СМИ ЕАО о репрессиях


Черновик уничтожен...

Отправлено 19 янв. 2019 г., 07:16 пользователем Редактор   [ обновлено 19 янв. 2019 г., 07:26 ]

После 20-го съезда КПСС органами Комитета госбезо­пасности,  и в частности,  отделом Комитета госбезопасности Еврейской автономной области,  проведена большая работа по реабилитации необоснованно осужденных советских граждан в период 1937-38 гг.

Как сейчас стало известно, участники антипартийной группы Молотов,  Каганович и Маленков повинны также в неза­конных массовых репрессиях против многих партийных,  совет­ских,  комсомольских и военных работников Еврейской автоном­ной области, и несут прямую,  персональную ответственность за их физическое уничтожение.

Следует указать, что с приездом в Хабаровский край в 1937 году на должность начальника Управления НКВД измен­ника Родины ЛЮШКОВА Г. С. началась полоса массовых арестов. По приезду в Хабаровск, ЛЮШКОВ на первом оперативном совеща­нии сделал провокационное заявление о том, что Дальний Вос­ток,  в том числе и Еврейская автономная область,  являются оплотом контрреволюции,  правотроцкистских организаций,  и что он послан сюда с задачей ликвидировать этот оплот контр­революции.

И после указанного провокационного заявления Люшкова в Еврейской автономной области начались массовые аресты не­винных граждан,  фальсифицироваться дела на партийных и советских работников области. Почти всё крестьянское насе­ление Сталинского и Ленинского районов области было сделано «повстанцами». Причем репрессиям подвергалось в основном муж­ское население. Например,  в с. Ленинском из 19 человек мужчин-колхозников арестовано 18 человек,  в с. Новом - из 32 человек арестованы все. Много было репрессировано граждан в г. Биробиджане,  Бирском (ныне Облученском),  Биробиджанском,  Смидовичском районах Еврейской автономной области.

Только в Сутарском приисковом Управлении было арестовано около 100 человек старателей,  в том числе на прииске «Хлебный» 26 человек рабочих и старателей. Большинство из них было расстреляно.

В городе Биробиджане был арестован почти весь партийно-советский и хозяйственный актив области. Среди невинно расстрелянных и посмертно реабилитированных такие коммунисты, как товарищи:

ХАВКИН Матвей Павлович - первый секретарь Обкома КПСС,  

АНШИН Шая Симонович - второй секретарь Обкома КПСС,  

ГАМАЮНОВ Павел Васильевич - секретарь обкома КПСС,  

СТАСЮКОВ Федор Александрович - секретарь обкома КПСС,  

ШВАРЦБАРД Исаак Соломонович - заведующий отделом пропаганды и агитации обкома КПСС,  

ГРАБШТЕЙН - заведующий отделом школ обкома КПСС,  

ВОЛОБИНСКИЙ Арон Моисеевич - инструктор обкома КПСС,  

ЛИБЕРБЕРГ Иосиф Израйлевич - председатель облисполкома,

ЗАБЛУДОВСКИЙ Зайвель Шулимович - секретарь облисполкома,  

ХОМЯКОВ Фёдор Силыч - зам. пред. облисполкома,  

ДИКШТЕЙН Айзик Симонович - первый секретарь Биробиджанского горкома КПСС,  

МАРШОВ Залман Шмуйлович - председатель облпрофсовета,  

БЛАГОЙ Николай Алексеевич - первый секретарь обкома ВЛКСМ,

ШВАЙНШТЕЙН Лев Моисеевич - редактор газеты «Биробиджанская Звезда»,  

ГОЛЬДЕНБЕРГ - редактор газеты «Биробиджанер Штерн»,  

ПЕРЕСЫПКО Николай Иванович - ответственный секретарь комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) по ЕАО,  

ДОРФМАН - прокурор области,  

ЛАВТАКОВ - начальник областного управления НКВД,

МОРЕЙНО Наум Афроимович - директор городской электростанции,  

СОСКИН Шевель Гиршевич - директор швейной фабрики,  

САКОВСКИЙ Герш Зельманович - директор Лондоковского известкового завода,  

МУШТАКОВ Михаил Абрамович - начальник строительства обозного завода,  

КОГАН Александр Михайлович - председатель правления облпотребсоюза,  

ФУРЕР Борис Алексеевич - председатель Биробиджанского городского совета 

и многие другие партийные и советские работники области.

Всего в период 1937-1936 гг. в области в результате преступной деятельности антипартийной группы Молотова,  Кагановича и Маленкова погибло свыше 100 человек руководящих работников области. Названные лица были преданы суду Военной Коллегии как «враги народа»,  как участники антисоветской правотроцкистской организации,  якобы возглавляемой первым секретарем Обкома КПСС ХАВКИНЫМ Матвеем Павловичем. Кстати сказать,  ХАВКИНУ,  кроме руководства правотроцкистской организацией,  якобы существовавшей в области,  вменялась в вину подготовка террористического акта против члена антипартийной группы Кагановича во время его приезда в Биробиджан 9 февраля 1936 года.

Все эти лица сейчас реабилитированы. А кто они такие?

ФУРЕР Борис Алексеевич родился в 1900 году в г. Астрахани. Был рабочим рыбных промыслов. С сентября 1918 года член КПСС. Годы гражданской войны провел в Советской Армии,  где оставался до 1927 года на партийно-политической работе. С 1927 года занимал ответственные посты на руководящей партийной и советской работе. Последние 3 года был председателем Брянского городского Совета. В 1936 году избран председателем Биробиджанского городского Совета.

ХАВКИН Матвей Павлович - первый секретарь Обкома КПСС Еврейской автономной области. Летом 1934 года ХАВКИН из гор. Смоленска,  где он работал первым секретарем Горкома КПСС,  с группой совпартийных работников решением ЦК КПСС был откомандирован в Биробиджан на работу в качестве секретаря Оргбюро ЦК КПСС вновь организованной Еврейской автономной области. Работая в Гомельской партийной организации,  ХАВКИН вёл большую работу по борьбе с еврейскими националистами-бундовцами и сионистами. ХАВКИН дважды был премирован ВЦИКом,  награждался грамотами.

Оставшийся в живых бывший зам. председателя облисполкома ХОМЯКОВ Федор Силыч в своей жалобе на имя Первого Секретаря ЦК КПСС тов. Н. С. ХРУЩЁВА указывает: «На протяжении всей моей трудовой деятельности никаких отклонений от генеральной линии партии у меня не было. Я всегда был в первых рядах борцов за построение коммунистического общества. После оставления меня вне партии,  я по-прежнему где бы ни работал,  принимал самое активное участие в общественно-политической жизни коллектива. Работая в г. Львове,  с 1946 года систематически избираюсь в местный комитет,  являюсь агитатором. Не могу примириться с тем,  что благодаря врагам народа я очутился вне партии,  кото­рая меня воспитала,  и которой я посвятил самые лучшие годы нашей родной Коммунистической партии. Прошу Вас,  Никита Сергеевич,  рассмотреть мою жалобу,  и снять с меня это позорное пятно,  и восстановить в рядах КПСС. Я думаю еще много принести пользы для партии на любом участке,  посильном для меня,  какой поручит мне партия».

Можно было бы еще привести подобные заявления ныне реабилитированных коммунистов,  в прошлом привлеченных к судебной ответственности по необоснованным политическим обвинениям. 

Справку составил:

СЛЕДОВАТЕЛЬ СЛЕДСТВЕННОГО ОТДЕЛЕНИЯ

УПРАВЛЕНИЯ КГБ при СМ СССР по ХАБАРОВСКОМУ КРАЮ

Старший лейтенант А. КОЗЛОВ

9 ноября 1961 года. 

Отп. 2 экз.

1-й экз. - нач. Отдела КГБ по ЕАО т. Байдину Н. П.

2-й - в дело № 31.

Исп. Козлов.

Отп. Ноздрина 9/Х1-61 г.

Черновик уничтожен. 

"При такой собачьей жизни хорошо живут только коммунисты..."

Отправлено 24 дек. 2018 г., 05:01 пользователем Редактор   [ обновлено 24 дек. 2018 г., 20:12 ]

В апреле 1932 года на станции Тихонькой были арестованы охотники Феоктист Лопатин и его родственник Василий Лопаткин1. Будучи уроженцами с. Биджан и с. Кукелево, в период раскулачивания и коллективизации они были вынуждены бежать из своих сел и обосновались в Тихонькой, где их арестовали за антисоветскую агитацию.

Согласно обвинительному заключению, Лопатин и Лопаткин,

«...являясь родственниками, будучи враждебно настроенными к Советской власти и партии, совместно вели среди рабочих и служащих поселка и крестьян окружающих сел систематическую антисоветскую агитацию, в связи с японо-китайскими событиями неоднократно выступали с пораженческой и повстанческой агитацией, распространяя провокационные слухи.

7 ноября 1931 года Лопатин в своем доме в присутствии гостей и квартирантов, обращаясь к бывшему красному партизану Каримскому, говорил: 

«За что ты только партизанил, боролся? А живешь бедняком и голодаешь. Вот и завоевал себе свободу, а теперь и сам плачешь. При такой собачьей жизни хорошо живут только коммунисты!», 

и при этом указал на висевший на стене портрет Сталина. Лопаткин сказал: 

«Надо сорвать эту тварь». 

Лопатин сорвал со стены портрет Сталина, скомкал, изорвал и бросил в печь, говоря: 

«Пока хоть с этого начнем, а потом кончим с Советской властью».

В том же месяце 1931 года Лопатин рассказывал в присутствии Лопаткина своему квартиранту Носкову о своей ненависти к евреям-переселенцам: «Если ты будешь якшаться с жидами, лучше уходи из моей квартиры. Их нужно бить, а не дружить с ними! Вот весною будет с японцами война, придут белые, и мы тогда перевешаем всех этих жидов и коммунистов».

Лопаткин поддержал Лопатина и сказал Носкову: «Ты думаешь, что Советская власть будет долго существовать. Напрасно. Скоро начнем бить коммунистов и жидов».

В феврале 1932 года Лопатин в присутствии Лопаткина и квартиранта Золотарева и его жены в разговоре о строительстве Биро-Биджана, обращаясь к пришедшему к нему крестьянину Козыреву, говорил: 

«Хотя и говорят, что евреев нельзя называть жидами, но я скажу, что они как были жиды – Иисусовы продавцы, так и остались. Сейчас они порабощают нашу русскую нацию. Мало того, что правят нами, еще и вытесняют нас со своих кровно приобретенных земель. Вот я – казак, был станичным атаманом, и своими кровью и потом обработал земли в Биджане. Даже царское правительство было довольно. А эта несчастная рвань – большевики, считают меня за эксплуататора, а не видят, что эти жиды нас, русских, эксплуатируют. Недолго осталось терпеть. Японцы разбили Китай, доберутся и до Советской власти, а тут и наши... Эх, жду не дождусь этого времени!».

После этого Лопаткин сказал: 

«Еще живя в Кукелево, я сразу понял, что здесь дело неладно – от жидов нам больше житья не будет. Я взял и уничтожил свое хозяйство. А как начали теперь японцы с белыми шевелиться, приехал на Тихонькую – дай, думаю, задавлю этой сволочи с полсотни».

21 марта 1932 года Лопатин разговаривал на эту же тему с Золотаревым: «Будет настоящий голод, народ возмутится, непременно будет восстание. Придется бить жидов, как и били их ранее. Вот уже и война на носу, посмотрим, чья возьмет. Я хотя и старик, но сложа руки сидеть не буду: знаю, кто жид и кто коммунист».

29 апреля 1932 года при постройке трибуны и статуи красноармейца, подготовляемых к 1 Мая, Лопаткин, выступая против первомайских торжеств, в группе знакомых ему лиц – Лопатина Феоктиста, Дружинина Ивана, Лопатина Герасима и Золоторева с женою – говорил: 

«Всех крестьян уже разорили в конец, колхозников морят голодом, а вот 1 Мая будут кричать, что «растем». Вот жидовское чучело строится. Их власть так же крепка, как и это чучело – плюнуть, и все полетит! Надо подготовить ребят, да подпоить водчонкой, и устроить «шухер». Довольно на них глядеть. Пусть посадят за это, все равно им недолго осталось царствовать. Этот праздник не наш, а жидовский. Мы будем праздновать за бутылкой под советской маркой свой праздник – пасху!».

15 марта 1932 года приехавшим в Тихонькую крестьянам из соседнего села Лопатин, отзываясь о японо-китайских событиях, говорил: 

«Япония все равно добьется своей цели – через Китай нападет на Советскую власть. Скорее бы ее уничтожили! Это не власть, а отбираловка. Отбирают у нашего брата все подчистую, нарочно заставляют голодать, а скажешь против – арестуют. Проклятая жизнь настала. Но все же нужно надеяться, что война будет, все переменится, и жизнь наладится».

Лопаткин, прибегая к провокационным слухам, говорил крестьянам: 

«Я хотя и против японцев, но не против белых. Уже на советской границе война идет вовсю, красных бьют, как мух. Япония займет Дальний Восток, устроит здесь «буфер», тогда мы заживем по-старому».

Кроме того, Лопатин и Лопаткин, уходя на охоту, посещают окружающие села, где также среди крестьян занимаются антисоветской агитацией, настраивая последних не вступать в колхозы, отказываться от выезда на лесозаготовки и т.п. Увязывая с японо-китайскими событиями, прибегали к распространению провокационных слухов. В феврале месяце 1932 года, зайдя в помещение сельсовета села Казанка, Лопаткин в группе крестьян стал говорить: 

«Мне хорошо известно, что Япония уже обстреливает города Владивосток и Благовещенск, белые войска перешли на нашу территорию, бьют коммунистов и колхозников. Теперь вступать в колхозы не надо, а нужно ждать свержения Советской власти. Япония заберет весь Дальний Восток до Байкала и сделает здесь «буфер». Вот тогда будем жить хорошо, как и раньше, будет всего вдоволь».

Лопатин, поддерживая его, добавил: 

«Как ни петушились коммунисты, все же их грабежу приходит конец. Теперь мы будем грабить жидов, узнают, как делать на нашей земле жидовскую республику! Теперь жидовской власти приходит конец».

Допрошенные в качестве обвиняемых, Лопатин и Лопаткин виновными себя не признали, категорически отказались от обвинения в проводимой ими антисоветской агитации, заявив, что они никогда таковой не занимались. Но не отрицают того, что по отдельным вопросам, как-то: продовольственного затруднения, обложения крестьян налогами, коллективизации и т.п., иногда высказывали свое недовольство, но Советскую власть и коммунистов не ругали, вражды к евреям не питали, но иногда, шутя, смеялись над ними. Лопатин заявил, что портрета Сталина он не рвал, а со стены снял простую картину и бросил ее в печь».

Постановлением тройки при ПП ОГПУ по ДВК от 4 августа 1932 года Лопатина и Лопаткина вместе с семьями отправили в «кулацкую ссылку», а реабилитировала их прокуратура Хабаровского края только 9 августа 1989 года по Указу ПВС СССР от 16 января 1989 года. 


Лопатин Феоктист Миронович, 1879 г.р., уроженец с. Биджан, русский, охотник; Лопаткин Василий Ильич, 1893 г.р., уроженец с. Кукелева, русский, охотник. Проживали на ст. Тихонькая (Биробиджан). Арестованы 30.04.1932 г. Биро-Биджанским РО ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР. Постановлением тройки при ПП ОГПУ по ДВК от 04.08.1932 г. выселены вместе с семьями на спецпоселение.

«Нарост»

Отправлено 18 дек. 2018 г., 03:32 пользователем Редактор   [ обновлено 19 янв. 2019 г., 01:02 ]

Президент России Владимир Путин назвал "полной чушью" включение Свидетелей Иеговы в список экстремистских организаций… На протяжении многих лет прослушивание телефонных разговоров, перлюстрация писем и другие методы широко использовались сотрудниками КГБ по всей стране. Иногда они тайно устанавливали подслушивающие устройства в домах ответственных братьев. Григорий Сивульский, который во времена запрета 25 лет прослужил областным надзирателем (в церковной иерархии Свидетелей Иеговы соответствует сану епископа. – С.Р), вспоминает, как в 1958 году он обнаружил такое устройство у себя на чердаке: "Мы жили на окраине сибирского города Тулун на втором этаже двухэтажного дома. Однажды, придя домой, я услышал на чердаке шум от дрели. Я понял: чтобы слышать наши разговоры, кагэбисты устанавливают на чердаке жучки — их излюбленный метод. Бо́льшую часть литературы мы хранили на чердаке и в карнизе под крышей дома.

Вечером, когда собралась вся семья, я рассказал о своих подозрениях, и мы договорились пока не разговаривать дома о делах собрания. Мы включили радио, сделали звук погромче и оставили так на всю неделю. В конце той недели мы с братом полезли на чердак и нашли провод, по которому добрались до жучка. Провод проходил между двумя рядами досок, огибал карниз и тянулся прямо в кабинеты КГБ. Не было сомнений: они всё записывали, но на этот раз только радиопередачи (Из воспоминаний Павла Сивульского. https://www.sibreal.org/a/29621826.html ).


Пятоха Иван Петрович1, 1922 года рождения, украинец, беспартийный, грамотный, женат, проживает в г. Биробиджане, работает столяром на мебельной фабрике. В прошлом дважды судим: в 1944 году Волынским облсудом за уклонение от призыва в Советскую Армию на почве своих иеговистских убеждений; в 1946 году – Свердловским облсудом по ст. 58-10 ч. 2 УК к 10 годам ИТЛ за иеговистскую деятельность. Меру наказания отбыл с зачетом рабочих дней.

Пятоха Николай Петрович2, 1926 года рождения, украинец, беспартийный, холостой, образование 7 классов, проживает в г. Биробиджане, работает станочником на заводе «Металлоизделий». С 1943 года является членом антисоветского иеговистского подполья на территории Волынской области, занимает в нем руководящее положение, именуемое «Слуга центра по краю России». В своей деятельности руководствовался «Организационными указаниями Бруклинского иеговистского центра» и, по непроверенным данным, якобы имел письменную связь с Лодзинским иеговистским центром. В 1950 году за антисоветскую иеговистскую деятельность Волынским облсудом был осужден к 25 годам ИТЛ. В 1954 году по состоянию здоровья из заключения освобожден.

Кузьмик Степан Антонович3, 1928 года рождения, украинец, беспартийный, холостой, грамотный, проживает в г. Биробиджане, работает плотником на заводе «Металлоизделий». В сентябре 1956 года прибыл в г. Биробиджан из заключения. По убеждению ярый иеговист, готовый уйти вновь в лагерь заключенных, лишь бы не служить в Советской Армии. Выступал связником между Пятохами и иеговистами, проживающими в Иркутской области.


