Аншин Шая Симонович

Отправлено 20 февр. 2014 г., 01:34 пользователем Редактор   [ обновлено 13 янв. 2019 г., 03:22 ]

Второй секретарь областного комитета ВКП(б) ЕАО  Шая Симонович Аншин родился в 1903 (1893) в г. Дубровки (Дубровно) в Белоруссии. Еврей. 

Арестован 20.10.1937 Управлением НКВД по ЕАО с санкции прокурора ЕАО. 

Обвинялся по ст.ст. 58-1а-7, 58-8-11 УК РСФСР в том, что с 1934 года являлся участником правотроцкистской террористической и вредительской организации, действовавшей в ЕАО, завербовал в нее ряд новых участников и совместно с ними проводил вредительскую работу, направленную на срыв строительства промышленных предприятий, развал сельского хозяйства и торговли. Одновременно с этим сохранял в партии антисоветские кадры и умышленно исключал из ВКП(б) преданных советской власти и партии лиц. Кроме того, был в курсе подготовки террористического акта в отношении Кагановича Л.М. 

В деле имеется единственный машинописный протокол допроса Аншина, датированный 05.01.1938 года. Допрос производили заместитель начальника 7 отдела УГБ УНКВД по ДВК ст. лейтенант ГБ Малкевич А.М. и начальник отделения Особого отдела ОКДВА мл. лейтенант ГБ Альтгаузен Л.О.

На допросе Аншин показал, что на путь борьбы с партией и советской властью он встал в 1934 году, когда прибыл в Биробиджан. В ряды правотроцкистской организации он вступил после длительной обработки кадровым троцкистом – бывшим 1-м секретарем обкома партии Хавкиным М.П. Далее он подробно рассказал о своей антипартийной и вредительской деятельности, которую проводил совместно с Хавкиным на территории ЕАО, а также назвал ряд лиц из числа советско-партийных работников области, которые были вовлечены им в правотроцкистскую террористическую и вредительскую организацию.

Аншин также показал, что со слов Хавкина ему известно о подготовке Хавкиным по поручению Лаврентьева убийства в 1936 году Кагановича Л.М., выезжавшего в ЕАО для ознакомления с работой. Убийство Кагановича Хавкин якобы поручил начальнику 63-го Биробиджанского погранотряда Борчанинову.

В подтверждение виновности Аншина в дело приобщены копии 22 протоколов допросов арестованных – бывших областных работников ЕАО. Из этих протоколов видно, что все арестованные подтверждали принадлежность Аншина и Хавкина к правотроцкистской организации.

К делу приобщены копии протокола допроса Хавкина М.П. от 07.04.1938 г., где Хавкин утверждает, что по его заданию Аншин вовлек в правотроцкистскую организацию Габриэль, а также копии протоколов очных ставок более чем с 10 арестованными "заговорщиками".

Включен по 1-й категории (расстрел) в список лиц, подлежащих суду ВК ВС СССР (Дальневосточный край, 09.02.1938), утвержденный членами Политбюро ЦК ВКП(б) Сталиным и Молотовым.

В судебном заседании Аншин виновным себя признал и показал, что в антисоветскую организацию он был вовлечен в 1934 году Хавкиным.

Выездная сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР 13.04.1938 приговорила Аншина к ВМН – расстрелу, с конфискацией имущества. Приговор приведен в исполнение в тот же день, 13.04.1938, в г. Хабаровске.

Реабилитирован 21.03.1957 Военной Коллегией Верховного Суда СССР за отсутствием состава преступления. 

Архивное дело П-93076.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

обвиняемого МАЛКЕВИЧ Александра Марковича –

 бывш. пом. нач. 3-го отдела УНКВД по ДВК, ст. лейтенанта госбезопасности. 


Допрос начат а 20 час. 45 мин. 28 декабря 1939 года, г. Хабаровск. 


ВОПРОС: Вы вели следствие по делу арестованно­го АНШИНА Шаи Симоновича - бывш. 2-го секретаря Обкома ВКПб Еврейской Автономной области?

ОТВЕТ: Следствие по делу арестованного АНШИНА я не вел. Показания АНШИН дал еще в Биробиджане быв. сотруднику 5 отдела АЛЬТГАУЗЕНУ, который в то время был в командировке в Биробиджане и вел дело АНШИНА.

