбилей

Отправлено 11 авг. 2017 г., 18:49 пользователем Редактор   [ обновлено 16 авг. 2017 г., 4:10 ]


Восемьдесят лет назад, летом 1937 года, стартовала серия государственных репрессивных кампаний, которую мы знаем под общим названием Большой террор. 

 

30 июля 1937 года Н. Ежов подписал совершенно секретный оперативный приказ НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», а 31 июля 1937 года эта широкомасштабная «кулацкая операция» была утверждена постановлением Политбюро ЦК ВКП (б).

Параллельно с этим проводились «национальные» операции — по заранее составленным спискам арестовывали немцев, поляков, латышей и многих других иностранцев и граждан СССР. После ареста нескольких крупных военачальников началась «чистка» в армии. Тысячи «членов семей изменников Родины» отправились в лагеря по обвинению в связях с «врагами народа». Всего в течение 1937—1938 гг. в стране были арестованы порядка 1,3 миллиона человек, из них более 680 тыс. расстреляны как «шпионы», «вредители», «повстанцы» и прочие «контрреволюционеры».

«Кулацкая операция» стала апогеем Большого террора и была самой кровавой: с августа 1937 года по ноябрь 1938 года почти 390 тыс. человек казнили, более 380 тыс. отправили в лагеря ГУЛага. В рамках этой операции объектами репрессий стали не только представители партийно-государственной элиты, но и потенциальные выразители недовольства, вызывавшие недоверие в силу своей социальной принадлежности или политической ориентации: крестьяне, священники, бывшие дворяне, а также люди, заподозренные в связях с белым движением или оппозиционными политическими партиями.

Приказ 00447 предписывал подвергнуть уголовному наказанию несколько целевых групп «активных враждебных элементов», включая тех, кто уже отбыл сроки заключения и спецпоселения, бежал оттуда или продолжал находиться в лагерях и спецпоселках. Среди них — бывшие кулаки, члены антисоветских партий (эсеры и др.), бывшие «белые», жандармы, чиновники, бандиты, бандпособники, участники казачье-белогвардейских повстанческих организаций, сектанты, уголовники.

Все репрессируемые делились на две категории и, соответственно, предусматривалось только два вида наказания: расстрел — для «первой категории», и лишение свободы на срок от восьми до десяти лет — для «второй категории».

В приказе были определены «лимиты» по репрессиям для каждого региона. Для Дальнего Востока они первоначально составили 6 000 чел., из них 2 000 — по «первой категории» (расстрел) и 4 000 чел. — по «второй» (отправка в лагеря). Всего по стране планировалось репрессировать 268 950 чел., из них 79 950 — расстрелять.

Согласно приказу 00447, во всех регионах страны операцию следовало начать 5 августа, за исключением Узбекской, Туркменской, Таджикской и Киргизской ССР, где она должна была начаться 10 августа, а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях - 15 августа 1937 года. Операцию планировалось завершить в течение 4 месяцев, однако на практике она неоднократно продлевалась и фактически была прекращена лишь в середине ноября 1938 года.

В 1937 году гигантская приграничная территория Дальневосточного края с административным центром в г. Хабаровске состояла из девяти областей – Амурской, Зейской, Камчатской, Нижне-Амурской, Приморской, Сахалинской, Уссурийской, Хабаровской и Еврейской автономной. И в каждой из них (за исключением Хабаровской) имелись областные управления НКВД - структурные подразделения краевого УНКВД СССР по Дальневосточному краю.

В конце июля 1937 года начальник УНКВД по ДВК Т. Дерибас был освобожден от должности, а вскоре арестован. Вместо него главой дальневосточного управления НКВД нарком Ежов назначил комиссара госбезопасности 3-го ранга Г. Люшкова, до этого возглавлявшего в Ростове-на-Дону УНКВД по Азово-Черноморскому краю. Именно Люшкову была уготована роль палача тысяч дальневосточников.

Поскольку в такие сжатые сроки обычные судебные инстанции не могли справиться со столь масштабными репрессиями, государство прибегло к широкому использованию внесудебных административных органов — троек. Приказом 00447 был объявлен их персональный состав. Тройку при УНКВД по ДВК возглавил начальник УНКВД Г. Люшков, в ее состав также вошли второй секретарь Далькрайкома ВКП(б) В. Птуха и заведующий Отделом руководящих партийных органов Далькрайкома ВКП(б) П.Федин.



31 июля 1937 года, в день утверждения приказа 00447 в Политбюро ЦК ВКП(б), «ростовская бригада» из 10 человек во главе с Г. Люшковым выехала поездом из Москвы, и вышла на перрон хабаровского вокзала ранним утром 9 августа.

К этому времени экземпляр приказа 00447 уже поступил из Москвы в краевое управление НКВД. Однако будучи совершенно секретным и предназначенным для всех регионов необъятной страны, приказ не мог тиражироваться бесконтрольно и учитывать множество местных особенностей. Право конкретизировать тактику и детали предстоящей «кулацкой операции» предоставлялось руководителям региональных органов НКВД. И Г. Люшков этим правом воспользовался. Уже через день после прибытия в Хабаровск, 11 августа 1937 года, он подписал соответствующий приказ начальника УНКВД по Дальневосточному краю № 00135.

Впервые приказ НКВД № 00447 был опубликован 4 июня 1992 года в газете «Труд». Сегодня его содержание широко известно, он размещен на сотнях сайтов в интернете. А вот приказ Люшкова 00135 широкой публике неизвестен и, если не ошибаюсь, до сегодняшнего дня нигде не публиковался. Но именно этот приказ на время «кулацкой операции» стал «настольной книгой» дальневосточных чекистов, фактически отменив и заменив собой Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.


«Мы его пристрелили и отвезли обратно в яму...»

 

Итогом реализации приказа 00447 и его дальневосточного аналога — приказа 00135, стал арест порядка 36 000 дальневосточников, из которых около 25 000 были казнены. Процедура приведения расстрельных приговоров в исполнение в отечественной историографии описана достаточно скупо, за исключением, пожалуй, солидной работы на эту тему новосибирского ученого-историка А. Теплякова «Сибирь: процедура исполнения смертных приговоров в 1920 – 1930-х годах». Оно и понятно - эти «операции» считались особо секретными, и ведомственные приказы НКВД требовали сохранения их в строжайшей тайне.

Сегодня хорошо известно, что на Дальнем Востоке большинство смертных приговоров, вынесенных региональной тройкой в рамках «кулацкой операции», приводились в исполнение в подвале Внутренней тюрьмы УНКВД по ДВК на улице Волочаевской, 144. Но не только там. В некоторых отдаленных уголках края расстрелы производились на месте на основании телеграфных распоряжений из Хабаровска.

1938 год. Небольшой малонаселенный городок Охотск большую часть года отрезан от «Большой земли» расстоянием и бездорожьем. Но и здесь полно «врагов народа»! Нелегкую миссию по их «выкорчевыванию» исполняет начальник Охотского районного отделения НКВД младший лейтенант госбезопасности П. Ржавцев. Исполняет из рук вон плохо, и 13 марта 1939 года на него возбудили уголовное дело по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР — «за систематическое пьянство совместно с подчиненными, злоупотребление властью, присвоение денег и вещей арестованных и осужденных к ВМН и расшифровку форм и методов работы органов НКВД». Букет!

Что же это за «формы и методы», которые Ржавцев расшифровал? 

Вот что рассказывал об этом на допросе 14 февраля 1939 года уполномоченный уголовного розыска Охотского райотделения РКМ НКВД Г. Колосков:

 

«… Охотским РО НКВД под руководством Ржавцева проводилась работа по приведению приговоров в исполнение над лицами, осужденными тройкой негласным путем к расстрелу. Эта работа в условиях Охотска требовала крайней осторожности, чего не было предпринято.

В одну из ночей приводился в исполнение приговор над 5-ю человеками. На приведении приговора в исполнение участвовало только 3 человека, т.е. лично я, начальник Охотской тюрьмы НКВД Романов и сам Ржавцев. Хотя к этой работе можно было привлечь несколько человек-коммунистов из начсостава погранкомендатуры.

Эта операция была организована следующим образом. Перед началом операции я сидел в квартире Ржавцева, куда арестованные все 5 человек были приведены Романовым сразу. Вел ли он их из тюрьмы один или еще с кем я не знаю.

Арестованные, подлежащие расстрелу, приводились в квартиру Ржавцева, где они ожидали и где сидел я один. Отсюда арестованные переводились Ржавцевым и Романовым во временную столярную мастерскую (во дворе РО НКВД), где им Ржавцев объявлял приговор и совместно с Романовым связывал им руки. Рты не затыкались, в силу чего они имели возможность кричать, а райотдел находится в самом центре города. Со связанными руками они выводились во двор, где ложились в заранее приготовленные сани с запряженной лошадью. После чего они должны были быть увезены в яму, за несколько часов до этого выкопанную мною и Романовым в полутора километрах от Охотска, и там расстреливаться. Подводу со связанными арестованными никто не окарауливал.

В ходе этой операции произошел следующий случай. Когда уже три человека были уложены в сани, четвертого человека – Тайшина* – Романов повел в столярку, а я остался в квартире Ржавцева с последним пятым человеком – якутом, фамилии которого я не помню.

В это время конвоируемый Романовым из квартиры Ржавцева в столярку Тайшин в дверях столярки вырвался у Романова и бросился бежать. Здесь Романов, схвативший Тайшина за руку, успел нанести ему несколько ударов рукояткой нагана по голове, во время чего Тайшин исступленно начал кричать: «Караул! Помогите! Расстреливают!». Здесь ему удалось вырваться от Романова, и он, выскочив из ограды на улицу, побежал по улице и стал снова сильно кричать: «Помогите! Расстреливают!». Догонявший его по улице Романов сделал по нему 4 или 5 выстрелов, пока не попал в Тайшина, который упал на дороге у ограды РО НКВД.

Услышав выстрелы и крики, я сразу понял, что Тайшин убежал. Поэтому я своего арестованного вывел на улицу, предполагая застрелить его на улице, а самому броситься на помощь Романову, так как Тайшин, как я видел, огибал угол дома, в котором я сидел с арестованным. Поэтому, застрелив своего арестованного, я успел бы пересечь Тайшина и пристрелить его… После того, как я увидел, что Романов пристрелил Тайшина, я с арестованным вернулся обратно в квартиру Ржавцева, где и сидел до приезда Романова с ямы. Но из разговоров после я узнал, что Ржавцев в это время находился на улице и предупреждал выбежавших на улицу граждан не подходить к месту выстрелов.

Из рассказов Ржавцева позже мне стало известно, что прибежали на выстрелы начальник РОМ Румянцев, сотрудник РОМ Беляев, начальник пожарно-сторожевой охраны города Охотска Заботин Иван, ныне выехавший в село Резиденция, и лейтенант Тараканов из морской погранкомендатуры, выехавший из Охотска в 1938 году. Выбегал ли кто из граждан еще я не знаю.

В это время Романов заскочил во двор РО НКВД, вывел оттуда лошадь, где в санях лежали уже трое связанных арестованных, подогнал ее к Тайшину, взвалил его на сани и сразу же один поехал к яме. Приехав к яме, он расстрелял троих человек, сбросил в яму Тайшина, не проверив, жив он или нет, и сразу же вернулся к нам, где мы его ожидали с пятым человеком.

Положив этого пятого человека на сани, мы его увезли к яме и расстреляли. Здесь же я обнаружил, что одного трупа в яме нет, сказав об этом Ржавцеву и Романову. Последний заявил, что он лежит внизу. Но после того, как было проверено, оказалось, что Тайшина в яме нет. Вскоре я обнаружил следы, которые вели от ямы к населенному пункту Резиденция, что от ямы в 7 километрах. Мы все трое сразу же бросились на лошади в погоню и догнали Тайшина километрах в 5 от ямы и в 2-х от Резиденции. Здесь мы с Ржавцевым его пристрелили и отвезли обратно в яму, где все трупы были закопаны.

Управившись с этой операцией, мы втроем ранним утром возвратились в Охотск. Здесь мы убрали следы, после чего Ржавцев предложил у него в квартире, так как он проживал один в отдельном домике, выпить. Это было примерно в 8-9 часов утра.

Сперва мы выпивали трое, т.е. я, Ржавцев и Романов. Когда немного выпили, Ржавцев предложил Романову пригласить на выпивку их общего знакомого члена ВКП(б) Хомутова, работавшего директором одного из рыбзаводов (летом 1938 года он совсем выехал неизвестно куда).

В процессе выпивки охмелевший Ржавцев на вопрос Хомутова «Что была ночью за стрельба?» начал говорить о проведенной операции, говоря, что ночью бежал один из расстреливаемых. Здесь ему Хомутов начал доказывать, что «Вы не умеете делать такие дела» и т.п. Короче говоря, в этой выпивке Ржавцев рассказал Хомутову обо всем вышеописанном случае, произошедшем ночью…

Разговоров о том, что ночью около НКВД была стрельба и крики, было много, но прямых разговоров о предположениях по расстрелам мне неизвестно.

Со слов Романова мне известно, что он совместно со Ржавцевым занимался разборкой вещей арестованных после их расстрела. Причем находили много денег, зашитых в одежде, и что якобы эти деньги Ржавцев присваивал себе. Какие именно суммы и подробности этих присвоений мне Романов не рассказывал…».

 

Нет, Ржавцев не был осужден. Во время следствия его даже не арестовали, ограничившись отбором подписки о невыезде. Изгнанный из партии и уволенный из НКВД, он с июня по декабрь 1939 года работал помощником начальника ОЛП по административной части, начальником 8 участка спецстроительства № 201 НКВД в г. Николаевске-на-Амуре, но был уволен как не справившийся с работой.

Судить Ржавцева планировали "по месту совершения преступления" в г. Охотске. Но в связи с закрытием навигации суд откладывался и откладывался. Когда в августе 1940 года рассмотрение дела все же должно было состояться, выяснилось, что Ржавцев скрылся из Николаевска-на-Амуре в неизвестном направлении! На этом основании Военный трибунал войск НКВД Хабаровского края производство по делу приостановил и объявил Ржавцева в розыск. Но куда там - безрезультатно… Его розыск прекратили в 1946 году, а уголовное дело закрыли в 1996 году — «за истечением сроков давности»...



Приказ № 00135


НАЧАЛЬНИКА УПРАВЛЕНИЯ НКВД ПО ДВК


Всем начальникам облУНКВД по ДВК

Начальникам отделов УГБ УНКВД

Начальникам 3-х отделов Дальлага, Бамлага, Севвостлага

Начальнику краевого Управления милиции

Начальнику УКПВО

 

Приказом Народного Комиссара Внутренних дел Союза ССР – Генерального Комиссара Государственной Безопасности тов. ЕЖОВА перед нами поставлена задача самым беспощадным образом разгромить банду антисоветских элементов, осевших в колхозах и совхозах края, на транспорте, строительстве, промышленности и в сов. учреждениях и ведущих в них подрывную диверсионную, террористическую, повстанческую, шпионскую контрреволюционную деятельность: защитить советский народ от их происков и наконец раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ Советского Государства.

Представленные по директиве № 102475 списки на кулаков и уголовников совершенно не обеспечивают этой задачи и не охватывают ряд контингентов антисоветского актива.


В связи с этим ПРИКАЗЫВАЮ:


1. Представленные по директиве № 102475 списки немедленно пересмотреть и включить в них наиболее враждебные антисоветские элементы, разгром которых обеспечил бы выполнение поставленных перед органами Государственной Безопасности задач.

2. Списки в 48-часовой срок выслать мне срочно в двух экземплярах, с указанием установочных данных и компрометирующих материалов.

3. В списки включить следующие контингенты, подлежащие репрессии:

а) бывших кулаков, вернувшихся после отбытия наказания и продолжающих вести активную антисоветскую подрывную деятельность;

б) бывших кулаков, бежавших из лагерей или трудпоселков, а также кулаков, скрывавшихся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность;

в) бывших кулаков и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывших наказание, скрывавшихся от репрессии, или бежавших из мест заключения и возобновивших свою антисоветскую деятельность;

г) членов антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссоватисты, иттиходисты и дашнаки), бывших белых, жандармов, чиновников, карателей, бандитов, бандпособников, переправщиков, реэмигрантов – скрывавшихся от репрессий, бежавших из мест заключения и продолжающих вести активную антисоветскую деятельность;

д) изобличенных следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебных и активных участников ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

Репрессированию также подлежат элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены;

е) наиболее активных антисоветских элементов из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, в лагерях, в трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую работу;

ж) уголовников (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты, рецидивисты, скотоконокрады), ведущих преступную деятельность и связанных с преступной средой.

 Репрессированию также подлежат элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены;

з) уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность;

и) репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне – в колхозах, сельскохозяйственных предприятиях, и в городе – на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в Советских учреждениях и на строительстве.

4. Все репрессируемые кулаки, уголовники и другие антисоветские элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов;

б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы.

5. Семьи приговоренных по первой и второй категории, как правило, не репрессируются. Эти семьи взять на учет и установить за ними наблюдение.

На семьи приговоренных, члены которых способны к активным антисоветским действиям, представить мне списки. Члены такой семьи, с особого разрешения тройки, будут водворяться в лагеря или трудпоселки.

На семьи лиц, которые будут репрессированы по первой категории, проживающие в погранполосе, также представлять мне списки. Эти семьи подлежат переселению за пределы погранполосы, в порядке особых указаний.

6. ОПЕРАЦИЮ НАЧАТЬ НЕМЕДЛЕННО ПО ПОЛУЧЕНИИ МОЕГО РАСПОРЯЖЕНИЯ ПО УТВЕРЖДЕННЫМ МНОЮ ОПЕРАТИВНЫМ СПИСКАМ.

В первую очередь подвергаются репрессии контингенты, отнесенные к первой категории. Контингенты, отнесенные ко второй категории, впредь до особого на то распоряжения, репрессии не подвергаются.

7. Организацию и проведение операции по областям возлагаю лично на начальников Областных Управлений НКВД по ДВК, а по Хабаровской – на начальника 4 отдела УГБ тов. Сидорова.

На руководителей операции возлагается руководство учетом и выявлением подлежащих репрессированию, руководство следствием, утверждение обвинительных заключений и приведение приговоров в исполнение.

О порядке приведения приговоров в исполнение будут даны особые указания. Для участия в приведении приговоров в исполнение необходимо заранее наметить работников, а в лагерях специально отобрать начсостав и стрелков военизированной охраны лагеря. Принять меры, чтобы место приведения приговоров в исполнение и самый факт их были бы сохранены в строгой тайне.

8. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымается оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, к/р литература, драгоценные металлы в монете, в слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка. Все изъятое заносится в протокол обыска.

9. Операция проводится в пределах каждой области силами Облуправлений НКВД.

Арестованных сосредотачивать в следующих пунктах: по Приморской области – во Владивостоке, по Уссурийской – в Ворошилове, по Хабаровской – в Имане и Хабаровске, по Амурской – в Свободном и Благовещенске, по Зейской – в Рухлово и Свободном, по Нижне-Амурской – в Нижне-Амурске, по Сахалинской – в Александровске-на-Сахалине, по Камчатской – в Петропавловске-на-Камчатке.

10. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов и каких-либо эксцессов.