"... По возвращении из лагерей Пятоха Иван, Пятоха Николай и Кузьмик Степан от своих прежних иеговистских взглядов не отказались, продолжают совместно развертывать иеговистскую деятельность, … после освобождения из заключения обосновались на жительство на Дальнем Востоке, исходя из своих далеко идущих враждебных расчетов. Они считают, что здесь для их иеговистской деятельности имеется больше, чем где-либо, возможностей.

Так, Пятоха Иван по поводу своего решения остаться на жительство в г. Биробиджане ... заключенной Соколенко Пелагее, отбывавшей срок наказания в лагерях г. Хабаровска, 08.11.1955 года сообщал:

«... Я с Николаем имеем право ехать на Родину, но не едем... Там уже обработаны люди, да еще не всех оттуда сюда перевезли... Пусть остаются, а мы будем тут, где еще, как Павел говорил, никто не трудился...».

… ПЯТОХИ поддерживают обширные ... связи с иеговистами, в основном отбывшими или отбывающими наказание за антисоветскую иеговистскую деятельность. Таких связей зафиксировано более 70 человек. Основные из них находятся в Иркутской области – 21 человек, и в Волынской области – 12 человек. По 1-2 связи имеют и в других областях Союза, а именно: Казахской ССР, Коми, Мордовской и Бурят-Монгольской АССР, Хабаровском крае, Магаданской, Кемеровской, Карагандинской, Ворошиловградской, Южно-Казахстанской, Закарпатской, Житомирской, Молодечинской, Львовской, Амурской областях и в г. Запорожье.

... Свои связи ПЯТОХИ призывают к активной деятельности и борьбе за создание так называемого теократического государства, рекомендуют необходимую литературу и предлагают конспиративные методы распространения иеговизма, указывают на необходимость организованной антисоветской деятельности.

Так, например, отбывающему наказание в лагерях поселка Усть-Неры Якутской АССР Георгица П.М. Пятоха Иван 05.04.1956 года сообщал:

«... Свидетели Иеговы желают провозгласить правление Теократии через управление Христа и примирение людей с богом. Мы не должны стоять на месте, мы желаем в спорной проблеме всегда стоять на стороне Бога Иеговы, а все легкомысленные и недоверки к великому плану Бога Иеговы станут на стороне Сатаны...».

… 04.01.1956 г. спецпоселенке-иеговистке Зиминского района Иркутской области Озорко С.В. Пятоха Николай излагал:

«... Поселившись тут, мы нашли сектантов. Они все признают нас братьями. Чтобы не восстановить их против себя, мы работаем очень осторожно. Полезного терпения у нас хватит, и многому они уже научились. ... Имеем кое-какие участки, которые нужно обслуживать регулярно. Не упускайте этого из виду. Мы зависим целиком от вас, а вы знаете от кого».

Мать братьев Пятох – Евгения Петровна, также являющаяся убежденной иеговисткой, жителя Иркутской области Целюх В.К. 06.04.1956 г. поучала методам обработки людей в иеговистском духе, предупреждая о необходимости вести беседы в завуалированной форме.

... ПЯТОХИ предпринимают меры по активизации организованной иеговистской деятельности. В этих целях среди своих связей выступают в роли организаторов и наставников и стремятся склонить к приезду в г. Биробиджан своих единоверцев, освобождающихся из заключения.

Призыв «Привет борцам за новый мир!» стал у Пятох почти постоянным...

… ПЯТОХИ о своей иеговистской деятельности периодически информируют иеговистов других областей, применяя при этом установленную между ними систему шифровки. Так, … 04.04.1956 г. в адрес иеговиста Шульган, проживающего в Иркутской области, Пятоха Николай сообщал:

«Я хочу сообщить как зарабатываем 3 – заработали 50, начиная от нового 1956 года, 6-5, 11-3 бывают хорошие заработки, 13-4, 14-120, 15 а-2. Коротенько описал про заработки, если напишешь письмо, то сообщай свою радость, если лучше делаете, не бойся ничего».

После расшифровки этот текст ... оказался следующего содержания:

«Хочу сообщить, что на обработку населения в иеговистском духе затрачено 50 часов, начиная от нового 1956 года. За это время посетили 5 раз сборища лиц, имеющих намерение вступить в секту иеговистов. Условные номера имеют 3 человека. Среди населения проведено 4 занятия, где присутствовало 120 человек. Иеговистскую литературу желают выписывать 2 человека».

В этот же адрес 16.10.1956 г. Пятоха Николай сообщал (расшифрованный текст):

«Думаем затратить на обработку лиц в иеговистском духе 297 часов. Некоторую работу уже провели. Распространили 4 экземпляра Библии. На обработку лиц в иеговистском духе затратили 50 часов. Лица, желающие вступить в секту иеговистов, посетили собрания 2 раза. Действует один нелегальный кружок. Условные номера имеют 5 человек. Всего в собрании принимают участие 9 человек. Среди населения проведено 1 занятие, где присутствовало 30 человек. Иеговистскую литературу желают выписать 4 человека».

Далее шла условность 17-1 – зашифровка денежного фонда. Очевидно, проведен один сбор денежных средств.

Одновременно с этим..., Пятохи по прибытии в г. Биробиджан приступили к практической обработке отсталой части населения в иеговистском духе, и в частности – членов действующих баптистских и других религиозных сект. В этих целях они установили контакт с активом баптистов и пятидесятников, систематически посещают нелегальные сборища этих сект, и выступают на них с проповедями, в которых в завуалированной форме пропагандируют иеговистские идеи. Пятохи ставят перед собой задачу путем постоянной и настойчивой обработки склонить верующих сектантов на «истинный» иеговистский путь борьбы.

...в июле и августе 1956 года ... встреча Пятох с иеговисткой ЩЕРБАКОВОЙ Марией Илларионовной4, проживающей на ст. Ин Смидовичского района. ... Пятоха Николай давал наставления Щербаковой в вопросе распространения веры. 

… ПЯТОХИ активно продолжают иеговистскую деятельность, концентрируя вокруг себя верующих, собирают их у себя на квартире, где выступают с иеговистскими проповедями. 18.12.55 г. в присутствии …ПЯТОХА Николай говорил: <.........................>

… ПЯТОХИ иеговистскую литературу хра­нят в тайниках: в выдвижном ящике, замаскированном под сиденьем в одной из табуреток, и в тумбочке между двумя специально сделан­ными задними стенками.

На производстве … как иеговисты себя не прояв­ляют, характеризуются положительно.

«ПЯТОХА Николай подписался на заем без колебаний на месячную зарплату. На производстве ПЯТОХА продолжает работать хорошо, положенные нормы всегда перевыполняет».

… имея обширные иеговистские связи на территории различных областей Союза, ... поддерживают с ними и «живую» связь.

В мае 1956 года ПЯТОХА Николай выезжал в Иркутскую область, где посетил ряд проживающих там иеговистов...:

«ПЯТОХА Николай Петрович побывал в некоторых районах области и встречался с рядом иеговистов. Так, с 15 по 17 мая ПЯТОХА находился в Зиминском районе, где посетил иеговиста ШУЛЬГАН Владимира Степановича, 1927 года рож­дения. Пробыв у ШУЛЬГАНА 2 суток, ПЯТОХА выехал из Зиминского района и … находился у иеговистов, проживающих в городе Тулуне... 27 мая 1956 года ПЯТОХА приезжал в с. Залари Заларинско- го р- на, где посетил …, являющегося в прошлом односельчанином ПЯТОХИ и иеговис­тов ТИМОЩУКА и МАЗУРУКА. В разговоре с … ПЯТОХА заявил, что сейчас положение иеговистов улучшается, многие возвра­щаются из тюрем. «Колесо Армагедона ранее катилось в гору - была беда, а сейчас катится вниз», - говорил ПЯТОХА источнику, - это свидетельствует о том, что дни Армагедона приближаются и положение свидетелей Иеговы улучшается... ».

Изучив обстановку в Иркутской области и вернувшись в Биро­биджан, ПЯТОХА Николай продолжает давать указания на разверты­вание там иеговистской деятельности. Так, на имя БАБИЙЧУК Василия Ильевича 17.06.56 г. Николай сообщал:

«Я приехал 4.У1.56 г. и так жалею, что мало имел отпуску, еще в Заларах нужно было обязательно по­быть, но не смог. Хорошо было бы, если бы кто от вас туда наведался и сделал указания на кое-какие неполадки... На ноги требуется ставить каждую семью, а тогда порядок будет полный и Егова благословит свое дело. Побывал и в Голумети и в Черемх. в Семена ТУШ., радость невысказанная, но она потому большая, что редкая, а если бы не побывал на месте, то и смутно показалось бы с того застоя, который там имеет мес­то. С моей стороны я сделал все, однако нельзя их так бросить... Скоро еще вернутся братья и будет с кем тру­диться, но не ждите их сложа руки... Стойте в правде мужественно и сильно, чтобы вас дьявольские силы не победили, ибо дьявол хо­дит как лев рычащий, чтобы кого проглотить. Противостойте против него твердою верою и он убежит от вас...».

Это ... ярко подтверждает, что ПЯТОХА Николай является одним из действующих руководителей иеговистского подполья, и что он вместе со своим братом Иваном и КУЗЬМИК Степаном предпринимает практические меры по активизации организованной иеговистской деятельности на территории ряда областей Союза.

Об этом же говорят и такие факты. В начале сентября с/года по отбытию наказания в испра­вительно-трудовых лагерях к ПЯТОХАМ приехал КУЗЬМИК Степан с намерением остаться на постоянное местожительство в г. Биробиджане.

С первых дней его пребывания у ПЯТОХ, под их руковод­ством он включился в активную иеговистскую деятельность, а 3 сентября по их заданию выезжал в Иркутскую область, где на­ходился около двух недель, встречался там с рядом иеговистов.

В конце сентября с/г ПЯТОХА Иван, следуя для проведения очередного отпуска в Западную Украину, заезжал в Иркутскую область на переговоры с иеговистом ПАЛИЦУК Константином Захаровичем, 1922 г.р., прибывшим из заключения в июле 1956 г. и занявшимся активной иеговистской деятельностью...

По возвращении из Западной Украины ПЯТОХА Иван вновь заезжал к иеговистам в Иркутскую область. Пробыв в общей сложности около 3 месяцев в поездке, он 13 декабря с/г вернулся в Биробиджан.

Установлено, что ПЯТОХА Николай и КУЗЬМИК Степан 8 декабря с/г в присутствии САВРУК Анны5, ПЯТОХИ Евгении и ВЫХОПЕНЬ Ольги обсуждали вопросы организационной деятельности.

КУЗЬМИК заявил:

«Люди, которые живут внутри организации, должны подчиняться царству Исуса Христа».

ПЯТОХА Николай поддержал его:

«Мы должны служить царству божьему. На нас лежит ответственность и мы ее должны исполнять. Все творения и организации на земле должны считаться новыми силами царства...

Царство означает организацию сплоченную. Когда мы выступаем против силы врага, так мы должны быть тесносплоченные... Требуется сплоченное единство, организованность...

Организация имеет свои порядки, а мы этих порядков не придерживаемся. Тогда мы тоже должны иметь ка­кие-то указания перед Армагедоном... Мы должны побороть свои трудности и иско­ренить их».

Степан заключил:

«Мы должны проверить и каждого по одиночке».

На сборищах у ПЯТОХ 9, 11 и 13 декабря с/года … и их иеговистская связь ЩЕРБАКОВА Мария, …, выс­казали прямые антисоветские суждения. Характерные из них:

ПЯТОХА Николай:

«Чтобы представить кого-нибудь в фальшивом смысле, поэтому нужны советские, как сказать, прокуроры там всякие, как называются защитни­ки, адвокаты, юристы. Советские юристы сказали так своим правительствам, - вы делайте так, как вам угодно, а у нас найдется столько слов, чтобы ваше дело оправдать».

ЩЕРБАКОВА:

«Не зря мы боремся с дьяволом за это царство, какое он еще преследует».

КУЗЬМИК:

«Как мы будем спасаться?... Главное, чтобы христианин порвал всякие отношения с миром, политические взгляды, всякие религиозные догмы».

«Свидетели (иеговисты) утверждают, что люди, советские, которые завоеваны силой, все это проклято».

ЩЕРБАКОВА:

«Народ видит, что нет справедливости на земле».

«Если человек пойдет в кино, сатанинской жизнью поживет и потеряет навечно жизнь».

О политике Советского Союза ПЯТОХА Николай говорил:

«У него политика хорошая, всех иеговистов поса­дил и вывез из Румынии, Чехословакии, и он хороший, а мы нехорошие. Это же воспитание советское».

«Требование этого мира - говорить правду. Вот газету мы читали, это же полная неправ­да. У нас самих много трудностей, которые надо преодолевать. В настоящее время трудность, которую надо преодолеть - это обман».

С приездом ПЯТОХИ Ивана, которого с большим нетерпением ждали его единомышленники, ... еще раз убедились, что имеем дело с серьезными руководите­лями иеговистского подполья, организующими развертывание иеговистской деятельности как в ЕАО, так и в Иркут­ской и других областях Союза.

... ПЯТОХА Иван разъезжал по местам скопле­ния иеговистов в целях оживления и поднятия там иеговистской работы, договорился о контактах, о выездах в порядке оказания помощи.

ПЯТОХИ высказывают намерение расширить иего­вистскую деятельность, высказывают прямые антисоветские сужде­ния, делают ставку на молодежь. В этих целях ПЯТОХА Иван привез с собою несколько библий, магнитофонную пленку, пластинки с иеговистскими записями, где якобы восхваляется Америка и опорачивается Советский Союз.

ПЯТОХИ наметили в ближайшие дни послать КУЗЬМИК и САВРУК на ст. Ин Смидовичского р-на для поднятия там иеговистской деятельности и оказания помощи в этом своей единомышленнице ЩЕРБАКОВОЙ.

ПЯТОХА Иван сделал также предложение САВРУК поехать в Иркутск для укрепления там иеговистского подполья. Причем, будучи сам заинтересован в использовании САВРУК здесь, он настаивать на ее выезде не стал, предложив ей самой решить этот вопрос.

О некоторой проделанной работе при своей поездке ПЯТОХА Иван рассказал:

«Там я заехал в Нижне-Удинск, тан распад был, разворошили всё. Там сестра одна приехала из неволи, я к ней зашел. Она говорит - что делать? Я говорю - ты что, сюда приехала смотреть, как спят? Тебя сюда Бог освободил, нашел, что ты верна и действуй, на мужчин не смотри. Потом я сказал братьям, чтобы поехали дело наладить. Потом мне сказали, курс наладили, студию регулярно проводят».

«Я там возглавлял (речь шла о пребывании в Иркутской обл.), был регентом, ходил в другие села, на работу приходил».

О расширении … иеговистской деятельности на территории Союза и о ставке на молодежь говорят такие их высказывания:

ПЯТОХА ИВАН ЗАЯВИЛ:

«Я хотел остаться там на Западе - ничего не делать, но для того, что тут нужна потребность я приехал».

«Они уже знают про нас, сколько нас есть, и скоро с нами связь наладят, будут сюда приезжать, может помогут в силе, посмотрим».

«Видел иркутского Володьку ИШУКИВ, а там тот Григор на месте. Они обое к нам приедут».

ПЯТОХА НИКОЛАЙ ПОДЫТОЖИЛ:

«Нужно поставить организационную работу кругом. Митька брался, но его арестовали опять».

ПЯТОХЕ Николаю Иван дал указание:

«Николай, тебе надо выступить перед молодежью, правильно рассказать, как надо жить. Надо им еще высказать, что такое Иегова, кто является Иеговой».

15 декабря между братьями ПЯТОХАМИ произошел короткий разговор, который характеризует, что они твердо стоят на своем иеговистском пути.

ПЯТОХА Иван сказал:

«Сатана хочет ваять над нами контроль. Так они все. Стоит им взять верх над нами - и все...»

ПЯТОХА Николай возразил:

«Нет, этого не будет, они будут все в ловушке».

ПЯТОХА Иван подтвердил: «В ловушке».

По поводу привоза с собой иеговистских пропагандистских средств и соблюдения осторожности при этом ПЯТОХА Иван говорил:

«Я не знал, куда мне все это положить, в чемодан или в карман, чтобы вы меня встретили. Я зас­кочил в вагон и другой дверью выскочил. Я попросил там Иегову, если там кто будет, так надо сделать так, чтобы все это доставить. А потом думаю, если все будет благополучно, так я все это выброшу против нас, но я вижу что он идет дальше (видимо, речь шла о поезде ). Я сразу с вагона - нет никого. Я не пошел через вокзал, а черным ходом».

«Когда вез, так это страх один».

КУЗЬМИК Степан в подтверждение боязни говорил:

«Теперь переживаешь, что с чем-нибудь поймают».

О привезенной магнитофонной пленке ПЯТОХА Иван рассказал:

«А в Иркутщине что мы сделали. Там есть та­кой магнитофон. Я привез такие пластинки, пленку. Они раньше были и теперь есть. Пленку наматывают, специально есть такой аппарат, а потом включают, подключают приемник, он принимает и шумит, а этот аппарат идет через приемник. Это все было в Заларах. Это еще можно подключить под радиолу, граммофон. А когда были в Зиме, так там поставили два приемника, и целый день было. Начали говорить, что с Америки говорят про бога. А они такие сильные, и все слушают. Песни поют на русском языке, служение. Передают - слушайте песню такую-то на украинском языке, русском, литовском, стихотворения... В Иркутске дело растет... А это можно подключить в радиосеть и можно эту пластинку пустить по всему Советскому Сою­зу. Там очень много песен».

«Тут на пленке накручено реферация уха. В одном реферате говорят, что самые приличные Америка, свидетели Америки, но никто так с ними не обращал­ся, как CCCP... прямо говорит - нигде так не выво­зили, как в Советском Союзе вывозили по 25 лет...».


[1] Пятоха Иван Петрович, 1922, урожен. с. Орищи Волынской губ., украинец. Столяр мебельной фабрики им. Димитрова. Место жительства: Биробиджан. Арест. 21.05.1957 УКГБ по ЕАО. Осужд. 17.09.1957 облсудом ЕАО по ст. 58-10 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Реабилитирован 12.12.1991 прокуратурой Хабаровского края по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-99404. 


[2] Пятоха Николай Петрович, 1926, урожен. с. Орищи Волынской губ., украинец. Станочник завода металлоизделий. Место жительства: Биробиджан. Арест. 21.05.1957 УКГБ по ЕАО. Осужд. 17.09.1957 облсудом ЕАО по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 12.12.1991 прокуратурой Хабаровского края по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-99404. 