Когда АНШИН допрашивался в Хабаровске АЛЬТГАУЗЕНОМ, я несколько раз заходил к АПЬТГАУЗЕНУ в кабинет, где имел разговор о арестованным АНШИНЫМ по существу данных им показаний.

ВОПРОС: Значит, Вы лично не допрашивали АНШИНА?

ОТВЕТ: Нет, не допрашивал.

ВОПРОС: Тогда скажите, почему Ваша подпись имеется на протоколе допроса арестованного АНШИНА?

ОТВЕТ: Моя подпись на протоколе допроса учинена потому, что я несколько раз заходил в кабинет к АЛЬТГАУЗЕНУ и имел разговор о арестованным АНШИНЫМ, а также мною корректировался протокол допроса АНШИНА, составленный АЛЬТГАУЗЕНОМ, поэтому АЛЬТГАУЗЕН при отдаче протокола допроса для отпечатывания поставил мою должность, что я участвовал в допросе АНШИНА. Отпечатанный протокол допроса АНШИНА был подписан мною и АЛЬТГАУЗЕНОМ.

ВОПРОС: Сколько было всего составлено протоколов допроса АНШИНА?

ОТВЕТ: По-моему, один, но точно не помню.

ВОПРОС: Выше Вы показали, что АНШИН дал показания будучи еще в Биробиджане. Расскажите, собственноручные показания дал АНШИН, или протокол допроса уже был составлен АЛЬТГАУЗЕНОМ в Биробиджане?

ОТВЕТ: Протокол допроса обв. АНШИНА составлялся, корректировался и печатался в Хабаровске. Но показания АНШИН дал еще в Биробиджане, точнее сказать, что АНШИН прибыл в Хабаровск из Биробиджана с собственноручными показаниями, или с началом составляемого протокола допроса, сейчас не помню. Об этом знает хорошо АЛЬТГАУЗЕН, который допрашивал АНШИНА в Биробиджане.

ВОПРОС: Применялись ли к АНШИНУ во время допроса методы физического воздействия?

ОТВЕТ: По-моему, нет.

ВОПРОС: От кого Вы лично получали указания по ведению следствия по делу АНШИНА?

ОТВЕТ: Ни от кого никаких указаний по ведению следствия по делу АНШИНА я не получал.

ВОПРОС: А АЛЬТГАУЗЕН получал от кого-либо указания по ведению следствия по делу АНШИНА?

ОТВЕТ: Об этом мне неизвестно.

ВОПРОС: Упоминалась ли фамилия ГРУЗИНСКОГО в протоколе допроса АНШИНА при Вашей корректировке?

ОТВЕТ: При моей корректировке протокола допроса АНШИНА фамилия ГРУЗИНСКОГО была, и АНШИН на него показывал как на участника заговора.

Протокол правилен, записан с моих слов верно, мною прочитан, в чем и расписываюсь - МАЛКЕВИЧ.

Допрос окончен в 22 ч. 30 м. 29. 12. 1939 г. 


ДОПРОСИЛ: СЛЕДОВАТЕЛЬ ОО НКВД 2 ОКА

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ (ФЕДОРОВ)

 

ПРОТОКОЛ ОЧНОЙ СТАВКИ

между обвиняемыми АЛЬТГАУЗЕНОМ Львом Осиповичем

и МАЛКЕВИЧЕМ Александром Марковичем.

 

Начало очной ставки в 14 ч. 45 м. 29 декабря 1939 года г. Хабаровск

 

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Вы знаете перед Вами сидящего человека?

ОТВЕТ: Да, знаю. Передо мной сидит АЛЬТГАУЗЕН.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Вы знаете перед Вами садящего человека?

ОТВЕТ: Да, знаю. Передо мной сидит МАЛКЕВИЧ.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: У Вас были личные счеты с АЛЬТГАУЗЕНОМ.

ОТВЕТ: Нет, личных счетов у меня с АЛЬТГАУЗЕНОМ нет.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: А у Вас есть личные счеты с МАЛКЕВИЧЕМ?