11. Для обеспечения операции войсковой силой Зам. нач. УКПВО комбригу тов. СОКОЛОВУ выделить в распоряжение Нач. Облуправлений Камчатского, Сахалинского и Нижне-Амурского воинские подразделения. Нач. краевого Управления милиции ст. майору милиции тов. БОКША выделить в распоряжение Приморского и Уссурийского Облуправлений кавэскадроны, в распоряжение Амурского Облуправления – кавэскадрон школы милиции, выбросить из Благовещенска каввзвод без лошадей в г. Рухлово в распоряжение Облуправления НКВД.

12. В целях предупреждения и пресечения попыток побега за кордон, с 15 августа с.г. и на все время операции устанавливается усиленная охрана границы, о чем зам. нач. УКПВО комбригу тов. СОКОЛОВУ дать специальные указания погранотрядам.

13. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном виде. Санкции прокуратуры на арест не требуется.

В процессе следствия должны быть тщательно выявлены все преступные связи арестованного с тем, чтобы в ходе операции и следствия вскрыть существующие к/р организации и изъять всех участников.

14. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки. К делу приобщаются: ордер на арест; протокол обыска; материалы, изъятые при обыске; личные документы; анкета арестованного; агентурно-учетный материал; протокол допроса и краткое обвинительное заключение.

15. По лагерям начальники 3-х отделов лагерей на основании имеющихся материалов оперативного учета составляют на каждого подлежащего репрессированию заключенного справку с указанием имени, отчества, фамилии, за какое преступление, на какой срок и кем осужден, преступная деятельность подлежащего репрессированию в лагере, в том числе и побеги. Справка подписывается нач. 3-го отдела и нач. лагеря. Справки вместе с делами 3-го отдела на каждого подлежащего репрессированию направляются на рассмотрение Краевой тройки.

16. Нач. 8 отдела УГБ <УНКВД> по ДВК ст. лейтенанту госбезопасности тов. СОЛОНОВИЧУ протоколы тройки по исполнению протоколов немедленно направлять нач. 8 отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1.

На осужденных по первой категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела.

17. О ходе и результатах операции доносить пятидневными сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца телеграфом и подробно почтой.

18. О всех вновь вскрытых в процессе проведения операции к/р формированиях, возникновении эксцессов, попытках побега за кордон, образовании бандитских и грабительских групп и других чрезвычайных происшествиях доносить по телеграфу немедленно.

При организации и проведении операции принять исчерпывающие меры к тому, чтобы не допустить перехода репрессируемых на нелегальное положение, бегства с места жительства и особенно попыток бегства за кордон, образования бандитских и грабительских групп, возникновения каких-либо эксцессов.

Своевременно выявлять и быстро пресекать попытки к совершению каких-либо активных контрреволюционных действий.

 

№ ....... ЛЮШКОВ



11 августа 1937 года          п.п. Нач. УНКВД по ДВК

№ 00135                               Комиссар Госбезопасности 3 ранга

                                              (ЛЮШКОВ)

г. Хабаровск                        

2 отд. 4 отдела УГБ    

        

                                              п.п. Нач. 4 отдела УГБ УНКВД по ДВК

                                              Капитан Госбезопасности

                                              (подпись)

"Когда еврейское казачество восстало...": хроника одной провокации

Отправлено 2 нояб. 2016 г., 0:17 пользователем Редактор   [ обновлено 19 июл. 2017 г., 5:45 ]

1 мая 1938 года бывшие амурские казаки «готовили вооруженное восстание и сдачу японцам Усть-Сунгарийского укрепрайона и 34-й стрелковой дивизии». 

Дело контрреволюционной повстанческой организации «Трудовая крестьянская казачья партия» в Блюхеровском (ныне Ленинском) районе Еврейской автономной области началось с нелепой ошибки. 26 января 1938 г. младший помощник начальника 1-го отделения штаба 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД лейтенант А.А. Красногоров арестовал в с. Кукелево колхозника-шофера Григория Авдеева за то, что во время конфликта на КВЖД в 1929-1930 гг. он находился в Харбине, а потом нелегально вернулся из-за границы. Но на первом же допросе выяснилось, что Григорий арестован ошибочно вместо его брата-«харбинца» Меркурия Авдеева! 

Начальник погранотряда А.П. Курлыкин пригрозил Красногорову административным арестом, но угрозы своей почему-то не исполнил. Спасая «честь мундира» – ведь «органы» не ошибаются! – Красногоров не освободил невинно арестованного, а начал допрашивать его с применением мер физического воздействия. Уже 2 февраля 1938 г. Авдеев «признался», что в с. Кукелево существует контрреволюционная повстанческая организация, и назвал шестерых односельчан-«сообщников». Когда их тоже арестовали и допросили с пристрастием, появились дополнительные показания о «шпионах, вредителях и повстанцах» в нескольких приграничных селах ЕАО.

Предвкушая внеочередные звания и ордена, майор А.П. Курлыкин и начальник штаба погранотряда капитан Ю.П. Тахтасьев гордо рапортовали в краевое УНКВД и Управление погранохраны о «вскрытии и ликвидации» масштабной контрреволюционной шпионско-диверсионно-повстанческой организации «Трудовая крестьянская казачья партия» (ТККП) в Блюхеровском районе ЕАО, Усть-Сунгарийском укрепрайоне и 34-й стрелковой дивизии.

Из докладов следовало, что в ряде сел района имеются повстанческие группы – филиалы заграничной ТККП, которыми руководит японская разведка из маньчжурского г. Лахасусу (ныне Тунцзян) через своих резидентов и агентов: в Блюхерово – председатель сельсовета Г.Я. Морозов, в Кукелево – охотник-единоличник В.К. Макаров и командир взвода 176-го стройбатальона лейтенант Ф.В. Дмитриев, в Новом – рыбак-единоличник Ф.И. Корнилов и командир 101-го стрелкового полка полковник И.П. Бакатов; в Бабстово – приемщик заготпункта «Союзпушнины» П.И. Дружинин. Повстанцы занимались шпионажем и вредительством в колхозах, совершали диверсии – травили колхозников и военнослужащих, заражали лошадей инфекционной анемией, а также вели антисоветскую агитацию японофильского пораженческого характера. Их главная цель – вооруженное восстание и свержение Советской власти с началом советско-японской войны, открытие границы и сдача японцам воинских частей Усть-Сунгарийского укрепрайона и 34-й стрелковой дивизии.

Дальнейшие события нарастали, как снежный ком – в селах Блюхерово, Кукелево, Новое, Дежнево, Квашнино, Бабстово и Чурки почти ежедневно шли аресты. К середине апреля 1938 г. в переполненных камерах арестного помещения погранотряда томились 72 колхозника, имевшие преимущественно казачье происхождение.

На расследование этого «резонансного» дела были брошены все наличные силы оперативного и неоперативного состава. Даже начальник погранотряда А.П. Курлыкин и начальник штаба Ю.П. Тахтасьев не погнушались собственноручно «допросить» нескольких арестованных. Через несколько месяцев первых три групповых дела на 40 человек направили на внесудебное рассмотрение, и 29 апреля 1938 г. тройка при УНКВД по ДВК приговорила одного из повстанцев к 10 годам лагерей, остальных 39 – к расстрелу. Их казнили в Хабаровске 29-31 мая 1938 г. Еще одного колхозного «агента японской разведки» – 60-летнего Тимофея Ивановича Тонких из с. Кукелево – расстреляют по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 11 сентября 1938 г.

А тем временем «следствие» продолжалось. От изможденных обвиняемых добились показаний о том, что «вооруженное восстание» запланировано на 1 мая 1938 г. Якобы и оружие у повстанцев есть, даже пулеметы – зарыто в схронах на амурских островах!

Руководство УНКВД по ДВК всерьез обеспокоилось и срочно направило в Блюхерово на помощь пограничникам «ответственных работников» краевого управления – Л.О. Альтгаузена и Е.Ф. Толстокулакова. Для предотвращения казачьего восстания, они провели в ночь на 1 мая «чекистскую операцию» – перекопали острова в окрестностях сел Кукелево и Нового и арестовали еще 19 «повстанцев». Никакого оружия, конечно, не нашли, зато нещадно выбили из колхозников показания об их связях с военнослужащими. После этого к делу подключились Особые отделения НКВД Усть-Сунгарийского укрепрайона (Блюхерово) и 34-й стрелковой дивизии (Бабстово) – за причастность к повстанческой ТККП там арестовали 27 командиров и красноармейцев. Материалы еще на 82 человека из других районов области передали в УНКВД по ЕАО и в 76-й Хинганский погранотряд (Екатерино-Никольское) – чуть позже они тоже проведут массовые аресты «повстанцев».

К сентябрю 1938 г. «особисты» НКВД из Усть-Сунгарийского укрепрайона озаботились слишком большим количеством семей репрессированных, проживавших в местах дислокации воинских частей УРа: с. Блюхерово – 57 семей (213 человек), Воскресеновка – соответственно 34 (158), Кукелево – 61 (320), Новое – 37 (152). Начальник Особого отделения НКВД В.М. Гусаров обратился в УНКВД по ДВК с предложением – выселить семьи «контрреволюционного и социально чуждого элемента», поскольку они «ведут работу по разложению военнослужащих, подрывая боеспособность воинских частей». Инициативу одобрили, и на октябрь-ноябрь 1938 г. запланировали почти поголовное выселение из указанных сел более 840 человек.



























Но на излете «Большого террора» осенью 1938 г. подул ветер перемен: вместо одиозного наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова наркомат возглавил Л.П. Берия, зловещие «тройки» ликвидировали, массовые выселения и аресты запретили, а незаконченные уголовные дела предписывалось направлять в суды или на Особое совещание при НКВД СССР. И тогда отлаженный, щедро смазанный людской кровью механизм внесудебной расправы и террора начал давать сбои. Когда в военный трибунал поступило очередное дело на 11 «казаков-повстанцев», их тоже приговорили к расстрелу, но Верховный Суд СССР приговор отменил и дело вернул на доследование.

Во время перепроверки материалов Особым отделом НКВД 2-й Отдельной Краснознаменной армии возникли первые сомнения в реальности существования казачьей повстанческой организации в Блюхеровском районе ЕАО, а потом вскрылась вся картина этой чудовищной фальсификации.

Оказалось, что в процессе «следствия» показания арестованных фабриковались и умышленно искажались, протоколы допросов писались заочно, в них включались люди, не проходившие по показаниям. Затем обвиняемых заставляли все это подписывать. Кто отказывался – принуждали изнуряющими многосуточными непрерывными допросами («выстойка», «конвейер»), карцером, наручниками, избиением, инсценировками суда и расстрела.

В марте-апреле 1939 г. дела оставшихся в живых «повстанцев» прекратили «за недостаточностью улик для предания обвиняемых суду», и 49 колхозников вышли на свободу (к тому времени один из них умер). Тогда же из-под стражи освободили арестованных военнослужащих.

А вскоре, не дождавшись наград за «ликвидацию повстанчества», девять пограничников и чекистов заняли «вакантные места» в камерах Внутренней тюрьмы УНКВД по Хабаровскому краю. Их обвинили по статье 193-17 УК РСФСР в совершении должностных преступлений – массовых незаконных арестах колхозников и военнослужащих, фальсификации материалов следствия, применении извращенных методов расследования.

16 марта и 24 июня 1940 г. Военный трибунал войск НКВД Хабаровского округа приговорил:

к расстрелу - мл. помощника начальника 1-го отделения Биробиджанского погранотряда лейтенанта А.А. Красногорова и начальника ОО НКВД 34-й СД мл. лейтенанта госбезопасности П.И. Поминова;

по 10 лет лагерей с поражением в правах на 3 года и лишением званий получили ВРИД начальника 1-го отделения Биробиджанского погранотряда ст. лейтенант Б.А. Гитцевич, начальник ОО НКВД Усть-Сунгарийского УР лейтенант госбезопасности В.М. Гусаров, ВРИД начальника отделения ОО НКВД 1-й ОКА мл. лейтенант госбезопасности Л.О. Альтгаузен и оперуполномоченный ОО НКВД 2-й ОКА сержант госбезопасности Е.Ф. Толстокулаков;

- старших помощников начальника 1-го отделения Биробиджанского погранотряда ст. лейтенантов М.М. Любченко и Я.Г. Карузе осудили на 8 лет лагерей с поражением в правах на 2 года и лишением званий

Они понесли заслуженное наказание и реабилитации не подлежат.

Но не всех, далеко не всех приспешников сталинского режима настиг карающий меч правосудия! Начальник погранотряда А.П. Курлыкин на суде присутствовал как свидетель. Он старательно перекладывал вину на своих подчиненных, но трибунал все же вынес определение о необходимости привлечь его и начштаба Ю.П. Тахтасьева к уголовной ответственности как должностных лиц, допустивших масштабную фальсификацию и извращения в следствии. Однако по неясной причине уголовные дела на них так и не возбудили. В конце 50-х годов вполне благополучный ветеран войны, не единожды орденоносец и отставной генерал-майор Курлыкин оказался крупным специалистом в политэкономии, и еще много лет «сеял разумное, доброе, вечное» в одном из московских медицинских училищ…

В Книге памяти жертв политических репрессий ЕАО более 6 тысяч имен. Дело «Трудовой крестьянской казачьей партии» – лишь одно из нескольких тысяч подобных фальшивок, по которым почти 1200 жителей области были расстреляны, около 1700 заключены в лагеря ГУЛАГа, более 2500 отправлены в ссылку и на спецпоселение. Спустя несколько десятилетий их всех реабилитировали. Увы, многих – посмертно…

После хрущевского доклада на XX съезде партии в 1956 г., когда страна узнала правду о репрессиях, мы многие годы твердили, как заклинание: «Это надо знать и помнить! Это никогда не должно повториться!» Но тогда почему в последнее время все явственнее проявления «ползучей реабилитации» сталинизма, а кое-где даже памятники тирану установили? Неужели смерть и страдания невинных людей нас ничему не научили? Или наша историческая память столь коротка, что уже сегодня кому-то вновь мечтается о возврате к тоталитарному прошлому?!

Владимир ЖУРАВЛЕВ

"Биробиджанер Штерн"- 43(14513) 02.11.2016


Состав контрреволюционной шпионско-диверсионно-повстанческой организации 
«Трудовая крестьянская казачья партия» (ТККП) в Блюхеровском районе ЕАО 
(из числа колхозников, арестованных 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД)

1. Авдеев Григорий Иванович, 1891, урожен. с. Кукелева, русский. Шофер. Место жительства: Кукелево. Арест. 26.01.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-2, 58-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

2. Авдеев Меркурий Иванович, 1904, урожен. с. Кукелева, русский. Безработный. Место жительства: Кукелево. Арест. 08.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.05.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

3. Авралев Петр Михайлович, 1908, урожен. Оренбургской губ., русский. Кладовщик 102-го стрелкового полка. Место жительства: Кукелево. Арест. 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

4. Безъязыков Калина Николаевич, 1909, урожен. с. Нового, русский. Бригадир полеводческой бригады колхоза «Трудовая нива». Место жительства: Новое. Арест. 15.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

5. Безъязыков Николай Дмитриевич, 1900, урожен. с. Нового, русский. Колхозник. Место жительства: Новое. Арест. 15.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

6. Безъязыков Семен Дмитриевич, 1903, урожен. с. Нового, русский. Рыбак. Место жительства: Новое. Арест. 12.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а, 58-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

7. Беленцов Степан Ильич, 1903, урожен. с. Квашнина, русский. Колхозник. Место жительства: Квашнино. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2, 58-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

8. Белокрылов Егор Гаврилович, 1907, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а, 58-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

9. Белоносов Александр Власович, 1906, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник, инспектор по качеству. Место жительства: Кукелево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

10. Богомяков Георгий Романович, 1909, урожен. с. Марьина, русский. Старший счетовод конторы Переселенстроя, 15-й км от с. Дежнево. Место жительства: Дежнево. Арест. 21.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 23.04.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

11. Варавин Капитон Дмитриевич, 1910, урожен. Средне-Волжского края, русский. Тракторист. Место жительства: Кукелево. Арест. 08.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

12. Варвенко Павел Михайлович, 1890, урожен. с. Венцелева, русский. Председатель колхоза «Тревога». Место жительства: Дежнево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

13. Власов Федор Евдокимович, 1909, урожен. с. Усмань Тамбовской губ., русский. Шофер. Место жительства: Кукелево. Арест. 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

14. Волошин Пантелей Михайлович, 1895, урожен. Кубанской обл., русский. Кузнец-механик колхоза. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 02.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

15. Волошин Тимофей Андреевич, 1903, урожен. Кубанской обл., русский. Кладовщик сенопункта. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 01.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

16. Горбунов Александр Федорович, 1896, урожен. с. Дежнёва, русский. Конюх колхоза «Тревога». Место жительства: Дежнево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

17. Гурулев (Гуролев?) Иван Филагриевич, 1904, урожен. с. Улятуй Читинской обл., русский. Председатель сельсовета. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 02.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-9-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело П-81923. 

18. Данилов Петр Прокофьевич, 1895, урожен. с. Нового, русский. Механик Усть-Сунгарийской МТС. Место жительства: Дежнево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

19. Дружинин Петр Иванович, 1880, урожен. с. Венцелева, русский. Приемщик заготовительного пункта «Союзпушнина». Место жительства: Бабстово. Арест. 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

20. Дружинин Спиридон Сергеевич, 1894, урожен. с. Венцелева, русский. Колхозник. Место жительства: Новое. Арест. 25.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

21. Зимин Иван Федорович, 1880, урожен. с. Велень Санкт-Петербургской губ., русский. Колхозник. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 02.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

22. Иванчук Федор Матвеевич, 1904, урожен. ст. Подгорной Армавирского р-на Северо-Кавказского края, украинец. Кладовщик колхоза «Яркий Луч». Место жительства: Чурки. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

23. Исаев Иван Кириллович, 1908, урожен. с. Кукелева, русский. Тракторист колхоза «Трудовая нива». Место жительства: Новое. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-7-2-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

24. Кальянов Дмитрий Андреевич, 1910, урожен. с. Дежнёва, русский. Бригадир тракторной бригады колхоза «Тревога». Место жительства: Дежнево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

25. Коноплев Михаил Ефимович, 1912, урожен. с. Нового, русский. Бригадир тракторной бригады. Место жительства: Новое. Арест. 15.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

26. Корнилов Анисим Иванович, 1888, урожен. с. Нового, русский. Колхозник. В 1935-1936 - председатель колхоза «Трудовая нива». Место жительства: Новое. Арест. 13.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

27. Корнилов Филипп Иванович, 1886, урожен. с. Нового, русский. Рыбак. Место жительства: Новое. Арест. 11.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

28. Корнилов Яков Иванович, 1895, урожен. с. Нового, русский. Колхозник. Место жительства: Новое. Арест. 25.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

29. Кузнецов Константин Прокопьевич, 1893, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Колхозник. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 01.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

30. Куликов Афанасий Маркович, 1908, урожен. с. Нового, русский. Колхозник, шофер. Место жительства: Новое. Арест. 15.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

31. Курисько Иван Семенович, 1910, урожен. с. Черичанки Екатеринославской губ., украинец. Зав. гаражом МТС. Место жительства: Чурки. Арест. 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-1а, 58-11, 58-8 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481. 

