Там, где не было ЧК (1917-1920 гг.)

После октябрьского 1917 года переворота борьба со шпионажем не являлась для нового режима делом первостепенным. После установления диктатуры пролетариата важнейшими задачами В.И. Ленин назвал «подавление сопротивления эксплуататорских классов и обеспечение победы над беспорядком, разрухой и расхлябанностью». В своей работе «Очередные задачи Советской власти» он писал, что «нужна железная рука для обуздания элементов разложения старого общества». Сначала такой "железной рукой" стал Петроградский Военно-революционный комитет (ВРК)Некоторое время он выполнял множество оперативных функций и являлся всероссийским универсальным спецорганом. Его функции были необычайно широкими: борьба с контрреволюцией, охрана революционного порядка, ликвидация старого государственного аппарата, создание новых органов государственного управления, а также продовольственное снабжение городов и армии, распределение оружия и боеприпасов, реквизиция у буржуазии зданий, автомобилей, излишков товаров первой необходимости, агитационная работа среди населения. 

По мере создания и укрепления советского государственного аппарата стал наблюдаться параллелизм в деятельности ВРК и народных комиссариатов. На основании постановления Совнаркома Военно-революционный комитет 5 (18) декабря 1917 года ликвидировал все свои отделы и передал материалы соответствующим отделам ВЦИК, Совнаркома, Петроградскому и районным Советам.


В ходе осуществления революционных преобразований и вызванного этим нарастания протеста народных масс перед большевистской партией встал вопрос о создании специального аппарата, наделенного чрезвычайными полномочиями, для подавления сопротивления новой власти. В начале декабря 1917 года произошло дальнейшее обострение политической обстановки в стране. Активизировалась контрреволюция, большие масштабы принял саботаж старых чиновников. Особенно опасное положение сложилось в Петрограде. Здесь больше месяца бастовали служащие бывших министерств, Госбанка, казначейства, городской управы. Прекратилась выплата пенсий и пособий вдовам, сиротам, инвалидам войны. На некоторых предприятиях перестали выдавать зарплату рабочим. Было дезорганизовано распределение топлива, создалась реальная угроза остановки фабрик и заводов. «Союз союзов служащих государственных учреждений» принял решение объявить всеобщую политическую забастовку по всей России. Положение в столице осложнялось стихией погромов и грабежей. Распоясавшиеся банды хулиганов громили винные склады, магазины, аптеки, спаивали солдат гарнизонов. Были раскрыты несколько боевых подпольных белогвардейских организаций, обнаружены тайные склады с оружием и боеприпасами. Саботаж чиновников, разгул спекуляции, анархии, бандитизма, пьяных погромов, подготовка контрреволюционных вооруженных выступлений - все это создавало прямую опасность для неокрепшей Советской власти.


6 (19) декабря 1917 года Совет Народных Комиссаров рассмотрел вопрос об угрозе всероссийской забастовки служащих госучреждений и поручил Ф.Э. Дзержинскому создать особую комиссию для определения способов ее предотвращения.

7 (20) декабря В.И. Ленин направил Дзержинскому записку о необходимости принять экстренные меры по борьбе с контрреволюционерами и саботажниками. В этот же день на заседании Совнаркома девятым вопросом был заслушан доклад Дзержинского об организации и составе комиссии по борьбе с саботажем. Дзержинский предложил предварительный состав комиссии (Ксенофонтов, Жедилев, Аверин, Петерсен, Петерс, Евсеев, Трифонов В., Дзержинский, Серго, Васильевский) и озвучил ее задачи:

1) Преследовать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они не исходили;

2) Предание суду Рев. Трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработать меры борьбы с ними.

3) Комиссия ведет только предварительные расследования, поскольку это нужно для пресечения. Комиссия разделяется на отделы – информационный, организационный отдел (для организации борьбы с контрреволюцией по всей России) и филиальный отдел.

4) Отдел борьбы. Комиссия сконструируется окончательно завтра. Пока действуют ликвидационные комитеты Военно-Революционного Комитета. Комиссии обратить в первую голову внимание на печать, саботажников и стачечников. Меры: конфискация, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа и т.д.

Совнарком постановил: "Назвать комиссию – Всероссийская Чрезвычайная Комиссия при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем и утвердить ее" (позднее название комиссии несколько изменится - Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности). Председателем ВЧК был назначен Ф.Э. Дзержинский.

На следующий день, 8 (21) декабря 1917 года, на заседании ВЧК был избран президиум из пяти человек во главе с Ф.Э. Дзержинским. В руководящее ядро ВЧК вошли видные большевики - Я.Х. Петерс, И.К. Ксенофонтов, Д.Г. Евсеев, В.В. Фомин, С.Е. Щукин и другие. Вскоре определилась организационная структура комиссии. В ее составе формировались отделы по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, а также организационный отдел, в задачи которого входили связь с местными органами Советской власти, помощь им в организации защиты от покушений внутренних врагов. 


