УНКВД по Еврейской автономной области (1934-1941 гг.)


Управление НКВД по ЕАО Дальневосточного края


Учитывая быстрое хозяйственное развитие Биро-Биджанского района, 7 мая 1934 года Президиум ВЦИК постановил преобразовать Биро-Биджанский район в автономную Еврейскую национальную область в составе Дальневосточного края с центром в рабочем поселке Биробиджан.

В тот же день данное решение республиканского правительства было утверждено Центральным Исполнительным Комитетом Союза ССР, и Еврейская автономная область обрела свое нынешнее название. 

20 июля 1934 года постановлением Президиума ВЦИК в автономии образуется 5 районовБиробиджанский (поселок и район); Бирский (ныне  Облученский); Блюхеровский (Ленинский); Сталинский (Октябрьский); Смидовичский. 

Однако окончательное оформление ЕАО как государственной административной единицы, создание ее руководящего звена состоялось лишь 18 декабря 1934 года на 1-м областном съезде  Советов.

На фоне напряженной международной обстановки середины 30-х годов, когда в Германии к власти пришли фашисты и сформировался военно-политический блок Германия-Италия-Япония, руководство СССР принимало меры по усилению безопасности государства. Наряду с решением контрразведывательных задач, борьбой с подрывной деятельностью антисоветских центров внутри страны, обеспечением охраны государственной границы, основные усилия чекистов постепенно сосредотачиваются на противодействии внешним угрозам безопасности СССР. Возрастает роль внешнеполитической разведки, которая должна была своевременно выявлять агрессивные планы Германии и Японии в отношении Советского Союза. 

В этих условиях происходит очередная реорганизация советских спецслужб. Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 10 июля 1934 года был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) СССР. ОГПУ как самостоятельный государственный орган ликвидируется и входит в состав НКВД СССР на правах Главного управления государственной безопасности (ГУГБ). Тогда же, 10 июля 1934 года, ЦИК СССР принимает постановление "О рассмотрении дел о преступлениях, расследуемых народным комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами".

А дальше происходит что-то необъяснимое... 12 июля 1934 года начальник УНКВД СССР по ДВК Т.Д. Дерибас подписал два приказа: № 1 - о вступлении в исполнение должности и о назначении начальников областных, окружных, районных управлений НКВД, и № 2 - о переформировании ПП ОГПУ по ДВК в Управление НКВД СССР по Дальневосточному краю с объявлением его структуры. Наряду с другими руководителями дальневосточных органов НКВД на должность начальника еще несуществующего УНКВД по Еврейской национальной автономной области (именно так в приказе) назначается А.Н. Лавтаков. При этом в преамбуле приказа говорится: "Согласно приказа Наркома Внутренних дел СССР т. Ягода...", что весьма странно: ведь приказ № 001 «Об организации органов внутренних дел на местах» Г. Ягода подпишет только на следующий день - 13 июля 1934 года! Этим приказом был объявлен перечень НКВД союзных республик, краевых, областных, республиканских управлений и окружных отделов НКВД. В состав УНКВД СССР по Дальневосточному краю вошли управления НКВД:

- по Амурской области;

- по Приморской области;

- по Сахалинской области;

- по Камчатской области; а также

- Нижне-Амурский окружной отдел;

- Охотский окружной отдел;

- Корякский окружной отдел;

- Чукотский окружной отдел.

Как видим, Управление НКВД по ЕАО в данном перечне почему-то отсутствует (то ли потому, что в это время область еще не была окончательно оформлена как государственная административная единица, то ли просто ... забыли?!).



















Управление НКВД СССР по Дальневосточному краю, 
г. Хабаровск


Постановлением Президиума ВЦИК от 22 июля 1934 года "О новом административном делении Дальневосточного края" в составе ДВК были образованы новые области: 

- Уссурийская с центром в городе Никольск-Уссурийске; 

- Хабаровская с центром в городе Хабаровске; 

- Зейская с центром в городе Рухлово; 

- Нижне-Амурская с центром в городе Николаевске-на-Амуре;

- Чукотский и Корякский национальные округа вошли в состав Камчатской области.

В связи с этим издается приказ НКВД СССР от 22 августа 1934 года № 0049, согласно которому с 01 августа 1934 года в составе УНКВД по ДВК образуются новые областные управления НКВД: 

- по Уссурийской области (г. Никольск-Уссурийск);

- по Зейской области (г. Рухлово);

- по Нижне-Амурской области (г. Николаевск-на-Амуре);

- Чукотский и Корякский окружные отделы переданы в состав УНКВД по Камчатской области. 

Черт подери - и снова "забыли" о существовании ЕАО!