[3] Кузьмик Степан Антонович, 1928, урожен. с. Збора Станиславской обл., украинец. Разнорабочий завода металлоизделий. Место жительства: Биробиджан. Арест. 20.05.1957 УКГБ по ЕАО. Осужд. 17.09.1957 облсудом ЕАО по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 12.12.1991 прокуратурой Хабаровского края по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-99404.


[4] Щербакова Мария Илларионовна, 1905, урожен. с. Лысне Новозыбковского р-на Брянской обл., русская. Домохозяйка («руководитель нелегальной секты иеговистов»). В 1950 осуждена по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР. Место жительства: Смидович (ст. Ин). Арест. 21.04.1961. Осужд. 19.08.1961 Хабаровским краевым судом по ст.ст. 70 ч. 1 («Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя или захвату власти, а равно массовое распространение материалов, содержащих такие призывы»), 72 («Организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению особо опасных государственных преступлений, к созданию организации, имеющей целью совершить такие преступления, а равно участие в антисоветской организации») УК РСФСР (от 27.10.1960) на 6 лет ИТЛ. Срок отбывала в Дубравлаге (Мордовия). Постановлением ПВС РСФСР от 05.08.1966 помилована. Освобождена 17.08.1966. Реабилитирована 15.01.1992 прокуратурой Хабаровского края по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: НИПЦ «Мемориал» (Москва).


[5] Саврук Анна Ивановна, 1927, урожен. с. Хищевичи Дрогобычской обл., украинка. Медсестра горбольницы. Место жительства: Биробиджан. Арест. 21.05.1957 УКГБ по ЕАО. Осужд. 17.09.1957 облсудом ЕАО по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 6 лет ИТЛ. Реабилитирована 12.12.1991 прокуратурой Хабаровского края по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-99404.

«Других слов нельзя было услышать из-за шума...»

Отправлено 13 дек. 2018 г., 05:22 пользователем Редактор   [ обновлено 4 янв. 2019 г., 21:22 ]

26 февраля 1940 года старший следователь Особого отдела НКВД 2-й ОКА младший лейтенант госбезопасности ПЕТРОВ запросил из Ленинского РО НКВД имеющиеся оперативные материалы на жителей села Кукелево Ленинского района ЕАО, арестованных 63 погранотрядом в 1938 году. Вот что ему прислали... 


1.   «РОДИОНОВ» от 10 марта 1935 г. «...АВДЕЕВ и ЛОНЧАКОВ Александр в 1929 году были в Харбине. РАМЕНСКИЙ, у которого брат в Харбине, он занимался конокрадством еще до революции, и ушел за границу примерно в 1919-1920 гг. Проживает, со слов АВДЕЕВА М. и ЛОНЧАКОВА, ни­чего ...». 

2.  «РОДИОНОВ» от 27/Х-35 года. «...В феврале или марте месяцах АВДЕЕВ Илья, зная о том, что лошади больны заразной бо­лезнью, взял от них ведра и поил из этих ведер здоровых лошадей, несмотря на то, что ему конюхи РАМЕНСКИЙ Павел и РАЗДОБРЕЕВ Ва­силий говорили, что этого не делать.

С АВДЕЕВЫМ Ильей за границу дезертировали в 1920 году ЯКИМОВ Трофим и РАЗДОВРЕЕВ Григо­рий. Все они из-за границы вернулись. Когда ЯКИМОВ Трофим приезжал из Кукелево, то боль­ше всего останавливался у своего брата Гри­гория. К Григорию иногда заходят АВДЕЕВ Илья и его брат Григорий - бывший предколхоза...». 

3.  «ГРАЧЕВ» от 15 мая 1936 года. «...Самоабортирование происходит больше все­го во второй бригаде, конюхом РАМЕНСКИЙ Васи­лий, имеющий брата в Харбине. Во второй бригаде самоабортировалось пять маток, а в первой все­го одна на выпасе, и то во время дежурства РАМЕНСКОГО Василия. Характерно, что самоабортирование происходит перед выжеребом. Выкидыши большие, некоторые имеют на слизистых оболочках нагноение.По заключение вет­врача Кукелевского батальона, матки больны и требуют лечения. Пред. колхоза ЛОПАТКИН обращался к обл. ветврачу ХАРЬКОВУ и ветврачу ГАЛЬЧУК, но они ограничились обещанием прие­хать, и не приехали...». 

4.  «РОДИОНОВ» от 27/Х-35 года. «...РАМЕНСКИЙ Василий, лет 53, работает рыбаком от колхоза со своим братом Авдеем. К ним приезжает красноармеец из Кукелевского батальона БИЛЕТНЫЙ, тоже работающий на рыбо­ловстве, с ним приезжали два нацмена...». 

5. «ГРАЧЕВ» от 11/02-36 года. «...Жена РАМЕНСКОГО Ильи Николаевича среди колхозников распространяет слухи о том, что скоро будут высылать определенных лиц из се­ла, этим самым дезорганизует работу колхоза. За невыход на работу ее несколько раз штрафо­вали, но это не помогает, на работу она по-прежнему не ходит. РАМЕНСКИЙ Илья сказал бригадиру ТОНКИХ: «Не ходи и не зови на работу, все равно не пойдет...». 

6. «ГРАЧЕВ» от 15/У-36 года. «... Правление колхоза «Путь Ленина» приня­ло в члены колхоза ЛОПАТКИНА Михаила и ЛОПАТ­КИНА Николая. ЛОПАТКИН Николай за несколько дней до вступления в колхоз продал корову и зарезал на мясо бычка. В апреле месяце с/г продал колхозу свой дом, а теперь просит, чтобы ему дали этот дом, или предоставили квартиру. 15/У-с/г. колхоз засеял своими семена­ми причитающуюся по плану ЛОПАТКИНУ посевную площадь. Пред. правления колхоза ЛОПАТКИН Иван провел собрание на поле, где произвел прием в члены колхоза поименованных лиц...». 

7. «ГРАЧЕВ» от 20/Ш-З6 года. «...17/Ш-З6 года у БЕЛОКРЫЛОВОЙ Евдокии собралась группа колхозников погулять. В эту группу влились кулак ЛОПАТКИН Алек­сандр, ПОДОЙНИЦЫН и другие. ЛОПАТКИН Алек­сандр что-то доказывал ПОДОЙНИЦЫНУ, слышно было, как он говорил: «Я тоже борюсь за Советскую власть». Других слов нельзя было услышать из-за шума. Присутствовал еще тех­ник-мелиоратор, сильно был пьян и горячо принимал участие в спорах. О чем шел спор, не слышно было.

Живущий на этой квартире красноармеец Иван, фамилия неизвестна, будучи сильно пьяным, под­рался с МИГУНОВЫМ Михаилом, после драки МИГУНОВА увели, после ухода МИГУНОВА за ним к нему на квартиру пришли БАННИКОВ, МИГУНОВ К., ЛОПАТКИН Николай, МАКАРОВ Р. и ЛОПАТКИН К. МАКАРОВ Р. придирался к ЛОПАТКИНУ якобы за то, что послед­ний бил красноармейца». 

8. «БОЛКОВСКИЙ» от 20/У-37 года. «...МАКАРОВ Константин Антонович, 67 лет, про­живает в селе Кукелево, был зажиточным, сейчас живет у сына Василия. Костя живет хорошо, имеет корову, лошадь, и другой сын – Илистрат, зашел в колхоз, работает трактористом. Сын Василий охотится и рыбачит, часто гуляют и пьют водку, так что колхозники им завидуют, что мало рабо­тают, но живут хорошо. Сам старик Константин 20 мая говорил: «Хотя бы скорее война», а его старуха говорит: «А нас убьют?». Он ответил: «Нас не будут бить, а будут бить войска. Я бы хотя посмотрел, как воюют наши с японцами». По всем его разговорам можно судить, что он недоволен Советским Союзом. Как говорил пред. сельсовета тов. ВЛАСОВ, что «Эти единоличники надоели, хотя бы куда-нибудь уехали, потому что колхозники всегда говорят, что ты работаешь ежедневно, а все говорят - плохо работаем. А смот­ри - МАКАРОВЫ живут, у них мясо, рыба, молоко, яйца, и каждый раз гуляют, и этим бьют колхозников по лбу, когда придешь на стан работать...». 

9. «ЯСТРЕБ» от 13/1У-37 года. «...13/1У - СТЗ ТОНКИХ и БЕЛОКРЫЛОВ - трактористы. Конский состав без сена. ЛОПАТКИН Иван Ильич сверх нормы сдал 57 тонн, за что полу­чил премию, а план сенокоса не выполнили. Конское поголовье слабое, протравка семян - не протравлено 300 центнеров, и мер не принимается. Норма высева за 10 часов 11 га. МТС, а СТАХОВОЙ - 14 га. высевает по 8 га., а ВОРОВИН дал 12.04.1937 года 16 га. высева. Трактористы слабо подготовлены, благодаря чему получаются просевы. До 15 апреля работа­ло четыре трактора, 16/04 - 6 тракторов. Горючего всего на 4-5 дней...». 

10. «ГРАЧЕВ» от 12/1-36 года. «... НАСТРОЕНИЕ О ПАСПОРТИЗАЦИИ. БЕЛОКРЫЛОВА  Анастасия 11/1-36 года приходит в сельсовет и паспортисту говорит, «ну что, будете давать паспорт нам, или уезжать нам?». ЛОПАТКИН Николай тоже говорит, что придет­ся уезжать. Другие граждане о паспортах не ведут никаких разговоров, так как каждый ожидает неизвестность, дадут или не дадут паспорта. ПАРВЕЧИНА Анна была у ВЛАСОВЫХ. Говорит, что придется кочевать, пусть только бы вместе. Далеко до ареста ЯКИМОВ ежедневно заходил к ПАРВЕЧИНЫМ и говорил, что нам праздновать не дадут, арестуют, предпола­гал он арест потому, что тогда был первый допрос, и в сельсвовет приходил уполномочен­ный, в сельсовете оставил пачку папирос, на которой было написано: « ЯКИМОВ, ПАРВЕЧИН, АВДЕЕВ, МАКАРОВ, БАБУШ, вот с этого ЯКИМОВ и ожидал арест...». 

11. «...ЛОГАРЕВУ нужно было поехать повезти свод­ки, а конюх ему жеребца не давал, а АВДЕЕВ начал подначивать, что бригадир поедет, то завтра и я поеду. Помощь бригадиру оказывает только конюх ТОНКИХ Михаил. РАМЕНСКИЙ Илья приезжает в поселок, ведет разлагательство бригады, а также его жена. У РАМЕНСКОГО Ильи живет воспитанник, которого эксплуатирует, как батрака. Жена не работает...». 


Это - ВСЕ (!!!) т.н. "оперативные материалы", которыми располагало Блюхеровское (Ленинское) РО НКВД и 1-е отделение штаба 63-го Биробиджанского погранотряда по состоянию на январь 1938 года! Но данное обстоятельство не помешало фальсификаторам состряпать дутое "дело" в отношении почти 100 колхозников из приамурских сел Блюхеровского (Ленинского) района ЕАО, из которых 40 человек расстреляли за их мнимую принадлежность к выдуманной чекистами мифической контрреволюционной организации "Трудовая крестьянская казачья партия". 

Когда совершенно случайно эта чудовищная фальсификация вскрылась, почти 49 колхозников вышли на свободу. 

Тогда же была (цитируем архивный документ) "... Особым Отделом 2-й Отдельной Краснознаменной Армии была вскрыта и ликвидирована группа из бывших сотрудников Особого Отдела и 63 пограничного отряда в лице: ПОМИНОВА, ГУСАРОВ А, ТОЛСТОКУЛАКОВА, ЛЮБЧЕНКО, ГИТЦЕВИЧА, КАРУЗЕ и КРАСНОГОРОВА, проводивших массовые необоснованные аресты граждан, вымогательство показаний путем провокационных методов ведения следствия и фальсификации следственных материалов.

В результате провокационной деятельности указанной группы были произведены массовые аресты колхозников и рабочих Ленинского района Еврейской автономной области и военнослужащих 34 стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепленного района.

Так, в селе Кукелево было арестовано 34 человека взрослого мужского населения, в селе Ленинском - 18 человек взрослого мужского населения, в селе Новое - 23 человека взрослого мужского населения, в селах Дежнево, Бабстово, Чурки и Квашнино - 16 человек взрослого мужского населения. В 34 стрелковой дивизии было арестовано 112 человек красноармейцев, командиров и политработников. В Усть-Сунгарийском укрепленном районе арестовано 43 человека красноармейцев, командиров и политработников.

Группа привлеченных по данному делу, в процессе следствия арестованных военнослужащих провокационно связывала с арестованными рабочими и колхозниками, а всех вместе также провокационно связывала с японскими разведчиками - УШАКОВЫМ Степаном, убитым еще в 1936 году в пограничной полосе, и ЯМОМОТО, уехавшим в начале 1936 года в Японию.

С целью заполучения провокационных показаний от арестованных, указанная группа к арестованным колхозникам, рабочим и военнослужащим применяла физические насилия, устраивала инсценировки суда над «несознавшимися», инсценировались «несознавшимся” расстрелы, фабриковались протоколы допроса арестованных.

Так создавалась и создана провокационным путем шпионско-повстанческая организация - «Трудовая казачья крестьянская партия» /»ТККП»/ в колхозах Ленинского района, и таким же провокационным путем этой группой через арестованных колхозников был создан «прорыв» на гарнизоны 34 стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепленного района.

Само дело против колхозников и рабочих Ленинского района было создано через ошибочно арестованного колхозника АВДЕЕВА Григория, на которого не имелось никаких материалов о связи его с какими-либо иностранными разведками или антисоветскими организациями...".

Подробнее об этом дутом "деле" читайте статью "Когда еврейское казачество восстало": хроника одной провокации.


«Американец» из поселка Николаевка

Отправлено 15 нояб. 2018 г., 06:02 пользователем Редактор   [ обновлено 2 дек. 2018 г., 23:01 ]


В Николаевке Петр КАЛИТЕНКО больше известен по своему прозвищу - Американец. Сюда, в поселок под Хабаровском, он перебрался в конце 60-х годов после освобождения из лагеря. По Николаевке сразу начали распространяться слухи, что КАЛИТЕНКО был осужден по "политической" статье за то, что шпионил на американцев. Тогда Петр Николаевич решил раз и навсегда объясниться с односельчанами. 

"Я предложил районному начальству: хочу в нашем клубе прочитать "лекцию" о том, как все было на самом деле, а то люди обо мне говорят разное, а каждому же не объяснишь", - вспоминает Петр КАЛИТЕНКО. Лекция так и не состоялась. Наверху решили, что бывшему заключенному на трибуне клуба не место. Но Американец не отчаялся и сел за написание мемуаров. Спустя 40 лет после его путешествия, воспоминаниями сельского пенсионера заинтересовался один из американских издателей.

А началось все с того, что когда-то, в 1965 году двое жителей чукотского поселка Лаврентия Петр КАЛИТЕНКО и Григорий САРАПУШКИН на самодельной лодке отправились за грибами. Их путь лежал на один из островов, где росли особенно крупные белые грибы. Когда большую землю уже нельзя было разглядеть в бинокль, неожиданно подул сильный ветер. Почуяв неладное, грибники попытались повернуть назад, но безуспешно - шторм уносил лодку к побережью Аляски. "В бинокль я увидел берег с какими-то постройками. Сразу было видно, что дома не наши. Но сил грести уже не было, и мы решили выйти на берег, чтобы обогреться", - так по версии Петра КАЛИТЕНКО и начались его заокеанские приключения.

Первыми на американском берегу граждан СССР встретили эскимосы, вскоре подъехал местный шериф с англо-русским разговорником. На Аляске КАЛИТЕНКО и САРАПУШКИН пробыли недолго, через два дня за ними приехали люди в штатском и увезли в Вашингтон. Вынужденные мигранты оказались под домашним арестом в загородном особняке. Петр КАЛИТЕНКО и его товарищ прошли через детектор лжи и круговые допросы. "Вначале нас спрашивали, с какой целью нас заслали в США. Затем начали задавать странные вопросы: какие женщины в СССР, сколько у нас в стране машин", - вспоминает Петр КАЛИТЕНКО. Через полгода спецслужбы потеряли интерес к двум русским. Оказавшись на свободе, САРАПУШКИН сразу отправился в советское посольство, Калитенко медлил - из посольства ему пришло письмо от жены с отказом от мужа-"перебежчика".


" - Нас будут судить за переход границы? - спросил Сарапушкин.

- Если поверят, что мы попали в Америку случайно, не будут, - после долгого раздумья ответил я.

- А поверят?

- Не знаю-не знаю. Вот представь, что я следователь, а ты у меня на допросе. И я утверждаю, что вы сознательно нарушили государственную границу СССР. Попробуй, докажи обратное". 

(Из книги П. Ф. Калитенко "За грибами вокруг света")


Петр КАЛИТЕНКО обосновался под Детройтом в доме эмигрантов-украинцев. С их помощью нашел работу в автомастерской. Новые друзья подарили ему подержанный "Форд", на котором разведенный КАЛИТЕНКО часто разъезжал по ночному Детройту, как он сам говорит: в поисках приключений. Неизвестно, сколько бы продолжалась заокеанская жизнь советского механика, если бы среди украинской диаспоры не начали распространяться слухи, что Калитенко - осведомитель КГБ. После нескольких покушений на свою жизнь Петр КАЛИТЕНКО решил "отдаться в руки советского правосудия" и позвонил в посольство.

В Москве у трапа самолета "блудного сына" родины ждала черная "Волга". "Когда меня кагэбэшники везли из Шереметьево в Лефортово по ночной Москве, они меня спросили: "Как вам наша столица после Америки?" Я подумал и говорю: "Очень угрюмо и очень серо", - рассказывает Петр Калитенко. Доказать измену родине следователи КГБ так и не смогли, КАЛИТЕНКО осудили по редкой тогда статье - незаконный переход границы. В лагере под Магаданом у него нашелся только один коллега - маляр из ЕАО, который на спор перешел по льду Амура в Китай. Пробыв в лагере два года, Калитенко на третий освободился по амнистии. Но в его благонадежность власти поверили не сразу. "Следили за моим домом, проверки устраивали. Как-то раз заходит незнакомый человек и приносит радиостанцию. Говорит: "Я слышал, ты в радиотехнике соображаешь, помоги отремонтировать". Ну, я его сразу за дверь и выставил", - смеется Петр КАЛИТЕНКО.

В советское время он несколько раз отправлял свою книгу в московские издательства и получал стандартный ответ: опубликовать вашу рукопись не представляется возможным. В годы перестройки в одной из хабаровских типографий согласились отпечатать "Вокруг света за грибами", но оплатить даже скромный тираж пенсионер не смог. Сейчас одна надежда на заокеанского спонсора. По словам Петра КАЛИТЕНКО, его рукописью активно интересуется один из американских издателей. Поселковый литератор уже подумывает, не дописать ли заброшенную несколько лет назад повесть из лагерной жизни. Рабочее название рукописи - "Преступление без наказания".