ОТВЕТ: Личных счетов с МАЛКЕВИЧЕМ у меня нет.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ Вы вели следствие по делу арестованного АНШИНА - быв. 2 секретаря Обкома ВКПб ЕАО?

ОТВЕТ: Следствие по делу АНШИНА я не вел, но заходил на допрос АНШИНА, которого допрашивал следователь АЛЬТГАУЗЕН в г. Хабаровске.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Вы подтверждаете показания МАЛКЕВИЧА?

ОТВЕТ: Нет, показания МАЛКЕВИЧА я не подтверждаю.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ При Вашем посещении кабинета АЛЬТГАУЗЕНА в момент допроса им арестованного АНШИНА что в это время делал АЛЬТГАУЗЕН?

ОДВЕТ: Насколько я помню АЛЬТГАУЗЕН в момент моего захода в его кабинет допрашивал арестованного АНШНИНА, протокола допроса он в это время не составлял, но по всей вероятности арестованный АНШИН писал собственноручные показания или же АЛЬТГАУЗЕН делал для себя заметки по существу его допроса.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Кто составлял протокол допроса арестованного АНШИНА?

ОТВЕТ: Протокол допроса арестованного АНШИНА лично был составлен АЛЬТГАУЗЕНОМ и позднее передан мне для корректировки его, который мы и корректировали вместе с АЛЬТГАУЗЕНОМ.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Вы помните показания арестованного АНШИНА?

ОТВЕТ: Нет, не помню.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: В протоколе допроса АНШИНА, который лично был составлен АЛЬТГАУЗЕНОМ, АНШИН признавал себя виновным в предъявленном ему обвинении?

ОТВЕТ: Да, признавал.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Вы подтверждаете показания МАЛКЕВИЧА?

ОТВЕТ: Нет, показания МАЛКЕВИЧ я не подтверждаю.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Следствием установлено, что арестованного АНШИНА допрашивал лично Вы - АЛЬТГАУЗЕН, и протокол был составлен лично вашей рукой, который позднее был передан для корректировки МАЛКЕВИЧУ. Почему Вы в данное время это отрицаете?

ОТВЕТ: Я показываю правду. Действительно, я окарауливал АНШИНА по поручению МАЛКЕВИЧА, который его допрашивал.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Вы что, были надзирателем в это время? Нет, надзирателем я не был, но я был отстранен от работы в Особом отделе и работал в 3 отделе по польским перебежчикам.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Ваши показания не соответствуют действительности, и вот почему. Во-первых, Вы работали начальником отделения в Особом отделе ОКДВА, а во вторых, на данном допросе АНШИНА Вы его не окарауливали, а самым нас­тоящим образом допрашивали и составляли протокол допроса, и прикидываться здесь подменяющим основного следователя не следует. Следствие требует от Вас правдивых показаний по этому вопросу.

ОТВЕТ: Повторяю, в тот период я от работы был отстранен. Работал в отделении Стрелкова - нач. отделения, в котором велись дела польских перебежчиков, и дела Еврейской автономной области.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Выше Вы показали, что в 3 отделе Вы работали на польских перебежчиках. Для следствия непонятно, чем связан был лично Вами допрос АНШИНА?

ОТВЕТ: Я АНШИНА не допрашивал. Работая в отделении у СТРЕЛКОВА, я выполнял работу подменяющего.       

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Обвиняемый МАЛКЕВИЧ, внесите ясность в данный вопрос, кто допрашивал арестованного АНШИНА, и действительно ли его протокол допроса был составлен АЛЬТГАУЗЕНОМ?

ОТВЕТ: АЛЬТГАУЗЕН на всем протяжении данной очной ставки говорит неправду. Дело обстояло так.

Во-первых, АЛЬТГАУЗЕН от работы в Особом отделе ОКДВА отстранен не был, а был временно прикомандирован к 3 отделу УНКВД по ДВК для ведения следствия по арестованным 3 отдела, в частности, по польским перебежчикам.

АЛЬТГАУЗЕН также говорит неправду о том, что он якобы был в качестве подменяющего при допросе АНШИНА. Последующие обстоятельства откомандирования АЛЬТГАУЗЕНА вместе с капитаном госбезопасности БОНОВЫМ в Биробиджан говорят о том, что АЛЬТГАУЗЕН от оперативной работы не отстранялся, а как был начальником отделения Особого Отдела, так им и оставался до дня своего ареста.