32. Лесков Степан Галактионович, 1913, урожен. с. Нового, русский. Колхозник. Место жительства: Новое. Арест. 15.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

33. Лончаков Александр Сергеевич, 1906, урожен. с. Кукелева, русский. Охотник. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-6, 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

34. Лончаков Гавриил Герасимович, 1893, урожен. с. Кукелева, русский. Ветеринарный санитар. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-6, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

35. Лончаков Иосиф Сергеевич, 1894, урожен. с. Кукелева, русский. Кладовщик колхоза. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-6, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

36. Лопаткин Александр Николаевич, 1908, урожен. с. Кукелева, русский. Помощник бригадира тракторной бригады. Место жительства: Кукелево. Арест. 01.05.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

37. Лопаткин Иван Ильич, 1898, урожен. с. Кукелева, русский. Председатель колхоза «Путь Ленина». Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-7-9-10-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

38. Лопаткин Константин Прокопьевич, 1895, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арест. 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

39. Лопаткин Михаил Ильич, 1900, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арест. 03.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

40. Лопаткин Николай Прокопьевич, 1887, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арест. 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

41. Лопаткин Серафим Николаевич, 1910, урожен. с. Кукелева, русский. Рыбак. Место жительства: Кукелево. Арест. 15.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-6, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

42. Лохвицкий Иван Емельянович, 1893 (1898), урожен. ст. Подгорной Армавирского р-на Северо-Кавказского края, украинец. Пчеловод колхоза «Яркий Луч». Место жительства: Чурки. Арест. 30.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

43. Макаров Василий Константинович, 1908, урожен. с. Кукелева, русский. Охотник, хлебороб. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а, 58-2-7-10-11 УК РСФСР. 23.04.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

44. Макаров Дмитрий Петрович, 1908, урожен. с. Кукелева, русский. Зав. нефтебазой при Блюхеровской МТС. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

45. Макаров Евстафий Петрович, 1906, урожен. с. Кукелева, русский. Зав. МТФ колхоза. Место жительства: Кукелево. Арест. 05.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-1а, 58-2, 58-11, 58-7 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 07.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82481.

46. Макаров Илья Александрович, 1914, урожен. с. Кукелева, русский. Продавец магазина сельпо. Место жительства: Кукелево. Арест. 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

47. Матафонов Сергей Иванович, 1899, урожен. с. Кукелева, русский. Председатель Бабстовского сельсовета. Место жительства: Бабстово. Арест. 06.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст.ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 05.06.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90395.

48. Мигунов Андрей Ефимович, 1912, урожен. с. Кукелева, русский. Секретарь райисполкома. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 31.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

49. Мигунов Михаил Федорович, 1903, урожен. с. Кукелева, русский. Бригадир полеводческой бригады. Место жительства: Кукелево. Арест. 28.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 25.10.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92668.

50. Морозов Григорий Яковлевич, 1905, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Председатель колхоза «Молодая Заря», председатель сельсовета. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 19.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

51. Морозов Тихон Фролович, 1901, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Плотник райунивермага. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 02.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД по ст. 58-1а-2-7-10-11 УК РСФСР. 11.03.1939 уголовное дело прекращено за недостаточностью улик для предания обвиняемого суду, реабилитирован. Архивное дело П-81923.

«Нам надо решительно очищать большевистские ряды!»

Отправлено 29 окт. 2016 г., 10:19 пользователем Редактор   [ обновлено 18 янв. 2017 г., 19:52 ]

В первые послевоенные годы в советском обществе стали отмечаться проявления недовольства внутренней политикой. Чутко уловив изменения в сознании народа, партийно-государственная верхушка СССР ужесточила и без того не мягкий режим. Начало процессу консервации положила серия вышедших в конце лета 1946 г. решений ЦК ВКП(б). 14 августа появилось постановление «О журналах «Звезда» и «Ленинград», 26 августа - «О репертуаре драматических театров и мерах его улучшения». В результате сфабрикованного «Ленинградского дела» была разгромлена ленинградская областная партийная организация. Развернулась шумная пропагандистская кампания против «безродного космополитизма», кульминацией которой должен был стать громкий политический процесс в отношении группы «врачей-убийц».

Несмотря на то, что в 1948 г. СССР первым признал создание Государства Израиль, с началом «холодной войны» Сталин во всем стал усматривать угрозу от «происков сионистов». Началом широкомасштабной антиеврейской кампании, которая не могла не затронуть и Еврейскую автономную область, стал разгром Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) в Москве и зверское убийство 13 января 1948 г. в Минске на даче наркома госбезопасности Белоруссии Л.Ф. Цанавы руководителя ЕАК Соломона Михоэлса.  По всей стране начались массовые аресты деятелей еврейской культуры. 

8 февраля 1949 г. Сталин подписал подготовленное председателем правления Союза писателей СССР А. Фадеевым постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о роспуске объединений еврейских советских писателей в Москве, Киеве и Минске. За этим последовали аресты ряда еврейских писателей, а также журналистов и редакторов, готовивших материалы для Еврейского антифашистского комитета. По большей части они были обвинены в шпионаже в пользу США, многие расстреляны. 

Были закрыты еврейский музей в Вильнюсе, историко-этнографический музей грузинского еврейства в Тбилиси, краеведческий музей в Биробиджане, прекращены передачи Московского радио на идиш. В феврале закрыли Московское государственное еврейское театральное училище, затем ликвидировали все существовавшие в СССР еврейские театры - в Минске, Черновцах, Биробиджане. 1 декабря 1949 г. закрыли последний еврейский театр в Москве.

«Ночью казненных поэтов» называют ночь на 12 августа 1952 г., когда расстреляли 13 руководителей и членов ЕАК. Это были еврейские поэты и писатели: Давид Гофштейн, Лев Квитко, Давид Бергельсон, Перец Маркиш, Вениамин Зускин, Соломон Лозовский и другие. Всего же было арестовано в связи с делом ЕАК более 100 человек, в т.ч. жена В. Молотова - П. Жемчужина, на которую собирали компромат еще с 1937 г. 


На состоявшемся 25-26 февраля 1949 г. V пленуме обкома и горкома ВКП(б) ЕАО отмечалось, что в еврейской автономии имеет место «оживление элементов еврейского буржуазного национализма в связи с образованием Государства Израиль. Это требует улучшения дела интернационального воспитания трудящихся, особенно новых переселенцев». Тогда же член Хабаровского крайкома ВКП(б) Карасев представил пленуму нового начальника УМГБ СССР по ЕАО майора М.А. Николенко. До этого на протяжении четырех лет управление возглавлял единственный в его истории начальник-еврей – подполковник Иосиф Фридманович Бранзбург, которого в сентябре 1948 г. перевели в Хабаровск и назначили начальником 4 отдела краевого управления МГБ. Пленум единодушно избрал Николенко членом бюро обкома и поставил перед ним задачу – провести в ЕАО линию партии по борьбе с «безродными космополитами», вырвать с корнями «еврейский национализм».

В марте 1949 г. в ЕАО прибыла представительная комиссия Хабаровского крайкома партии, которой предстояло найти следы заговора «буржуазных националистов» на территории ЕАО. И она их нашла. Результатом работы комиссии стала докладная записка, которая была направлена на имя секретарей ЦК ВКП(б) Суслова и Пономаренко, а копия – в органы МГБ.

В записке утверждалось, что развитие культуры и хозяйства ЕАО идет неудовлетворительно, а со стороны обкома партии допущены грубые политические ошибки.  Первый секретарь обкома А.Н. Бахмутский «… на протяжении ряда лет пропагандировал задачи форсированного развития области и превращения ее в союзную Еврейскую республику,  разжигая националистические настроения не только у советских, но и у зарубежных, и в первую очередь у американских евреев». Бахмутский обвинялся в забвении роли великого русского народа в строительстве Еврейской автономной области. Он якобы желал доказать, что ЕАО строилась, строится и будет построена как республика руками евреев, при этом игнорируя тот факт, что еврейское население области не превышает 18-20%.

Указывалось, что обком ВКП(б) не вел активной борьбы с проявлениями буржуазного национализма, пустил на самотек основные участки идеологической борьбы и даже установил связь с американскими евреями! Речь шла о еврейских детях, оставшихся сиротами во время войны и привезенных в ЕАО из западных регионов страны. Для их поддержки в США обществом «Амбиджан» был организован сбор средств, в результате чего в 1945-1948 гг. в ЕАО поступило подарков на сумму свыше 6 миллионов рублей, главным образом – одежда, обувь и продукты питания. Комиссия сделала вывод: «Если к организованной связи с американскими евреями добавить довольно широко распространенные личные связи отдельных граждан со своими родственниками и знакомыми в США и других странах – станет ясным, какая широкая почва для распространения в ЕАО проамериканских националистических настроений создавались тт. Бахмутским и Левитиным…». Бахмутского и Левитина срочно вызывают в Москву.

Через несколько дней вышло постановление ЦК ВКП(б) от 25 июня 1949 г. «Об ошибках секретаря обкома ВКП(б) ЕАО Хабаровского края Бахмутского и председателя облисполкома Левитина», согласно которому Бахмутский и Левитин были освобождены от своих постов, а затем исключены из партии. Вслед за этим в конце июня 1949 г. Сталин направляет в ЕАО солидную комиссию ЦК, которая подтвердила, что в области существует «националистическая организация», и укоренилась она непосредственно в редакциях газеты «Биробиджанер штерн» и журнала «Биробиджан», в областном радиокомитете, областном краеведческом музее и некоторых других «идеологических» учреждениях. Над многими жителями ЕАО, и в первую очередь над руководителями области, нависли черные тучи…

26 июля 1949 г. состоялась VII областная партийная конференция, на которой был определен курс на начало масштабных репрессий против биробиджанских «космополитов, сионистов и буржуазных националистов». Конференция избрала новый состав обкома ВКП(б) ЕАО, который возглавил П.В. Симонов, ранее работавший инструктором ЦК ВКП(б). Именно он со всей партийной ответственностью выполнит установку ЦК по очищению ЕАО от «заразы буржуазного национализма и космополитизма».

В своем выступлении на конференции начальник УМГБ СССР по ЕАО М.А. Николенко заявил, что вместе с переселенцами из США, Аргентины, Бразилии, Палестины, а также из западных областей и краев России, в ЕАО были завезены чуждые явления и настроения. Свои слова он «проиллюстрировал» несколькими примерами из практики контрразведывательной работы областного управления МГБ, и заверил, что  органы госбезопасности и впредь будут вести решительную борьбу по разоблачению «шпионов, террористов, диверсантов-вредителей и всех врагов, кто только будет пытаться вести подрывную работу против дружбы народов, против нашей советской Родины…Нам надо решительно очищать большевистские ряды от всего чуждого, не допуская просачивания в наши ряды врагов». 

«Очищение большевистских рядов» началось с работников печати и народного образования ЕАО. В июле-октябре 1949 г. органы МГБ «вскрыли и ликвидировали группу активных еврейских буржуазных националистов» - по двум групповым делам были арестованы 9 человек: писатель и редактор газеты «Биробиджанер штерн» Б.С. Мейлер (Борис Миллер), литсотрудники этой же газеты Г.Б. Рабинков и И.Н. Гольдвассер-Яновский (Эмиот Исроэл), писатель и переводчик областного радиокомитета Б.А. Слуцкий, поэтесса Л.Ш. Вассерман, актер еврейского театра Ф.Л. Аронес, директор педучилища З.Х. Ворсовский, зав. методкабинетом облОНО И.Е. Черняк, а также работник переселенческого отдела облисполкома С.Б. Синявский-Синделевич. 

Их вражеская деятельность заключалась в том, что они «предоставляли страницы еврейской областной газеты и журнала для опубликования националистических статей и пропагандирования через печать националистических взглядов; протаскивали националистические идеи в своих литературных произведениях и школах; распространяли клеветнические измышления о том, что в Советском Союзе антисемитизм носит государственный характер и поощряется партией и Советским правительством».

31 мая 1950 г. Особое совещание при МГБ СССР по статьям 58-10 ч. 2 и 58-11 УК РСФСР приговорило всех к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (кроме З.М. Ворсовского, получившего 8 лет).















В марте-июле 1950 г. арестовали заведующего переселенческим отделом облисполкома А.А. Гершкова, инспектора переселенотдела С.Б. Ликах, инспектора облОНО Я.М. Ясинского-Шарфмана. По утверждению следствия, «будучи еврейскими буржуазными националистами, они занимались антисоветской националистической деятельностью, распространяли клеветнические измышления и провокационные слухи о многочисленных проявлениях антисемитизма в СССР. Заявляли о необходимости построения «еврейской государственности», для чего город Биробиджан должен стать центром сохранения и развития еврейской национальной культуры. С целью практического осуществления этих замыслов стремились создать и воспитать национальные еврейские кадры, для чего специально привезли из детских домов г. Винницы в Биробиджан еврейских детей-сирот и принимал меры к воспитанию их в духе и традициях «еврейской культуры».

В июле и октябре 1950 г. Особое совещание при МГБ СССР приговорило А.А. Гершкова к 20, а Я.М. Ясинского – к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. С.Б. Ликах был осужден 31 октября 1950 г. областным судом ЕАО на 10 лет лагерей. 


В период с октября 1950 г. по июнь 1951 г. арестовали бывших партийно-советских работников ЕАО: первого секретаря обкома ВКП(б) А.Н. Бахмутского, секретаря обкома по пропаганде З.С. Брохина, председателей облисполкома М.Н. Зильберштейна и М.Е. Левитина, секретаря облисполкома А.М. Рутенберга, а также редактора газеты «Биробиджанская звезда» и члена бюро обкома М.М. Фрадкина, зам. редактора газеты «Биробиджанская звезда» Н.М. Фридмана, редактора альманаха «Биробиджан» Х.И. Мальтинского. Они обвинялись по статьям 58-1а ч. 2, 58-10 и 58-11 УК РСФСР в том, что «будучи врагами ВКП(б) и Советской власти, пробравшись на руководящие посты в партийные и советские органы ЕАО, окружив себя еврейскими буржуазными националистами…, проводили контрреволюционную деятельность, направленную на подрыв существующего в СССР государственного строя…, а также сообщали американцам шпионские сведения об экономическом развитии и культурном строительстве ЕАО».В декабре 1951 г. следствие, которое велось в хабаровском краевом управлении МГБ, было закончено, и дело направили в МГБ СССР для дальнейшей передачи на судебное рассмотрение. 

23 февраля 1952 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР осудила Брохина и Левитина к 25 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с поражением в избирательных правах на 5 лет и с конфискацией имущества, а   Рутенберга, Мальтинского, Фридмана и Фрадкина - к 10 годам лишения свободы в ИТЛ с поражением в избирательных правах на 5 лет и с конфискацией имущества. Бахмутского и Зильберштейна приговорили к высшей мере уголовного наказания - расстрелу, и конфискации имущества. Однако 5 апреля 1952 г. Президиум Верховного Совета СССР помиловал осужденных, заменив расстрел на 25 лет исправительно-трудовых лагерей с поражением в избирательных правах на 5 лет и с конфискацией имущества.  


Наряду с «еврейскими буржуазными националистами» репрессии коснулись и некоторых евреев-«чекистов». Под различными предлогами они были переведены в другие органы безопасности, либо вовсе уволены со службы. Бывшему начальнику УМГБ по ЕАО И.Ф. Бранзбургу Центральный райком ВКП (б) г. Хабаровска объявил строгий выговор с предупреждением «за политическую близорукость, притупление чекистской бдительности и непринятие мер к разоблачению вражеской деятельности буржуазных националистов в ЕАО».

 29 июля 1949 г. Бранзбурга отстранили от должности и отозвали в Москву в распоряжение Управления кадров МГБ СССР в связи с тем, что во время работы в УМГБ по ЕАО ему «… как начальнику УМГБ и члену бюро обкома ВКП(б) ЕАО были известны факты националистических проявлений со стороны отдельных руководящих работников области, однако он не принял мер к их разоблачению, не проявив в этом деле партийной принципиальности и чекистской бдительности, допустил политическую близорукость в разоблачении антисоветского националистического подполья, не сделал правильных политических выводов из проводившейся в области шумихи по возрождению еврейской культуры и государственности, и, оказавшись под влиянием бывшего первого секретаря обкома ВКП(б) Бахмутского, как вдохновителя этих идей, шел у него на поводу…». В декабре 1949 г. его ненадолго назначат заместителем начальника 2-го отдела УМГБ по Читинской области, а в сентябре 1950 г. уволят из органов «за невозможностью дальнейшего использования с передачей на общевоинский учет»… 

На протяжении нескольких лет, вплоть до смерти Сталина, шла необъявленная война против евреев, развязанная по инициативе партийного руководства страны. Она сопровождалась необоснованными репрессиями  известных деятелей культуры, науки, партийных, советских руководителей  и простых граждан еврейской национальности, огульно обвинявшихся во враждебной буржуазно-националистической деятельности. Лишь после смерти "красного тирана" и осуждения его «культа личности» большинство невинных жертв тоталитарного режима реабилитируют и вернут им честные имена.

Владимир ЖУРАВЛЕВ.

За статью – под статью

Отправлено 29 авг. 2016 г., 7:20 пользователем Редактор   [ обновлено 29 янв. 2017 г., 0:11 ]


Судьбы создателей и авторов первого в области общественно-политического и литературно-художественного журнала  «Форпост»  чаще всего были трагическими 


В предыдущем номере «БШ» в информации «Вначале был «Форпост» сообщалось о том, что 80 лет назад, в июле 1936 года, писательская организация области выпустила первый номер собственного журнала на идише. Назывались фамилии тех, кто стоял у истоков издания, руководил им, а также имена самых активных авторов – писателей, поэтов, журналистов, критиков. 

Напомним, что выходил «Форпост» пять лет, до  октября 1941  года.  А в 1949 году, когда началась борьба с «еврейским национализмом» и космополитизмом,  Главлит издал приказ об изъятии из библиотек области и уничтожении   выпущенных номеров журнала. В основном за три последних года, когда печатался журнал в Биробиджане, а не в Москве.

Первые же два года  «Форпост» выпускался в столичном  издательстве  газеты «Дер Эмес», пока в Биробиджане строилось новое здание областной типографии.

Планировалось первый номер журнала посвятить второй годовщине создания Еврейской автономии на Дальнем Востоке.  Пока урегулировали финансовые и технические вопросы, сроки ушли. Но менять приуроченные к майской дате материалы номера не стали. Открывался он праздничной статьей первого секретаря обкома КПСС Матвея Хавкина «Два года», в таком же духе были написаны публикации Шимона Диманштейна «Советская еврейская государственность», Арона Брахмана «Ленин и Сталин о евреях», Шмуэля Шатайло «Люди Еврейской автономной области». В номере рассказывалось о природных богатствах области, о проблемах еврейского языка, была статья о писателе Шолом-Алейхеме. Стихи и проза в основном   посвящались  первостроителям  области. Среди авторов этого номера были уже известные литераторы  Перец Маркиш, Давид Бергельсон, Эммануил Казакевич, Гирш Добин, Бузи Олевский.     

В Москву для сдачи в набор первого номера журнала выехал  заведующий отделом пропаганды и агитации обкома партии, он же новый редактор  «Форпоста» Исаак Соломонович Шварцбард. Первым же редактором  журнала совсем недолго пробыл Генах Казакевич, ушедший из жизни в том же 1936 году.

Для литературной общественности Биробиджана выход журнала  стал целым событием. Его обсуждали на творческих встречах и читательских конференциях, а в честь выхода второго номера 21 ноября 1936 года в Биробиджанском государственном театре имени Кагановича прошел большой литературный вечер. Бурными аплодисментами встречали докладчика – заместителя редактора журнала  Шмуэля Клитеника. Приехавший в Биробиджан из польского городка Пинска в двадцатипятилетнем возрасте, этот молодой человек искренне поверил в то, что у Еврейской автономии  на Дальнем Востоке большое будущее.