Деловой еженедельник «Золотой Рог», 01 Января 1996. 


А вот как виделась эта история глазами биробиджанских чекистов в 1968 году:

КАЛИТЕНКО, 1931 года рождения, беспартийный, со средним образованием, холост, временно не работает, прибыл в октябре сего года из ИТЛ к месту жительства родителей в поселок Николаевку. 

КАЛИТЕНКО в 1965 году, проживая в поселке Лаврентия Магаданской области, под влиянием радиопередач «Голоса Америки» вынашивал намерение изменить Родине. 

Под предло­гом сбора грибов, совместно с жителем этого поселка САРАПУШКИНЫМ, на моторной лодке, пользуясь туманом, пересекли госграницу и высадились на побережье Аляски. Оба заявили о своем отказе возвратиться в СССР и попросили у американ­ских властей разрешения остаться на жительстве в США.

С 8 августа 1965 года до 22 сентября 1966 года КАЛИТЕНКО проживал с США, где систематически общался с пред­ставителями спецслужб, украинскими националистами, подвер­гался ими допросам, опросам и антисоветской обработке. Общался с изменниками Родине, в том числе с РАСТВОРОВЫМ.

В сентябре 1966 года проверяемый возвратился в СССР, а в апреле 1967 года был осужден по ст. 83 УК к 3 годам ИТЛ.

По освобождении отправил письмо в США в город Детройт на имя Полины СОЛОХА, у которой жил на квартире. В письме сообщает о своем освобождении из ИТЛ и дает свой адрес.

Так, КАЛИТЕНКО 22 октября взял у жителя поселка БЕЛОЗУБ старый приемник с намерением испра­вить его и слушать радиопередачи США, якобы для того, чтобы не забыть английский язык.

В конце ноября один из жителей поселка (радист) сообщил, что к нему на радиостанцию приходил его старый знакомый КАЛИТЕНКО и обращался с просьбой, сможет ли он отремон­тировать имеющийся у него американский приемник (с автомашины). 

КАЛИТЕНКО установил переписку с инокорреспондентами США Полиной СОЛОХА и Галиной КРАВЧЕНКО, в письмах к послед­ней имеются моменты, подозрительные на условность.

Вместе с тем, КАЛИТЕНКО рассказывает, что будучи еще в лагере, начал писать книгу о своем пребывании в США. Показывал исписанные им 22 школьные тетради. Высказывает намерения выехать в Хабаровск в отделение сою­за писателей и просить разрешения печатать свою книгу, или выступить в клубе поселка Николаевка с лекцией о своем пребывании в США с тем, чтобы жители поселка не считали его изменником Родины. Обращался по этому поводу в Смидовичский РК КПСС, боясь, что если он выступит без разреше­ния, его могут привлечь к ответственности за распространение антисоветской пропаганды.

За отсутствием состава преступления...

Отправлено 25 окт. 2018 г., 22:08 пользователем Редактор   [ обновлено 2 нояб. 2018 г., 20:27 ]













27 августа 1937 года тройка при УНКВД по Дальневосточному краю приговорила к расстрелу 30 жителей и выходцев из Сталинского (ныне Октябрьского района) ЕАО, большинство из которых (19 человек) были жителями села Екатерино-Никольского. На следующий день, 28 августа, их казнили: 

ВАУЛИН Иннокентий Андрианович, 1886, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ГУСЕВ Иван Константинович, 1882, заведующий лесоскладом, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Александр Кузьмич, 1901, председатель колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Василий Васильевич, 1892, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Иван Васильевич; 1890, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Иннокентий Парфильевич, 1892, конюх колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Николай Михайлович, 1890, бригадир колхоза, с. Екатерино-Никольское.

КАРЕПОВ Павел Васильевич, 1895, пчеловод, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Василий Николаевич, 1887, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Иосиф Николаевич, 1889, колхозник, с. Екатерино-Никольское.

ОВЧИННИКОВ Степан Николаевич, 1894, бригадир колхоза, с. Екатерино-Никольское.

ПЕШКОВ Николай Владимирович, 1894, тракторист, с. Екатерино-Никольское.

САПОЖНИКОВ Анатолий Гаврилович, 1884, повар, с. Екатерино-Никольское.

САПОЖНИКОВ Константин Осипович, 1887, инструктор-пчеловод, Екатерино-Никольское

САПОЖНИКОВ Семен Васильевич, 1907, заведующий складом, с. Екатерино-Никольское.

ФЕДОРЕЕВ Василий Михайлович, 1895, конюх колхоза, с. Екатерино-Никольское.

ЧУГУЕВСКИЙ Василий Андрианович, 1886, сторож, с. Екатерино-Никольское.

ШЕСТОПАЛОВ Павел Петрович, 1884, пчеловод колхоза им. Кирова близ с. Екатерино-Никольского. 

ШИШКИН Петр Михайлович, 1893, заведующий лесоскладом, с. Екатерино-Никольское.

СТАФЕЕВ Макар Куприянович, 1891, десятник плотников, с. Амурзет. 

БАРЫШЕВ Александр Васильевич, 1907, бригадир тракторной бригады, с. Столбовое.

ДРАЧКО Михаил Михайлович, 1884, колхозник, с. Столбовое.

ЗИМИН Иван Яковлевич, 1897, колхозник, с. Столбовое. 

ЛИТВИНОВ Гавриил Васильевич, 1894, пчеловод, с. Союзное.  

ЧЕРНЫХ Владимир Михайлович, 1881, плотник, с. Помпеевка.

ВАУЛИН Алексей Николаевич, 1905, урожен. с. Екатерино-Никольского, моторист катера, г. Хабаровск.

ДОМОШЕНКИН Федор Кузьмич, 1893, урожен. с. Союзного, рабочий Амурского речного пароходства, г. Хабаровск.

КИРИЛЛОВ Иван Давыдович, 1883, урожен. с. Союзного, сторож стройки, г. Хабаровск.

СКУРЛАТОВ Николай Николаевич, 1901, урожен. с. Союзного, зав. складом, г. Хабаровск.

НЕЧАЕВ Иван Алексеевич, 1894, кладовщик базы № 178, п. Софийск Нижне-Амурской обл.  

Согласно обвинительному заключению, все они были признаны виновными в том, что они с 1933 года состояли в контрреволюционной шпионско-диверсионной террористической повстанческой организации, ставившей перед собой задачу подготовки вооруженного восстания в тылу Красной Армии с целью поражения СССР в случае возникновения войны с Японией.

Кроме этого, также признаны виновными:

- Сапожников К.О., Барышев А.В., Нечаев И.А. и Стафеев М.К. в том, что они в 1931-1933 гг. состояли в антипартийной контрреволюционной организации;

- Стафеев М.К., Федореев В.М. Пешков Н.В., Карепов В.В., Карепов П.В., Гусев И.К., Карепов Н.М., Чугуевский В.А., Карепов И.П., Ваулин И.А., Сапожников А.Г., Овчинников С.Н., Овчинников И.Н., Овчинников В.Н., Драчко М.М. и Домошенкин Ф.К. в том, что в 1918 году они участвовали в казачьем антисоветском восстании;

- Карепов А.К. в том, что он в 1921 году дезертировал из Красной Армии за границу;

- Литвинов Г. В. в том, что в дни Октябрьской революции в составе казачьих войск участвовал в попытке подавить революцию и участвовал в белокарательной экспедиции атамана Гамова;

- Барышев А. В. в том, что, являясь секретарем ячейки ВКП(б), использовал партийные документы в шпионских целях.

Обвинение было основано на показаниях самих обвиняемых, признававших себя виновными, а также на показаниях свидетелей - Овцына А.Н., Лескова Г.Ф., Попова М.Д., Бекетова А.С., Ваулиной Л.К. и Баранова А.А. и осужденных по другому делу - Ярославцева Д.М., Ярославцева П.И., Домошенкина С.Л., Домошенкина Н.К., Шелопугина И.И., Козырева Ф.Т., Ушакова В.А. и Пешкова П.Я.

Однако анализ материалов данного дела свидетельствует о том, что показания перечисленных выше лиц нельзя признать бесспорным доказательством виновности осужденных, так как эти показания неконкретны, противоречивы и объективно ничем не подтверждаются.

Так, свидетель Овцын А.Н. на допросе 30 октября 1936 года показал о том, что ему известно об антисоветском настроении Сапожникова К.О., который в период гражданской войны участвовал, якобы, на стороне белых против Советской власти. 

Из этих показаний не видно, откуда Овцыну известно о настроениях Сапожникова. Что касается участия его на стороне белых, то об этом Овцыну известно со слов каких-то его соседей.

Свидетель Лесков, работавший председателем Екатерино-Никольского сельсовета, на допросах 31 октября 1936 г. и 11 августа 1937 г. показал, что примерно в 1930 году в селе Екатерино-Никольское образовалась группа из контрреволюционных элементов под руководством Пермякова А.В., Карепова А.К., братьев Овчинниковых, Стафеева М.К., Сапожникова К.О. и Плотникова Д. Свои выводы о наличии контрреволюционной группы в данном случае свидетель Лесков обосновывал ссылкою на то, что указанные лица в период посевной срывали, якобы, ранний сев, нарушали агромероприятия и нарушали севооборот.

В своих показаниях Лесков высказал предположение о том, что Карепов Д., Матафонов В., Карепов В.Г., Карепов И.П., Карепов И.В., Карепов В.В., Гусев И.К., Карепов П.В., Федореев В., Пешков Н. и Шишкин Петр являлись участниками контрреволюционной группы.

Такие же неконкретные показания по данному делу дали в 1936-1937 гг. свидетели Баранов А.А., Попов М.Д., Бекетов А.С. и Ваулин Л.К. 

Из материалов дела видно, что свидетель Лесков Г.Ф. в 1937 году сам был арестован за участие в контрреволюционной организации, однако виновным себя он не признал.

Допрошенный в 1956 и 1957 гг. свидетель ПОПОВ М.Д. отказался от ранее данных им показаний о вредительской деятельности Карепова А.А., Гусева И., Стафеева М. и других, заявив, что эти показания составлялись следователем помимо его – Попова – желания, то есть выдуманы, сфальсифицированы следователями.

О наличии серьёзных противоречий в показаниях некоторых осужденных по данному делу, которые признавали себя виновными, свидетельствуют следующие факты.

Овчинников В.Н. на допросе 10 марта 1937 г. показал, что в контрреволюционную организацию он был завербован Домошенкиным С.П., со слов которого знает, что руководителем организации является Сапожников К.О.

Домошенкин же показал, что завербовал Овчинникова В.Н. Шелопугин. Допрошенный 3 июня 1937 г. Шелопугин показал, что Овчинникова В.Н. он в контрреволюционную организацию не вербовал, но ему известно, что руководителем этой организации в с. Екатерино-Никольском был Овчинников И.Н. Последний же это обстоятельство отрицает и вообще виновным себя не признает.

Осужденный по данному делу Черных на допросе 28 июля 1937 г. показал, что был завербован в контрреволюционную организацию Шелопугиным. Однако Шелопугин это отрицает. В вербовке Черных признавался Шестопалов П.П.

Имеются серьёзные противоречия в показаниях осужденных по вопросу о сроках, месте проведения нелегальных сборищ и об участниках этих сборищ.

Признательные показания осужденных вызывают сомнение в своей правдоподобности еще и потому, что допрашивал их бывший сотрудник УНКВД по ДВК Ковшун1, который при допросе применял физические пытки и иные незаконные методы следствия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мятежная «Чайка»: семь дней свободы

В процессе дополнительной проверки материалов данного дела в 1957 году было допрошено 12 свидетелей, которые показали, что привлеченных по делу лиц они знали по совместной работе только с положительной стороны.

При проверке не нашел подтверждения эпизод, связанный с обвинением Нечаева, Гусева, Барышева и других в том, что они состояли в антипартийной группировке. Установлено, что Нечаев был исключен из партии в 1933 году за воровство, самоснабжение и за связь с классово-чуждым элементом. Гусев был исключен из партии за сокрытие соцпроисхождения, за службу у белых и хищение государственного имущества. Барышеву был объявлен выговор за слабую подготовку и дачу рекомендации для вступления в партию выходцу из социально-чуждой среды.

На других лиц, обвинявшихся в указанном эпизоде, никаких материалов по этому поводу нет, и вообще нет данных о существовании в селе Екатерино-Никольском антипартийной группировки.

Что касается обвинения Сапожникова К.О., Карепова И.П., Федореева В.М., Стафеева М.И., Овчинникова С.Н. и других в том, что они в 1918 году участвовали в белоказачьем восстании против Советской власти, то оно является неправильным, поскольку указанные действия в 1927 году амнистированы.

Упомянутый выше как один из руководителей так называемой контрреволюционной повстанческой организации в селе Екатерино-Никольском Пермяков реабилитирован.

11 ноября 1957 года, рассмотрев протест в порядке надзора Военного прокурора Дальневосточного военного округа, Военный Трибунал ДВО, руководствуясь ст.ст. 410-412, 418 УПК РСФСР вынес определение - постановление тройки УНКВД по ДВК от 27 августа 1937 года в отношении вышеуказанных лиц отменить и дело производством прекратить за отсутствием в действиях осужденных какого-либо состава преступления.


Владимир ЖУРАВЛЕВ


Реабилитировать посмертно...

Отправлено 21 окт. 2018 г., 03:01 пользователем Редактор   [ обновлено 27 окт. 2018 г., 19:32 ]


15 марта 1938 г. начальник 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД майор Курлыкин А.П. спецсводкой № 1 докладывал в УНКВД по ДВК и начальнику войск НКВД ДВК комбригу Соколову о том, что в феврале 1938 г. 63-м Биробиджанским пограничным отрядом НКВД вскрыта и ликвидирована в Блюхеровском районе ЕАО крупная контрреволюционная шпионско-диверсионно-повстанческая организация, связанная с японской разведкой в г. Лахасусу (ныне Тунцзян) через своих агентов и ставленников, проживающих на территории СССР:

 в с. Кукелево – единоличником-кулаком Макаровым Василием Константиновичем и лейтенантом стройроты 176-го отдельного строительного батальона Дмитриевым Федором Васильевичем;

 в с. Новое – бывшим командиром 101-го стрелкового полка врагом народа Бакатовым;

 в с. Блюхерово  Дружининым Петром Ивановичем и бывшим начальником политотдела 34-й стрелковой дивизии врагом народа Ланде.

По версии погранотряда, контрреволюционная организация в пограничных селах ЕАО и в местных воинских гарнизонах имела широко разветвленные "повстанческие гнезда", которые являлись филиалами заграничной так называемой «Трудовой казачьей крестьянской партии» (ТККП), и ставила себе целью свержение Советской власти путем создания массовой контрреволюционной повстанческой организации и подготовки вооруженного восстания к моменту советско-японской войны, которая якобы планировалась на весну 1938 г. Согласно докладу Курлыкина, контрреволюционная организация через своих членов осуществляла:

 сбор и передачу сведений шпионского характера для японских разведывательных органов;

 диверсионные акты по отравлению колхозников, личного состава частей РККА и заражению конского состава колхозов и воинских частей инфекционной анемией;

 вредительство в колхозах, МТС и кооперации;

 широкую антисоветскую агитацию японофильского пораженческого характера и вербовку членов в контрреволюционную организацию.

В начале апреля 1938 г. первых три групповых уголовных дела на 40 человек были направлены в Хабаровск на внесудебное рассмотрение. 29 апреля 1938 г. тройка при УНКВД по ДВК  приговорила 39 «повстанцев» к расстрелу и одного - к 10 годам лагерей. Их казнили в Хабаровске 29-31 мая 1938 г.

Еще одного колхозного «агента японской разведки» – 60-летнего Тимофея Ивановича Тонких из с. Кукелево – расстреляют по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 11 сентября 1938 г.

В чем же конкретно обвиняли каждого из этих 40 колхозников? Согласно обвинительным заключениям по указанным делам, они обвинялись:

Авдеев Григорий Иванович, 1891, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-кулаков, женат, б/п, судим в 1934 г. по ст. 111 УК к 1 г. принудительных работ, колхозник, Шофер в колхозе «Путь Ленина». Место жительства: Кукелево. Арестован 26.01.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1918 г. АВДЕЕВ служил в банде Сараева и участвовал в обстреле советских пароходов на Амуре. С 1921 по 1929 г. занимался контрабандой деятельностью, систематически ходил за границу в г. Лахасусу, куда сбывал опий и привозил оттуда спирт и мануфактуру. В 1928 г. АВДЕЕВ Григорий, будучи за границей в г. Лахасусу, совместно со своими односельчанами ЯКИМОВЫМ Г.А., ЛОПАТКИНЫМ И.И. и др. связался с японским агентом кит. купцом ФЕДОРОМ ИВАНОВИЧЕМ, с которым они договорились в случае войны Советского Союза с иностранными государствами помогать последним свергнуть Советскую власть. В 1933 г. АВДЕЕВ Г.И. совместно с ЯКИМОВЫМ Г.А. и ЛОПАТКИНЫМ И.И. давали подписки о своем сотрудничестве в пользу японской разведки и собирали ряд шпионских сведений о численности пограничных застав в Блюхерово и Дежнево и о военных строительствах, проводимых в с. Блюхерово. Подписка и шпионские сведения были направлены в органы японской разведки в г. Лахасусу через агента японской раз­ведки «ВАСЬКА ТОЛСТЫЙ», который с этой целью специально при­был из г. Лахасусу в с. Кукелево. В 1935 г. АВДЕЕВ Г.И. совместно с другими японскими шпионами собрал шпионские сведения о численном составе колхозного полка с. Кукелево, а в 1936 г. - о численности и вооружении понтонного батальона на Ржаховом заливе. Озна­ченные сведения были направлены в органы японской развед­ки через яп. агента «ВАСЬКА ТОЛСТЫЙ». В 1937 г. АВДЕЕВ Г.И. вошел в состав так называе­мой Кукелевской к/р диверсионно-повстанческой организа­ции и состоял членом штаба означенной к/р организации. По заданию к/р организации, будучи шофером, разбил в 1937 г. одну грузовую автомашину. Виновным себя признал.

 Авдеев Меркурий Иванович, 1904, урожен. с. Кукелева, русский, холост, из крестьян-казаков, б/п. Безработный. Место жительства: Кукелево. Арестован 08.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1929 г. во время Советско-китайского конфлик­та вместе с ЛОНЧАКОВЫМ Александром Сергеевичем и аген­том японской разведки РЖАХОВЫМ Андреем ушли нелегаль­но в Маньчжурию, проживали около года в Харбине, где встречались с агентом японской разведки белоофицером ШЕСТАКОВЫМ Ефимом Ивановичем и РАМЕНСКИМ Владимиром Афанасьевичем, которым передавали рад шпионских сведе­ний о расположении частей РККА. Состоял в Кукелевской шпионской группе ЯКИМОВА Г.А. с 1934 г. С 1939 г. завербован агентом японской разведки МАКАРОВЫМ Василием в к/р повстанческую организацию. Виновным себя признал.