Тем не менее, во исполнение и развитие этого приказа, сославшись в преамбуле на два постановления ЦИК СССР - от 7 мая и от 22 июля 1934 года - заместитель начальника УНКВД СССР по ДВК С.И. Западный (Кессельман) 28 августа 1934 года издал приказ № 79с об организации новых областных управлений НКВД - Уссурийского, Зейского и... Биро-Биджанского...  (да-да, именно так оно названо в тексте приказа: то ли по незнанию и безграмотности составителя приказа, то ли по аналогии с бывшим Биро-Биджанским РО ОГПУ и в связи с избранным местом дислокации в г. Биробиджане). Таким образом, "московского" приказа НКВД об образовании областного УНКВД по ЕАО, по всей видимости, не было, а создано оно было лишь по приказу краевого УНКВД по ДВК. 

Воистину: "Как вы шхуну назовете, так она и поплывет"...

Под областное управление НКВД на ул. Октябрьской в Биробиджане выделили одноэтажное здание 1932 года постройки. В 1936 году был возведен второй этаж с портиком и колоннами на фасаде. Оно существует до сих пор и хорошо известно биробиджанцам. Тогда же во дворе управления построили Внутреннюю следственную тюрьму.

По штату в управлении числилось 59 единиц, при этом в аппарате УНКВД в г. Биробиджане – всего 16 сотрудников. Личный состав упраздненного Биро-Биджанского РО ОГПУ был обращен на формирование УНКВД по ЕАО, которое состояло из следующих подразделений: 

- секретно-политическое отделение (СПО);

- экономическое отделение (ЭКО);

- транспортное отделение (ТО);  

- особое отделение (ОО);

- учетно-статистическое отделение (УСО); 

- Бирское, Блюхеровское, Смидовичское и Сталинское районные отделения; 

- оперативные пункты 2-й категории на ж.д. станциях Облучье, Бира и Ин; 

- особое отделение ГУГБ НКВД укрепрайона № 103 (с. Блюхерово).

О том, в каких условиях создавались районные отделения УНКВД по ЕАО, можно судить по материалам архивного уголовного дела на бывшего первого начальника Сталинского РО НКВД Дмитрия Шульгу, репрессированного в 1938 году. После ареста Шульги его жена обратилась с жалобой на имя наркома НКВД Н. Ежова, в которой, в частности, пишет: «... Денег выслали мизерное количество... Сам и начальник райотделения, и секретарь, и бухгалтер, и завхоз, и машинистка, и оперработник... Квартиры не было, ночевал где придется, писал на полевой сумке у себя на колене... Весной добился колхозный домик и устроил канцелярию у себя на дому... Жалованье систематически задерживалось. Обмундирование высылалось так: зимой летнее, а летом - зимнее. Если шинель пришлют, то шлема нет. Сапоги - маломерки. Сукно на брюки пришлют, на гимнастерку - нет. Отговор такой - сукна не хватает. Брюки военные, рубаха сатиновая, выгоревшая на колхозных полях, и маузер на боку...».

Становление территориального органа государственной безопасности в ЕАО происходило в условиях сложной оперативной обстановки, на которую серьезное влияние оказывало приграничное положение автономии. К 1932 году Япония оккупировала Маньчжурию, и к Государственной границе СССР вышла Квантунская армия. Японская разведка приступила к подготовке условий для вторжения в нашу страну.

В то время основным японским разведорганом, осуществлявшим подрывную работу против СССР, являлся 5 (русский) отдел 2 (разведывательного) Управления Генерального штаба японской армии. В его подчинении была целая сеть японских военных миссий (ЯВМ) - органов специальной службы «Токуму-Кикан», которые создавались по основным районам Дальнего Востока. К 1941 году на территории Маньчжоу-Го насчитывалось около 30 ЯВМ с их отделениями на местах. Руководящим органом для всех военных миссий была Харбинская ЯВМ.

Разведка Сунгарийского направления, в том числе территории ЕАО, преимущественно осуществлялась филиалом ЯВМ в г. Цзямусы. В приграничных китайских населенных пунктах были созданы конспиративные квартиры для передержки агентуры, подготовленной к заброске на советскую сторону. По Амуру были развернуты десятки переправочных пунктов.

В начале 1930-х годов на территории Маньчжурии проживало около 100 тысяч белоэмигрантов, осевших там после гражданской войны. Ими были созданы такие организации, как РОВС («Русский общевоинский союз»), ВМС («Военно-монархический союз»), БРП («Братство русской правды»), ТКП («Трудовая крестьянская партия»), РФС («Российский фашистский союз»), «Союз казаков Дальнего Востока», РНС («Русский национальный союз»), БРЭМ («Бюро по делам Российских эмигрантов в Маньчжурии»), «Дальневосточный союз военных», «Союз легитимистов-монархистов», «Национально-трудовой союз нового поколения» и даже «Союз мушкетеров»... Деятельность большинства этих организаций носила антисоветский характер, и поэтому неудивительно, что японская разведка опиралась на них, черпала агентурные кадры для осуществления своей разведывательно-подрывной деятельности против СССР.