АЛЬТГАУЗЕН в Биробиджан был специально командирован вместе с БОНОВЫМ для производства польской операции. В этот же период нахождения его в Биробиджане он допрашивал и арестованного АНШИНА, который на допросе у АЛЬТГАУЗЕНА и признал себя виновным в предъявленном обвинении.

Доказательством для подтверждения того, что АЛЬТГАУЗЕН лично допрашивал АНШИНА в Биробиджане и в Хабаровске, могут подтвердить следующие лица: быв. сотр. ОУНКВД ЕАО ЛУЩИК, ВРИД. Нач. Обл. УНКВД ЕАО НУЖДИН и другие сотрудники НКВД.

Кроме того, из 3 отдела УГБ НКВД по ДВК АЛЬТГАУЗЕН был откомандирован в Особый отдел после окончания польской операции.

Работая в 3 отделе УГБ, я заходил один раз в кабинет АЛЬТГАУЗЕНА, у которого арестованный находился на стойке, и последний мне сказал, что АЛЬТГАУЗЕН заставлял его делать приседания, но при мне этот арестованный приседания не делал. Данный аргумент еще раз подтверждает то обстоятельство, что АЛЬТГАУЗЕН работал не в качестве подменяющего, а в качестве следователя.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: После таких убедительных доводов Вы и теперь настаиваете на том, что Вы арестованного АНШИНА не допрашивали и протокол допроса не составляли.

ОТВЕТ: В Биробиджане я действительно был. АНШИНА допрашивал ЛУЩИК, у которого он сознался, что является участником право-троцкистской организации. Никаких развернутых показаний АНШИН ЛУЩИКУ не дал ни о себе, ни о других участниках организации. В Биробиджан приехал МАЛКЕВИЧ, который возглавил нашу работу, а мы уехали в Хабаровск. МАЛКЕВИЧ же остался в Биробиджане.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: Расскажите, что Вам известно о методах допроса обв. АНШИНА.

ОТВЕТ: АНШИН в разговорах со мной во время его пребывания у меня я кабинете говорил мне, что как его допрашивают, он мне говорить не будет, так как я ему не поверю.

ВОПРОС АЛЬТГАУЗЕНУ: В протоколе допроса от 29 декабря 1939 года Вы показали, что АНШИНА допрашивал МАЛКЕВИЧ в кабинете РЫСЕНКО, куда из сотрудников доступа никто не имел. Вы подтверждаете это?

ОТВЕТ: Да, это я подтверждаю.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Вы допрашивали АНШИНА в кабинете РЫСЕНКО, и действительно ли данный кабинет являлся таинственным для остальных сотрудников.

ОТВЕТ: АНШИН в кабинете РЫСЕНКО никогда не допрашивался не только мною, но и другими следователями. АЛЬТГАУ3ЕН говорит совершенно неправду. Кабинет РЫСЕНКО являлся таким же таинственным, каким являлся кабинет АЛЬТГАУЗЕНА.

ВОПРОС МАЛКЕВИЧУ: Что Вы можете дополнить к вышеприведенным показаниям?

ОТВЕТ: Могу дополнить то обстоятельство, что мой приезд в Биробиджан ни в коей мере не был связан с переводом арестованных в Хабаровск. Насколько мне помнится, АНШИН к моему приезду находился в Биробиджане, и дал показания о своем участии в антисоветской право-троцкистской организации АЛЬТГАУЗЕНУ.

На этом очная ставка заканчивается в 17ч. 30 м. 29 декабря 1939 г.

Протокол очной ставки нами прочитан, записан с наших слов верно, в чем и расписываемся - МАЛКЕВИЧ. АЛЬТГАУЗЕН. 


ОЧНУЮ СТАВКУ ПРОИЗВОДИЛИ:

СТ. СЛЕДОВАТЕЛЬ ОО НКВД 2 ОКА

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ (МАЛЫЖИХИН) 

СЛЕДОВАТЕЛЬ ОО НКВД 2 ОКА

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ (ФЕДОРОВ)  


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