Авралев Петр Михайлович, 1908, урожен. с. Бекбаево Петровского района Оренбургской губ., русский, из крестьян-середняков, женат, б/п. Кладовщик 102-го стрелкового полка. Место жительства: Кукелево. Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую шпионско-диверсионную пов­станческую организацию агентом японской разведки МАКАРОВЫМ Василием Константиновичем в марте 1936 г. МАКАРОВУ АВРАЛЕВ передавал сведения шпионского характера о соста­ве полка, перемещениях батальона 102 с.п., танковой роты и батальона связи. От организации, в частности от МАКАРОВА, получил зада­ние диверсионного характера - поджечь склады взрывчатых веществ 102 с.п., который находится радом со складом с/х орудий и инвентаря. Поджог был рассчитан на уничтожение всех складов полка. Завербовал в состав шпионов скотника полка СЕМЕНОВА Петра Михайловича, которому от имени организации дал задание по уничтожению скота пригородного хозяйства полка, последним уже уничтожено 3 коровы и 13 телят. В своих преступлениях полностью сознался.

Варавин Капитон Дмитриевич, 1910, урожен. Средне-Волжского края, русский, из крестьян-середняков, женат, б/п, грамотный. Тракторист колхоза. Место жительства: Кукелево. Арестован 08.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в повстанческую шпионскую организацию агентом японской разведки МАКАРОВЫМ Василием Констан­тиновичем, неоднократно участвовал на к/р собраниях, где читалась к/р литература и листовки, привезенные из-за границы города Лахасусу МАКАРОВЫМ Василием Константино­вичем и японским разведчиком-белоэмигрантом МАЛОВИНСКИМ. По заданию к/р повстанческой организации прово­дил вредительство по ремонту тракторов, выводил их из строя с целью срыва посевной и уборочной кампании. Полностью в своих преступлениях признался.

Власов Федор Евдокимович, 1909, урожен. с. Усмань Тамбовской губ., русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Шофер. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Состоял членом Кукелевской к/р шпионско-повстанческой организации, производил перепрятывание оружия, принадлежащего к/р повстанчес­кой организации. В своих преступлениях не признался. Изобличается показаниями: МАКАРОВА В.К., ШЕСТАКОВА Н.О. и ЛОПАТКИНА К.П.

Волошин Пантелей Михайлович, 1895, урожен. Кубанской обл., русский, из крестьян-середняков, женат, б/п. Кузнец-механик колхоза. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арестован 02.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию в апреле 1937 г. руководителем Блюхеровской к/р организации МОРОЗОВЫМ Григорием Яковлевичем. По заданию к/р организации вредительски производил ремонт сельхозмашин и инвентаря. В апреле 1937 г. участвовал на к/р собрании в зда­нии молочной фермы колхоза, где зачитывались привезенные из-за границы к/р листовки. Признался в преступлении.

Дружинин Петр Иванович, 1880, урожен. с. Венцелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п, работал зав. пунктом «Союззаготпушнина». Место жительства: Бабстово. Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионно-повстанческую организацию в 1937 г. руководителем так называемой Кукелевской к/р повстанческой организации лейтенантом стройроты ДМИТРИЕВЫМ Федором. Дал подписку о своем согласии работать в пользу яп. разводки по сбору шпионских сведений, работал под кличкой «ОСА». В декабре месяце 1937 г. в письменной форме пере­дал ДМИТРИЕВУ шпионские сведения для японской разведки: а) о расположении в с. Бабстово жел.-дор. линии Биробиджан - Блюхерово, б) о состоянии и выработке продукции кир­пичного завода Блюхеровского укрепленного района, в) о со­стоянии и работе пункта заготпушнина и наличии там огнестрельного оружия), г) об эконом. состоянии колхозов с. Бабстово и о настроении колхозников и единоличников. В 1937 г. участвовал в качестве делегата от к/р организации с. Бабстово на объединенном собрании-съезде к/р организации в с. Кукелево. Являлся членом штаба к/р повстанческой организации по с. Бабстово. Производил вер­бовку членов в к/р организацию, куда завербовал лично МАТАФОНОВА Сергея и др. До ареста возглавлял к/р органи­зацию в с. Бабстово. В своих преступлениях признался.

Дружинин Спиридон Сергеевич, 1894, урожен. с. Венцелева, русский, из казаков, женат, б/п, колхозник. Место жительства: Новое. Арестован 25.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию летом в 1937 г. японским шпионом КОРНИЛОВЫМ Филиппом, от которого и получал задания на вредительство в колхозе. В сентябре 1937 г. участвовал в качестве делега­та от Новинской к/р организации на объединенном собрании-съезде к/р организации Блюхеровского района, происходившем в с. Кукелево в доме ЛОПАТКИНА Ивана Ильича. В своих преступлениях признался.

Корнилов Филипп Иванович, 1886, урожен. с. Нового, русский, из казаков, холост, б/п, бригадир рыболовецкой артели 101 с.п. Место жительства: Новое. Арестован 11.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионскую организацию в марте 1936 г. бывшим командиром 101 с.п. врагом народа - японским аген­том полковником БАКАТОВЫМ. Работал в пользу японцев под кличкой «СТЕПАН». Начиная с 1936 г. и до дня своего ареста в марте 1938 г. КОРНИЛОВ по заданию врагов народа японских аген­тов БОКАТОНА и после ареста последнего - врага народа ка­питана НОЗДРИНА и пом. командира полка 101 САЗОНОВА, систе­матически, не реже 2-3 раз в месяц, ходил за границу г. Лахасусу, куда доставлял получаемые от врагов народа БАКАТОВА, НОЗДРИНА и САЗОНОВА пакеты со шпионскими сведе­ниями, которые передавал офицерам японской разведки, и раз­ные пакеты, каковые он - КОРНИЛОВ - доставлял в СССР и переда­вал БАКАТОВУ, НОЗДРИНУ и САЗОНОВУ. В марте 1936 г. КОРНИЛОВ лично связал прибывшего из-за за границы агента японской разведки МАЛОВИНСЛОГО с врагом народа БОКСАТОВЫМ, а после ареста последнего в нояб­ре 1937 г. связал того же японского агента МАЛОВИНСКОГО с помощником командира 101 СП врагом народа капитаном САЗОНОВЫМ, которого он сопровождал до квартиры САЗОНОВА в с. Новое и присутствовал при их разговоре. По заданию японской разведки и врага народа БАКАТОВА создал в 1936 г. в селе Новом к/р шпионскую повстан­ческую организацию ДРУЖИНИНА С. и др., которым давал задания на вредительство в колхозе, по сбору шпионских сведений в пользу японской разведки и подготовиться к вооруженному восстанию для свержения Советской власти. В день 20-й годовщины Октябрьской революции 1937 г. организовал диверсионный акт по отравлению колхозников, в результате чего на торжественном обеде колхозников с. Новое отравилось 52 человека, поевшие отравленную рыбу, постав­ляемую КОРНИЛОВЫМ Филиппом. За свою к/р работу КОРНИЛОВ Ф.И. в качестве вознаграж­дения получал от врага народа БАКАТОВА неоднократно круп­ную сумму денег.

Корнилов Яков Иванович, 1895, урожен. с. Нового, русский, женат, б/п, колхозник. Место жительства: Новое. Арестован 25.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-повстанческую организацию в 1936 г. членом к/р организации БЕЗЪЯЗЫКОВЫМ Семеном. Участвовал неоднократно на собраниях к/р организации, где зачитывались к/р листовки. Давал подписку органам японской разведки о своем согласии работать по сбору шпионских све­дений. Работал в японской разведке под кличкой «ДМИТРИЙ». В своих преступлениях признался.

Кузнецов Константин Прокопьевич, 1893, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский, из казаков-середняков, женат, б/п, колхозник-конюх. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арестован 01.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную организацию МОРОЗОВЫМ Григорием Яковлевичем в октябре 1936 г. В начале 1937 г. участвовал на к/р собраниях в доме молочной фермы колхоза в с. Блюхерово, где зачитывались привезенные из-за границы к/р листовки, также получал для чтения к/р листовки. В преступлениях признался.

Курисько Иван Семенович, 1910, урожен. с. Черичанки Черниговского района Екатеринославской губ., украинец, женат, б/п. Шофер Блюхеровской МТС. Место жительства: Чурки. Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-повстанческую организацию МАКАРОВЫМ Ильей Александровичем, МАКАРОВЫМ Василием Константиновичем и ДМИТРИЕВЫМ Федором Васильевичем в декабре 1937 г. По заданию к/р организации устроился шофером Блюхеровской МТС с целью совершения диверсионно-вредительских актов в МТС и сбора сведений шпионского характера по городу Биробиджану. Из полученного задания КУРИСЬКО успел только устроиться шофером в МТС, а остальные задания не выполнил в связи с его арестом. Виновным себя не признал. Изобличается показаниями обвиняемых МАКАРОВА В.К., МАКАРОВА И.А., ЯКИМОВА Г.А.

Лончаков Александр Сергеевич, 1906, урожен. с. Кукелева, русский, из кулаков, единоличник, грамотный, б/п, холост. Охотник. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Прибыл в 1930 г. нелегально из Харбина. В 1929 г. во время советско-китайского конфликта совместно со шпионом - жителем села Кукелево РЖАХОВЫМ, ушел из СССР в Манчжурию город Лахасусу со сведениями шпион­ского характера. В Харбине проживал до конца конфликта, где встречался с белоэмигрантскими кругами, в частности, с белым офицером - агентом японской разведки ШЕСТАКОВЫМ Ефи­мом Ивановичем, которому передал рад сведений шпионского характера о расположении воинских частей РККА и колхоз­ном строительстве. Прибыв из Харбина, ЛОНЧАКОВ до 1937 г. собирал и передавал сведения шпионского характера агенту японской разведки ЯКИМОВУ Григорию Андреевичу - жителю седа Кукелево. В 1936 г. вступил в состав Кукелевской повстанческой организации. Виновным себя не признал. Изобличается показаниями обвиняемых БЕЛОКРЫЛОВА Е.Г., ЛОПАТКИНА И.И, ЯКИМОВА Г.А., МАКАРОВА В.К. и других.

Лончаков Гавриил Герасимович, 1893, урожен. с. Кукелева, русский, кулак, женат, грамотный, б/п. Ветеринарный санитар. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: За­вербован в Кукелевскую к/р повстанческую организацию, неоднократно участвовал на к/р собраниях, где обсужда­лись вопросы к/р характера. Будучи ветсанитаром, умышленно по заданию к/р организации заражал конский состав кол­хоза инфекционной анемией, рогатый скот - стригущим лишаем. Благ.ря вредительским методам лечения ЛОНЧАКОВА, последний добился полного прекращения молодняка. Конский состав колхоза был доведен до такого истощения и заражения эпизоотическими заболеваниями, что он не мог давать приплода и преждевременно самоабортировались. В своих преступлениях не признался. Изобличается показаниями обвиняемых БЕЛОКРЫЛОВА Е.Г., ЛОПАТКИНА Ивана Ильича, АВДЕЕВА М.И. и ЯКИМОВА Григория Андреевича.

Лончаков Иосиф Сергеевич, 1894, урожен. с. Кукелева, русский, кулак, б/п, женат, грамотный. Кладовщик колхоза. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Доброволец банды ГАМОВА и САРАЕВА, состоял в к/р повстанческой организации, участвовал на к/р собраниях, был завербован в к/р повстанческую организацию агентом японской разведки МАКАРОВЫМ Василием Константиновичем. Будучи кладовщиком колхоза, по заданию к/р повстанческой организации гноил колхозный хлеб, производил порчу колхозного зерна. Работая на зерносушилке, умышленно не просушивал зерно, вслед­ствие чего происходило заражение зерна клещом. Благ.ря его вредительству, все зерно урожая 1937 г. было заражено клещом. Виновным себя не признал. Изобличается показаниями БЕЛОКРЫЛОВА Е.Г., МАКАРОВА В.К., ЯКИМОВА Г.А. и других.

Лопаткин Иван Ильич, 1898, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-кулаков, женат, б/п. Председатель колхоза «Путь Ленина». Место жительства: Кукелево. Арестован 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1918 г. участвовал в обстреле советских па­роходов на Амуре. В 1919 г. служил в армии Колчака у атамана Кузнецова. ЛОПАТКИН И.И. завербован в агенты японской разведки в 1933 г. японским шпионом ЯКИМОВЫМ Григорием Андреевичем, которому давал подписку о своем сотрудничестве в пользу японской разведки и в устной форме в 1933-34 гг. сообщил ряд шпионских сведений об эконом. состоянии колхоза «Путь Ленина». Сведения эти были направлены в органы япон­ской разведки г. Лахасусу через яп. агента «ВАСЬКА ТОЛСТЫЙ». В 1932 г. ЛОПАТКИН Иван Ильич вместе с японским шпионом АВДЕЕВЫМ Ильей Ивановичем ездили с пункта Брандвахта за границу г. Лахасусу, где виделись с японским агентом МАЛОВИНСКИМ Иваном и кит. купцом ФЕДОРОМ ИВАНОВИЧЕМ. Послед­ним они сообщили ряд шпионских сведений о военных строитель­ствах на острове Среднем. В июне 1937 г. ЛОПАТКИН И.И. был завербован в так на­зываемую Кукелевскую к/р шпионско-диверсионно-повстанческую организацию одним из ее руководителем лейтенантом ДМИТРИЕВЫМ Ф.В., по заданию к/р организации, будучи председателем колхоза, в 1937 г. умышленно оставил на поле не убранными 15 га овса, во время уборки урожая срывал доставку горючего для тракторов, давал распоряжения колхозникам - членам к/р орга­низации, довести состояние конского состава и скота до полного истощения, что достигалось путем неправильного кормления ско­та и лошадей. В сентябре месяце 1937 г. предоставил свой дом для про­ведения объединенного собрания-съезда к/р организации Блюхеровского района, активно выступал на данном к/р съезде с призывов проводить широкую вредительскую работу в колхозе, направлен­ную к развалу колхозов и подрыву эконом. жизни района. В своих преступлениях признался.

Лопаткин Константин Прокопьевич, 1895, урожен. с. Кукелева, русский, из крестьян казаков-середняков, б/п, жена. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1918 г. служил в банде САРАЕВА. В 1922 г. дезертировал из Народно-революционной армии и скрылся за границу, где проживал до 1924 г. В к/р шпионско-диверсионно-повстанческую организацию завербован в июне месяце 1937 г., вместе с японскими шпионами ТОНКИХ Т.И. и МАКАРОВЫМ В.К. ездили за границу в г. Лахасусу, где виделся с офицером японской разведки и агентом яп. раз­ведки белобандитом МАЛОВИНСКИМ Иваном, которым дал под­писку о своем согласии работать в пользу японской разведки, сообщил им ряд шпионских сведений и получал зада­ния на вредительство в колхозах. Кроме того, получил из органов японской разведки для к/р повстанческой органи­зации оружие и к/р литературу, каковые перевозил в СССР. В преступлениях своих признался.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мятежная «Чайка»: семь дней свободы

Лопаткин Михаил Ильич, 1900, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 03.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1921 г. дезертировал из НРА, скрылся за границу и проживал в г. Лахасусу, связался с агентом японской разведки - китайцем, известным под именем «Федор Иванович», по заданию которого переходил из-за границы в СССР с целью сбора шпионских сведений о расположении частей НРА. Воз­вратившись в 1922 г. обратно в СССР, продолжил свою шпион­скую деятельность в пользу японской разведки. До 1923 г. неоднократно ходил в г. Лахасусу и передавал шпион­ские сведения агентам японской разведки «Федору Ивановичу», китайцу «Ваське Толстому» и «Ваське Синегубому». В 1930 г. совместно с японскими шпионами ЯКИМОВЫМ Г.А. и АВДЕЕВЫМ Г.Е. специально ходил в село Блюхерово для сбора шпион­ских сведений о расположении частей РККА, погранохраны и речного флота, каковые сведения были направлены в г. Лахасусу с японским агентом Мигуновым Степаном. В 1932 г. ЛОПАТКИН М.И., будучи в городе Лахасусу, куда возил товар от «Торгсина», встречался с японским агентом «Федором Ивановичем» и передавал ему шпионские сведения о военных строительствах в селе Блюхерово и Бабстово. В 1937 г. ЛОПАТКИН входил в состав Кукелевской к/р повстанческой организации - признался.

Лопаткин Николай Прокопьевич, 1887, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-кулаков. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую к/р пшионско-диверсионно-повстанческую организацию в декабре 1937 г. членом к/р организации ВАРАВИНЫМ К.Д., от которого и получил задание к моменту вооруженного восстания приготовить 5 седел и упряжь на 10 лошадей, а по вредительству - уничтожить путем поджога заготовляемое в 1938 г. колхозное сено. Из означенного задания приготовил и отремонтировал 8 хомутов, остальные задания ввиду ареста исполнить не успел. В своих преступлениях признался.

Лопаткин Серафим Николаевич, 1910, урожен. с. Кукелева, русский, из кулаков, женат, б/п, грамотный. Рыбак пригородного хозяйства 102 с.п. 34 с.д. Место жительства: Кукелево. Арестован 15.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в шпионскую повстанческую организацию агентом японской разведки МАКАРОВЫМ Василием Константиновичем, ему же передавал сведения шпионского характера о личном составе 102 с.п. Передал ему секретный код позывных радиостанций, расположенных на территории Еврейской автономной области. По заданию к/р организации вредительски построил заездок и срывал улов рыбы для 102 с.п. и колхоза. В своих преступлениях полностью сознался.

Макаров Дмитрий Петрович, 1908, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, холост, б/п. Зав. нефтебазой при Блюхеровской МТС. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Будучи на службе на одном из постов «СНИС» Тихоокеанского флота во Владивостокском районе, где служил командиром отделения с. 1930 г. по 1937 г., в апреле месяце 1937 г., прибыв в село Кукелево в отпуск, был завербован в шпионско-диверсионную организацию одним из руководителей к/р организации лейтенантом ДМИТРИЕВЫМ Ф.В., от которого и получал задания - собрать шпионские сведения о состоянии и численности Тихоокеанского флота. Уволившись в долгосрочный отпуск, он перед своим выез­дом из Владивостока вырвал из секретной книги поста «СНИС» совершенно секретную схему описания рации «РЕЙД», а так­же собрал подробнейшие сведения о численности и классификации всех кораблей и боевых единиц Тихоокеанского фло­та, каковые документы и сведения он 24 декабря 1937 г. по приезде в село Кукелево передал японскому шпиону ДМИТРИЕВУ Ф.В. для направления в органы японской развед­ки г. Лахасусу. Кроме того, по заданию ДМИТРИЕВА устроил­ся на службу в МТС с целью подготовки и совершения дивер­сионного акта по поджогу нефтебазы МТС. В своих преступ­лениях признался.