Пройдет всего лишь год, и в ноябре рокового 1937 года Шмуэль Клитеник будет арестован. Обвинение ему предъявят по статье 58-1а – шпионская деятельность в пользу иностранного государства. Тогда многие переселенцы из других стран стали в Биробиджане «шпионами», но больше всего пострадали выходцы из Польши.

Шпионаж был расстрельной статьей, но к Клитенику применили более мягкий  приговор – десять лет исправительно-трудовых лагерей. До окончания этого срока он не дожил – через полтора года после вынесения приговора, в 1940 году, родственникам сообщили о его смерти от болезни сердца. Было «сердечнику» всего 36 лет. Опубликовать в журнале «Форпост» он успел всего одну статью – «Биробиджан в литературе».

Трагически сложилась и судьба второго редактора журнала Исаака Шварцбарда. Он тоже приехал в Биробиджан из Польши,  когда ему было 25 лет. Был убежденным коммунистом, довольно быстро сделал партийную карьеру – в 31 год стал заведующим отделом пропаганды и агитации обкома партии. И в журнал его послали для усиления идеологической выдержанности издания. Но в октябре 1937 года по ложному доносу редактор «Форпоста» был арестован. Осудили его по четырем пунктам пресловутой 58 статьи – за шпионаж, подрыв государственных устоев, организационную деятельность в подготовке террористических актов и подготовке преступлений против государства. В вину Исааку Шварцбарду  вменили и то, что в Москве он якобы встречался с троцкистами и был завербован в их ряды. Следствие шло полгода, подследственного буквально сломили. Расстрельный приговор ему объявили 13 апреля 1938 года  и в тот же день привели в исполнение. Чуть-чуть не дожил Исаак Шварцбард до 33-летнего возраста.

Член редколлегии журнала, председатель областного отделения Союза писателей СССР Иосиф Рабин стоял у самых истоков создания и «Форпоста», и писательской организации. Приехал он в Биробиджан также из Польши, работал в газете «Биробиджанер штерн». В  «Форпосте» напечатали несколько рассказов писателя – «Рахиль и ее дети», «Окно», отрывок из книги «Путь открыт».

Арестовали  Иосифа Рабина за неделю до нового 1938 года. Всего  два месяца ушло на следствие и вынесение приговора – десять лет лагерей по статье 58-1а.

Через пять лет, в 1943 году, писателя отправят на фронт, в штрафбат – искупать свою «вину» кровью. Ему повезло остаться в живых, в 1960-е годы он стал членом редколлегии журнала «Советиш Геймланд», издал несколько романов и повестей.

Самое обидное, что реабилитировали Иосифа Рабина лишь через два года после его смерти, в 1989 году.

Шимон  Диманштейн, член редколлегии «Форпоста»,   в Биробиджане не жил, а  бывал здесь лишь  в служебных командировках – как председатель Еврейского комиссариата по делам национальностей, председатель правления ОЗЕТа и редактор газеты «Дер Эмес». Именно ОЗЕТ выделял первое время деньги на выпуск «Форпоста», пока его не ликвидировали в 1938 году.

Шимон Диманштейн был арестован в 1937 году в Москве,  приговорили его к десяти годам заключения, но провел он в лагере чуть больше двух месяцев – не выдержало сердце.

Еще один член редколлегии журнала Мойше Литваков был старейшим по возрасту и самым солидным по должности – более десяти лет редактировал в Москве газету «Дер Эмес», был профессором еврейской литературы и истории Московского пединститута. В 1936 году он стал заместителем редактора журнала «Форпост», напечатав  в одном из первых номеров статью «Проблемы еврейского языка». Арестовали его в один день с Шимоном Диманштейном  и приговорили к 10 годам лагерей. Свой срок он сократил до двух лет – умер в тюремной больнице в 1939 году, не дожив год до своего шестидесятилетия.

Не исключено, что подобная судьба могла ожидать и Генаха Казакевича, первого редактора «Форпоста». Уже после его смерти вскрылся факт, что против него готовилось «дело» о связях с троцкистами. Скорее всего, это и послужило поводом к тому, чтобы    переименовать улицу и переулок, названные его именем, в улицу  и переулок Советские.

Давид Бергельсон  приехал в Биробиджан уже будучи широко известным еврейским писателем, издавшим не одну книгу. В первом номере «Форпоста», членом редколлегии которого он был, вышел его рассказ о первопроходцах ЕАО,  публиковались отрывки из романа «На Днепре», другие произведения.

Пять лет прожил Бергельсон в Биробиджане, а незадолго до войны уехал в Москву. В военные годы стал активно сотрудничать с Еврейским антифашистским комитетом. Как и многих членов ЕАК, писателя расстреляют в августе 1952 года – по роковому совпадению, в день его рождения.

Ответственный секретарь «Форпоста», поэт и писатель Бузи Олевский   прожил до боли короткую жизнь. Его творчество по-настоящему расцвело именно в Биробиджане. В первом номере журнала вышла подборка  стихов поэта «Река Икура», «Лес», «Старый город», «Граница». Публиковал он и прозу – рассказы, очерки. До конца верил в мечту – построить Еврейскую автономию. Дружил с Эммануилом Казакевичем. Был на волоске от ареста, как и его друг Эмка. Успел вовремя уехать. В 1941-м ушел на войну и вскоре погиб под Смоленском.

Такова была судьба руководителей и членов первой редколлегии журнала «Форпост».

Пострадали от репрессий или погибли на войне и многие авторы журнала.

Актер и режиссер БирГОСЕТа, драматург Файвиш Аронес  печатал в «Форпосте» статьи и рецензии о театре. Одна из статей была посвящена 5-летию БирГОСЕТа.  После войны, в 1949  году, он был арестован, в 1950-м осужден на 10 лет, но в лагере провел только шесть. После освобождения Аронес в Биробиджан не вернулся,  а  театр, где он работал, был ликвидирован.

Поэт Изи Харик успел опубликовать в «Форпосте» поэму «Ночь в Биробиджане» и несколько стихотворений о первостроителях области. В 1937  году его арестовали и осудили на десятилетку  лагерной отсидки. В том же 1937 поэт в лагере умер, не дожив до сорока лет.

Григорий Рабинков публиковал в журнале рассказы, новеллы, статьи, драматические  произведения и литературоведческие статьи. Некоторое время был членом редколлегии «Форпоста». Пострадал он от репрессий после войны, в 1950 году был осужден на 10 лет лагерей по статье 58–10 – агитация или призыв к свержению государственного строя. В 1956-м областной суд ЕАО реабилитировал  Григория Рабинкова за отсутствием состава преступления.

В те же годы были репрессированы Бузи Миллер, Люба Вассерман, Лейб Квитко, которого хорошо знали как детского поэта. В «Форпосте» постоянно печатались его стихи. Поэт был расстрелян в 1952 году как член Еврейского антифашистского комитета.

Расстрелянный в том же 1952 году классик еврейской литературы Перец Маркиш тоже был в числе авторов «Форпоста». В журнале увидели свет его поэма «Товарищ Догаев» и цикл стихов «Дальневосточное».

Писателя Ихила Фаликмана, чья повесть «Между сопок» была тепло встречена читателями «Форпоста», тоже осудили по «еврейскому делу» в 1950 году. Он отсидел в лагере шесть лет.

Поэт Ицик Фефер – автор опубликованных в «Форпосте» поэмы «Граница» и патриотических произведений «За здравие», «Возрождение», «Солнце не заходит» был расстрелян в 1952 году.

Писателя Гирша Добина, автора опубликованной в «Форпосте» пьесы «Биробиджан», арестовали как «японского шпиона» в 1938 году, но через два года освободили, сняв все обвинения. В Биробиджан он не вернулся, уехал в Белоруссию, где в годы войны сражался против фашистов  в партизанском отряде. Умер в Израиле, прожив  более 90 лет.

На войне в 1942 году погиб Генах Койфман, дебютировавший в «Форпосте» подборкой стихов «Цвети, наша область!». В Минском гетто оборвалась жизнь Нотэ Вайнгойза, печатавшего в журнале публицистические статьи.

Всего пять лет просуществовал журнал «Форпост», но и в истории области, и в судьбах тех, кто был   в числе его создателей, редакторов, авторов, он  оставил, как видим,  неизгладимый след.


Ирина Шолохова

13.07.2016

Биробиджанер Штерн

  Иосиф Рабин
  
Шимон Диманштейн
  
Давид Бергельсон
  
Бузи Олевский
  
Изи Харик
  
Григорий Рабинков

Острова братьев Ушаковых

Отправлено 9 февр. 2016 г., 19:36 пользователем Редактор   [ обновлено 18 янв. 2017 г., 18:45 ]

Большинство родственников знаменитого полярника Георгия Ушакова были репрессированы. Возможно, лишь недоступность северных островов спасла исследователя Арктики от "внимания" карательных органов 

12 февраля (30 января по ст.ст.) 115 лет со дня рождения Георгия Алексеевича Ушакова - географа, первопроходца, выдающегося советского исследователя Арктики, доктора географических наук, автора 50 научных открытий, писателя, художника-графика, кавалера орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, почетного полярника СССР и почетного гражданина Еврейской автономной области. 

Кажется, о нем известно все. Открыв любую энциклопедию, или «погуглив» в интернете, можно найти множество подробных биографий Г.А. Ушакова: с 11 лет жил в Хабаровске, учился в училище, перебивался случайными заработками, обитал в ночлежке, а в 15 лет случайно познакомился со знаменитым исследователем Дальнего Востока В.К. Арсеньевым и отправился с ним в первую экспедицию, ставшую началом его звездного пути к легендарным географическим открытиям, орденам, почету и мировой славе. Имя Г.А. Ушакова носят поселок и мыс на острове Врангеля, река на Северной Земле, остров в Карском море, горы на Земле Эндбери и несколько морских судов. Он умер в Москве 3 декабря 1963 г., завещав похоронить себя на Северной Земле, которую он открыл миру. Его последняя воля была исполнена - урну с прахом землепроходца замуровали в бетонной пирамиде на острове Домашнем.

И лишь о первом десятилетии жизни нашего именитого земляка почему-то бегло, скороговоркой: родился в 1901 г. в казачьей семье в селе Лазареве Ленинского района Еврейской автономной области (в начале прошлого века - это выселок Лазаревский Михайло-Семеновского станичного округа Амурского казачьего войска, 5-7 дворов); учился в школе в соседнем хуторе Бабстовском (ныне с. Бабстово). И как о безродном - почти ничего о родителях, братьях-сестрах, родственниках. Кто они и какова их судьба?

Не на все вопросы есть исчерпывающие ответы. Но сегодня стало возможным приоткрыть завесу над одной из «белых» страниц биографии Г.А. Ушакова, о которой он сам знал немного, а скорее всего - предусмотрительно умалчивал.

Амурский казак из хутора Бабстовского Ушаков Лука (дед Г.А. Ушакова) по советским меркам был середняком: дом, лошадь и корова. Умер в 1894 г., оставив после себя дочь и двух сыновей - Прасковью, Василия и Прокопия, 1867 г.р.

Прасковья вышла замуж за однофамильца Ушакова Алексея, и молодая семья обосновалась на выселке Лазаревском. У них было четверо сыновей: Василий, Иван, 1899 г.р., Георгий, 1901 г.р., Петр, 1911 г.р. Когда в 1901 г. на свет появился третий, в метрической книге Михайло-Семеновской церкви записали, что в семье амурского казака «Алексея Петровича Ушакова и Параскевы Лукиной» родился сын - Георгий Алексеевич Ушаков. Заметим, что «правильное» имя матери будущего полярника - Прасковья, а Лукина - это «дочь Луки», отчество. Дальнейшая судьба отца нашего героя-землепроходца неизвестна, а мать его умерла в 1936 г. Старшего брата Василия как «кулака» осудили в 1933 г. на 5 лет лагерей «за контрреволюционную агитацию, и он исчез на просторах ГУЛАГа. К 1937 г. брат Иван обосновался в приморском селе Гродеково, а самый младший Петр - в Хабаровске.

Ушаков Василий Лукич - дядя Г.А. Ушакова - тоже поселился на выселке Лазаревском. Во время коллективизации его зачислили в «кулаки», но репрессировать не успели - он умер в 1932 г. А вот сына его - Ушакова Романа Васильевича, 1896 г.р. - в январе 1938 г. расстреляли по приговору тройки УНКВД по ДВК «за контрреволюционную деятельность».

Судьба еще одного дяди Г.А. Ушакова - Ушакова Прокопия Лукича - была самой трагичной и во многом типичной для судеб большинства амурских казаков, уцелевших в гражданской войне. Он родился и до 1930 г. жил и крестьянствовал в с. Бабстово. Семья - «семеро по лавкам»: Авдотья, Родион, 1896 г.р., Савватей, 1898 г.р., Степан, 1900 г.р., Клавдия, 1905 г.р., Егор (Георгий), 1906 г.р., Евгения, 1909 г.р.

Думается, что именно в семье дяди Прокопия Лукича несколько лет жил Г.А. Ушаков, когда учился в бабстовской начальной школе вместе со своим сверстником - двоюродным братом Степаном. Ну не мог же семилетний мальчонка ежедневно ходить пешком по двадцать верст из Лазарево в Бабстово и обратно!

Дочери Ушакова Прокопия вышли замуж и разъехались из Бабстова по окрестным селениям: Авдотья (по мужу Осколкова) рано овдовела и в 1937 г. жила и работала в колхозе в с. Блюхерово (Ленинском); Клавдия вышла за Лалетина Степана из Дежнева, и в 1935 г. «за контрреволюционную деятельность» вместе с мужем выслана в Казахстан; Евгения (по мужу Казанова) жила в Лазарево, а когда почему-то осталась одна - вышла замуж за Полоротова Михаила и в 1937 г. переехала на 22-й километр Биршоссе близ Биробиджана.

Сыновья Ушакова Прокопия революцию не приняли. Во время гражданской войны Родион сначала был урядником в армии Колчака, а потом служил в Красной Армии, откуда дезертировал. Степана тоже в 1921 г. мобилизовали в Народно-революционную армию ДВР, но в августе 1922 г. он дезертировал и укрылся в Маньчжурии. Когда вернулся, его судили, но вскоре амнистировали. После женитьбы хлебопашествовал да промышлял контрабандой - скупал оружие и перепродавал его в Маньчжурии.

Политику Советской власти на селе Ушаков Степан отвергал, заявляя, что она задушила крестьян налогами и долго не продержится, а когда вернутся «белые» - коммунистам несдобровать. С началом коллективизации он вступил в колхоз, но вскоре из него вышел и увлек за собой других. В феврале 1930 г. Степана арестовали, обвинили в причастности к «Сараевской контрреволюционной казачьей повстанческой организации», и 21 июля 1930 г. тройка ОГПУ приговорила его к 8 годам лагерей. В октябре того же года он сбежал из лагеря и вернулся в Бабстово. Опасаясь ареста, вместе с младшим братом Егором добрались до с. Воскресеновки и на лодке ушли за Амур в Маньчжурию.

После бегства двух сыновей за границу Ушаковым в Бабстово житья не стало. Тогда Прокопий с женой, сыновьями Родионом, Савватеем и четырехлетней внучкой Натальей (дочерью Степана) перекочевали за 80 километров в с. Новотроицкое, где вступили в колхоз «Красный Маяк».

В маньчжурском городке Фугдине (сейчас - Фуцзинь) Ушаков Степан устроился переводчиком в местную полицию - за время былой контрабандной деятельности он неплохо овладел китайским языком. Но на Родину, домой, к семье - тянуло. Дважды, зимой 1930-го и в феврале 1931-го, тайными контрабандными тропами переходил границу и навещал родных в Новотроицком. После оккупации японцами Маньчжурии Степан поступил на службу в японскую военную миссию в Фугдине и неоднократно нелегально забрасывался на советскую территорию - японскую разведку интересовали воинские части и характер военно-оборонительного строительства, развернувшегося в приграничном Блюхеровском районе. Не забывал Степан и про родных - в 1933-м и в июле 1934-го тайком приходил в Новотроицкое к отцу-матери, братьям и дочке.

Пограничники и НКВД знали о японском шпионе Степане Ушакове, но схватить его никак не могли. Отыгрались на родственниках. В 1933 г. Ушакова Савватея арестовали и на 10 лет отправили в лагерь за «вредительство в колхозе», а Ушакова Родиона в 1934 г. выселили из Новотроицкого как «социально-опасный элемент». Хотели и Прокопия Лукича выселить, но оставили из-за старости и как хорошего колхозного кузнеца. Освободившись из лагеря досрочно, Савватей поселился вместе с Родионом в с. Красная Речка под Хабаровском. Однако в 1938 г. братьев вновь арестовали и по решению Особого совещания при НКВД СССР выслали в Казахстан.

Дошла очередь и до Ушакова Прокопия Лукича. В сентябре 1937 г. его арестовали и обвинили во «вредительстве» и принадлежности к «контрреволюционной повстанческой шпионской организации, руководимой из-за границы его сыном Степаном». На первом допросе он перечислил всех родственников, не забыв и знаменитого племянника: «У моей родной сестры-кулачки Ушаковой Прасковьи есть четыре сына, которые являются мне племянниками... Ушаков Георгий Алексеевич, примерно 35 лет, проживает в г. Москве, служит в Воздухофлоте техником. Про него читал в газетах, что он летал на остров Врангеля». Всех назвал, а про Степана с Егором поначалу умолчал. Но ведь «органы» не проведешь! Вопрос: «Кого Вы имеете из своих родственников за границей?». Ответ: «...За границей имею двух сыновей - Ушакова Степана и Ушакова Егора». В ноябре 1937 г. тройка УНКВД по ДВК приговорила Ушакова Прокопия к «высшей мере социальной защиты», и 9 декабря его расстреляли в Хабаровске. 

Он ушел из жизни, так и не узнав, что в течение последнего года за границей у него было не два сына, а один. Еще 9 декабря 1936 г. четверо антияпонски настроенных маньчжурских полицейских разгромили полицейский участок в поселке Туки (напротив с. Екатерино-Никольского), а заодно убили каким-то образом оказавшегося там русского. Труп доставили на советскую территорию и передали в 63-й Биробиджанский погранотряд. Пограничники удовлетворенно констатировали, что убитый - неуловимый японский шпион Степан Ушаков, и 13 декабря 1936 г. составили акт, что «сего числа предали земле труп убитого русского человека в 2,5 км южнее с. Блюхерово на острове Большом».

Самый младший из братьев Ушаковых - Егор (Георгий) Прокопьевич - будет арестован советской контрразведкой «Смерш» в сентябре 1945 г. на станции Нанга в Маньчжурии. Традиционно его обвинят в шпионаже, но в ноябре того же года из-под стражи освободят и дело прекратят за отсутствием состава преступления.

Справедливость наступит спустя десятилетия - всех репрессированных Ушаковых реабилитировали в 1958, 1964 и 1989 гг. Но в середине 30-х - это «кулаки-вредители, шпионы и заклятые враги народа», гордиться которыми было не принято и даже опасно. Поэтому неудивительно, что многочисленные анкеты и автобиографии знаменитого ученого-полярника Георгия Алексеевича Ушакова не содержат таких «неудобных» подробностей о его дальневосточных родственниках. 

