Воронов Иван Лукич

Отправлено 6 мая 2019 г., 18:09 пользователем Редактор   [ обновлено 22 мая 2019 г., 06:08 ]

Хлебороб и рыбак из с Дежнёво Иван Лукич Воронов, 1861, урожен. с. Дежнёва, русский. Арест. 17.09.1932 Хабаровским погранотрядом ОГПУ. Осужд. 17.01.1933 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-4 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 22.01.1933 в Хабаровске. Реабилитирован 31.08.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-94343. 


ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

29 ноября 1932 года. г. Хабаровск 

Житель села Дежнево Биро-Биджанского р-на ВОРОНОВ Иван Лукич, быв. казак, до революции и после являлся крупным кулаком, имел паровую мельницу, сложные сельхозмашины и несколько постоянных батраков.

При сов. власти Воронов Иван, не теряя надежды на реставрацию монархии и пользуясь каждым случаем: общим собранием, беседой с односельчанами, вел антисоветскую  агитацию.

В 1924 г. Воронов месяца 2 сидел в изоляторе как подозреваемый в покушении на убийство начальника погранпоста ОГПУ села Новая Виноградовка, но освобожден за недоказанностью.

В 1925 г. мельница Воронова была конфискована и перешла в собственность земельного общества.

После этого Воронов стал вести антисоветскую агитацию в более активных формах. Предчувствуя, что неизбежно он будет привлечен к уголовной ответственности, и, думая, что за границей он будет пользоваться былым авторитетом "'богатого человека" и сможет улучшить свое материальное состояние, Воронов в мае 1927 года нелегально эмигрировал в Китай, захватив с собой одну лошадь и денежные сбережения, уцелевшие от прошлых накоплений.

На кит. стороне он поселился в п. Полынья, что на правом берегу р. Амур на 15 км южнее д. Венцелево Биро-Биджанского р-на. Продав лошадь, Воронов вложил свои наличные деньги в торговое предприятие китайской фирмы, а сам занялся рыбной ловлей.

Отсюда Воронов связался с Харбинской Монархической организацией генералов Сычева и Хорвата и стал вести оживленную переписку со старым знакомым активным белобандитом – казачьим атаманом Василием Васильевичем Сараевым, который жил в г. Харбине, являясь представителем Сычева и Хорвата на побережье Амура.

В течение 1927-29 гг. Воронов неоднократно получал из Харбина от атамана Сараева письма и к-р литературу: газеты ("Рупор", "Заря" и др.), листовки и книжки с заданием: распространять литературу среди местных эмигрантов и нелегально перебрасывать ее на сов. сторону.

Литературу и задания Сараева Воронов получал через следующих белоэмигрантов, служивших на китайских пароходах, курсировавших по линии Харбин-Сахалян: Блаженский - командир парохода "Шанхай", Залога - командир парохода "Фу-Дян", Карпов - пом. командира парохода "Сун-Тенг" и Рогозин Иван Матвеевич - рулевой парохода "Цейлан".

Эту литературу среди белоэмигрантов, живущих вблизи, Воронов распространял лично, а на территорию СССР перебрасывал через знакомых жителей сов. стороны, приходивших в Китай за контрабандой.

Например, в течение 1928-29 г. Воронов три раза давал к-р. литературу: газеты "Гун-Бао", "Заря", воззвания к казачеству генерала Хорвата и др., всего 16-12 кг, жителю с. Мих.-Семеновское Лопатину Иннокентию Максимовичу с заданием раздавать ее на сов. стороне "исключительно своим людям", не называя персонально кому (л. д. 12, 13).

Перед советско-китайским конфликтом, в середине июня 1929 г., из Харбина на побережье Амура приехал белоэмигрант Амурский казак Лалетин Семен Иннокентьевич, командированный известным белобандитом Мятелица Николаем (представитель атамана Семенова) для проведения подготовительно-организационной работы среди русских эмигрантов с целью формирования банд.

Лалетин объезжал населенные пункты, собирал подписи русских белоэмигрантов, изъявивших желание принять участие в вооруженной борьбе с СССР. Воронов имел встречу с ЛАЛЕТИНЫМ и записал свою фамилию в этот список.