В середине 30-х годов японские спецслужбы приступили к массовой заброске своей агентуры на нашу территорию для осуществления разведывательно-подрывных акций. В этих условиях органы госбезопасности ЕАО принимали решительные меры по усилению пограничного и паспортного режимов, предотвращению диверсионно-вредительской и шпионской деятельности на объектах транспорта, связи, промышленности автономии.


В июне 1935 года в районе села Пашково Бирского района ЕАО пограничниками были задержаны агенты японской разведки Д.А. Сорокин и Г.М. Бабин, перешедшие Госграницу СССР со стороны Маньчжурии. У них обнаружили два «Маузера», две гранаты, стрихнин,  листовки антисоветского содержания, план расположения одного из советских укрепрайонов, фальшивые советские паспорта, деньги и прочее. Во время допросов арестованных выяснилось, что Сорокин являлся членом «Русского фашистского союза», а с 1931 года - сотрудником японской разведслужбы в г. Фугдине, где готовил шпионов-диверсантов для заброски в Советский Союз. 

Перебежчик из СССР в Маньчжурию Бабин был завербован Сорокиным для совместного выполнения задания японцев по разведке подходов к туннелям и железнодорожным мостам в районе станции Облучье, состоянию их охраны, а также для перепроверки данных о дислокации воинских частей ОКДВА на территории ЕАО, сбора сведений о политических настроениях жителей области, распространения среди них антисоветских листовок. Следствие достаточно объективно доказало виновность Сорокина и Бабина, и в феврале 1936 года Военный Трибунал ОКДВА  приговорил их к "высшей мере социальной защиты" - расстрелу...




Но все же, справедливости ради, нужно заметить, что к задержанию Сорокина и Бабина органы госбезопасности Еврейской автономной области не имели абсолютно никакого отношения. Закордонную агентурную разработку Сорокина, его вывод на советскую территорию и последующее задержание осуществили сотрудники разведывательного отдела краевого УНКВД по ДВК во взаимодействии с пограничниками... 


Управление НКВД по ЕАО Хабаровского края


20 октября 1938  года Указом Президиума Верховного Совета СССР от  Дальневосточный край был упразднен и разделен на Хабаровский и Приморский края с центрами в городах Хабаровске и Владивостоке. 

На этом основании 29 декабря 1938 года нарком НКВД СССР Л. Берия  подписал приказ № 00836 «Об организационных изменениях органов НКВД в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР о разделении Дальневосточного края на Приморский и Хабаровский края». УНКВД СССР по ДВК было расформировано, а вместо него организованы управления НКВД СССР по Приморскому и Хабаровскому краям.

Поскольку Еврейская автономная область была отнесена к Хабаровскому краю, УНКВД по ЕАО с подчиненными ему Бирским, Смидовичским и Сталинским районными отделениями также вошло в структуру хабаровского краевого управления НКВД. Не объявленное в приложении к приказу Блюхеровское РО НКВД вероятно было сокращено (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1938 года Блюхеровский район ЕАО был переименован в Ленинский район, а райцентр – в с. Ленинское). 


Наряду с очень важной разведывательной и контрразведывательной работой, обеспечением безопасности на транспорте и в войсках, органы госбезопасности страны в эти годы были основным проводником репрессивной политики государства. Пик кровавых репрессий приходится на 1937-1938 годы, когда тысячи ни в чем не повинных граждан были привлечены к уголовной ответственности по ст. 58 УК РСФСР, расстреляны или отправлены на долгие годы в исправительно-трудовые лагеря, откуда многие не вернулись...

Всего с момента образования НКВД в июле 1934 года и по 3 февраля 1941 года различными органами и подразделениями НКВД было необоснованно репрессировано по ст. 58 УК РСФСР 2568 жителей Еврейской автономной области, из них Управлением НКВД по ЕАО - 1785 человек. 

Многие из них были приговорены к расстрелу, еще больше - отправились в исправительно-трудовые лагеря, а незначительную часть после нескольких месяцев унижений, мордобоя и пыток (т. н. "следствия") выпустили на свободу за отсутствием состава преступления, либо за недоказанностью предъявленных обвинений. Впоследствии все эти лица были реабилитированы как необоснованно репрессированные... 