Владимир ЖУРАВЛЕВ

Биробиджанская звезда - 9(17382)10.02.2016


Ушаков Роман Васильевич, 1896, урожен. с. Бабстова, русский. Заместитель председателя колхоза. Место жительства: Бабстово. Арест. 18.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 25.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 30.07.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-81568.


Ушаков Прокопий Лукич, 08.07.1867, урожен. с. Бабстова, русский. В 1929 году был арестован на 6 суток органами ОГПУ за побег сына за границу. Плотник, кузнец, печник. Место жительства: Новотроицкое. В 1934 вместе с сыном Родионом выселялся из Новотроицкого, но по ходатайству колхоза и сельсовета был оставлен как специалист-кузнец. Арест. 05.09.1937 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 15.11.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 09.12.1937 в г. Хабаровске. Реабилитирован 24.07.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-95603.


Ушаков Савватей Прокопьевич, 1898, урожен. с. Бабстова, русский. Член колхоза «Красный Маяк». Место жительства: Новотроицкое. Арестован 00.00.1932. Осужден 00.00.1933 за контрреволюционную повстанческую деятельность и вредительство в колхозе на 10 лет ИТЛ. Освобожден досрочно. В 1935 проживал в с. Красная Речка близ г. Хабаровска, в 1937 – в г. Хабаровске. Плотник в пожарной команде, столяр ФТИ. Арест. 29.09.1938 УНКВД по ДВК. Осужд. 29.11.1939 ОСО при НКВД СССР по ст. 58-10 УК РСФСР – высылка в Казахстан на 1 год. Реабилитирован 08.05.1964 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82255.


Ушаков Родион Прокопьевич, 1890 (1896), урожен. с. Бабстова, русский. Член колхоза «Красный Маяк». Место жительства: Новотроицкое. 00.00.1934 выселен из села как бывший колчаковский урядник и дезертир Красной Армии. В 1935 проживал в с. Красная Речка близ г. Хабаровска, в 1937 - в г. Биробиджане, работал счетоводом на кирпичном заводе № 4. Арест. 21.08.1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.11.1939 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-13 УК РСФСР - ссылка в Казахстан на 5 лет. Реабилитирован 08.05.1964 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-82255.


Ушаков Степан Прокопьевич, 1900, урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. Арест. 27.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Бежал из мест лишения свободы в Маньчжурию. 09.12.1936 убит японо-маньчжурскими погранполицейскими в поселке Туки (Тука) напротив с. Екатерино-Никольского. Захоронен на Большом острове в 2,5 км. южнее с. Ленинского. Реабилитирован 27.06.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-97924.


Ушаков Егор (Георгий) Прокопьевич, 1906 (1907), урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. В 1930 вместе с братом Ушаковым С.П. бежал в Маньчжурию. В 1945 проживал в Китае, ст. Нанга. Арест. 07.09.1945 ОКР «СМЕРШ» 15-й армии по ст. 58-6 УК РСФСР. 05.11.1945 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело П-80035.

Мятежная «Чайка»: семь дней свободы

Отправлено 31 окт. 2015 г., 20:45 пользователем Редактор   [ обновлено 18 янв. 2017 г., 19:09 ]

Первые годы еврейского переселения на Дальний Восток в конце 20-х гг. прошлого столетия совпали с драматическими событиями в Среднем Приамурье. Начавшаяся в стране коллективизация вызвала волну крестьянского возмущения, нередко перераставшего в вооруженные выступления. Историки называют не менее 10 восстаний, произошедших на Дальнем Востоке в 1929-32 гг. Материалы архивного уголовного дела проливают свет на неизвестную страницу в истории нашей области – Самарский вооруженный мятеж 1930 года в Екатерино-Никольском районе. 

31 октября 2012 года в областной газете «Биробиджанер штерн» была опубликована статья Ирины Манойленко «Арестованный» март. Статья небольшая, поэтому воспроизведем ее полностью:

 "Весна 1930 года в селе Пузино началась с массовых арестов. Год назад, изучая списки репрессированных в областной Книге Памяти жертв политических репрессий, удивилась тому, что в селе Пузино Октябрьского района волна арестов прокатилась не в конце, а в начале тридцатых годов. Причем массовые аресты произошли в мартовские дни 1930-го.

Хлеборобы Александр и Иван Дутовы были арестованы 1 марта, Андрей Дутов - 5 марта. Это были родные братья. В тот же день, 5 марта, арестовали их двоюродного брата Тимофея. Затем взяли трех братьев Барановых, двух Бекетовых, семьи Бондаренко и Вологиных.

Пострадали в тот роковой март и братья Калинины: 5 марта взяли Никифора, 8-го - Ивана, 14-го - Романа, 15-го - Василия. Позже арестовали Федора и Николая Калининых, двух братьев Кибиревых и их отца. 2 марта 1930 года арестовали Федора Куликова, через несколько дней - его братьев Афанасия и Николая.

13 марта беда пришла в дом Филиппа Паздникова, а 14 марта забрали его двоюродного брата Николая. Арестовали Николая и Василия Окладниковых, братьев Григория и Алексея Чупровых. У арестованного 1 марта Михаила Лунина выслали из села всю семью - 11 человек. И не только у него одного. Всего в марте 1930 года в селе было арестовано более 40 человек.

Что же могло такого произойти в Пузино, если мужиков забирали целыми семьями?

Ни в районном, ни в областном краеведческом музее, ни в архиве никаких зацепок найти не удалось. В селе живых свидетелей тех массовых арестов почти не осталось. Единственный, кто смутно помнит события 30-х годов - Декабрист Гаврилович Кибирев.

- Я слышал о тех арестах, но за что арестовали мужиков, говорить в селе боялись. Предполагаю, что их обвинили либо во вредительстве, либо в заговоре против советской власти. А вот как раскулачивали семьями в 38-м году, сам видел. Особенно запомнил, как грузили на подводу многодетную семью Забелиных - всех детей еле вместили.

Подлинную причину массовых арестов в марте 1930 года в селе Пузино хранят, скорей всего, архивы ФСБ - бывшего НКВД. Родственников репрессированных в селе не осталось. Может, кто-то знает что-либо об этих событиях и людях? Откликнитесь!"


Вот что на самом деле происходило в Октябрьском (Екатерино-Никольском) районе в 1930 году...


Начало этой кровавой драмы восходит к периоду Гражданской войны на Дальнем Востоке, когда часть амурского казачества выступила на стороне белых. В с. Пузино был создан т.н. Штаб военного совета белых, а на территории Екатерино-Никольского станичного округа против красных действовал отряд есаула Сараева В.В. численностью до 800 человек. Курсировавшие по Амуру красные пароходы периодически обстреливались казаками. Организатором одного из таких обстрелов был станичный атаман Сараев Г.И., выезжавший из Пузино в Екатерино-Никольское во главе отряда более чем из 20 казаков. В 1918 г. в районе станицы Екатерино-Никольской они захватили пароход «Лев Троцкий» (бывший «Барон Корф»), сняли с него вооружение, боеприпасы и ценности, высадили на берег революционерку-кореянку, которую позднее расстреляли в Хабаровске.

После поражения в Гражданской войне часть казаков эмигрировала в Маньчжурию и обосновалась за Амуром в поселке Восемь балаганов, напротив Пузино. Но еще в течение нескольких лет белоказачьи отряды проникали на советскую территорию. Например, известно о рейдах, совершенных в 1926-27 гг. в Екатерино-Никольский район отрядом Арестоулова численностью 35 человек и отрядом из 18 человек под командованием полковника Карлова.

По оперативным данным ОГПУ, концентрация в приграничье казаков-эмигрантов привлекла внимание белоэмигрантов в Харбине. Там решили воспользоваться этим для создания с позиции Восьми балаганов повстанческой организации в Екатерино-Никольском районе и подготовки вооруженного мятежа. По версии чекистов, к тому имелись реальные предпосылки: в районе отмечались разрозненные, организационно не оформленные группы бывших казаков, недовольных политикой Советской власти. К 1929 г. белой эмиграции якобы удалось создать такую организацию с ячейками в селах Пузино, Екатерино-Никольское, Самара, Венцелево, Биджан, Квашнино и Михайло-Семеновское.

Так появилось «дело» о полумифической «Сараевской контрреволюционной казачьей повстанческой организации», названной чекистами по фамилии ее харбинского «куратора» - бывшего казачьего полковника Сараева В.В.

Сомнение в реальности повстанческой организации возникает из анализа архивных документов, где беззастенчиво скомпилированы материалы следствия и агентурные сведения, бесчестно и непрофессионально смешаны правда и домыслы. Чего только стоит, например, описание «организационного оформления» повстанческой организации в Пузино, изображенное чекистами по образу и подобию… партийно-комсомольских собраний!

Так, в ночь на 21 июня 1928 г. в кустарнике за огородом Дутова И.П. тайно собрались около 30 казаков на первое «учредительное» собрание. В своем «докладе» Дутов Т.С. разъяснил цели организации, а «содокладчики» Куликов Ф.Д., Богомяков И.О. и Кибирев П.И. говорили о необходимости вооруженного сопротивления Советской власти, разоряющей крестьянство. После коротких прений все согласились такую организацию в селе «учредить», считая ее головной по отношению к аналогичным ячейкам на территории Екатерино-Никольского района. Руководителем и ответственным за связь с закордоном избрали Куликова Ф.Д., заместителями – Сараева Г.И. и Лалетина А.К., секретарем – Богомякова И.О., уполномоченными по вербовке в окрестных селах новых членов организации – Лалетина И.К., Дутова Т.С. и Кибирева И.Р. Удивительно, что еще «членские взносы» не решили собирать!

После конфликта на КВЖД, на фоне начавшейся в конце 1929 г. коллективизации, ПП ОГПУ по ДВК решило ликвидировать угрозу казачьего повстанчества в Среднем Приамурье. По подозрению в принадлежности к Сараевской повстанческой организации с 7 февраля по 15 марта 1930 г. в Екатерино-Никольском районе арестовали 72 человека. Именно в это время на волне протеста против насильственной коллективизации, раскулачивания, массовых выселений и арестов вспыхивает Самарский вооруженный мятеж. 

17 марта 1930 г. в с. Самара во время ареста Попова В.Т. несколько казаков обстреляли милиционера и освободили односельчанина из-под стражи. Затем разоружили председателя сельсовета, вскочили на лошадей и ушли в тайгу, затянув при выезде из села песню. На сопке Осиновой у истоков рек Осиновка и Листвянка, в нескольких десятках вёрст от села, беглецы стали лагерем, дав своему отряду романтическое название «Чайка».

В течение семи дней они укрывались в тайге в ожидании поддержки односельчан и крестьян из окрестных сел. Но не дождались. Сочиняли воззвания и листовки, сформулировав причины, цели и основной лозунг восстания – «Да здравствует крестьянский, рабочий и партизанский отряд против власти коммунистов!», – но распространить их не успели. Отчаянных повстанцев было всего 14...

Власти организовали розыск «мятежников», и 22 марта их обнаружили выступавшие под видом охотников колхозные активисты из с. Биджан. Они убедили казаков, что в Биджане тоже имеется повстанческая группа, и через несколько дней она прибудет на пасеку на реке Кулемной для соединения с самарцами. Разведав численный состав и вооружение мятежников - две трехлинейки и 12 берданок - биджанцы оставили неподалеку засаду и отправили гонца с донесением в сельсовет, а оттуда - на погранзаставу в Венцелево.









24 марта четыре пограничника, четыре бойца отряда самообороны и семь биджанских «охотников» во главе с начальником Венцелевской погранзаставы Когачевским устроили засаду на пасеке на реке Кулемной. Когда 25 марта мятежники покинули свой таежный лагерь и подошли к пасеке, они услышали крики: «Самарцы, стой! Сдавайтесь живыми!». В перестрелке шестеро повстанцев были убиты: Игнатов Н.И., Колобов П.А., Колобов П.А., Колобов П.Н., Пермяков И.В.- 2-й, Пермяков Ф.В. Захватили в плен Попова В.Т., а остальные бежали в тайгу. Среди пограничников потерь не было, за исключением… «сбежавшей с испугу колхозной лошади»! Через день после боя брат Попова В.Т. – Кирилл – вернулся в Самару и сдался властям, а остальные повстанцы ушли в Маньчжурию.











Плененного Попова В.Т. доставили в Венцелево и через день конвоировали в Благословенное. Согласно первому протоколу допроса, 30-летний Виктор Тимофеевич Попов происходил из амурских казаков, родился и вырос в с. Самара. Хлебороб-середняк, беспартийный, семейный, трое детей. Неожиданно для  мятежника-антисоветчика – во время Гражданской войны был партизаном-подпольщиком, позднее – членом Самарского сельского совета! Образование - четыре класса сельской школы, но достаточно развитый и начитанный, даже стихи писал.

Всего в 1930 г. по уголовному делу на «сараевцев» было арестовано 94 человека. Поскольку следствие велось в Хабаровске, всех арестованных поместили в Дальневосточный краевой дом заключения. Когда 31 марта 1930 г. Попова В.Т. конвоировали в Хабаровск, он, видимо, хотел свести счеты с жизнью, инсценировав побег: недалеко от с. Благословенного, с криком «Стреляйте!», бросился от дороги к лесу, но был ранен в ногу и задержан.

Не сумев добыть объективные доказательства вины ряда арестованных, на стадии предварительного следствия из-за отсутствия улик 22 человека освободили из-под стражи, в том числе брата Виктора Попова – 18-летнего Кирилла. В отношении пятерых материалы выделили в отдельное производство и осудили уже по другому делу. Один обвиняемый во время следствия умер. Остальные 66 «повстанцев» были осуждены, хотя 43 из них виновными себя ни в чем не признали, а 23 признали вину частично, категорически отрицая принадлежность к повстанческой организации.

21 июля 1930 г. Тройка ПП ОГПУ по ДВК приговорила 53 человека к заключению в концлагерь на срок от 1 года до 10 лет, один получил год лишения свободы условно и один осужденный – ссылку сроком на 5 лет. В отношении трех человек уголовное преследование было прекращено из-за отсутствия состава преступления. К расстрелу приговорили 8 «сараевцев», в том числе Виктора Попова. В списке расстрелянных – Григорий Иванович Сараев из Пузино, последний  дореволюционный станичный атаман Екатерино-Никольского станичного округа в 1913-1917 гг. Семьи 17 «сараевцев» общей численностью не менее 106 человек в 1930-33 гг. в административном порядке были выселены на спецпоселение в отдаленные местности.

Из числа бежавших после боя на реке Кулемной двоих мятежников - Колобова Н.Н. и Колобова Я.Н. - арестовали через год и в 1932 г. отправили в лагерь на 10 лет, откуда они уже не вернулись. Елина С.М. арестовали военные контрразведчики «Смерш» в 1945 г. в китайском городе Цзямусы. Его осудили на 15 лет лагерей. Судьба еще троих самарцев - Иванова А.А., Колобова М.М. и Пермякова И.В.-1-го - остается неизвестной.

Лишь через 33 года прокуратура Хабаровского края опротестовала осуждение «сараевцев», и решением Президиума Хабаровского краевого суда от 18 октября 1963 г. постановление Тройки ПП ОГПУ по ДВК от 21 июля 1930 г. было отменено, а уголовное дело производством прекращено в связи с отсутствием в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст. 58-2 УК РСФСР. Все проходившие по делу лица были реабилитированы. Все, кроме Виктора Попова. 


Владимир ЖУРАВЛЕВ

"Биробиджанская звезда" - 7(17193) 29.10.2014 


Таким образом, в целом архивные документы позволяют нам представить истинную картину тех событий. Но меня почему-то продолжает мучить один вопрос, на который нет и уже никогда не будет ответа: так какую же все-таки песню "затянули" казаки, уходя из села в вечность?!

А в голове почему-то "крутится" вот эта:

http://www.youtube.com/watch?v=lwQY8z8hJ7w

Часть 2-ю читайте здесь: 

https://sites.google.com/a/memo27reg.org/repressii-eao/smi-o-repressiah/soobseniebezzagolovka


В заключение остается лишь добавить, что "разработку" и следствие по делу «Сараевской контрреволюционной казачьей повстанческой организации» вел Контрразведывательный отдел (КРО) ПП ОГПУ по ДВК (начальник отдела - Шнеерсон, заместитель - Канарейкин, зам. начальника 3 отделения КРО Орешников). 

Основным "разработчиком" был уполномоченный 3-го отделения КРО ПП ОГПУ по ДВК Тимошунас В.М.

Сегодня возможно рассказать о судьбе основного фальсификатора этого "повстанческого" дела.

Тимошунас Василий Мартынович, 1904 г.р., уроженец Красноярского края, член ВКП(б) с 1938 года. В 1930 году – уполномоченный 3-го отделения КРО ПП ОГПУ по ДВК.

После "реализации" этого "громкого" дела пошел на повышение по службе. В феврале 1936 года ему присвоено спецзвание лейтенант госбезопасности, а вскоре - старший лейтенант госбезопасности. 

В 1937-1939 гг. - ВРИД зам. начальника 3-го отдела УГБ НКВД Башкирской АССР. 09.05.1938 г. награжден нагрудным знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ ХV». 

За причастность к массовым репрессиям, фальсификацию материалов следствия и применение пыток к арестованным 13.04.1939 г. уволен из НКВД вовсе с исключением с учета по ст. 38-в. Арестован 02.07.1939. 

Осужден 06.09.1939 Военным трибуналом войск НКВД Уральского округа по ст. 193-17-б УК РСФСР к ВМН. 25.11.1939 ПВС СССР ходатайство о помиловании  отклонил. Расстрелян 29.11.1939 г. 


«Сараевская контрреволюционная казачья повстанческая организация" 

в Екатерино-Никольском районе Амурского округа Дальневосточного края

и «Амурская повстанческая казачья организация» 

на базе Амурской Краснознаменной военной флотилии в г. Хабаровске


Михайло-Семеновское

 

1.      Вырупаев Павел Алексеевич, 1894 (1895), урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 01.08.1927 57-м Иманским погранотрядом ОГПУ по ст. 58-10 УК РСФСР. 22.08.1927 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения. Арестован повторно 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 11.04.1930 уголовное дело прекращено. Перед очередным арестом проживал в с. Николаевка Смидовичского района ЕАО. Завхоз ФЗУ. Арестован повторно 20.07.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 31.03.1999 прокуратурой Омской обл. по Закону РСФСР от 18.10.1991., 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивные дела: П-89812, П-97924, П-90397.

 

2.      Козлов Лука Леонтьевич, 1879, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 07.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 17.02.1930 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело П-97924.

 

3.      Никитин Василий Тихонович, 1900, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 14.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Бежал из-под стражи за границу. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

Бабстово

 

4.      Ушаков Степан Прокопьевич, 1900, урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. Арест. 27.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Бежал из мест лишения свободы в Маньчжурию. 09.12.1936 убит японо-маньчжурскими погранполицейскими в поселке Туки (Тука) напротив с. Екатерино-Никольского. Захоронен на Большом острове в 2,5 км. южнее с. Ленинского. Реабилитирован 27.06.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-97924.