В первые два месяца своего существования Чрезвычайная комиссия обладала лишь правом предварительного следствия, но постепенно, с обострением внутриполитической борьбы, полномочия ВЧК расширялись. С февраля 1918 года на основании декрета СНК «Социалистическое отечество в опасности» чекисты получили чрезвычайные полномочия и право применять высшую меру без суда и следствия (вплоть до расстрела на месте), которое было подтверждено постановлением СНК от 5 сентября 1918 «О красном терроре».

Принципы деятельности ВЧК как карательного органа диктатуры партии большевиков разработал и теоретически обосновал В. И. Ленин, который отводил ей исключительное место в советском государственном аппарате. Методы борьбы «карающего меча революции» были весьма многообразны: террор, заложничество, провокации, конфискации имущества, заключение в концлагеря, внедрение агентов в антисоветские организации, иностранные миссии и учреждения, а сфера деятельности — необычайно широка: от подавления антибольшевистских вооруженных восстаний, раскрытия заговоров иностранных разведок до обеспечения работы транспорта, борьбы с беспризорностью и эпидемиями тифа. Рупором ВЧК стали собственные печатные издания: «Еженедельник ВЧК», «Красный меч», «Красный террор» и др.

ЦК РКП(б) уделял большое внимание личному составу чекистов, стараясь направлять на работу в ЧК лучшие свои кадры. Бессменным руководителем ВЧК оставался видный член партии большевиков Ф. Э. Дзержинский. На руководящие должности в ЧК были назначены старые большевики, профессиональные революционеры: И. К. Ксенофонтов, Я. Х. Петерс, Г. И. Бокий, М. С. Кедров, М. И. Лацис, В. Р. Менжинский, М. С. Урицкий. Удельный вес коммунистов в органах ЧК был одним из самых высоких среди государственных учреждений и составлял более 50%. Тем не менее в органы ВЧК, особенно на местах, попало немало морально разложившихся людей с уголовным прошлым и даже с психическими отклонениями, которые пользовались неограниченной властью, не считаясь ни с какими правовыми нормами, не вдаваясь в идеологические рассуждения, попирая нравственные принципы. 

Массовый террор и произвол, сопровождавший деятельность ВЧК, вызывал вспышки антисоветских выступлений, открытое недовольство широких слоев населения, даже той части российской интеллигенции, которая лояльно относилась к советской власти.

Методы «чрезвычайщины» в становлении правопорядка стали основой советского государственного строя, а сами эти чрезвычайные органы были поставлены над законом, что создало питательную среду для массовых репрессий 1930-х гг., которые своими корнями уходят в практику «красного террора» времен гражданской войны. Власть ЧК становилась всеобъемлющей, проникая во все поры советского общества. Недаром Лацис писал: «нет такой области, куда не должна вмешиваться ЧК».


18 марта 1918 года коллегия ВЧК преобразовала организационный отдел в иногородний. В его задачу входило поддержание связи с местными Советами по вопросам создания чрезвычайных комиссий и общее руководство их деятельностью. На том же заседании коллегия приняла постановление о немедленной организации на местах чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, преступлениями по должности и злоупотреблениями печатью. Это ускорило формирование местных чрезвычайных комиссий, и к концу года в республике имелось 40 губернских и 365 уездных ЧК, были сформированы органы ЧК в Красной Армии, на транспорте, на государственной границе. Однако в связи с началом гражданской войны и иностранной военной интервенцией структуры советских органов государственной безопасности на Дальнем Востоке создать не успели.






















Самое первое здание ВЧК в Петрограде по ул. Гороховой, 2 (бывший дом губернских присутствий). После переезда в 1918 году Совнаркома в Москву здесь располагалась петроградская ЧК 



Самое первое здание ВЧК в Москве по ул. Большая Лубянка, 11десь разместилась ВЧК после "переезда" советского правительства из Петрограда в Москву в 1918 году)

К 1917 году  территория будущей Еврейской автономной области почти полностью входила в состав Амурского уезда Амурской области Приамурского генерал-губернаторства (кроме населенных пунктов в восточной  части  нынешнего  Смидовичского района, относившейся к Тунгусской волости Хабаровского уезда Приморской области Приамурского генерал-губернаторства (Покровка - волостное правление, Волочаевка, Даниловка, Дежневка,  Николаевка, Верхне-Спасское, Владимировка). 