Арестовано

по статье 58

 УК РСФСР:

1934

1935

1936

1937

1938

1939

1940

1941

ВСЕГО

Аппаратом 

УНКВД по ЕАО

1

16

31

344

823

9

17

6

1247

Бирским РО

1

4

1

28

140

1

-

-

175

Смидовичским РО

-

1

2

8

54

-

-

-

65

Сталинским РО

-

1

-

49

81

-

-

-

131

Блюхеровским (Ленинским) РО

-

2

3

57

105

-

-

-

167

ВСЕГО

 2

 24

 37

486 

1202 

10 

 17

 6

1785


К концу 1938 года руководству страны стало ясно, что чрезвычайные меры, беззаконие и массовые злоупотребления властью фактически парализовали все сферы жизни государства. Наиболее известное из таких последствий – ослабление Красной армии накануне войны. Массовые аресты и увольнения командного состава не просто лишили армию некоторой части опытных кадров. Они вселили в уцелевших командиров чувство неуверенности, боязнь инициативы, подрывали армейскую дисциплину. Еще одним свидетельством разрушительности террора многие историки считают массовый коллаборационизм военного периода. Историки экономики зафиксировали, что в 1937 г. в СССР начался серьезный экономический кризис, спад промышленного производства. Одной из его причин считают массовые аресты инженерно-технических работников, падение качества руководства и трудовой дисциплины. В серьезном кризисе в 1937–1938 гг. оказался даже гулаговский сектор советской экономики, который, казалось бы, должен был выиграть от массовых репрессий. Как показали исследования архивов, лагерная система не смогла «освоить» огромные потоки заключенных. Результатом были дезорганизация лагерей, массовая смертность заключенных, заметное падение показателей экономики принудительного труда.

Этот короткий перечень составляет лишь вершину огромного айсберга. Проблема последствий террора имеет всеобъемлющий характер, потому что не существовало ни одной области социально-экономической жизни, которую не затронули бы массовые аресты и расстрелы. 

17 ноября 1938 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли совместное постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором указывалось на серьезные недостатки в деятельности НКВД.

Впредь запрещалось производить какие-либо массовые операции по арестам и выселению граждан, ликвидировались зловещие «тройки». Из тюрем и следственных изоляторов на свободу вышли те, кого не успели расстрелять или отправить в лагеря.

В течение 1939-1940 годов из НКВД были уволены сотни сотрудников, скомпрометировавших себя нарушением социалистической законности, фабрикацией уголовных дел, фальсификацией протоколов допросов подследственных, применением недозволенных методов ведения следствия. Многие из них были привлечены к уголовной ответственности, в том числе и пятеро биробиджанских чекистов. 

В 1939 году были уволены из НКВД и арестованы по ст. 193-17 УК РСФСР начальник УНКВД по ЕАО старший лейтенант госбезопасности П.А. Соловьёв, начальник 4 отделения сержант госбезопасности В.Р. Ларкин, начальник 3 отделения лейтенант госбезопасности Н.И. Лущик, начальник Сталинского районного отделения НКВД младший лейтенант госбезопасности А.К. Кизилевич и оперуполномоченный Бирского районного отделения НКВД младший лейтенант госбезопасности Ф.Ф. Шумкин. 15 декабря 1939 года Военный Трибунал войск НКВД СССР Хабаровского округа Соловьева, Ларкина и Лущика оправдал, а Кизилевича и Шумкина приговорил к 3 и 1,5 годам лишения свободы в ИТЛ соответственно. 11.05.1940 Военная коллегия Верховного Суда СССР удовлетворила протест военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа, отменила приговор от 15.12.1939 и направила дело на новое рассмотрение суда. Находившиеся на свободе биробиджанские чекисты были вновь арестованы, и 23.08.1940 Военный Трибунал войск НКВД СССР Хабаровского округа осудил их по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе): Соловьёва, Ларкина и Кизилевича - на 10 лет лишения свободы в ИТЛ, а Лущика и Шумкина – на 8 лет ИТЛ.

Тогда же, в 1940 году, за незаконные массовые аресты жителей Ленинского района ЕАО и военнослужащих 34-й стрелковой дивизии и Усть-Сунгарийского укрепрайона, создание на них провокационных обвинений в контрреволюционной деятельности, фальсификацию протоколов допросов арестованных и применение извращенных методов при ведении следствия к уголовной ответственности были привлечены 7 сотрудников оперативно-чекистских подразделений ОКДВА и погранохраны, дислоцировавшихся на территории ЕАО. 24 июня 1940 Военный Трибунал войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР приговорил:

- начальника Особого отделения ГУГБ НКВД 34-й СД (с. Бабстово) младшего лейтенанта госбезопасности П.И. Поминова - к лишению звания и ВМН - расстрелу;

- младшего помощника начальника 1-го отделения 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД (с. Блюхерово) лейтенанта А.А. Красногорова - к лишению звания и ВМН - расстрелу;

- начальника Особого отделения ГУГБ НКВД Усть-Сунгарийского укрепрайона (с. Блюхерово) лейтенанта госбезопасности В.М. Гусарова - на 10 лет ИТЛ с поражением в правах на 3 года и лишением звания;

- оперуполномоченного Особого отдела НКВД 2-й ОКДВА (г. Хабаровск) сержанта госбезопасности Е.Ф. Толстокулакова - на 10 лет ИТЛ с поражением в правах на 3 года, лишением звания и знака «Почетного чекиста»;

ВРИД начальника 1-го отделения 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД (с. Блюхерово) старшего лейтенанта госбезопасности Б.А. Гитцевича - на 10 лет ИТЛ с поражением в правах на 3 года и лишением звания;

старшего помощника начальника 1-го отделения 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД (с. Блюхерово) старшего лейтенанта М.М. Любченко - на 8 лет ИТЛ с поражением в правах на 2 года и лишением звания;

старшего помощника начальника 1-го отделения 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД (с. Блюхерово) старшего лейтенанта Я.Г. Карузе - на 8 лет ИТЛ с поражением в правах на 2 года и лишением звания.