 

Биджан

 

5.      Лесков Прокопий Иванович, 1885, урожен. с. Биджан, русский. Десятник на лесозаготовках. Место жительства: Биджан. Арест. 08.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

Венцелево

 

6.      Былков Александр Кузьмич, 1875, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

7.      Дружинин Ефим Федорович, 1885, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 08.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

8.      Духовников Роман Егорович (Георгиевич), 1900, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

9.      Духовников Федот Яковлевич, 1879, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Семья выселена на спецпоселение на основании постановления Биробиджанского РИК. Территория спецпоселения: Амурская обл., Зейский район, трудпоселок спецкомендатуры. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Родственники: жена - Духовникова Матрена Ивановна, 1879. Освобождена со с/п в 1943 постановлением Зейского РО НКВД. Реабилитирована 23.02.1998 УВД ЕАО по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Духовников Иван Федотович, 1914. Сведений о нахождении на с/п не имеется; сын - Духовников Владимир Федотович, 1926. Освобожден со с/п в 1943 постановлением Зейского РО НКВД. Реабилитирован 23.02.1998 УВД ЕАО по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-97924; № 142 УВД по ЕАО.

 

10. Кузнецов Георгий (Егор) Петрович, 1880, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Семья выселена на спецпоселение на основании постановлений Екатерино-Никольского РИК от 03.05.1930 и Биробиджанского РИК от 02.08.1931. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Родственники: жена - Кузнецова Лидия Иннокентьевна, 40 лет; сын - Герман, 15 лет; сын - Сазон, 13 лет; сын - Николай, 10 лет; дочь - Александра, 10 лет; сын - Степан, 7 лет. Сведения о семье неполные, данных о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-97924; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, дд. 6, 8.

 

11. Кузнецов Тимофей Петрович, 1897, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1953 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

12. Лесков Андрей Ильич, 1868, урожен. с. Нагибова, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР – ссылка в Николаевский-на-Амуре округ на 5 лет. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

13. Лесков Мартемьян Герасимович, 1870, урожен. с. Нагибова, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Арестован повторно 07.09.1937 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 15.11.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 01.12.1937 в г. Хабаровске. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления и 27.07.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивные дела: П-97924, П-95562.

 

14. Лесков Михаил Герасимович, 1867, урожен. с. Нагибова, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 10.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ условно. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

15. Лесков Петр Михайлович, 1896, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 08.04.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

16. Панов Семен Михайлович, 1887, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 08.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

17. Панов Сидор Михайлович, 1875, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 01.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

18. Попов Василий Карпович, 1877, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9, 58-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

19. Попов Руф Карпович, 1888, урожен. с. Венцелева, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9, 58-11 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

20. Раздобреев Николай Степанович, 1873, урожен. с. Нагибова, русский. Хлебороб. Место жительства: Венцелево. Арест. 28.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 23.07.1930 в г. Хабаровске. Семья выселена на спецпоселение на запольный участок «Созеро» Биробиджанского района на основании постановления Биробиджанского РИК от 05.03.1931. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Родственники: жена - Марфа, 50 лет; сын - Зиновий, 21 год; невестка - Федосья, 18 лет; сын - Максим, 17 лет; дочь - Лина, 11 лет; дочь - Антонида, 19 лет; дочь - Мария, 10 лет; дочь - Зоя, 9 лет; дочь - Валентина, 7 лет. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-97924; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, дд. 6, 8.

 

Квашнино

 

21. Бояркин Михаил Пименович, 1884, урожен. с. Квашнина, русский. Хлебороб-единоличник. Место жительства: Квашнино. Арест. 01.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Постановлением тройки при ПП ОГПУ по ДВК от 19.05.1931 условно-досрочно освобожден. Перед вторым арестом проживал в с. Урми. Рыбак. Арестован повторно 09.08.1938 Смидовичским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.11.1939 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления и 28.09.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивные дела: П-97924, П-91171.

 

22. Паздников Петр Егорович (Георгиевич), 1885, урожен. с. Квашнина, русский. Хлебороб. Место жительства: Квашнино. Арест. 01.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Постановлением тройки при ПП ОГПУ по ДВК от 19.05.1931 условно-досрочно освобожден. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

23. Полоротов Абрам Андреевич, 1894, урожен. с. Квашнина, русский. Хлебороб. Место жительства: Квашнино. Арест. 25.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 25.03.1930 уголовное дело прекращено, реабилитирован. Архивное дело П-97924.

 

24. Полоротов Тимофей Севастьянович, 1886 (1887), урожен. с. Квашнина, русский. Хлебороб. Место жительства: Квашнино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ ПО ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. Умер в период следствия, 30.04.1930 уголовное дело прекращено в связи со смертью обвиняемого. Архивное дело П-97924.

 

Екатерино-Никольское

 

25. Карепов Александр Кузьмич, 1901, урожен. с Екатерино-Никольского, русский. Хлебороб. Место жительства: Екатерино-Никольское. Арест. 14.03.1930 70-м Хабаровским погранотрядом ОГПУ по ст. 58-2 УК РСФСР. 06.06.1930 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. В 1937 - председатель колхоза. Арестован повторно 01.07.1937 Сталинским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 27.08.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 28.08.1937 в г. Хабаровске. Реабилитирован 11.11.1957 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивные дела: П-97924, П-90390.

 

26. Карепов Николай Порфирьевич (Парфилович, Порфильевич), 1889, урожен. станицы Екатерино-Никольской, русский. Хлебороб. Место жительства: Екатерино-Никольское. Арест. 14.03.1930 70-м Хабаровским погранотрядом ОГПУ по ст. 58-2 УК РСФСР. 06.07.1930 уголовное дело прекращено, реабилитирован. Архивное дело П-97924.

 

27. Сапожников Михаил Георгиевич, 1895, урожен. станицы Екатерино-Никольской, русский. Хлебороб. Место жительства: Екатерино-Никольское. Арест. 14.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 06.07.1930 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. Выселен с семьей на спецпоселение 11.08.1931 на основании постановления Биробиджанского РИК от 05.03.1931. Территория спецпоселения: Амурская обл., Зейский район, трудпоселок спецкомендатуры. Освобожден со с/п в 1947, основание: приказ МВД СССР от 07.10.1947. Реабилитирован 01.04.2003 УВД ЕАО по Закону РСФСР от 18.10.1991. Родственники: мать - Сапожникова Наталья Артемьевна, 72 года; жена - Сапожникова Надежда Владимировна, 35 лет; дочь - Сапожникова Нина Михайловна, 13 лет; дочь - Сапожникова Прасковья Михайловна, 11 лет. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-97924; № 189 УВД по ЕАО; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, дд. 6, 8.

 

28. Сапожников Степан Никандрович, 1880, урожен. станицы Екатерино-Никольской, русский. Хлебороб. Место жительства: Екатерино-Никольское. Арест. 14.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 06.07.1930 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. Выселен с семьей на спецпоселение на основании постановления Биробиджанского РИК от 05.03.1931. Родственники: жена - Сапожникова Агрипина Егоровна, 50 лет; дочь - Сапожникова Ираида Степановна, 15 лет; сын - Сапожников Борис Степанович, 11 лет. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-97924; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, д. 6.

 

Нагибово

 

29. Супронь Виктор Павлович, 1878 (1887, 1894), урожен. с. Теолик Гродненской губ., русский. Хлебороб. Место жительства: Нагибово. Арест. 07.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 04.05.1930 уголовное дело прекращено. Выселен с семьей на спецпоселение на основании постановления Биробиджанского РИК от 05.03.1931. Территория спецпоселения: Амурская обл., Зейский район, п. 3-й Лесопункт. Освобожден со с/п в 1947, основание: приказ МВД СССР и Генпрокурора СССР от 28.09.1946 (член семьи фронтовика). Реабилитирован 17.03.1994 УВД ЕАО по Закону РСФСР от 18.10.1991. Родственники: жена - Супронь (Ядрищенская) Ольга Михайловна, 1891. Освобождена со с/п в 1947, основание: приказ МВД СССР и Генпрокурора СССР от 28.09.1946 (член семьи фронтовика). Реабилитирована 25.08.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Ядрищенский Павел Иванович, 1910. Сведений об освобождении со с/п нет. По факту административного выселения реабилитирован 25.08.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Ядрищенский Нестор (Федор) Иванович, 1912. Освобожден со с/п в 1947 Факт административного выселения и срок нахождения на с/п до 1947 установлен Железнодорожным райсудом г. Хабаровска 03.04.1998. Реабилитирован 23.07.1997 УВД ЕАО по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Ядрищенский Николай Иванович, 1913. Освобожден со с/п в 1942, основание: Постановление ГОКО СССР от 11.04.1942 (призыв в армию). Реабилитирован 25.08.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Ядрищенский Иван Иванович, 1915. Освобожден со с/п в 1942, основание: Постановление ГОКО СССР от 11.04.1942 (призыв в армию). Реабилитирован 25.08.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Супронь Изот Викторович, 1920. Освобожден со с/п в 1942, основание: Постановление ГОКО СССР от 11.04.1942 (призыв в армию). Реабилитирован 25.08.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Супронь Вениамин Викторович, 1924. Освобожден со с/п в 1943, основание: Постановление ГОКО СССР от 11.04.1942 (призыв в армию). Реабилитирован 25.08.2003 УВД Хаба­ровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Супронь Владимир Викторович, 1927. Факт административного выселения и срок нахождения на с/п до 1947 установлен Железнодорожным райсудом г. Хабаровска 03.04.1998. Реабилитирован 06.05.1998 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-97924; № 30640 УВД по Хабаровскому краю; № 92 УВД по ЕАО; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, д. 6.

 

Пузино

 

30. Баранов Георгий (Егор) Антонович, 1894, урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 05.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 06.07.1930 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения. Арестован повторно 06.03.1931 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. Осужд. 07.04.1932 коллегией ОГПУ по ДВК по ст. 59-3 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 30.06.1995 прокуратурой Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-97924, ХУ-6969.

 

31. Баранов Дмитрий Антонович, 1898 (1899), урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 06.03.1930 70-м Хабаровским погранотрядом ОГПУ по ст. 58-9-11 УК РСФСР. 21.07.1930 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. Арестован повторно 31.08.1937 Сталинским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 11.11.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 11.11.1937 в г. Хабаровске. Реабилитирован 08.12.1959 облсудом ЕАО за недоказанностью обвинения. Архивные дела: П-97924, П-82227.

 

32. Бекетов Иван Михайлович, 1887 (1889), урожен. с. Пузина, русский. Колхозник. Место жительства: Пузино. Арест. 10.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. 11.07.1930 материалы выделены в отдельное производство. Осужд. 30.04.1932 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9 УК РСФСР на 3 года ИТЛ (из мест лишения свободы бежал). Семья выселена на спецпоселение на основании решения районной тройки по выселению семей кулаков Биробиджанского района ДВК, главы которых репрессированы органами ОГПУ и юстиции, от 04.09.1933. Реабилитирован 27.06.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Родственники: жена - Бекетова Агафья Яковлевна, 1886; сын - Пантелеймон, 1906; сын - Николай, 1911; сын - Егор, 1914; сын - Петр, 1916. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-97924; П-96248; ГА ЕАО, ф. 75, оп. 11, д. 5а.

 

33. Бекетов Иван Николаевич, 1891, урожен. с. Пузина, русский. Колхозник. Место жительства: Пузино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР. 04.05.1930 уголовное дело прекращено. Арестован повторно 01.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 21.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 16.01.1960 облсудом ЕАО за недоказанностью обвинения. Архивные дела: П-97924, П-82274.

 

34. Белокрылов Алексей Кириллович, 1900, урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 14.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 1 год ИТЛ условно. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Арестован повторно 02.12.1937 Сталинским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 31.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. ст. 58-1а, 58-7, 58-10, 58-11 на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 03.12.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивные дела: П-97924, П-82161.

 

35. Богомяков (Богомягков) Иван Осипович, 1890, урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб, счетовод в колхозе. Место жительства: Пузино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

36. Богомяков (Богомягков) Никита Александрович, 1891 (1892), урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 13.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

37. Богомякова (Богомягкова) Анна Андреевна, 1875 (1885, 1889), урожен. с. Радде, русская. Крестьянка. Место жительства: Пузино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Реабилитирована 18.11.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

38. Бондаренко Иван Васильевич, 1898, урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924.

 

39. Бондаренко Николай Васильевич, 1889, урожен. с. Пузина, русский. Хлебороб. Место жительства: Пузино. Арест. 02.03.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-9-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.10.1963 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-97924. 


"Амурцы": дело районного масштаба

Отправлено 27 окт. 2015 г., 21:32 пользователем Редактор   [ обновлено 18 янв. 2017 г., 21:46 ]

Еще не рассеялся пороховой дым после расстрелов 1930 года по делу Сараевской контрреволюционной казачьей повстанческой организации в Екатерино-Никольском районе, как в ОГПУ возникло новое масштабное дело - «Амурцы». На этот раз весной 1933 года «готовились восстать против Советской власти» казаки бывшего Михайло-Семеновского района.  

К такому выводу пришел секретно-политический отдел полномочного представительства ОГПУ по Дальневосточному краю, и в целях предотвращения вооруженного захвата власти в приамурской полосе 240 жителей Биро-Биджанского района и г. Хабаровска были арестованы.

В ходе расследования уголовного дела № 478-1933 (П-90397) чекисты получили «неопровержимые» доказательства того, что на протяжении нескольких лет арестованные являлись членами контрреволюционной вредительско-повстанческой организации «Трудовая крестьянская партия» (ТКП). Она состояла из 12 ячеек в селениях Биро-Биджанского района: Михайло-Семеновском, Бабстово, Воскресеновке, Степаново, Головино, Надеждинском, Казанке, Лондоко, Катоне, Тихонькой, Усовом Балагане, Ауре, и семи ячеек - в городе Хабаровске. Повстанцами руководили Ерыгин Николай Иванович из с. Степаново, Шалыгин Константин Максимович и Приезжих Григорий Андреевич из с. Михайло-Семеновского.





























Из документов ОГПУ следует, что враждебная деятельность «амурцев» - в прошлом зажиточной части амурского казачества – заключается во вредительстве, диверсиях, терроре, шпионаже и подготовке к свержению Советской власти. Организация поддерживает нелегальную связь с белоэмигрантским Дальневосточным комитетом ТКП в Харбине и планирует поднять вооруженное восстание в тылу Красной Армии при военном вторжении Японии в СССР.




На основе «показаний» обвиняемых следствие дополнительно вскрыло еще девять аналогичных «повстанческих групп» и выделило в отдельное производство материалы на 107 человек из Кукелево, Дежнево, Биджана, Лазарево, Успеновки, Желтого Яра, Ина Биро-Биджанского района, села Виноградовки Хабаровского района и прииска Александровского Селемджано-Буреинского района. Их арестуют и осудят позднее по другим уголовным делам.

За восемь месяцев «следствия» шестеро обвиняемых умерли, одного освободили за недоказанностью обвинения, а остальные 233 человека предстали перед судом. Впрочем, суда как такового не было: 17 ноября 1933 г. тройка при ПП ОГПУ по ДВК в Хабаровске заочно приговорила 84 из них к расстрелу, 113 - к исправительно-трудовому лагерю от трех до десяти лет, семерым зачли в наказание срок предварительного заключения, 15 человек получили по три года ИТЛ условно и 14 отправили на спецпоселение. Решением Биро-Биджанского РИК не менее 137 членов семей осужденных тоже выселили и направили в «кулацкую ссылку».   

После смерти Сталина в стране наметилось оздоровление морально-психологического климата, называемое «хрущевской оттепелью». Заметную роль в этом сыграл доклад Хрущева Н.С. на XX съезде КПСС в 1956 году. Тогда страна узнала о злоупотреблениях властью и репрессиях. Были осуждены либо уволены подручные бывшего министра внутренних дел Берия Л.П. и сотрудники органов госбезопасности, скомпрометировавшие себя нарушениями законности. Тысячи репрессированных и членов их семей обращались в советско-партийные инстанции с требованиями отмены неправосудных приговоров. С подобным заявлением о реабилитации в апреле 1956 г. в прокуратуру Хабаровского края обратился Медведков И.Н., осужденный в 1933 г. и отбывший в Дальлаге десять лет на строительстве железнодорожной ветки Волочаевка-Комсомольск-на-Амуре. Это стало формальным поводом для пересмотра обоснованности осуждения всех 240 «амурцев».



Более двух лет заместитель начальника следственного отдела УКГБ при Совете Министров СССР по Хабаровскому краю капитан Черкасов проводил дополнительную проверку, исследовал архивные документы, по всей стране разыскивал и передопрашивал выживших осужденных и свидетелей, но так и не смог найти никаких доказательств существования в Биро-Биджанском районе и Хабаровске контрреволюционной повстанческой организации. 31 декабря 1958 г. он вынес заключение: дело «Амурцы» - плод чекистской фантазии и чудовищной фальсификации, а осуждение Ерыгина, Шалыгина, Приезжих, Медведкова и других - необоснованно.

Архивные материалы и захваченные в 1945 г. трофейные документы свидетельствовали о том, что в 30-х гг. в Харбине действительно существовал Дальневосточный комитет ТКП во главе с белоэмигрантом Грачевым Г.П., но никаких данных о его подпольных ячейках в Биро-Биджанском районе или Хабаровске, а также о связях с кем-либо из «амурцев» не имелось. Правда, арестованный в 1946 г. Грачев говорил, что с 1931 г. в Хабаровске якобы существовала антисоветская организация ТКП во главе с Перминовым, который дважды нелегально приезжал в Харбин. Но это свидетельство Грачева проигнорировали, так как выяснилось, что сомнительная слава «легендарных» контрразведывательных операций 20-х гг. «Трест» и «Синдикат» не давала покоя и дальневосточным чекистам: они по аналогии неоднократно засылали своих людей в Харбин с провокационными заданиями по внедрению в ДВ комитет ТКП.

Признавшие свою вину и отбывшие наказание в лагерях Бочкарев С.Г., Бочкарев Е.В., Чмутин В.И. и Баранов А.А. презрели опасность «откровений» и даже в 1959 г. не побоялись заявить о своих прежних антисоветских взглядах, но отвергали принадлежность к повстанческой организации и настаивали, что выводы о ее существовании сделаны не ими, а следователями ОГПУ. Еще несколько десятков бывших осужденных тоже аргументированно доказывали свою невиновность. Многие из них даже спустя 25 лет после приговора продолжали задаваться вопросом – за что же их осудили? Для следователя стало откровением и то, что большинство оставшихся в живых «амурцев» впервые в жизни слышали от него название организации - «Трудовая крестьянская партия», членами которой они якобы состояли на протяжении нескольких лет.

Доказательств шпионской деятельности со стороны осужденных тоже не обнаружилось. Несколько служебных командировок Приезжих Г.А. и Горбунова М.Ф. от Торгсина за границу и их встречи там с земляками-белоэмигрантами нельзя квалифицировать как шпионаж.

Следствие в 1933 г. не исследовало причины и обстоятельства пожара на базе Амурской военной флотилии в Хабаровске, уничтожившего склад оружия и военного снаряжения. Зимин А.П. и Петров Ф.П. свою причастность к поджогу не признали, и их обвинение в совершении «диверсионного акта» осталось недоказанным.

Отсутствовали доказательства вооруженного ограбления Амуро-Бирского маслосовхоза в январе 1933 года. Обвинение в этом Рахманина И.А., Шеина П.В., Чернова С.Г. и Карпачева К.В. тоже необоснованно, как и обвинение их в расстреле портретов советских вождей.