Макаров Евстафий Петрович, 1906, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков, колхозник, женат, б/п, судим в 1935 г. по ст. 111 УК РСФСР. Зав. МТФ колхоза. Место жительства: Кукелево. Арестован 05.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Состоял в к/р повстанческой шпионской органи­зации с 1937 г., куда завербован руководителем органи­зации лейтенантом ДМИТРИЕВЫМ Ф.В. По заданию к/р органи­зации проводил вредительство на МТФ и свиноферме, умышленно уничтожил 3 головы рогатого скота, две свиноматки, племенного быка. Умышленно по заданию к/р организации дово­дил скот до истощения, допустил заражение телят стригущим лишаем. В своих преступлениях полностью сознался.

Макаров Илья Александрович, 1914, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, холост, б/п. Продавец магазина сельпо, колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.02.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию в мае месяце 1937 г. лейтенантом ДМИТРИЕВЫМ Ф.В. По заданию последнего, с целью вредительства, развала работы кооперации и создания недовольства среди населения растратил около 10000 руб. кооперативных денег, искусственно задерживал и тормозил заготовку сельхоз­продуктов и овощей, поступавших в счет госпоставок. Умышленно производил недобор и завоз остродефицитных товаров для населения, участвовал на многих к/р собраниях в обсуждении вопросов диверсионно-вредительского характе­ра. Лично завербовал в к/р повстанческую организацию ОСТРОВСКОГО Меера, КУРИСЬКО Ивана и АВРАЛЕВА Петра, ко­торым давал задания на совершение диверсии и по сбору шпионских сведений. В преступлениях своих признался.

Матафонов Сергей Иванович, 1899, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков, женат, бывший член ВКП/б/, исключенный из партии в связи с этим делом. Председатель Бабстовского сельсовета. Место жительства: Бабстово. Арестован 06.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию в июне 1936 г. руководителем к/р организации с. Бабстово ДРУЖИНИНЫМ Петром Ивановичем и бывшим предста­телем с/совета КАРЛОВЫМ Сергеем Ивановичем. По заданию к/р организации в 1936 г., работая тракто­ристом, умышленно устраивал простои тракторов, чем затягивал вспашку зяби и уборку урожая. В 1937 г. умышленно не вы­платил Блюхеровской МТС натуроплату, запутывал делопроиз­водство с/совета и незаконно выплачивал из бюджета с/совета членам к/р организации БОРИСОВУ по 200 рублей в месяц якобы за работу в качестве избы-читальни, где последний фактически никакой работы не вел. В преступлениях своих признался.

Мигунов Михаил Федорович, 1903, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/партийный. Бригадир полеводческой бригады в колхозе «Путь Ленина». Место жительства: Кукелево. Арестован 28.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионно-повстанческую организацию в апреле месяце 1936 г. членом к/р организации ЛОПАТКИНЫМ Иваном Ильичом, от которого и получил задание по уничтожению конского состава. В результате вредительской деятельности МИГУНОВА за 1937-38 гг. погибло около 25 лошадей и молодняка. МИГУНОВ в своих преступлениях признался.

Островский Меер Беркович, 1888, урожен. м. Ново-Белицы Гомельской обл., еврей, по соц. происхождению кустарь-сапожник, женат, б/п. Сапожник военторга. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арестован 10.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию одним ив ее членов - МАКАРОВЫМ И.А. в августе месяце 1937 г., от которого и получил задание по освещению настроения колхозников и военнослужа­щих, приходящих к нему заказывать обувь. Кроме того, в сентябре 1937 г. получил от МАКАРОВА И. дополнительное задание - устроиться сторожем на мельнице, где подготовить и произвести диверсионный акт по поджогу мельницы, электростанции и склада Заготсено. Означенные диверсионные акты намечалось осуществить к 20-й годовщине Октябрьской революции. Для этой цели Островский из села Кукелево переехал в село Блюхерово и устроился сторожем на мельнице, однако осуществить диверсию ему не удалось по не зависящим от него обстоятельствам. В своих преступлениях признался.

Пилищук Антон Кириллович, 1915, урожен. с. Бабстова, русский, из казаков-середняков, холост, б/п. Тракторист колхоза. Место жительства: Бабстово. Арестован 05.04.1938 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию в январе 1938 г. одним из руководителей Кукелевской к/р организации БЕЛОКРЫЛОВЫМ Егором, от которо­го и получил задание на вредительство. По заданию к/р ор­ганизации зимой в 1938 г. умышленно производил вредительски ремонт тракторов с целью, чтобы таковые во время посевной кампании в 1938 г. вышли из строя, и тем самым сорвать выполнение посевного плана. В своих преступлениях признался.

Пьянников Иосиф Никитович, 1903, урожен. станицы Михайло-Семёновской, русский, из казаков-середняков, женат, б/п, колхозник-тракторист. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арестован 03.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанчес­кую организацию в сентябре 1936 г. руководителем Блюхеровской к/р организации МОРОЗОВЫМ Г.Я. По заданию к/р организации в целях вредительства во время весеннего посева вывел из строя трактор, расплавив подшипники. Неоднократно участвовал на к/р собраниях, где обсуждались вопросы о работе к/р организации и зачитывались к/р листовки. В преступлениях признался.

Раздобреев Василий Поликарпович, 1902, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Бригадир полеводческой бригады в колхозе «Путь Ленина». Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую к/р шпионско-дивер­сионную повстанческую организацию одним из ее руково­дителей японским шпионом ДМИТРИЕВЫМ Ф.В. В феврале меся­це 1937 г. дал подписку работать в пользу японской раз­ведки под кличкой «РАДИН». Собрал и передал ДМИТРИЕВУ Ф.В. для направления в органы японской разведки шпион­ские сведения о расположении в селе Блюхерово погранотряда, арт. дивизиона и штаба укрепрайона. В своих преступлениях признался.

Раменский Геннадий Афанасьевич, 1909, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-кулаков, женат, б/п. Тракторист-колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1926 г. судился за хулиганство. За границей имеет брата-белобандита - РАМЕНСКОГО Владимира, который проживает в г. Харби­не, до 1924 г. занимался контрабандой. Завербован в к/р шпионско-повстанческую организацию в сентябре месяце 1937 г. одним из руководителей к/р организации МАКАРОВЫМ В.К., от которого и получал задания на вредительство. Во время вспашки зяби 1937 г. осенью умышленно устраивал простой тракторов, затягивал выпол­нение плана. В своих преступлениях признался.

Раменский Илья Николаевич, 1905, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпиоиско-диверсионно-повстанческую организацию одним из ее членов Белокрыловым Григорием Гавриловичем в октябре 1936 г., от которого и получил задание на вредительство. Будучи бригадиром, умышленно не проводил очистку тракторных сеялок, от чего таковые ломались, и во время весеннего сева 1937 г. выводились из строя, чем затягивал выполнение плана. В своих преступлениях признался.

Раменский Павел Афанасьевич, 1893 (1889), урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 07.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: За границей имеет брата-белобандита РАМЕНСКОГО Владимира, проживавшего в г. Харбине. Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанчес­кую организацию в октябре 1936 г. одним из руководителей к/р организации БЕЛОКРЫЛОВЫМ Е.Г., от которого и получил задание на вредительство по уничтожению конского поголовья, каковое задание принял для исполнения. Неоднократно участ­вовал на к/р собраниях по обсуждению вопросов о работе к/р организации. В 1937 г. видался в с. Кукелево с японским агентом МАЛОВИНСКИМ, прибывшим из-за границы по заданию японской разведки, специально для сбора шпионских сведений которому и передавал рад сведений шпионского характера. В преступлениях признался.

Раменский Пантелей Николаевич, 1893, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п, судим в 1936 г. за избиение жены к 1 году принудработ, колхозник колхоза «Молодая Заря». Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арестован 01.04.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию руководителем Блюхеровской к/р повстанчес­кой организации МОРОЗОВЫМ Григорием Яковлевичем. Весной 1937 г. и декабре 1937 г. участвовал в качестве деле­гата от Блюхеровской к/р организации на объединенном собрании-съезде к/р организации в с. Кукелево. Вредительски от­носился к порученному ему колхозному имуществу, в результа­те чего в 1936 г., будучи на лесозаготовках, выбыли из строя 6 лошадей, а по уходу за молодняком уничтожил 3 те­лят и 2-х ягнят. В преступлениях своих признался.

Тонких Игнатий Сергеевич, 1910, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п, колхозник, работал разъездным техником в Блюхеровской МТС. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию японским шпионов ЯКИМОВЫМ Григорием, в августе 1936 г. от которого получил за­дание на вербовку новых членов, а также принял от последнего к себе на хранение 6 винтовок, принадлежащих к/р повстанческой организации. В своих преступлениях признал­ся.

Тонких Николай Алексеевич, 1906, урожен. с. Венцелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в агенты японской разведки японским шпио­ном МАКАРОВЫМ Родионом Константиновичем весной 1936 г., от которого и получил задание собирать шпионские сведения о расположении и численности частей Красной Армии в Блюхеровском районе. В связи с арестом в ноябре 1937 г. МАКАРОВА Родиона, по поручению его брата МАКАРОВА Василия Кон­стантиновича спрятал у себя в доме оружие, принадлежащее к/р повстанческой организации, каковое оружие он перед своим арестом 15-17 марта сего г. поручил перепрятать чле­ну организации ФЕДОРОВСКОМУ Степану. В своих преступлениях признался.

Ушаков Владимир Иванович, 1892, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 03.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: В 1918 г. участвовал в банде САРАЕВА по обстрелу советских пароходов на Амуре. Завербован в Кукелевскую к/р организацию в июле 1936 г. одним из ее руководителей - МАКАРОВЫМ В.К. Дал подписку он своем согласии работать в пользу японской разведки. В декабре 1936 г. собрал для японской разведки шпионские сведения о расположении в селе Блюхерово арт. дивизиона и №-го стрелкового полка. В своих преступлениях сознался.

Федоровский Степан Андреевич, 1908, урожен. с. Гамалеевка Сорочинского р-на Самарской губ, русский, крестьянин-середняк, холост, член ВЛКСМ с 1930 г. Охотник. Место жительства: Кукелево. Арестован 27.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионно-повстанческую организацию в апреле месяце 1937 г. одним из руководителей - МАКАРОВЫМ Василием Константиновичем. Участвовал на многочисленных собраниях и пьянках членов к/р органи­зации. После ликвидации к/р организации, оставшись на во­ле, примерно 15-19 марта 1938 г. перепрятал оружие, при­надлежащее к/р повстанческой организации. В преступлениях не признался. Уличается показаниями Белокрылова Е.Г., Авралева П.М., Макарова З.К., Тонких Н.А., Якимова Г. А. и Раздобреева В. П.

Фунтусов Алексей Иннокентьевич, 1902, урожен. с. Нового, русский, из казаков-середняков, крестьянин-единоличник, холост, б/партийный, работал в артели рыбаков 101 с.п. Место жительства: Новое. Арестован 11.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанчес­кую организацию в августе месяце 1936 г. японским шпио­ном КОРНИЛОВЫМ Филиппом Ивановичем. В ноябре месяце 1936 г. по заданию врага народа полковника БАКАТОВА вместе с другим японским шпионом БЕЗЪЯЗЫКОВЫМ Семеном Дмитриевичем ходил за границу и доставлял в штаб японской разведки пакет со шпионскими сведениями от врага народа БАКАТОВА, оттуда же от офицеров яп. раз­ведки получили пакет, который принесли и передали БАКАТОВУ. В сентябре 1936 г. собрал шпионские сведения о рас­положении и вооружении понтонного батальона и о разведыва­тельном батальоне, расположенном в с. Новое, каковые сведения были направлены в органы яп. разведки КОРНИЛОВЫМ Филиппом. По заданию КОРНИЛОВА Филиппа обрабатывал и завербовал в 1937 г. в к/р организацию ПЕЛЬМЕНЕВА Егора. Участвовал на к/р собраниях, где зачитывались привезенные из-за границы к/р листовки, призывающие к свержению Советской власти. В своих преступлениях признался.

Чернецкий Кирилл Мефодиевич, 1889, урожен. с. Нового, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Конюх колхоза «Трудовая нива». Место жительства: Новое. Арестован 25.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в к/р шпионско-диверсионную повстанческую организацию в марте 1937 г. японским шпионом КОРНИЛОВЫМ Филиппом, получил от последнего задание по сбору шпионских сведений. В сентябре 1937 г. в устной форме сообщил японскому шпиону КОРНИЛОВУ Филиппу шпионские сведения о расположении, численности и вооружении 101 с.п. и стройроты в с. Новое, каковые сведения были направлены в органы японской разведки КОРНИЛОВЫМ. Неоднократно присутствовал на собраниях к/р организации. В своих преступлениях признался.

Шестаков Николай Осипович, 1909, урожен. с. Кукелева, русский, из казаков-середняков, женат, б/п. Колхозник. Место жительства: Кукелево. Арестован 20.03.1938 63-м Биробиджанским погранотрядом НКВД. Обвинялся в том, что: Завербован в Кукелевскую к/р повстанческую органи­зацию в октябре 1937 г. одним из членов к/р организа­ции ЯКИМОВЫМ Григорием Андреевичем, дал последнему согла­сие вредительски проводить ремонт тракторов и комбайнов с целью, чтобы последние во время уборочной кампании вышли из строя, а тем самым сорвать уборку урожая и вызвать недовольство среди колхозников. За границей в г. Харбине имеет дядю - ШЕСТАКОВА Ефима Ивановича - бывшего белого офицера армии атамана Семенова. В своих преступлениях признался.

Почти через 20 лет Военный трибунал Дальневосточного военного округа пересмотрел уголовные дела на кукелевских «повстанцев» П-90395, П-82481 и П-92668, и определениями от 05.06.1957, от 07.06.1957 и от 25.10.1957 прекратил их за отсутствием в действиях осужденных какого-либо состава преступления. Все 40 расстрелянных кукелевских колхозников были реабилитированы. Посмертно.

Владимир ЖУРАВЛЕВ

«Эй, ты, недостреленный…»

Отправлено 16 окт. 2018 г., 05:38 пользователем Редактор   [ обновлено 30 окт. 2018 г., 06:52 ]

Исполнение расстрельного приговора было неизбежным,  если бы на излете «Большого террора» не подул «ветер перемен» 

О том, что массовые репрессивные кампании 1937-38 годов близятся к завершению, а основной внесудебный орган – тройка при УНКВД по ДВК – вскоре будет упразднена, стало известно еще в сентябре-октябре 1938 года. В этой связи аппараты областных управлений НКВД Дальневосточного края спешно форсировали следствие, чтобы как можно быстрее избавиться от огромного количества уголовных дел, до сих пор остававшихся «нереализованными», и которые кроме как во внесудебном порядке разрешить было невозможно.

27 октября 1938 года, в одно из последних перед ликвидацией заседаний, тройка при УНКВД по Дальневосточному краю рассмотрела следственное дело № 42695, по которому восемь жителей Сталинского (сейчас Октябрьского) района Еврейской автономной области – преимущественно колхозники колхоза «Имени Сталина» из села Екатерино-Никольского – обвинялись по статье 58-2 УК РСФСР как участники контр­революционной повстанческой организации. Шестерых из них приговорили к «высшей мере социальной защиты» – расстрелу: 

АПРЕЛКОВ Иван Иванович, 1877, из крестьян-бедняков, малограмот­ный, беспартийный, женат, ранее не судим, с 1930 г. колхозник колхоза «Имени Сталина»;

БЕКЕТОВ Андрей Семенович, 1901, инструктор райфинотдела;

НАДЕЛЯЕВ Михаил Корнилович, 1891, санитар ветеринарного пункта;

НАДЕЛЯЕВ Степан Корнилович, 1874, из крестьян-середняков, малограмотный, беспар­тийный, женат, ранее не судим, с 1930 г. плотник колхоза «Имени Сталина»;

СУХАРЕВ Николай Николаевич, 1885, из крестьян-середняков, малограмотный, беспартийный, женат, ранее не судим, с 1930 г. кузнец колхоза «Имени Сталина»;

ШВАЛОВ Павел Павлович, 1897, из крестьян-середняков, грамотный, беспартийный, женат, ранее не судим, с 1930 по 1932 год - колхозник, с 1932 года служащий-десятник в Амурском речном пароходстве.

Еще двоих колхозных «повстанцев» приговорили к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях:

ДОМАШЕНКИН Петр Данилович, 1895, из крестьян-бедняков, беспартий­ный, грамотный, женат, счетовод конторы «Заготзерно»;

ЧЕРЕПАНОВ Алексей Кириллович, 1901, из крестьян-бед­няков, малограмотный, беспар­тийный, женат, ранее не судим, тракторист колхоза «Имени Сталина».

Приведение в исполнение расстрельного приговора и отправка осужденных в колымские лагеря были неизбежны,  если бы на излете «Большого террора» осенью 1938 г. не подул «ветер перемен»: вместо одиозного наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова наркомат возглавил Л.П. Берия, а вслед за этим 17 ноября 1938 г. вышло знаменитое Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». Согласно постановлению, зловещие внесудебные тройки были ликвидированы, массовые выселения и аресты граждан запретили, а незаконченные уголовные дела предписывалось направлять в суды или на Особое совещание при НКВД СССР.

26 ноября 1938 г. нарком Берия подписал приказ НКВД СССР № 00762 «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938г.», в соответствии с пунктом 13 которого все следственные дела, находившиеся в производстве органов НКВД, должны были оформляться и в дальнейшем направляться в суды или на Особое совещание при НКВД с точным соблюдением соответствующих требований постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года.

Кроме того, в пункте 14 приказа предписывалось: «Рассмотрению в установленном пунктом 13 настоящего приказа порядке подлежат также те следственные дела, которые уже были рассмотрены на Особом совещании или на тройках при НКВД и УНКВД и милиции, но по которым приговор еще не приведен в исполнение. Дела на этих лиц возвращаются в соответствующие НКВД и УНКВД и отделы НКВД СССР для доследования и дальнейшего направления в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г.».

4 марта 1939 г. следователь УГБ УНКВД по ЕАО  Утин А.П. приступил к пересмотру следственного дела № 42695 и «нашел», что восемь екатерино-никольцев были арестованы в июле 1938 г. Сталинским районным отделением УНКВД по ЕАО. В ходе «следствия» все они «признались» в своей принадлежности к контрреволюционной повстанческой организации Сталинского района.