Нет сомнений в том, что этот список должен быть намного шире...


Однако все эти меры имели половинчатый и непоследовательный характер:

- партия не осудила использование массовых репрессий как преступный или ошибочный способ решения проблем;

- не отменялся исключительный порядок расследования и судебного рассмотрения дел о вредительстве, террористических актах и контрабанде;

- по-прежнему продолжал функционировать внесудебный репрессивный орган - Особое совещание при НКВД СССР;

- отмечалась заслуга органов госбезопасности  по «разгрому врагов народа», но методы следствия, при помощи которых от обвиняемых добивались самооговоров и клеветы на других посредством применения грубого физического воздействия, не осуждались. 

Более того, в 1939 году ЦК ВКП(б) разъяснял, что «… применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК… ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен применяться и впредь в виде исключения в отношении явных врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод…». 

То активизируясь, то затихая, репрессии продолжались вплоть до середины 1950-х годов...



Внутренняя следственная тюрьма 
УНКВД по ЕАО ДВК

Начальники УНКВД по Еврейской автономной области (1934-1941 гг.)

ЛАВТАКОВ Александр Никанорович, 1898, д. Кузнецово Нефедовской волости Вологодского уезда Вологодской губернии, из крестьян. Русский. Образование - 4 класса реального училища. Член ВКП(б) с 1919. В органах госбезопасности с 1922. Старший лейтенант ГБ (1935). 1922-1934 гг. - делопроизводитель ОО Западно-Сибирского ВО, г. Новосибирск, секретарь Осведомительного отделения ОО Западно-Сибирского ВО, г. Новосибирск, старший делопроизводитель ОО ПП ОГПУ по Сибирскому краю, уполномоченный ОО ПП ОГПУ Сибирского ВО, начальник Особого отделения 5-й Отдельной Кубанской кавалерийской бригады ОО Сибирского военного округа, г. Верхне-Удинск, начальник Особого отделения 9-й отдельной ДВ кавалерийской бригады, г. Никольск-Уссурийский, начальник 3 отделения СО и СПО ПП ОГПУ по ДВК, помощник начальника Нижне-Амурского окружного отдела ПП ОГПУ по ДВК. 23.01.1934 - начальник Биро-Биджанского районного отделения ПП ОГПУ по ДВК12.07.1934 - 14.10.1937 - начальник УНКВД по Еврейской автономной области09.10.1937 отстранен от должности начальника УНКВД по ЕАО. 12.10.1937 постановлением 3-го пленума обкома ВКП(б) ЕАО от 12.10.1937 исключен из состава бюро и членов пленума обкома, а 14.10.1937 решением первичной парторганизации УНКВД по ЕАО исключен из ВКП(б) «за притупление политической бдительности и как не оправдавший доверия областной партконференции, а также за связь с троцкистом Хавкиным, опоздание с разворачиванием ликвидации хавкинской троцкистской группировки, отрыв от партийных масс и нечуткое отношение к нуждам сотрудников». 15.10.1937 по вызову руководства краевого УНКВД прибыл в г. Хабаровск, где 20.10.1937 был арестован 4 отделом УНКВД по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР по обвинению в принадлежности к «правотроцкистской заговорщической организации» в ЕАО. 25.10.1937 уволен из НКВД. Приговорен к ВМН в "особом" порядке - по списку бывших сотрудников НКВД Дальневосточного края, который 3 февраля 1938 года лично утвердили члены Политбюро ЦК ВКП(б) Сталин, Ворошилов, Молотов и Каганович. Расстрелян в г. Хабаровске 04.02.1938 По заключению прокуратуры Омской области реабилитирован 01.11.2000 за отсутствием состава преступления.