После этого 19 июня по пути из Харбина в Сахалян в п. Полынья на пароходе "Шан-Хин" прибыл атаман Сараев, ехавший из Харбина в Сахалян. Узнав от местных жителей, что Воронов на рыбалке, Сараев через китайца Ю-Син переслал ему (Воронову) пакет, в котором было письмо и инструкция. В письме Сараев просил Воронова "постараться на общее русское дело" собрать сведения о СССР по прилагаемой инструкции и материал предать ему черев 10-12 дней, когда он будет ехать обратно в Харбин.

"Инструкция по разведке и контрразведке применительно к деятельности по организации восстания по СССР" содержала 16 пунктов, затрагивающих дислокацию, службу, настроение частей РККА и погранохраны, расположение в погранполосе складов боеприпасов, бронепоездов, авиачастей, флотилии, настроение сов. населения, места, удобные для перехода границы, и т. п. сведения.

С этого времени Воронов все время проводил на берегу р. Амур, поджидая и встречая своих знакомых жителей сов. территории, через которых он производи сбор сведений по пунктам инструкции. У него были Бояркин Михаил из с. Квашнино, Духовников Роман из с. Венцелево и др. С ними Воронов договаривался и о времени начала восстания.

В конце 1929 г. в разгар советско-китайского конфликта Воронов, боясь быть захваченным частями Погранохраны или РККА., из п. Полынья переселился в тыл Китая в г. Наолеми (что в 18 км северо-западнее г. Фугдина), где поступил в Маньчжурскую земледельческую корпорацию на должность заведующего материальным складом.

Здесь в декабре 1930 г. он принял активное участие в организации вооружённой банды в составе 17 человек из числа белоэмигрантов, работавших в корпорации. Банда намеревалась нелегально перейти на сов. сторону и ограбить Биджанский зерносовхоз. Банду возглавлял сначала Дутов Иван, а затем Астраханцев Николай и Воронов Иван. Вследствие разногласий среди ее участников, свое намерение банда не осуществила.

17 сентября с. г. кит. властями Воронов был арестован и передан на сов. сторону.

Допрошенный в качестве ОБВИНЯЕМОГО ВОРОНОВ ПРИЗНАЛ СЕБЯ ВИНОВНОМ в том, что:

1. В 1927-28 гг., проживая в п. Полынья, неоднократно пароходами получал из г. Харбина к-р. литературу; распространял ее среди белоэмигрантов и перебрасывал на сов. сторону (л. д. 6, 7).

2. Летом 1929 г., находясь в п. Полынья, получил от атамана Сараева, ехавшего на пароходе из Харбина в Сахалян, инструкцию и письмо с просьбой произвести разведку политического, экономического и военного состояния погранполосы СССР, казачьего населения, частей РККА, погранохраны, их вооружения, наличия авиа-бронечастей, флотилии, политико-морального состояния личного состава частей РККА и войск ОГПУ, мест, удобных для перехода границы и т. п.

На основании изложенного, гр. Воронов Иван Лукич, 73 лет, уроженец и до 1927 г. житель с. Дежнево Биро-Биджанского р-на ДВК, с 1927 г. проживающий в Китае в п. Полынья Суйбинсянского уезда, сов. подданный, русский, быв. казак, до 1925 г. имевший кулацкое хозяйство: паровую мельницу и постоянных батраков, с 1927 г. - неимущий, с низшим образованием, вдовец, одинокий, б/п, несудимый, 

 ОБВИНЯЕТСЯ в том, что:

1. В течение 1927-29 гг., находясь в кит. п. Полынья, состоял членом к-р монархической казачьей организации генерала Сычева, поддерживал с центром этой организации в г. Харбине письменную и живую связь, получал к-р. литературу и перебрасывал ее на территорию СССР.

2. В 1929 году по заданию этой к-р. организации производил сбор сведений о политико-экономическом и военном состоянии СССР, дислокации, вооружении и настроении частей РККА и погранохраны и подготовку к вооруженному восстанию на территории СССР.

3. В 1930 году, находясь в  кит. гор. Наолеми, принимал участие в организации и возглавлял к-р. банду в составе 17 белоэмигрантов, намеревавшуюся ограбить Биджанский зерносовхоз, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-4 УК РСФСР.

Настоящее дело подлежит внесудебному рассмотрению Тройкой ПП ОГПУ по ДВК с предварительным направлением Хабаровскому горпрокурору на заключение. 


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