Однако «показания» всех обвиняемых были расплывчатыми, некон­кретными и не содержали изложения конкретной «контрреволюционной» деятель­ности каждого.

Тогда следователь Утин А.П. начал вызывать «недостреленных» на повторные допросы, в ходе которых осужденные от своих прежних «показаний» категорически отказались. Вот что они рассказывали следователю об обстоятельствах своего ареста и «следствия».

Домашенкин П.Д.: «Я был арестован ночью 10 июля 1938 года. После ареста меня направили в Амурзет, а оттуда в Биробиджан. Когда привезли в Биробиджан, завели в маленькую камеру 22 человека, от чего была сильная жара, к тому же давали соленую пищу. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мятежная «Чайка»: семь дней свободы

18 июля 1938 года меня вызвал на допрос Лущик1 и заявил, что я являюсь участником повстанческой организации, на что я заявил, что я ничего не знаю.

В ответ Лущик взял ремень, перетянул мне правую руку назад, а затем то же сделал с левой рукой. Посадил на стул, заставил вывернуть руки и ударил по боку.

Минут через 15 со мною стало плохо. Лущик развязал мне руки и спросил, буду ли я давать показания. Но я заявил, что мне говорить нечего, и он опять стянул мне руки ремнем. Через некоторое время я согласился давать показания. Лущик дал мне бумаги, где я написал ложные показания, а Лущик их переписал.

После этого допроса меня больше никто не допрашивал вплоть до моего освобождения из-под стражи».

Черепанов А.К.: «В 1938 году я работал  в колхозе. Меня вызвали в сельсовет 9 июля 1938 года и арестовали. Арестовал меня Пекарь, произвел обыск квартиры.

После ареста меня привели в отряд, затем привели еще 3 человека и отвезли в Амурзет. Человек 40 на пароходе перевезли в Ленинское, откуда на машинах перевезли в Биробиджан, где посадили в тюрьму.

13 октября меня вызвал на допрос Лущик. Ему я заявлял, что я ничего не знаю, и он продержал меня на допросе с 10 часов вечера до 3 часов утра. В это время он выражался нецензурными словами, стучал об стол, раза два ударил кулаком под ребро. Не выдержав издевательств, я начал говорить.

На следующий день меня опять вызвали на допрос и дали подписать протокол, где было указано, что я участник контрреволюционной организации, и якобы я хранил оружие. Побоявшись, что буду вторично избит, я подписал этот протокол.

Когда писался протокол допроса, я присутствовал, но этот протокол мне не дали прочитать, а заставили его подписать.

Во время допросов я сначала сидел, а потом стоял на ногах. Колец мне не надевали, а только ими меня пугали».

Швалов П.П.: «Арестовали меня 9 июля 1938 года. До ареста я работал на водной дистанции, а до 1934 года работал в колхозе. Когда Лущик вызвал меня на допрос, он предъявил мне обвинение в том, что я якобы являюсь участником контрреволюционной организации, но я от этого обвинения отказывался, и он отправил меня обратно в камеру.

На следующий день он вызвал меня вторично, поставил на ноги, ударил по голове и заставлял, чтобы я признался. Потом еще раз ударил по голове и вышел в соседнюю комнату. Вернувшись обратно, он написал 3 вопроса, на которые под его нажимом он записал мои ответы, и больше меня никто не допрашивал.

Какие вопросы записал Лущик, я не знаю, но первый вопрос он поставил - состоял ли я в контрреволюционной организации, на что под нажимом Лущика я ответил, что был».

Кроме этого Утин установил, что справки о социально-имущественном положении обвиняемых, выданные Екатерино-Никольским сельсоветом, не соответствовали действительности, так как были составлены не по официальным данным, а со слов односельчан-старожилов.

Выяснилось, что все арестованные содержались под стражей без санкции прокурора, а ходатайства о продлении сроков ведения следствия ни разу не возбуждались.

Дополнительным расследованием каких-либо фактов контрреволюционной деятельности обвиняемых установить не удалось, каких-либо новых «материалов» не добыто, и Утин пришел к выводу, что никаких законных оснований для ареста обвиняемых и предания их суду не было и нет.

На этом основании, руководствуясь статьей 204 УПК РСФСР, Утин вынес постановление - уголовное преследование обвиняемых ДОМАШЕНКИНА П.Д., АПРЕЛКОВА И.И., СУХАРЕВА Н.Н., НАДЕЛЯЕВА С.К., ШВАЛОВА П.П. и ЧЕРЕПАНОВА А.К. дальнейшим производством прекратить, арестованных из-под стражи немедленно освободить.

Материалы на БЕКЕТОВА А. С. и НАДЕЛЯЕВА М.К. выделили в отдельное производство, но через полтора месяца, 28 апреля 1939 г., уголовное дело на них также было прекращено за недоказанностью обвинения, и они вышли на свободу.

Повезло мужикам, повезло... В годы «Большого террора» 113 жителей села Екатерино-Никольского было арестовано  по политическим мотивам по ст. 58 УК РСФСР, из них 50 – расстреляно, порядка 125 членов их семей выселены и направлены в «кулацкую ссылку» в отдаленные местности. 

Владимир ЖУРАВЛЕВ 

«Повстанцы» из колхоза «Путь Ленина»

Отправлено 13 окт. 2018 г., 08:13 пользователем Редактор   [ обновлено 6 нояб. 2018 г., 05:51 ]

В селе Кукелево девятерых колхозников во главе с председателем колхоза обвинили в создании «контрреволюционной шпионско-диверсионной повстанческой организации» 

В период с 1 по 8 августа 1938 года в с. Кукелево Блюхеровского района ЕАО были арестованы девять колхозников во главе с председателями сельского совета и колхоза «Путь Ленина». Их обвинили в принадлежности к «контрреволюционной шпионско-диверсионной повстанческой организации»:

Власов Егор Евдокимович, 1905 г.р., кузнец, за 3 месяца до ареста выдвинут председателем колхоза, имеет 2 детей;

Власов Михаил Евдокимович, 1902 г.р., плотник, председатель сельсовета с 1936 года, имеет 4 детей;

Власов Дмитрий Николаевич, 1917 г.р., колхозник-тракторист;

Власов Егор Евдокимович, 1911 г.р., колхозник-комбайнер;

Кибирев Иван Егорович, 1912 г.р., колхозник-шофер;

Лончаков Василий Сергеевич, 1885 г.р., колхозник-плотник, перед арестом - зав. МТФ, имеет 4 детей;

Макаров Константин Платонович, 1869 г.р., колхозник;

Мигунов Гавриил Егорович, 1892 г.р., колхозник-бригадир полеводческой бригады, имеет 6 детей;

Секисов Михаил Афанасьевич, 1912 г.р., колхозник-шофер.

Дело на них возбудил аппарат областного управления НКВД по ЕАО на основании провокационных показаний, полученных от других арестованных бывшим начальником 1-го отделения штаба 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД ГИТЦЕВИЧЕМ Б.А.1 (который тоже был арестован еще в мае 1938 года по обвинению в принадлежности к правотроцкистской организации в НКВД).

Несмотря на то, что кукелевцы проходили по показаниям косвенно, и их фамилии указаны были в общем списке, вскоре из 9-ти арестованных семеро «сознались» в при­надлежности к «контрреволюционной шпионско-диверсионной повстанческой организации».

Все арестованные «показали», что они были завербованы в повстанческую организацию в конце 1937 года, но ни один из «вербовщиков» не указал в своих показаниях, кто их вербовал.

По вопросу вербовок в организацию вообще имеется масса противоречий, причем сами обстоятельства вербовки примитивны и однообразны, что безусловно вызывает сомнение в их правдоподобности.

Например, рядовой колхозник ТОНКИХ завербовал в организацию председателя колхоза ВЛАСОВА Е.Е. при таких обстоя­тельствах: 

«В 1937 г. в ноябре месяце ТОНКИХ сказал мне – не желаешь ли ты, ВЛАСОВ, бороться вместе с нами против Соввласти? Я сначала отка­зался, но ТОНКИХ стал меня убеждать: «Ничего ты, ВЛАСОВ, в этом не потеряешь, а только улучшим в будущем себе жизнь». На что я дал ему свое согласие вступить в члены контр­революционной повстанческой организации».

Показания «сознавшихся» как по своему содержа­нию, так и по форме, и по стилю изложения являются практически идентичными. Так, на вопрос: «Вы арестованы как участник контрреволюционной повстанческой организации», следует такой ответ: «Да, будучи изобличен следствием, я решил прекра­тить свое запирательство и чистосердечно рассказать о том, что являюсь участником повстанческой организации, и на протяжении ряда лет до дня ареста вел борьбу с Совет­ской властью».

Далее ставится вопрос: «Назовите членов повстанческой организации», в ответе на который следователь запи­сывает почти все взрослое мужское население села. Например, в показаниях арестованного МАКАРОВА А.К. записано, что ему из­вестны как участники организации около 70 человек, причем все они записаны списком, без всякого обоснования.

Во всех показаниях фигурируют «нелегальные контрреволюционные совещания», проводимые, якобы, под видом выпивок и гуляний. Так, в показании ЛОНЧАКОВА В.С. о совеща­нии записано: «На этом совещании стояло два вопроса: о вооруженном восстании на случай войны Японии с Советским Союзом, и как нужно проводить вредительскую деятель­ность в колхозе. Доклад делал МАКАРОВ Василий». Но что именно он говорил в своем «докладе», в показаниях не указано.

На вопрос, какие ставила перед собой задачи контр­революционная повстанческая организация, во всех «пока­заниях» фигурирует стандартный (слово в слово) ответ: «Основная задача нашей контрреволюционной повстанческой организации - это на случай войны Японии с Советским Союзом нам, повстанцам, поднять внутри страны вооруженное восстание и дать помощь Японии в свержении Соввласти».

Далее каждому из арестованных обязательно ставился вопрос: «А где ваша организация хотела достать оружие?». На этот вопрос, несмотря на применяемые меры физического воздействия, следователь не получал положительного ответа: «Насчет оружия мне ничего не известно». Или: «На первый случай обойдемся с охотничьими ружьями, а там будет видно, свои подбросят», или «На этот вопрос точно оказать не могу, но БЕЛОНОСОВ каждый раз вел разговор об охот­ничьих ружьях. Вот только сейчас я дога­дываюсь, к чему клонил разговор БЕЛОНОСОВ, т.е. мы должны выступить против соввласти с охотничьими ружьями».

Из материалов следствия видно, что следователи пытались создать руководящий центр организации, а поэтому ставили перед невинно арестованными вопросы: «Кто был центром руководства контрреволюционных повстанческих организаций?». И «получали» ответ: «Центром руководства контрреволюционной повстанческой организации был лейтенант ДМИТРИЕВ».

Мало того, от арестованного МАКАРОВА были «получены показания» о существовании в селе Кукелево штаба вооруженного восстания, охватывающего ряд сел Ле­нинского района, и что в состав этого штаба, кроме ДМИТРИЕВА, входили колхозники ЛОПАТКИН и БЕЛОКРЫЛОВ.

В данном деле нет абсолютно ничего, что бы указы­вало на практическую вредительскую и прочую контрреволю­ционную деятельность обвиняемых.

Кроме этого, в деле имеется ряд прямых фальсификаций. Арестованного МИГУНОВА заставили подписать протокол, где он «признает» себя кулаком, имевшим кулацкое хозяйство вплоть до 1929 года совместно со своим отцом. Отец его умер, когда МИГУНОВУ был всего один месяц, а с отчимом он совместно жил только до 1919 года. Отчим - не кулак, является колхозным сторожем. В справке сельсовета о МИГУНОВЕ указано, что он происходит «из зажиточных».

ВЛАСОВА Е. и ВЛАСОВА М. заставили подписать протокол, где они «признают» себя кулаками, но справок сельсовета, подтверждающих это, нет. В действительности ВЛАСОВ Е. был до колхоза батраком, а его брат – бедняком, и только в колхозе они стали зажиточными.

В показании КИБИРЕВА записано, что он до 1931 года имел совместно с отцом кулацкое хозяйство, но несколько ниже в этом же деле указано, что его отец был убит в 1923 году.

Также без оснований записаны кулаками и другие.

ЛОНЧАКОВ «сознался» во вредительстве: по его вине в течение 1937-38 гг. пало 8 голов лошадей и 20 го­лов рогатого скота. В действительности этого и быть не могло: к лошадям он не имел отношения, а зав. МТФ начал работать только с 28 марта 1938 г. (за три месяца до ареста). При этом следует отметить, что по его «показанию» он был завербован в декабре 1937 года, а получил «задание» вредить на весь 1937 год.

Все эти лица «сознались» под влиянием физического воздействия со стороны следователя КОНЫЧЕВА, и впоследствии от показаний отка­зались. Сам же КОНЫЧЕВ2 в своем объяснении подтвердил это.

Когда в феврале 1939 года дело пересматривалось сотрудниками краевого УНКВД по Хабаровскому краю, арестованных еще раз опросили об обстоятельствах, при которых они прежде давали "признательные" показания. Вот что они рассказали.

Власов Михаил Евдокимович: «Мой допрос продолжался около 11 суток, и почти все время я стоял у следователя в кабинете на ногах. Ноги мои отекли, я был чрезвычайно утомлен. Кроме того, мой следователь Конычев несколько раз ударил меня кулаком в грудь, правда, не очень сильно.

Не выдержав это мучение и беспощадную ругань Конычева, я согласился подписать написанный Конычевым протокол о том, что я кулак. В действительности я кулаком никогда не был».

Власов Егор Евдокимович: «Я не знаю, почему мой следователь Конычев записал, что я кулак. Я ему доказывал, что я был батраком, но он мне отвечал, что есть документы об этом, и он заставил меня подписать протокол…

Конычев держал меня в кабинете 4 дня на ногах, запрещал сидеть. Я был тогда болен и не вытерпел. Но все подписанные мною показания ложные, и я ни в какой контрреволюционной организации не состоял…

Конычев требовал, чтобы я рассказал ему о моем вредительстве в колхозе. Мне нечего было говорить, так как я вредительством не занимался. Но так как Конычев не отставал от меня и требовал показания, то мы вместе с ним начали сочинять вредительство.

Конычев спросил меня, кем я работал. Я ответил, что кузнецом, ковал болты наружного крепления тракторов. Сперва я написал, что просто недоброкачественно вел ковку. Но это не годилось, Конычев требовал другое.

Тогда он сам начал писать о том, что я пережигал болты. Но это не подошло, потому что пережженные болты нельзя нарезать, они хрупкие и ломаются. Это пришлось отбросить.

Тогда я велел написать Конычеву, что была слабая нарезка у болтов. Вот и все мое «вредительство», которое я сочинил на следствии вместе со следователем».

Макаров Аристарх Константинович: «Следователь Конычев предложил мне написать список арестованных по селу Кукелево и другим селам, которых я знал, что они арестованы еще до моего ареста. Такой список я написал, а Конычев записал их в мой протокол допроса как участников контрреволюционной повстанческой организации…

Лейтенант Дмитриев служил с моим братом Василием, и иногда они выпивали в компании на квартире Василия. Следователь же записал эти коллективные выпивки как нелегальные собрания повстанческой организации».

Власов Дмитрий Николаевич: «Допрашивал меня следователь Конычев. Я следователю Конычеву неоднократно заявлял, что ни в какой контрреволюционной организации не состоял и честно, по-ударному, работал трактористом в колхозе. Но это Конычева не удовлетворяло, он во что бы то ни стало требовал от меня показаний об участии в повстанческой организации. 

В сентябре месяце он меня допрашивал в течение нескольких дней подряд, на допросах избивал меня (бил кулаком по лицу, голове, по плечу), я стоял на ногах в течение нескольких часов (часа 4-5). Под этим физическим воздействием я был вынужден дать показания… о моем участии в повстанческой организации… 

Конычев назвал мне фамилии арестованных колхозников из с. Кукелево, и спрашивал меня, знаю ли я их. Я отвечал, что знаю как колхозников с. Кукелево. Следователь же Конычев записал их в протокол списком как участников повстанческой организации».

Лончаков Василий Сергеевич: «Я кулаком не был. Почему следователь так записал, я не знаю. В протоколе допроса записано, что по моей вине в 1937 и 1938 годах в колхозе пало 8 голов коней и 20 голов рогатого скота. Это неправда! Я так своему следователю не говорил. По моей вине лошади не падали. В 1937 году я к рогатому скоту отношения не имел, зав. МТФ я стал только 22 марта 1938 года. За время моей 4-месячной работы на МТФ был падеж 5 коров, и то не по моей вине.

Когда я следователю Конычеву сказал, что в протоколе записано неправильно, он мне ответил, что потом это исправит, но почему не исправил – я не знаю…

Я не хотел сознаваться, так как ни в чем не виновен. Но Конычев сам написал протокол и заставил меня его подписать, а потом уже мне его прочитал…

Конычев затянул мне руки ремнем назад и продержал в таком положении более получаса. Несколько раз ударил меня кулаком по спине. Я не выдержал боль и подписал протокол».

Мигунов Гавриил Егорович: «После Шумкина меня в течение двух дней допрашивал работник милиции Резницкий, который тоже меня избивал, и я был вынужден дать показания».

20 февраля 1939 г. начальник 2 отделения 3 отдела УГБ УНКВД по Хабаровскому краю сержант госбезопасности ПИСМАННИК, рассмотрев следст­венные дела № 39569 и № 39570 по обви­нению жителей села Кукелево Ленинского р-на ЕАО, вынес постановление о прекращении уголовного преследования, и колхозники вышли на свободу.                                                                


ГИТЦЕВИЧ Борис Абрамович, 1905, урож. г. Велиж Велижского уезда Витебской губернии, еврей, образование низшее, член ВКП(б) с 1937. В органах погранохраны с 1927. Военное звание - ст. лейтенант, старший помощник начальника 1 отделения (с марта 1938 - ВРИД начальника 1-го отделения) штаба 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД (с. Блюхерово). Арестован 20.05.1938 5-м отд. УГБ УНКВД по ДВК. Осужден 24.06.1940 ВТ войск НКВД Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за производство незаконных массовых арестов жителей Ленинского района ЕАО, военнослужащих 34-й стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепрайона, создание на них провокационных обвинений в контрреволюционной деятельности, фальсификацию протоколов допросов арестованных и применение извращенных методов при ведении следствия - на 10 лет ИТЛ с поражением в правах на 3 года и лишением звания. Не реабилитирован, действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется. 

КОНЫЧЕВ Александр Михайлович - в 1938 окончил Новосибирскую межкраевую школу НКВД, сотрудник УНКВД по ЕАО, сержант ГБ (1938), в 1939 - сотрудник УНКВД по Хабаровскому краю, мл. лейтенант ГБ (1939).