НУЖДИН Сергей Семенович, 1900, с. Дурасовка Наровчатского уезда Пензенской губ., из семьи лекаря. Русский. Образование - 4 класса сельской школы и 2 класса высшего начального училища. Член ВКП(б) с 1919. В органах госбезопасности с 1926. Лейтенант ГБ (1936). 15.09.1936 - оперуполномоченный ОО УГБ УНКВД по ЕАО. 15.10.1937 - 28.05.1938 - ВРИД начальника УНКВД по Еврейской автономной области. 05.06.1938 арестован в г. Хабаровске по ст. 193-17 УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе). 01.12.1938 уголовное дело прекращено согласно примечанию к ст. 6 УК РСФСР (за малозначительностью и отсутствием вредных последствий), из-под стражи освобожден. Находился в резерве УНКВД по Хабаровскому краю. 08.04.1939 уволен из НКВД с исключением с учета НКВД. Во время ВОВ призван в РККА. Гвардии капитан, заместитель командира батальона по политической части 263 гвардейского стрелкового полка 86 гвардейской стрелковой дивизии. 26 (27).07.1943 погиб в бою у хутора Семеновск Сталинской (ныне Донецкой) области, похоронен в центре с. Артемовка Амвросиевского р-на Донецкой обл., Украина. Не реабилитирован (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


ЛАРКИН Виталий Романович, 1907, г. Киев, из семьи ремонтного ж.д. рабочего. Русский. Образование - приходская школа, 2 класса высше-начального училища, партшкола. Член ВКП(б) с 1928. В органах госбезопасности с 01.02.1931. Сержант ГБ (1936). 20.03.1938 - начальник 4-го отделения УГБ УНКВД по ЕАО. 29.05.1938 - 12(26).06.1938 - ВРИО начальника УНКВД по Еврейской автономной области. 01.02.1939 - зам. начальника отделения 2 отдела УНКВД по Хабаровскому краю. 27.02.1939 арестован по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию в период работы в УНКВД по ЕАО ряда следственных дел о якобы существовавших «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», по которым необоснованно производились массовые аресты граждан, применение к арестованным различных мер физического воздействия с целью получения ложных показаний. 07.04.1939 уволен из НКВД. 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа оправдан. Арестован повторно 05.06.1940. 23.08.1940 осужден Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 10 лет лишения свободы в ИТЛ с поражением в политических правах и лишением спецзвания сержанта ГБ. Не реабилитирован, поскольку был осужден за реально совершенное преступление, а не по политическим мотивам (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


СОЛОВЬЕВ Павел Ануфриевич, 1906, д. Кулаково Пронского района Рязанской области, из семьи рабочих. Русский. Образование - незаконченное среднее. Член ВКП(б) с 1924. В органах госбезопасности с 1927. Старший лейтенант ГБ. 13.06.1938 - 02.03.1939 - начальник УНКВД по Еврейской автономной области. 02.03.1939 отстранен от должности начальника УНКВД по ЕАО. 03.03.1939 арестован по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию следственных дел, культивирование применения к арестованным мер физического воздействия и т.д. 23.03.1939 уволен из НКВД с исключением с учета. 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа оправдан, из-под стражи освобожден. Убыл на постоянное жительство в Москву. По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. 07.06.1940 повторно арестован в д. Клишино Александровского района Тульской области и этапирован в хабаровскую тюрьму № 1. 23.08.1940 осужден Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 10 лет лишения свободы в ИТЛ с лишением спецзвания ст. лейтенанта ГБ, без поражения в правах. Летом 1942 постановлением ПВС СССР исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт. На фронте с 09.01.1943 - красноармеец, заряжающий миномета батареи 120-мм минометов 861 СП 294 СД 1-го Украинского фронта. Награжден медалью «За отвагу». 30.03.1944 тяжело ранен. В 1944 вновь принят в ВКП(б). Рядовой, автоматчик взвода разведки 21 гвардейской танковой Житомирской краснознаменной ордена Суворова бригады. Награжден орденом Славы 3 степени. Не реабилитирован (в 1998 военная прокуратура ДВО отказала в его реабилитации в связи с тем, что содеянное Соловьевым П.А. квалифицировано по ст.193-17 п. «а» УК РСФСР правильно и осужден обоснованно, действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


СУВОРОВ Семен Трофимович, 1902, с. Золкино Раненбургского района Рязанской области. Русский. Образование - 5 классов сельской школы. Член ВКП(б) с 1926. В органах госбезопасности с 1928. Лейтенант ГБ (1936), ст. лейтенант ГБ (1939), капитан ГБ (1942), подполковник ГБ (1943).12.1937-1939 - начальник 3 отделения, начальник 2 отделения УНКВД по Еврейской автономной области. 03.03.1939 - 19.05.1939 - ВРИО начальника УНКВД по Еврейской автономной области. С июня 1939 по 1942 - зам. начальника 2 отделения 2 отдела, начальник 2 отделения 2 отдела, ВРИО начальника 2 отдела ЭКУ, начальник Тюремного отдела, зам. начальника ОО Амурской флотилии УНКВД по Хабаровскому краю. 1943 - начальник ОКР «Смерш» Харьковской дивизии ПВО, Западный фронт. 1944 - начальник ОКР «Смерш» 6 корпуса ПВО Южного фронта; зам. начальника ОКР «Смерш» корпусного резерва 2-го Белорусского фронта. 1945 - зам. начальника ОКР «Смерш» 35 стрелкового корпуса 3-го Белорусского фронта. 1946-1949 - начальник райотдела (Трептов) Берлинского оперсектора МГБ СССР. 1949-1952 - ВРИО начальника 2 отделения 2 отдела, ВРИО начальника 4 отделения 2 отдела УМГБ СССР по Киевской области. 04.09.1952 уволен в запас МГБ (по возрасту). Проживал в Москве, умер в 1981 г.