Уже с первых дней своего существования на Амуре Советская власть столкнулась с саботажем, спекуляцией, неподчинением советским декретам. Контрреволюционеры старались дезорганизовать работу предприятий, транспорта, вызвать голод, активно готовились к свержению новой власти. 6 марта 1918 года в г. Благовещенске контрреволюционное земство и городская управа подняли мятеж, во главе которого стоял атаман Амурского казачьего войска Гамов. Мятежники заняли здание Советов и арестовали членов исполкома.

Для ликвидации мятежа оставшиеся на свободе большевики создали чрезвычайный орган по борьбе с контрреволюцией – Военно-революционный штаб. Под Благовещенском была сформирована революционная армия, которая уже 13 марта разгромила мятежников и освободила город.

Для организации отпора контрреволюции и расследования контрреволюционных дел на 5-м областном съезде трудящихся, проходившем в Благовещенске с 1 по 10 апреля 1918 года,  было принято решение о создании революционного трибунала и следственной комиссии при нем.

К середине июля 1918 года окончательно оформились органы облисполкома, организационно укрепились его комиссариаты – военный, иностранный, юстиции и др. В связи с этим 15 июля 1918 года на пленарном заседании Амурского областного Совета было принято решение распустить Военно-революционный штаб и передать всю власть облисполкому, а для борьбы с контрреволюцией образовать особую комиссию. Во исполнение этого решения 23 июля 1918 года была организована комиссия по борьбе с контрреволюцией, пьянством и спекуляцией, положившая организационное начало деятельности органов государственной безопасности на Амуре. 

Первые амурские чекисты боролись с нарушителями границы, пресекали проникновение белогвардейцев из-за Амура, предотвращали угон судов бывшими их хозяевами-судовладельцами, вместе с красногвардейцами участвовали в ликвидации белогвардейских отрядов в прибрежных казачьих станицах.

К сентябрю 1918 года Амурская область фактически осталась единственной на Дальнем Востоке, где еще существовала Советская власть. Однако организационно оформившиеся контрреволюционные силы, заручившиеся поддержкой японских оккупационных войск, вынудили облисполком принять решение об эвакуации революционных сил в тайгу. Началась партизанская борьба с интервентами и белогвардейцами. Советская власть в области была восстановлена лишь в феврале 1920 года.


В г. Хабаровске большевики взяли власть в свои руки в декабре 1917 года. Тогда же для защиты революционных завоеваний и подавления поднимавшейся волны уголовщины при Хабаровском исполкоме Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов была создана следственная комиссия.

В начале 1918 года общественно-политическая и военная обстановка на Дальнем Востоке резко обострилась. Во Владивостоке высадились войска Японии, Англии и США. При поддержке интервентов белогвардейцы захватили Приморье и двинулись на Хабаровск. Для борьбы с контрреволюцией 2 июля 1918 года исполком Хабаровского Совета депутатов организовал Военно-революционный штаб Хабаровского района, которому передал всю полноту власти. При штабе была создана специальная комиссия по борьбе с саботажем старых чиновников.


5 сентября 1918 года Хабаровск заняли отряды атамана Калмыкова, вслед за которыми в город вошли японские и американские войска. На территории края разворачивается партизанское движение.

































Вступление калмыковцев в Хабаровск




В центре - атаман Калмыков И.П. 


В начавшейся Гражданской войне значительная часть амурского казачества Раддевского, Екатерино-Никольского и Михайло-Семеновского станичных округов выступила на стороне белых. В с. Пузино был создан т.н. Штаб военного совета белых, а на территории Екатерино-Никольского станичного округа против красных действовал отряд есаула Сараева В.В. численностью до 800 человек. Курсировавшие по Амуру красные пароходы периодически обстреливались казаками. Организатором одного из таких обстрелов был станичный атаман Сараев Г.И., выезжавший из Пузино в Екатерино-Никольское во главе отряда более чем из 20 казаков. В 1918 г. в районе станицы Екатерино-Никольской они захватили пароход «Лев Троцкий» (бывший «Барон Корф»), сняли с него вооружение, боеприпасы и ценности, высадили на берег революционерку-кореянку, которую расстреляли.


Только спустя полтора года, в середине февраля 1920 года, Хабаровск был освобожден от белогвардейцев. Военно-революционный штаб передал власть исполкому Хабаровского Совета, при котором в марте 1920 года были образованы комиссариаты, в том числе комиссариат юстиции. В его обязанности также входило выполнение функций органов государственной безопасности.


5 апреля 1920 года Хабаровск вновь переходит в руки японских оккупационных войск. В этих условиях контрразведывательную работу на территориях, занимаемых частями Народно-революционной армии и партизанскими отрядами, осуществляли органы армейской контрразведки – отделы военного контроля. Лишь в середине осени 1920 года японские оккупационные войска покинут пределы Забайкалья и Дальнего Востока.