Факт убийства на границе в октябре 1932 г. помощника коменданта по СОЧ Михайло-Семеновского погранучастка Лебедева С.Н. действительно был, однако данных о его обстоятельствах, а главное - доказательств причастности к этому кого-то из осужденных, не имеется.

Является надуманным обвинение Чернова Г.Г. и Чернова В.Г. в том, что на почве классовой мести они терроризировали и избивали бедняка Мирошкина. Свидетели Мариловцев и Цыркунов доказали, что Мирошкина били за пьянство и плохое отношение к своей жене – родственнице Черновых.

Приобщенные к делу акты и справки по обследованию колхозов и лесоучастка на ст. Лондоко с изложением фактов плохого учета имущества и бесхозяйственности произвольно квалифицировано как вредительство и расхищение государственной и колхозной собственности со стороны Каспировича Л.И., Миронова Ф.И., Приезжих Л.С., Буркова Т.И. и других. Их обвинение и виновность в этом необоснованны и объективно ничем не доказаны.

Большинство «амурцев» необоснованно обвинили в том, что во время Гражданской войны они служили в колчаковской армии и белоказачьих отрядах. Однако никаких данных об их активной карательной деятельности против красных не обнаружилось. Да они и не должны были нести за это уголовную ответственность согласно амнистии, объявленной Постановлением Президиума ЦИК СССР от 2 ноября 1927 г.

В ходе дополнительной проверки также было установлено, что по делу «Амурцы» следователи ОГПУ грубо попирали законность: приобщали к делу фиктивные документы о социальном происхождении обвиняемых; допрашивали арестованных непрерывно по нескольку суток; пользуясь их простодушием и безграмотностью, искажали и фальсифицировали протоколы допросов; добивались «признательных» показаний ложью, запугиванием, угрозами и провокациями, применяли к ним меры физического воздействия. Все это подтвердили бывшие осужденные Бочкарев С.Г., Чмутин В.И., Баранов А.А. и другие, а также их следователь - бывший работник ОГПУ Девицын И.Ф., уволенный из НКВД в 1941 г. за «недозволенные методы следствия» в 1937-38 гг.

На этом основании прокуратура Хабаровского края осуждение «амурцев» опротестовала, а Президиум Хабаровского краевого суда постановлениями от 6 марта 1959 г. и от 23 сентября 1960 г. постановление тройки при ПП ОГПУ по ДВК от 17 ноября 1933 г. отменил и уголовное дело прекратил в связи с недоказанностью обвинений и отсутствием в действиях осужденных составов преступлений, предусмотренных ст. 58-2-7-8-9-10-11-12-13 УК РСФСР.

Да, спустя десятилетия справедливость восторжествовала – все «амурцы» были реабилитированы. Сегодня их очищенные от лжи имена занесены в областную Книгу памяти жертв политических репрессий. Вот только сотни изломанных человеческих судеб уже не исправить, а загубленные жизни - не воскресить… 

 

Владимир ЖУРАВЛЕВ

Биробиджанская звезда - 77(17357)28.10.2015


 Контрреволюционная вредительско-повстанческая организация "Трудовая крестьянская партия"

в Биро-Биджанском районе и г. Хабаровске (следственное дело № 478-1933 г. "Амурцы")

 

1.                   Александров Александр Алексеевич, 1878, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Зав. молочной фермой. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-7-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

2.                   Александров Евдоким Алексеевич, 1903, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Арестован в ИТЛ ОЧО Дальлага НКВД, осужд. 26.03.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН, расстрелян 23.06.1938. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом и 30.09.1960 Приморским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397, № 8258.

 

3.                   Александров Иван Алексеевич, 1884, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Школьный учитель. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Умер в Дальлаге в 1934. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

4.                   Ангарский (Ангарских) Александр Афанасьевич, 1909, урожен. с. Степанова, русский. Место жительства: Степаново. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Разнорабочий. Арест. 15.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

5.                   Ангарский (Ангарских) Николай Яковлевич, 1903, урожен. с. Степанова, русский. Место жительства: Степаново. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Арест. 15.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

6.                   Ангарский (Ангарских) Семен Афанасьевич, 1911, урожен. с. Степанова, русский. Место жительства: Степаново. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Чернорабочий Дальлеса. Арест. 15.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

7.                   Андросов Николай Викторович, 1908, урожен. с. Михайлова Амурской обл., русский. Рабочий комбината военторга. Место жительства: Лондоко (Лондоко-завод). Арест. 17.05.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-7-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

8.                   Балабашин Дмитрий Ефремович, 1865, урожен. с. Чернова Самарской губ., русский. Единоличник. Место жительства: Казанка. Арест. 25.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР - выселен на спецпоселение. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

9.                   Балабашин Иван Дмитриевич, 1910, урожен. с. Чернова Самарской губ., русский. Колхозник. Место жительства: Казанка. Арест. 02.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 11.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-7-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

10.               Балябин Павел Калинович, 1898, урожен. с. Воскресеновка, русский. Плотник. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Место жительства: Воскресеновка. Арест. 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

11.               Балябин Степан Еремеевич, 1901, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Столяр. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 03.08.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ ПО ДВК по ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР - зачесть в наказание срок предварительного заключения. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

12.               Баранов Алексей Андреевич, 1888, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Столяр Дальпромстроя. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 14.05.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР - зачесть в наказание срок предварительного заключения. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

13.               Баранов Никита Михайлович, 1872, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 21.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

14.               Безруков Нифонт Ефимович, 1900, урожен. с. Домикан Амурской обл., русский. Земледелец. Место жительства: Катон. Арест. 00.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК (подписка о невыезде). Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст 58-2, 58-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ условно. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

15.               Бекетов Петр Антонович, 1890, урожен. станицы Екатерино-Никольской, русский. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Экспедитор. Место жительства: Екатерино-Никольское. Арест. 11.08.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

16.               Беклемешев Василий Степанович, 1898, урожен. г. Бийска Томской губ., русский. Охотник. Место жительства: Лондоко (Лондоко-завод). Арест. 07.05.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

17.               Блинников Ефим Семенович, 1904, урожен. с. Головина, русский. Колхозник. Место жительства: Головино. Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

18.               Бобров Роман Григорьевич, 1910, урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. Арест. 04.06.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР - выселен с семьей на спецпоселение. Территории спецпоселения: Хабаровский край: район им. Лазо, п. Сита; Нанайский район, п. Лидога. Освобожден со с/п 23.09.1949 постановлением УМВД по Хабаровскому краю. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления и 12.01.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Родственники: жена - Боброва Федосья Александровна, 1909. Освобождена со с/п 23.09.1949 постановлением УМВД по Хабаровскому краю. Реабилитирована 12.01.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; дочь - Боброва Мария Романовна, 1930. Умерла на с/п в 1936; дочь - Боброва Галина Романовна, 1933. Умерла на с/п в 1936. Архивные дела: П-90397; № 29392 УВД по Хабаровскому краю.

 

19.               Бочкарев Авксентий Семенович, 1882, урожен. с. Степанова, русский. Хлебороб. Место жительства: Степаново. Арест. 18.08.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

20.               Бочкарев Александр Егорович, 1901, урожен. с. Степанова, русский. Ремонтный рабочий. Место жительства: Аур. Арест. 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 23.09.1960 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

21.               Бочкарев Алексей Феофанович, 1899, урожен. с. Надеждинского, русский. Хлебороб. Место жительства: Надеждинское. Арест. 08.08.1929 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 14.10.1929 Особым совещанием при коллегии ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Перед вторым арестом проживал в г. Хабаровске, работал на складе «Союззолото». Арестован повторно 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 23.09.1960 и 26.12.1990 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивные дела: П-92161, П-90397.

 

22.               Бочкарев Андрей Иванович, 1885, урожен. с. Степанова, русский. Место жительства: Степаново. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Агент по закупке материалов. Арест. 13.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР - зачесть в наказание срок предварительного заключения. Арестован повторно 30.12.1937 УНКВД по ДВК. Осужд. 05.03.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 и 23.03.1956 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивные дела: П-90397, П-82074.

 

23.               Бочкарев Афанасий Иванович, 1911, урожен. с. Надеждинского, русский. Сторож «Союззолото». Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Место жительства: Надеждинское. Арест. 26.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

24.               Бочкарев Василий Семенович, 1870, урожен. с. Степанова, русский. Перед арестом проживал на разъезде Аур. Место жительства: Надеждинское. Арест. 06.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР. Умер в период следствия 13.10.1933, уголовное дело прекращено 01.11.1933 в связи со смертью обвиняемого. Семья выселена на спецпоселение 17.11.1933. Территории спецпоселения: Хабаровский край: район им. Лазо, п. Обор; Нанайский район, п. Бихан. Реабилитирован 13.05.1992 прокуратурой Хабаровского края за отсутствием состава преступления. Родственники: жена - Бочкарева Мария Николаевна, 1875, урожен. станицы Михайло-Семёновской. Освобождена со с/п 07.09.1944 постановлением УНКВД по Хабаровскому краю. Реабилитирована 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Бочкарев Иван Васильевич, 1915. Последнее упоминание в архивных документах 1945. Реабилитирован 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Бочкарев Афанасий Васильевич, 1923. Освобожден со с/п 01.05.1941, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938, позднее призван в армию. Реабилитирован 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; невестка - Бочкарева Матрена (Мария) Леонтьевна, 1906. (жена сына - Бочкарева Григория Васильевича, расстрелянного в 1933). Освобождена со с/п 04.03.1950 постановлением УМВД по Хабаровскому краю; внучка - Бочкарева Вера Григорьевна, 1924. Освобождена со с/п 26.08.1942, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938. Реабилитирована 22.03.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; внучка - Бочкарева Наталья Григорьевна, 1926. Освобождена со с/п 17.08.1943, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938. Реабилитирована 22.03.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; внук - Бочкарев Виктор Григорьевич, 1928. Освобожден со с/п 26.05.1944, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938. Реабилитирован 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; внук - Бочкарев Михаил Григорьевич, 1931. Последнее упоминание в архивных документах 1941. Реабилитирован 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-90397; № 11383 УВД по Хабаровскому краю.

 

25.               Бочкарев Григорий Васильевич, 1899, урожен. с. Надеждинского, русский. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Табельщик околотка № 3. Место жительства: Надеждинское. Арест. 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

26.               Бочкарев Егор Васильевич, 1913, урожен. с. Степанова, русский. Перед арестом проживал на разъезде Аур. Ремонтный рабочий. Место жительства: Надеждинское. Арест. 10.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР - выселен на спецпоселение. Территории спецпоселения: Хабаровский край: район им. Лазо, п. Обор; Нанайский район, п. Бихан. Освобожден со с/п в 1942 по Постановлению ГОКО СССР от 11.04.1942 (призыв в армию). Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения и 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-90397; № 11383 УВД по Хабаровскому краю.

 

27.               Бочкарев Иван Егорович, 1887, урожен. с. Степанова, русский. Кучер. Перед арестом проживал в г. Хабаровске. Место жительства: Аур. Арест. 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 23.09.1960 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

28.               Бочкарев Иннокентий Васильевич, 1902, урожен. с. Степанова, русский. Продавец сельпо. Место жительства: Надеждинское. Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Арестован в ИТЛ ОЧО Дальлага НКВД, осужд. 26.03.1938 тройкой при УНКВД по ДВК к ВМН, расстрелян. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

29.               Бочкарев Петр Хрисанфович, 1905, урожен. с. Степанова, русский. Хлебороб. Место жительства: Степаново. Арест. 18.08.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

30.               Бочкарев Семен Георгиевич (Егорович), 1898, урожен. с. Надеждинского, русский. Хлебороб. Место жительства: Надеждинское. Арест. 29.07.1929 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 14.10.1929 Особым совещанием при коллегии ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Перед вторым арестом проживал в г. Хабаровске. Зав. ларьком «Союззолото». Арестован повторно 27.02.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 23.09.1960 и 26.12.1990 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивные дела: П-92161, П-90397.

 

31.               Бочкарев Яков Васильевич, 1907, урожен. с. Степанова, русский. Перед арестом проживал на разъезде Аур. Ремонтный рабочий. Место жительства: Надеждинское. Арест. 10.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР - выселен на спецпоселение. Территории спецпоселения: Хабаровский край: район им. Лазо, п. Обор; Нанайский район, п. Бихан. Умер на с/п в 1942. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения и 27.02.2003 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-90397; № 11383 УВД по Хабаровскому краю.

 

32.               Будников Елифирий Мартемьянович, 1912, урожен. с. Домикан Амурской обл., русский. Чернорабочий. Место жительства: Катон. Арест. 01.06.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ условно. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

33.               Бурков Тихон Иванович, 1890 (1880), урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Колхозник. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 21.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-7-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Семья выселена на спецпоселение на основании решения районной тройки по выселению семей кулаков Биробиджанского района ДВК, главы которых репрессированы органами ОГПУ и юстиции от 04.09.1933. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Родственники: жена - Лукерья, 1880; сын - Михаил, 1910; сын - Иван, 1922; сын - Роман, 1928; дочь - Евдокия, 1911; дочь - Вера, 1915. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивное дело П-90397; ГА ЕАО, ф. 75, оп. 11, д. 5а.

 

34.               Бурков Федот Иннокентьевич, 1902, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Хлебороб. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 04.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 17.11.1933 в г. Хабаровске. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за недоказанностью обвинения. Архивное дело П-90397.

 

35.               Вахмин Викул Иванович, 1893, урожен. с. Бабстова, русский. Пчеловод. Место жительства: Бабстово. Арест. 17.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-7-11 УК РСФСР - выселен на спецпоселение. Семья выселена на спецпоселение на основании решения районной тройки по выселению семей кулаков Биробиджанского района ДВК, главы которых репрессированы органами ОГПУ и юстиции, от 04.09.1933. Территория спецпоселения: Хабаровский край, Комсомольский район, п. Черный Мыс. Освобожден со с/п 10.07.1946, основание: приказ НКВД СССР и Прокурора СССР от 05.06.1941 (по состоянию здоровья). Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления и 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Родственники: отец - Вахмин Иван Осипович, 1867. Сведений о нахождении на с/п не имеется; брат - Вахмин Николай Иванович, 1911. Арестован на с/п 09.09.1938 Комсомольским ГО УНКВД по ДВК, осужд. 27.05.1939 Хабаровским карйсудом по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 18.02.1992 прокуратурой Хабаровского края и 25.02.2004 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; жена - Вахмина Таисия Михайловна, 1898 (1899). Освобождена со с/п 10.07.1946, основание: приказ НКВД СССР и Прокурора СССР от 05.06.1941 (инвалид II группы). Реабилитирована 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Илларион Викулович, 1919. Освобожден со с/п 27.02.1942 протоколом на освобождение УНКВД по Хабаровскому краю, позднее призван в армию, погиб. Реабилитирован 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Петр Викулович, 1922. Освобожден со с/п 01.04.1942 протоколом па освобождение УНКВД по Хабаровскому краю, позднее призван в армию, погиб. Реабилитирован 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Константин Викулович, 1926. Освобожден со с/п 05.01.1944, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938, позднее призван в армию. Реабилитирован 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; дочь - Вахмина Клавдия Викуловна, 1928. Освобождена со с/п 09.04.1945, основание: Постановление СНК СССР от 22.10.1938 (выезд на работу). Реабилитирована 18.10.1991 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Степан Викулович, 1929 (1923). Освобожден со с/п 10.07.1946 (вместе с родителями), основание: приказ НКВД СССР и Прокурора СССР от 05.06.1941. Реабилитирован 31.03.1992 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Геннадий Викулович, 1931. Освобожден со с/п 10.07.1946 (вместе с родителями), основание: приказ НКВД СССР и Прокурора СССР от 05.06.1941. Реабилитирован 29.12.1995 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991. Архивные дела: П-90397, П-99082; № 10166 УВД по Хабаровскому краю; ГА ЕАО, ф. 75, оп. 11, д. 5а.

 

36.               Вахмин Егор Васильевич, 1884, урожен. с. Бабстова, русский. Зав. отделом «Союзпушнина». Место жительства: Бабстово. Арест. 21.05.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ ПО ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Семья выселена на спецпоселение 16.09.1933 на основании решения районной тройки по выселению семей кулаков Биробиджанского района ДВК от 16.09.1933. Территории спецпоселения: Хабаровский край, Комсомольский район, п. Черный Мыс; Амурская обл., г. Благовещенск. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Родственники: жена - Вахмина Евдокия Егоровна, 1890. Освобождена со с/п 01.07.1950, основание: Постановление Совмина СССР от 25.04.1950. Реабилитирована 15.05.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Лев Егорович, 1914. Освобожден со с/п 01.07.1950, основание: Постановление Совмина СССР от 25.04.1950. Реабилитирован 15.05.1993 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Геннадий Егорович, 1927. Последнее упоминание в архивных документах 1941. Реабилитирован 25.02.2004 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; сын - Вахмин Михаил Георгиевич, 1931. Последнее упоминание в архивных документах 1941. Реабилитирован 25.02.2004 УВД Хабаровского края по Закону РСФСР от 18.10.1991; дочь - Вахмина Нина Егоровна, год рождения не установлен. Сведений о нахождении на с/п не имеется; дочь - Вахмина Мария Егоровна, год рождения не установлен. Сведений о нахождении на с/п не имеется; сын - Вахмин Иван Егорович, год рождения не установлен. Сведений о нахождении на с/п не имеется; сын - Вахмин Иосиф Егорович, год рождения не установлен. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивные дела: П-90397; № 29661 УВД по Хабаровскому краю; ГА ЕАО, ф. 186, оп. 1, д. 6.

 

37.               Величко Григорий Павлович, 1888 (1884), урожен. станицы Удобной Кубанской обл., украинец. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. Арест. 17.04.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ ПО ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

 

38.               Вертопрахов Виктор Григорьевич, 1906, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский. Рыбак. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 04.06.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 17.11.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 06.03.1959 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.

Расстреляны и убиты

Отправлено 18 сент. 2015 г., 20:18 пользователем Редактор   [ обновлено 23 июл. 2016 г., 15:45 ]

Забирать мужчин в селе Кукелево начали в 1938 году. Многие из них домой больше не вернулись. Спустя три года жителей села снова стали забирать, в этот раз – на войну 


Недавно это старинное село – бывшая казачья станица – отметило свое 155-летие. На празднике вспомнили о старожилах – первых поселенцах, о ветеранах войны и труда, о тех годах, когда село процветало, славилось высокими урожаями овощей и успехами в животноводстве. К памятнику-обелиску не вернувшимся с войны односельчанам были возложены цветы.

Но был в истории села период, о котором в этот день упомянули  лишь вскользь – не принято у нас в праздники говорить о грустном. Незадолго до начала войны более восьмидесяти жителей села были либо репрессированы, либо раскулачены и отправлены на спецпоселение. В Книге Памяти жертв политических репрессий ЕАО этот скорбный список занимает целых десять страниц! Каждый второй из репрессированных жителей был расстрелян. 

Самым расстрельным был 1938 год. От репрессий и раскулачивания пострадала в селе каждая вторая семья. Были уничтожены самые трудолюбивые, хозяйственные мужчины, без кормильцев осталось около пятидесяти семей. Выйти на свободу перед войной повезло немногим.

И вот наступил год 1941-й, и снова начали забирать мужчин – теперь уже на войну. Семья Авдеевых провожала со слезами сына Илью. Но не было среди провожающих отца – Григорий Иванович Авдеев, бывший колхозный шофер, был арестован в 1938 году по ложному доносу и через четыре месяца расстрелян в следственной тюрьме Хабаровска. А его сын Илья Григорьевич Авдеев, защищая подступы к Москве, пал смертью храбрых 8 августа 1941 года.

Пришла в 1941 году повестка и двадцатилетнему Виктору Иосифовичу Лончакову. И тоже не было среди провожающих отца – Иосифа Сергеевича Лончакова, расстрелянного в мае 1938 года. Не суждено ему было узнать о гибели сына – Виктор погиб на Украине в октябре 1943 года.

Тем же маем 1938 года был расстрелян житель села, колхозник Николай Прокопьевич Лопаткин. Через четыре года придет похоронка на его старшего сына Наума Николаевича Лопаткина, погибшего под Ленинградом в январе 1942 года. 

Комбайнера Ивана Егоровича Киберева арестовали, обвинив во вредительстве. Через год дело прекратили за недоказанностью обвинения, Иван снова стал работать в колхозе. А вскоре пришло время послужить Родине. В 1942 году Иван Киберев был призван на войну, а в июле 1944-го погиб в Карело-Финской АССР.

В двух Книгах Памяти можно найти фамилию еще одного жителя села – Александра Власовича Белоносова. В мае 1938-го он был арестован, почти год велось следствие, но дело прекратили за отсутствием состава преступления. В 1941 году Александр снова простился с родными и в этот раз домой не вернулся – погиб в феврале 1944 года, освобождая Эстонию. Как сообщили жене и детям, их муж и отец похоронен на берегу реки Нарва.

Павла Афанасьевича Раменского арестовали в марте 1938-го, в конце апреля объявили приговор, а через месяц привели его в исполнение. Меньше трех месяцев понадобилось, чтобы решить судьбу человека. Сын расстрелянного отца Иван Павлович Раменский попал на фронт в первые месяцы войны и погиб в январе 1942 года под Ленинградом.

Александр Николаевич Лопаткин работал в колхозе помощником бригадира. Был арестован в том же 1938-м, а через год дело прекратили за отсутствием состава преступления. Его сын Александр Александрович Лопаткин отдал долг Родине в августе 1945 года во время войны с Японией и был похоронен близ китайского городка Линькоу.

Обвиненного во вредительстве колхозного ветсанитара Гавриила Георгиевича Лончакова расстреляли в мае 1938 года – ох уж этот роковой для жителей села май! Прошедший почти всю войну, его сын Александр Гавриилович Лончаков вернулся домой лишь в 1947 году. До 155-летия села из воевавших сельчан дожил только он один.

– Я мог бы навсегда остаться под Сталинградом, был несколько раз от смерти в двух шагах – и под бомбежки, и под обстрелы попадал. Один раз мина прямо рядом разорвалась, осколок попал в ногу. Отделался легко, можно сказать. Поэтому считаю самой дорогой наградой медаль «За оборону Сталинграда», – поделился ветеран.

В годы войны на защиту Отечества ушло больше шестидесяти жителей села. Не вернулись домой Алексей Семенович Автаев, погибший под Тулой в июле 1943 года, Василий Данилович Жувагин, освобождавший Украину и оставшийся там навсегда летом 1944 года. Погиб на Украине под Киевом в 1943-м Петр Александрович Макаров. Не дождалась семья Никиту Дмитриевича Муратова, погибшего в 1943-м под Ленинградом, пропали без вести Яков Спиридонович Пилявский и Петр Михайлович Семенов. В скорбном списке погибших в войну жителей села – Егор Федорович Пельменев, Павел Васильевич Раменский, Филипп Иванович Нестерук, Николай Гавриилович Мигунов, Дмитрий Федорович и Дмитрий Михайлович Лопаткины. На сельском обелиске выбито двадцать фамилий погибших односельчан, хотя на самом деле, судя по Книге Памяти, их было больше. 

Несколько лет назад в сельской школе создали отряд «Поиск», который собирает сведения о тех, кто воевал. Здесь намерены издать собственную Книгу Памяти и поместить ее в музее с символическим названием «Поколение». А пока главный экспонат музея – фотография, сделанная 9 мая 1945 года на главной улице села –радостные лица людей, узнавших о долгожданной Победе.

 

* * * 

Хранят память о своих погибших на войне земляках и в селе Кирово. Это село было образовано в середине 1930-х годов демобилизованными воинами, отслужившими срочную на территории тогда еще Блюхеровского района. Многие даже не успели перевезти сюда семьи из западных районов страны.

 Полсотни дворов насчитывалось в этом селе перед войной, а на войну отсюда ушло 52 человека. По сути, забрали почти всех мужчин, а Домна Ивановна Сподобец проводила на войну трех своих сыновей.

Почти половина кировчан не вернулась с войны. Уроженец Курской области, один из основателей села Григорий Захарович Гончаров погиб на Курской дуге, защищая свою малую родину. Николай Яковлевич Данилов приехал на Дальний Восток с берегов Волги, участвовал в Сталинградской битве, дошел до Эстонии и там погиб в мае 1944 года. Всего две недели не дожил до победного мая Андрей Тарасович Селезнев – ставший дальневосточником бывший оренбуржец дошел до самого Берлина и похоронен в братской могиле в столице Германии. В Польше погиб в январе 1945 года Иван Севастьянович Орехов, под Орлом летом 1943-го – Алексей Никитич Рыбаков, в Белоруссии похоронен в братской могиле Трофим Трофимович Каденцов, в бою под Смоленском в сентябре 1943 года пал смертью храбрых Василий Андреевич Золотухин…

Из тех, кто вернулся, в живых до наших дней никого не осталось. В сельском музее хранится красноармейская книжка Алексея Григорьевича Репина, ушедшего на войну в начале июля 1941 года. Судя по перечисленным в ней наградам – двум орденам Красной Звезды, медалям «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией» – воевал наш земляк храбро и побывал в самых горячих точках войны. 

Из этих двух небольших сел нашей области более ста человек прошли дорогами Великой Отечественной, защищая Родину. Светлая им память!

 

Ирина Манойленко

Биробиджанер Штерн - 36(14455)16.09.2015

Сыновья за отцов

Отправлено 4 июл. 2015 г., 6:33 пользователем Редактор   [ обновлено 23 июл. 2016 г., 15:44 ]


Дети и внуки репрессированных и раскулаченных жителей села Екатерино-Никольского одними из первых встали на защиту Родины в годы Великой Отечественной войны. Многие отдали за нее свою жизнь 


Родители Иннокентия Астафьева были первыми поселенцами, а по сути – основателями станицы Екатерино-Никольской. Бывшие сибиряки обосновались на берегах Амура крепко. Иннокентий родился уже здесь в 1868 году. 

Когда сын женился, отец помог ему построиться, выделил лошадь, корову, надел земли. Трудолюбия Иннокентию было не занимать, да и жена ему попалась работящая, у которой все в руках горело. Хозяйство прирастало вместе с семьей – у Иннокентия родилось два сына и две дочери.

 Пережили Русско-японскую войну, где Иннокентию пришлось воевать «За Веру, Царя и Отечество!», пережили революцию и Гражданскую войну. А вот в мирное время порушилось их семейное гнездо. Астафьевы стали первыми в списке подлежащих раскулачиванию жителей села. Это был 1931 год.

Как рассказывала автору этих строк старейшая жительница Екатерино-Никольского, дожившая почти до ста лет, Дарья Бурдинская, Астафьевы жили с ними на одной улице. Когда их высылали, соседи собрали им в дорогу хлеб, пироги, другую снедь. Многие плакали.

В Книге памяти жертв политических репрессий ЕАО я нашла фамилию Астафьевых. Десять членов этой семьи были высланы в августе 1931 года из Екатерино-Никольского. Иннокентию Астафьеву было тогда 63 года, его жене Дарье – 62. Два сына, невестка и пять внуков отправились вслед за главой семьи в Зейский район Амурской области на золотые прииски. 

Когда началась война, на фронт забрали младшего сына Григория и внука Леонтия. Григорий остался жив, вернулся домой с боевыми медалями и орденами за храбрость, а Леонтий Астафьев пропал без вести в 1941 году под Москвой. Обидно, что его фамилии нет на сельском обелиске, а ведь именно она должна была открывать список погибших жителей села. 


А вот фамилия Петра Афанасьевича Худенева на памятнике есть. Есть она и в областной Книге Памяти жертв политических репрессий, и в другой, красной Книге Памяти, где увековечены погибшие и пропавшие без вести на войне жители области.

Петр Худенев был колхозным бригадиром, когда в августе 1938 года его арестовали по пресловутой статье 58–10, обвинив в агитации и пропаганде против советской власти. Через полгода уголовное дело прекратили за недоказанностью обвинения, а спустя два года сорокалетнего Петра Худенева призвали на защиту Родины. Домой он не вернулся, оставшись навсегда лежать в белорусской земле у деревни с труднопроизносимым названием Миневтези. 


Тезка Худенева Петр Ярославцев, работавший с ним в одной бригаде, тоже был арестован в августе 1938 года по той же статье. В январе 1939-го уголовное дело прекратили, но реабилитировали Петра Алексеевича посмертно лишь в 1991 году. А погиб он смертью храбрых на войне, в бою за деревню Ястребянку Киевской области. Там и похоронен. Фамилия Петра Ярославцева замыкает на обелиске скорбный список погибших на войне жителей Екатерино-Никольского.


Отца Александра Овчинникова, колхозного бригадира Степана Николаевича Овчинникова, расстреляли в конце августа рокового 1937 года, объявив его «врагом народа». Но когда надо было идти защищать этот народ от фашистской агрессии, два сына Степана взяли в руки оружие. Александр погиб смертью храбрых, обороняя Ленинград. А Степана Овчинникова реабилитировали лишь через 15 лет после гибели сына, в 1957 году.


В списках репрессированных жителей села – Евстафий Павлович Тонких. Его, колхозного тракториста, обвинили в агитации и пропаганде против власти, полгода продержали в пересыльной тюрьме Хабаровска и вернули домой, прекратив дело за недоказанностью обвинения. В 1943 году отец проводил на войну старшего сына Петра, которому только-только исполнилось восемнадцать. Через год в семью пришла похоронка, что Петр Евстафьевич Тонких погиб смертью храбрых в бою у деревни Слободка Могилевской области.


Геройски воевал внук еще одного репрессированного жителя села Якова Ивановича Тартоева. Двадцатилетний Владимир Тартоев погиб на Курской дуге жарким летом 1943 года.


А вот четырем сыновьям репрессированного и расстрелянного в 1937 году Анатолия Гавриловича Сапожникова – Николаю, Григорию, Анатолию и Александру – повезло вернуться с войны живыми. Но двое из них вскоре скончались от последствий тяжелых ранений. Больше всего наград привез с фронта старший брат Николай, среди которых были орден Красной Звезды и медаль «За отвагу».


Екатерино-Никольское пострадало от политических репрессий больше других сел области. Списки репрессированных жителей села занимают в Книге памяти почти 14 страниц! Это ровно столько, сколько занимают списки погибших на войне жителей всех сел Октябрьского района в другой, красной Книге памяти.


Дети и внуки амурских казаков проявили себя настоящими героями. Где только ни воевали екатериноникольцы! Братья Ушаковы ушли на войну один за другим. Старший Александр погиб под Киевом, Алексей – под Сталинградом, Егор – под Витебском. 


Тимофей Федореев навсегда остался в польской земле, Василий Чешкин погиб у деревни Старая Гнилица на Украине, Евгений Васергольд – на Орловщине, Владимир Закомолдин, Василий Какурин, Иван Кристалев и Александр Пешков оставили свои жизни под Ленинградом, Александр Лесков – под Воронежем, Павел Новиков – в Запорожской области. 

Многие ушедшие на войну жители этого старейшего села пропали без вести. Среди них – Василий Кибирев, Михаил Сапожников, братья Рюмкины – Иван и Иосиф. Старшему было 23 года, младшему – 20. 

Светлая им всем память! 


Ирина Манойленко

Биробиджанер Штерн - 25(14444)01.07.2015

 

 



«Благослови, Господи, инородцев сих...»

Отправлено 5 июн. 2015 г., 0:05 пользователем Редактор   [ обновлено 23 июл. 2016 г., 15:44 ]

150 лет назад, в 1865 году, был издан царский указ о наделении корейцев, массово переселяющихся из своего государства в южное Приморье, правом принимать подданство Российской империи. 


 Исход корейцев начался в 1864 году, и через пять-шесть лет им уже не стало хватать земельных наделов, что вызвало частичное переселение новых россиян на другие территории тогдашнего Дальнего Востока, в том числе и на Средний Амур, занятый ныне Еврейской автономной областью. В числе корейцев, покинувших Посьетский район Южно-Уссурийского края, было 430 человек, которым отвели земли в Екатерино-Никольском казачьем округе при впадении в Амур реки Самары. Здесь в 1871 году они и основали свое поселение.


Как это начиналось

Первоначально корейское село называлось Благодатным ввиду прекрасных условий для жизни: не знавшие плуга плодородные земли на степных просторах, отменная охота и рыбалка, мягкий климат, который давал возможность выращивать весь набор сельскохозяйственных культур, какие культивировались в самой Корее.

Проясним причины массового бегства корейцев со своей родины в соседнее Российское государство. В начале 60-х годов Страну утренней свежести (как называли ее сами корейцы) поразили неурожаи, что вызвало голод, обнищание населения, массовые болезни и высокую смертность. Все это и обусловило вынужденное переселение, которое тогдашними властями Кореи пресекалось вплоть до смертной казни. Но даже это не останавливало беднейших людей. В течение нескольких лет число переселенцев из Кореи превысило семьдесят тысяч душ.


Обращены в православную веру

Заложенное корейцами-переселенцами село было переименовано в Благословенное. Произошло это после того, как прибывшие вскоре были обращены в христианскую православную веру  с молитвой: «Благослови, Господи, инородцев сих на веру православную, на службу царю и Отечеству, на труды праведные...». Новую для себя веру корейцы, а большинство из них являлись буддистами, приняли охотно, хотя некоторые буддистские отряды еще какое-то время уживались с православием. За то корейцы не преследовались священнослужителями Благовещенской епархии. Значительную роль в полном отказе от прежней веры сыграли священник-миссионер Вениамин Григорьевич Пошивалов и диакон Алексей Иннокентьевич Ли, при которых стала действовать Александро-Невская церковь.

Устроив поначалу кое-какие построения для ночевки, новоселы начали возводить себе капитальные жилища. Вот как описывает эти постройки исследователь Приамурья начала 90-х годов XIX века, ученый Г.Грум-Гржимайло, побывавший в Благословенном.

«Село в общем представляет отрадное впечатление, в особенности тем отпечатком старательности и любви к труду и порядку, который виден и в устройстве их жилищ, и в расположении и обработке полей.

Уже по внешнему виду это селение сильно отличается от русских деревень. Оно состоит из отдельных фанз, разделенных участками полей. Между этими полями, большею частью отгороженными, проходят улицы и проулки. Все фанзы имеют более или менее одинаковое устройство. Они построены из сплетенных ветвей и обмазаны снаружи и внутри толстым слоем глины. Пологая крыша из соломы или прутьев, также обмазанная глиной, служит одновременно и потолком. Внутри каждая фанза делится на три части: средняя, самая большая, служит кухней и одновременно помещением для семьи. Большая половина этой части занята низкими нарами, которые согреваются особыми дымоходами, проведенными из очага. Сверху эти нары покрыты циновками; здесь сидят женщины с шитьем, играют дети. У одного края нар, под топкой — два котла для варки пищи, на другом конце, у противоположной стены — очаг для чайника. Нары проходят  и во второе отделение, где занимают весь пол. Это парадная комната.

Третье отделение делится тоже на две половины. В одной находится особая ступа для толчения крупы, ложки для веяния и тому подобное. Другая половина назначена собственно для скота, который запирается на ночь для безопасности от тигров».

Кстати, корейское село было одним из самых крупных в средне-амурских казачьих округах того времени после станиц Екатерино-Никольской и Михайло-Семеновской. По свидетельству Грум-Гржимайло, Благословенное состояло из 158 хозяйственных дворов, 368 строений, здесь были православная церковь, школа, где обучалось 39 учащихся, сельское правление, хлебный магазин и 35 конных мельниц.

В отличие от казачьих станиц, большинство которых имело питейные заведения и винные лавки, у корейцев этого не было. Вероятно, какие-то хмельные напитки для больших праздников они изготавливали в домашних условиях, но большую часть года вели все-таки трезвый образ жизни.

Главным занятием благословенцев были земледелие и скотоводство. Исследователи быта корейцев подчеркивали, что обработка земли у них была образцовая. Основными культурами являлись рис, просо, овес, гречиха, конопля, кукуруза, бобы, табак, сажали картофель. На огородах разводили огурцы, арбузы, красный перец, тыкву, редьку, капусту, лук. При высокой культуре обработки земель корейцы получали высокие урожаи. Все сельскохозяйственные работы производились на быках и лошадях. По данным этнографа А.Кириллова, в Благословенном в 1890 году числилось домов — 155, жителей — 1003 души обоего пола; обработанной земли — 352 десятины; скота и лошадей — 520 голов.

Кстати, число корейцев в Благословенном, достигнув тысячу с небольшим душ, больше уже не росло, потому что прибавляющиеся семьи отселялись на дальние заимки и небольшие хутора, переезжали в соседние или даже дальние станицы, где были свободные земли, которых вокруг села уже не стало. Новые корейские общины возникали на землях будущих Смидовичского, Облученского, Ленинского и Биробиджанского районов. К моменту образования ЕАО (1934 год) корейцы занимали третье место по численности: из сорока пяти тысяч всего населения Биробиджанского национального района русских насчитывалось 30 тысяч человек, евреев — 5125, корейцев — 4175 человек, дальше шли украинцы, китайцы, амурские аборигены — гольды, тунгусы, нивхи, дауры и другие.


Черный год истории села

Корейская община автономной  области и дальше росла количественно, но вдруг одномоментно была изведена чуть ли не полностью. Произошло это в 37-38 годах. Каток политических репрессий прокатился в том числе и по корейцам Благословенного и других поселений ЕАО. Большая группа этих неутомимых тружеников, далеких вообще от какой-либо политики, была причислена к «врагам народа». Одни были приговорены к расстрелу, другие сгинули в лагерях. А те, кого минула эта горькая чаша, почти полностью подверглись депортации. Мотив был просто абсурден. В тот период значительную часть Китая, а также Маньчжурию оккупировала Япония. Не исключалось вооруженное вторжение японцев на территорию Дальнего Востока. Случись такое, считали деятели из высоких партийных кругов, корейцы Приморья и Приамурья пойдут в услужение японцам. Вот и отправлялись эшелон за эшелоном в Казахстан, Узбекистан, которые увозили преданных советскому государству людей. Значительная часть депортированных корейцев была привезена в Узбекистан и направлена в знаменитый уже тогда хлопководческий колхоз «Политотдел», почти полностью состоявший из корейцев.

Массовая депортация закончилась тем, что на территории области остались небольшие группы корейцев, которые, видимо, по мнению властей, не представляли потенциальной опасности.

Так закончила свое существование одна из самых крупных национальных групп автономии. В прежнем составе она так и не возродилась, и сегодня корейцев в области насчитывается не более пятисот человек. В селе Благословенном в настоящее время нет ни одного корейца.

 

Виктор Горелов

Биробиджанская звезда - 39(17319)03.06.2015

1-10 of 43