ДЕКУШЕНКО Фока Федорович, 1904, д. Болтышко Чигиринского уезда Киевской губернии, из семьи крестьянина-бедняка. Украинец. Образование - 4 класса начальной школы, 2 курса рабфака Среднеазиатского госуниверситета, исторический факультет Калининского госпединститута (заочно, 1952). Член ВКП (б) с 1926. В органах госбезопасности с 16.07.1931. Мл. лейтенант ГБ (1936), лейтенант ГБ (1938), ст. лейтенант ГБ (1939), капитан ГБ (1941), подполковник ГБ (1943), полковник ГБ (1943). 20.05.1939 - ВРИД начальника, 11.09.1939 - начальник УНКВД по Еврейской автономной области. 03.04.1941 - начальник УНКГБ по Еврейской автономной области Хабаровского края. 13.09.1941 - начальник УНКВД по Еврейской автономной области Хабаровского края. 25.10.1941 - 03.03.1944 - начальник отдела по борьбе с бандитизмом УНКВД по Хабаровскому краю, начальник Транспортного отдела НКВД-НКГБ Дальневосточной железной дороги1944 - 1947 - начальник Транспортного отдела НКГБ Ковельской железной дороги, начальник Транспортного отдела НКГБ-Управления охраны МГБ на Львовской железной дороге, Украина. 22.10.1947 - зам. начальника Управления охраны на железнодорожном транспорте Главного управления охраны МГБ СССР на железнодорожном и водном транспорте, Москва. 09.09.1949 - начальник УМГБ по Калининской (ныне Тверской) области. В 1953 уволен в запас МГБ СССР. Автор сборника рассказов для детей «Андрейкин поворот» (Калининское книжное издательство, 1963 г.). Проживал в Твери, умер в 1963 г.



Биробиджан. Улица Октябрьская. 1937 год.

Сотрудники УНКВД по Еврейской автономной областиосужденные за нарушения законности в период политических репрессий 1937-1938 гг.  


СОЛОВЬЕВ Павел Ануфриевич, 1906, д. Кулаково Пронского района Рязанской области, русский, образование незаконченное среднее. Член ВКП(б) с 1924. В органах госбезопасности с 1927. Старший лейтенант госбезопасности, начальник УНКВД по ЕАО (13.06.1938 - 02.03.1939). Отстранен от должности и 03.03.1939 арестован по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию следственных дел, культивирование мер физического воздействия на арестованных и т.д. 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа оправдан со ссылкой на то, что аресты граждан производились на основании директив зам. наркома НКВД СССР М. Фриновского и начальника УНКВД по Хабаровскому краю Горбача. Убыл на постоянное жительство в Москву. По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа ВК ВС СССР 11.05.1940 отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. Повторно арестован 07.06.1940 в д. Клишино Александровского района Тульской области и этапирован в хабаровскую тюрьму № 1. Осужден 23.08.1940 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 10 лет лишения свободы в ИТЛ с лишением спецзвания ст. лейтенанта госбезопасности, без поражения в правах. Летом 1942 постановлением ПВС СССР исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт. На фронте с 09.01.1943 - красноармеец, заряжающий миномета батареи 120-мм минометов 861 СП 294 СД 1-го Украинского фронта. Награжден медалью «За отвагу». 30.03.1944 тяжело ранен. В 1944 вновь принят в ВКП(б). Рядовой, автоматчик взвода разведки 21 гвардейской танковой Житомирской краснознаменной ордена Суворова бригады. Награжден орденом Славы 3 степени. Не реабилитирован (в 1998 военная прокуратура ДВО отказала в его реабилитации в связи с тем, что содеянное Соловьевым П.А. квалифицировано по ст.193-17 п. «а» УК РСФСР правильно и осужден обоснованно, действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


ЛАРКИН Виталий Романович, 1907, г. Киев, русский, образование низшее. Член ВКП(б) с 1928. В органах госбезопасности с 1931. Сержант госбезопасности, начальник секретно-политического (4-го) отделения УГБ УНКВД по ЕАО (20.03.1938-01.02.1939). Арестован 27.02.1939 по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию следственных дел о якобы существовавших «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», по которым необоснованно производились массовые аресты граждан, применение к арестованным мер физического воздействия с целью получения ложных показаний. 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа оправдан. Проживал на разъезде Амур, работал начальником автотранспорта на Хабаровском мясокомбинате. По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа ВК ВС СССР 11.05.1940 отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. Повторно арестован 05.06.1940. Осужден 23.08.1940 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 10 лет лишения свободы в ИТЛ с поражением в политических правах и лишением спецзвания сержанта госбезопасности. Не реабилитирован, поскольку осужден за реально совершенное преступление, а не по политическим мотивам (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