                                                              Владимир ЖУРАВЛЕВ

«Антисемит» из Ферганешки

Отправлено 4 окт. 2018 г., 09:42 пользователем Редактор   [ обновлено 2 дек. 2018 г., 22:57 ]

«Кулацкая операция» стала апогеем Большого террора: с августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. почти 390 тыс. человек казнили, более 380 тыс. отправили в лагеря ГУЛАГа 


Наряду с партийно-государственной элитой, в ходе "кулацкой операции" по приказу НКВД СССР от 30 июля 1937 г. № 00447 уголовному преследованию подверглись несколько целевых групп «активных враждебных элементов» — бывшие кулаки, члены антисоветских партий (эсеры и др.), бывшие «белые», жандармы, чиновники, бандиты, бандпособники, участники казачье-белогвардейских повстанческих организаций, сектанты, уголовники. 

Репрессируемые делились на две категории, и подвергались только двум видам наказания: расстрел для первой категории, и лишение свободы на срок от 8 до 10 лет — для второй.

Повсеместно операция началась 5 августа, в Узбекской, Туркменской, Таджикской и Киргизской ССР - 10 августа, а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях - 15 августа 1937 г. Операцию планировалось завершить через 4 месяца, но на практике она неоднократно продлевалась, и была прекращена лишь в середине ноября 1938 г.

Первоначальный «лимит» на репрессии для Дальнего Востока составил 6000 чел., из них 2000 — расстрел, и 4000 — отправка в исправительно-трудовые лагеря. Но к исходу 1938 г. итогом реализации приказа № 00447 и его дальневосточного аналога — приказа № 00135, стал арест почти 36000 дальневосточников, из которых около 25 000 казнили. 

Одной из таких жертв «кулацкой операции» стал крестьянин-единоличник Никитин Игнатий Иванович, 1879 г. рождения, уроженец села Ковриги Красномыльской волости Шадринского уезда Пермской губернии. С 1934 г. он жил на маленьком хуторе Ферганешка в Блюхеровском (ныне Ленинском) районе ЕАО, что в 7 километрах от села Новотроицкого вниз по реке Биджан.

Основанием для его ареста послужили агентурно-оперативные материалы, полученные Блюхеровским райотделением НКВД еще 18 августа 1937 г.: 

«8 ноября 1936 г. Никитин Игнат Иванович, рождения не знаю какого года, лет 60, проживает в пос. Ферганешка, говорил: «В 1930 г. я сидел за агитацию против Сов. власти в Сибири, а освободился — сразу уехал, и сейчас красной власти я не подчиняюсь. У нас есть группа людей — вся Козулиха, Зрелкин в Уркане и другие. Все равно когда-нибудь возьмет наша».

13 сентября 1937 г. Игнатия Никитина арестовали, а 16 сентября 1937 г. вызвали на первый допрос. Опросив арестованного обо всех его знакомых и близких родственниках, о наличии у них арестов и судимостей, следователь Лобанов1 перешел к главному:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы в 1930 г. арестовывались органами Советской власти. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. После 1920 г. я никогда больше не арестовывался.

Вопрос: Вы лжете. Следствие требует от вас признания, за что вы были арестованы в 1930 г.

Ответ: Повторяю, что в 1930 г. я не арестовывался».

На этом допрос прервался, и Никитина увели в камеру. А уже 19 сентября 1937 г. Лобанов получил донесение от внутрикамерного осведомителя:

«Никитин Игнатий Иванович пришел с первого допроса, и я его стал спрашивать, о чем с ним говорили на допросе. Никитин мне ответил, что допытываются, за что я сидел в тюрьме в 1930 г. А я отрицаю, хотя я и сидел 5 месяцев, но я не скажу ничего, умру — не скажу.

Находясь в камере с остальными староверами — Зрелкиным2, Мальцевым3, Пироговым4, он разбирал, кто их мог предать. В заключение Никитин заявил: «Нас предал Безматерных Иван, теперь я вспомнил — он нас «съел». Присутствующие Зрелкин и остальные с ним согласились.

Кроме того, Никитин в 1924 г. приехал из Сибири ходоком по переселению, и остановился в с. Успеновка. Однажды летом в 1924 г. собралась компания у Демидова Агея (последний арестован), где присутствовали: Никитин Игнат, Малютин Павел и Безруков Иван Филатович. Никитин Игнат всем присутствующим заявил: «Согласно Священному писанию, Советская власть не будет существовать». Безруков же подтвердил, что вот там уже идет война на границе, пришли казаки и скоро Советской власти не будет».

Упомянутый в донесении бывший земляк Никитина по Пермской губернии Иван Безматерных5 — рабочий артельного хозяйства 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД из Блюхерова — был немедленно вызван в НКВД, и 21 сентября 1937 г. допрошен как свидетель: 

«Жителя с. Ферганешки Никитина Игната Ивановича я знаю хорошо с 1920 г. У Никитина до 1920 г. хозяйство было кулацкое, крупное кулацкое хозяйство. В 1920 г. Никитин арестовывался органами Советской власти за сопротивление и саботаж — несдачу хлеба государству. 

Как кулак, Никитин был враждебно настроен к Советской власти, и в 1920 г., боясь репрессий, он бежал из своего села вместе с семьей и зятем — Палевым, тоже кулаком. Его выезд из Сибири на ДВК я рассматриваю как боязнь репрессий Советской власти и стремление скрыть свое кулацкое происхождение. 

При этом Никитин, поселившись в тайгу, тоже подыскал место, где жили бежавшие кулаки — Ферганешка, Козулиха, Уркан. Хочу подчеркнуть, что до поселения в с. Ферганешка, Никитин изъездил очень много мест, был в Приморье, в Минусинске и в других местах. Но там он видел, что его могут арестовать, он и поселился в с. Ферганешка, надел на себя маску бедняка, и стал жить единолично. 

Для него, как антисоветски-враждебно настроенного против Советской власти человека, колхоз являлся нежелательным. И вообще, колхоз он рассматривал как кабалу, поэтому он и не вступал в колхоз. В то же время, как верующий человек, он рассматривал Советскую власть как власть Антихриста.

Однажды в 1935 г. я зашел в п. Ферганешку, встретил там Никитина Игната. В разговоре с ним я от него услышал антисоветское выражение, а именно: на него, как единоличника, был наложен сельхозналог. Он сказал: «Пускай едят, собаки». Эти слова относились к Советской власти. Он вообще с нежеланием и упорством выполнял госзадания, так как ненавидел Советскую власть.

Второй факт. В 1936 г. Никитин работал пчеловодом на пасеке от Бирофельдского колхоза. При окончании работы, осенью, и при получении расчета он мне заявил: «Все равно у проклятых евреев не буду работать».

После сдачи пасеки Никитиным обнаружилось, что он злоумышленно оставил пчел на зиму, выкачал весь мед из ульев, от чего 90 ульев за зиму погибло. Этим он достиг и доказал свою ненависть к колхозу и особенно к евреям. Не знаю, почему его за это не привлекли, нужно было его давно посадить.

Из его родственников я знаю его зятя — Косливцева Федора, которого в 1934 г. во время паспортизации как кулака выслали из поселка Ферганешка. Сейчас он работает на приисках по Зее. А отец Касливцева Федора — Касливцев-старик, в настоящее время проживает в с. Уркан, в прошлом крупный кулак, сейчас живет единолично, является староверческим начетчиком и руководит староверческими обрядами в с. Уркан, проводит антисоветскую агитацию против Советской власти: «Власть эта — власть Антихриста».

Вооружившись этими материалами об «антисоветской» деятельности арестованного, следователь Лобанов 21 сентября 1937 г. вызвал Никитина на второй допрос, и вновь начал его с вопроса об аресте в 1930 г. Но Никитин стоял на своем — в 1930 г. не арестовывался. Тогда Лобанов перешел к выяснению обстоятельств его «антисоветской деятельности»:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, переселившись в с. Ферганешку, вели антисоветские разговоры. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Я не вел никаких антисоветских разговоров.

Вопрос: В 1935 г. какой на вас был наложен налог и на какую сумму?

Ответ: В 1935 г. я, как единоличник, был обложен сельхозналогом в сумме 900 рублей.

Вопрос: Вы заплатили полностью?

Ответ: Да, уплатил эту сумму полностью.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы при уплате этого налога высказывали недовольство против Советской власти. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Никаких антисоветских высказываний я не говорил.

Вопрос: Вам следствие зачитывает выдержку из свидетельского показания Безматерных Ивана, что вы при уплате налога сказали: «Пусть едят, собаки». Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Таких слов я вообще не говорил.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, работая на пасеке в 1936 г. в Бирофельдском колхозе пчеловодом, высказывали антисоветские настроения. Вы это подтверждаете?

Ответ: При расчете с пасеки я только сказал, что у евреев больше работать не буду, и больше я ничего не говорил.

Вопрос: Вы говорите неверно. Вы сказали, что «я все равно у проклятых евреев не буду работать». Вы эти слова подтверждаете?

Ответ: Нет, так я не говорил.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, работая пчеловодом на Бирофельдской пасеке, злоумышленно оставили пчел на зиму без меда, отчего погибло 90 ульев. Вы признаете себя в этом виновным?

Ответ: Нет, не признаю.

Вопрос: Следствие настаивает рассказать, почему произошла гибель 90 ульев пчел?

Ответ: В 1936 г. все лето были дожди. После первого медоноса мед был выкачан из ульев, и больше медоноса не было из-за дождя. Пчелы остались без меда. Видя это, я, как пчеловод, два раза требовал от колхоза разрешения взять мед для подкормки пчел, но утвердительного ответа не получил. И при сдаче пасеки Безматерных Ивану я сдавал ульи с пчелами без меда. Хотя и видел, что от этого может получиться гибель пчел, но мер не принял.

Вопрос: Значит, вы виновны в гибели 90 ульев пчел?

Ответ: Уличенный следствием, я признаю себя виновным в гибели пчел на Бирофельдской пасеке».

В те времена на хуторе Ферганешка было всего два двора. Соседом Игнатия Никитина был такой же старовер-единоличник Добрыгин Варфоломей Кирьянович61876 года рождения, уроженец с. Жаркова Каменского района Западно-Сибирского края. При аресте и обыске у Никитина он был понятым. 22 сентября 1937 г. следователь Лобанов допросил Добрыгина в качестве свидетеля: 

«Никитина Игнатия Ивановича я знаю с 1906 г. Он жил от нашего села Жаркова в селе Андронове в 50 километрах. Узнал я его во время женитьбы, когда он приехал в наше село жениться.

Никитин Игнат в прошлом крупный кулак. Он имел в хозяйстве ветряную мельницу английского типа, молотилку, жнейку-сноповязалку, сенокосилку, скота имел порядочное количество, но сколько — не могу сказать. Засевал земли до 30 десятин и больше. Держал батраков. Это хозяйство было у него до революции. А во время революции, боясь раскулачивания, постепенно уничтожил свое хозяйство. 

В 1920 г. Никитин Игнат арестовывался за сопротивление Советской власти и за агитацию, как кулак. Просидел примерно полгода. Примерно через год после ареста, боясь репрессий Советской власти, он выехал вместе с семьей из села Андронова в Семипалатинскую область.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мятежная «Чайка»: семь дней свободы

Из Семипалатинской области он поехал в Спасский район Уссурийской области, но вернувшись обратно, уехал в Минусинск. А в 1934 г. из Минусинска приехал в с. Ферганешку. В общем, метался, искал такое место, чтобы его не разоблачили как кулака и антисоветского человека.

Никитин Игнат Иванович, как кулак, яро ненавидел Советскую власть, был всегда недоволен ею. Это я могу подтвердить следующими фактами.

В 1935 г. Никитин Игнат, живя в п. Ферганешка, был обложен сельскохозяйственным налогом в сумме 900 рублей. При уплате налога Никитин всячески оскорблял Советскую власть, впоследствии со злобой и ненавистью заявил: «Пусть едят, собаки». Эти слова относились к Советской власти. И еще что-то говорил, но сейчас не могу вспомнить.

Второй факт. Никитин в 1936 г. работал пчеловодом на Бирофельдской пасеке. Осенью он рассчитался и приехал обратно в п. Ферганешку. По приезде, я его стал спрашивать, как он работал. Он мне со злобой сказал: «Я больше у проклятых евреев не буду работать». Что у него там произошло, не могу сказать.

Знаю еще один момент из его вредительской деятельности. Он в 1935 г. тоже работал пчеловодом от Биджанского сельпо. По окончании работы по его вине погибло 12 ульев».

Тогда же, 22 сентября, Лобанов провел очные ставки между Никитиным, Безматерных и Добрыгиным. Свидетели полностью подтвердили свои прежние показания. Однако Никитин, соглашаясь с наличием у него до 1920 г. зажиточного хозяйства, категорически отрицал, что переезжал с места на место якобы из-за боязни репрессий за свое «кулацкое» прошлое. Отвергал и приписываемую ему фразу — «Я больше у проклятых евреев не буду работать». На очных ставках он твердо стоял на своем: «Показания свидетелей я отрицаю полностью. Говорил я только так, что евреи несправедливо делают и дела ведут, и я у них больше не буду работать». Больше я ничего не говорил».

В тот же день, после короткого перерыва, Лобанов в третий раз допросил Никитина, и на этот раз добился от него желаемого — подробных и развернутых «признательных» показаний:

«Да, подтверждаю, что в прошлом я  был кулаком. Но хочу пояснить, что до революции у нас в деревне не разбирали, кто кулак, а кто бедняк, ибо такого классового расслоения мы не знали. Правда, у нас с отцом до 1920 г. было крепкое хозяйство: имели дом, амбар, баню, 3 лошади, молодняка 2 головы, 2 коровы, 2 телят, овец от 5 штук и больше, 2 свиней, из сельхозинвентаря — сенокосилка. Земли засевали от 14 десятин и больше. Во время революции наше хозяйство стало именоваться кулацким.

Во время переходов красных партизан у нас отобрали 2 лошади и хлеба около 50 пудов. Этот хлеб красные партизаны взяли не сразу, а за два раза. Также отобрали одну телку и свинью.

В 1920 г. я был арестован вместе с односельчанами с. Андронова — Ненаховым Сергеем, Палевым Иваном, Летиных Иваном. Все они являлись крупными кулаками. Арестовали нас за сопротивление сдаче хлеба государству по продразверстке, и за антисоветскую агитацию против Советской власти. Мы были настроены враждебно к Советской власти к моменту прихода к нам в село Андроново красных партизан за то добро, которое они у нас взяли. К этому еще добавился и хлеб, который у нас отбирали по продразверстке. Мы встали, в том числе и я, во враждебную позицию к Советской власти. С вышеперечисленными кулаками я просидел 5 месяцев под арестом, после чего мы все были освобождены.

После ареста в 1920 г. я видел, что жить мне в с. Андронове будет нельзя, ибо я — кулак, и настроен антисоветски. Видя, что меня в покое не оставят, боясь репрессий Советской власти, я решил выехать в 1921 г. вместе со всей семьей и зятьями — Палевым и Щегловым — в Семиреченскую область, в село Выдриха. 

Прожив там год, из-за голода в области из с. Выдриха вместе с семьей я выехал на озеро Нар-Зайсан, тоже в Семиреченской области. На озере Нар-Зайсан занимался рыболовством.

В 1924 г., по сговору с семьей и зятьями, решили послать меня ходоком на Дальний Восток — посмотреть место, куда можно переселиться на постоянное жительство. Этим переселением мы преследовали цель — скрыться от репрессий Советской власти, так как я и мои зятья — Палев и Щеглов — являлись кулаками. Еще нам нужно было поселиться там, где есть староверы. Это нам было необходимо, так как облегчалось исполнение наших староверческих обрядов.

В 1924 г. я приехал ходоком в с. Успеновку Блюхеровского района. Там я остановился, и решил подзаработать на охоте, а после двигаться дальше, искать место для поселения. В Успеновке я остановился у Демидова Агея7 (последний в 1933 г. был арестован за контрреволюционную деятельность и осужден). У него в дому иногда собирались Малютин Павел (тоже арестован в 1933 г.), Безруков Иван Филатович8 и я, где во время религиозных бесед вели и антисоветские разговоры. Однажды в 1924 г. мы, все вышеперечисленные лица, в прошлом все кулаки, враждебно настроенные против Советской власти, собрались в доме Малютина Павла, где завели разговор на религиозные темы, а впоследствии перешли на разговор о власти. Наш разговор носил антисоветский характер. Мы говорили, что Советская власть — власть Антихриста, и она не будет существовать. Безруков И.Ф. еще говорил: «Вот там уже идет война на границе, пришли казаки, и скоро Советской власти не будет».

Из с. Успеновки я выехал в Спасский район Уссурийской области. Побыв там две недели и посмотрев места для жительства, вернулся к семье в Семипалатинскую область». 

Собственно, вот и всё «следствие» — два доноса, три допроса... Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы уже 6 октября 1937 г. по следственному делу № 22915 в отношении Игнатия Никитина вынести обвинительное заключение: 

«В 1920 г. за саботаж и сопротивление сдачи наложенной на него продразверстки привлекался к ответственности.

Как кулак, будучи враждебно настроен к Соввласти, и боясь быть репрессированным, с 1921 года постоянно меняет место жительства, кочуя с одного места на другое. Поселившись в таежное село Ферганешка, вел антисоветскую агитацию, выражая недовольство Соввластью и ее мероприятиями. Как старовер, проповедовал, что Соввласть является властью Антихриста и долго существовать не будет.

В 1936 г., работая на пасеке еврейского переселенческого колхоза, сознательно допустил гибель 90 ульев пчел, выражая антисемитские настроения.

Виновным себя признал полностью.

Постановил: следственное дело по обвинению Никитина Игнатия Ивановича направить на рассмотрение тройки при УНКВД по ДВК в порядке приказа начальника УНКВД по ДВК № 00135».



15 ноября 1937 г. судебная тройка при УНКВД по ДВК постановила: Никитина Игнатия Ивановича — расстрелять. Приговор привели в исполнение 1 декабря 1937 г. в Хабаровске. 

Спустя полвека, 19 июля 1989 г., прокуратура Хабаровского края реабилитировала Никитина И.И. по Указу ПВС СССР от 16.01.1989 г. 



Сегодня от хутора со странным названием Ферганешка и следа не найти: еще в сентябре 1939 г. он был сселен в село Новотроицкое на основании постановления облисполкома ЕАО № 379 «О плане сселения хуторов в Еврейской автономной облас­ти». Лишь одинокая сопка с одноименным названием Ферганешка на самом берегу Биджана напоминает о том, что когда-то у ее подножия жили два старовера-единоличника — Никитин и Добрыгин.

Владимир ЖУРАВЛЕВ

1-10 of 57