ЛУЩИК Николай Иванович, 1903, д. Бродятино Меднянской волости Брест-Литовского уезда Гродненской губернии (Польша), белорус, образование низшее. Член ВКП(б) с 1925. В органах госбезопасности с 1921. Лейтенант госбезопасности, начальник 3 отделения УНКВД по ЕАО. 01.04.1939 - уволен из НКВД (в запас) по ст. 38 п. «в» «Положения о прохождении службы начальствующим составом ГУГБ НКВД СССР» по дискредитирующим основаниям. 30.04.1939 (по другим данным - 24.09.1939) арестован по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию в период работы в УНКВД по ЕАО ряда следственных дел о якобы существовавших «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», по которым необоснованно производились массовые аресты граждан, применение к арестованным различного рода мер физического воздействия с целью получения ложных показаний. 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа оправдан, из-под стражи освобожден. Работал на строительстве Новотроицкой дороги близ г. Благовещенска.   По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа Военная коллегия Верховного Суда СССР 11.05.1940 отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. Арестован повторно в июне 1940. 23.08.1940 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа осужден по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 8 лет лишения свободы в ИТЛ без поражения в правах с лишением спецзвания лейтенанта ГБ. 28.09.1940 снят со спецучета запаса НКВД как осужденный. По ходатайству НКВД СССР постановлением ПВС СССР от 14.05.1942 исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт Ленинским РВК г. Владивостока. На фронте с 22.06.1942 - красноармеец 65-й стрелковой дивизии. Награжден медалью и орденом Красной Звезды. Погиб в бою 07.04.1944, похоронен в братской могиле  на западной окраине д. Воронино в 1,5 км от ст. Черская Псковской области. Не реабилитирован, поскольку был осужден за реально совершенное преступление, а не по политическим мотивам (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется). 


КИЗИЛЕВИЧ Александр Константинович, 1906, д. Казимировка Гродненской губернии (Польша), русский, образование среднее (рабфак). Член ВКП(б) с 1930. В органах госбезопасности с 1932. Младший лейтенант госбезопасности, начальник Сталинского РО УНКВД по ЕАО (01.10.1938-12.02.1939). Арестован 12.02.1939 по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию следственных дел о якобы существовавших «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», по которым необоснованно производились массовые аресты граждан, а также применение к арестованным мер физического воздействия с целью получения ложных показаний. Осужден 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР на 3 года ИТЛ  без поражения в правах с лишением спецзвания мл. лейтенанта госбезопасности. По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа ВК ВС СССР 11.05.1940 отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. Осужден 23.08.1940 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 10 лет лишения свободы в ИТЛ без поражения в правах с лишением спецзвания мл. лейтенанта госбезопасности. Постановлением ПВС СССР от 12.11.1942 исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт Больше-Токмакским РВК Запорожской области. Красноармеец, зам. командира отделения, штаб 42 армии. Погиб в бою 19.03.1943. Не реабилитирован, поскольку был осужден за реально совершенное преступление, а не по политическим мотивам (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).


ШУМКИН Федор Федорович, 1901, д. Мельсетьево Теньгушевского района Тамбовской губернии (ныне - Мордовия), русский, образование  низшее. Член ВКП(б) с 1927. В органах госбезопасности с 1927. Младший лейтенант госбезопасности, оперуполномоченный Бирского РО УНКВД по ЕАО (1935-1939). Арестован 16.02.1939 по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР за фальсификацию следственных дел о якобы существовавших «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», по которым необоснованно производились массовые аресты граждан, а также применение к арестованным мер физического воздействия с целью получения ложных показаний. Осужден 15.12.1939 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского осужден по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 1,5 года лишения свободы в ИТЛ, без поражения в правах, с лишением спецзвания мл. лейтенанта госбезопасности. По протесту Военного прокурора войск НКВД Хабаровского пограничного округа ВК ВС СССР 11.05.1940 отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же Военный Трибунал. Повторно осужден 23.08.1940 Военным Трибуналом войск НКВД СССР Хабаровского округа по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР (воинские преступления - злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе) на 8 лет лишения свободы в ИТЛ, без поражения в правах, с лишением спецзвания мл. лейтенанта госбезопасности. Постановлением ПВС СССР исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт. В 1944 – рядовой, потом ефрейтор, минометчик 98 СП 10 СД Ленинградского фронта. В 1944 награжден 2 медалями «За отвагу». В 1944 Военным трибуналом фронта судимость снята. Не реабилитирован, поскольку был осужден за реально совершенное преступление, а не по политическим мотивам (действие Закона РСФСР от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется).