Либерберг Иосиф Израилевич

Отправлено 21 окт. 2013 г., 4:20 пользователем Редактор   [ обновлено 16 нояб. 2017 г., 8:03 ]

Партийный и политический деятель, историк, профессор, член-корреспондент АН УССР Либерберг Иосиф Израилевич родился 27.10.1897 в городе Старо-Константинов Волынской губернии в семье приказчика. Окончил гимназию в Киеве (1917). 

Поступил на историко-филологический факультет Киевского университета, не окончил, занявшись политической деятельностью. Был членом Еврейской социал-демократической рабочей партии «Поалей Цион».

В 1918–1920 гг. в РККА, на подпольной работе в Полтавской, Киевской губерниях, на партийной работе в Бердичеве. Член КП(б)У с 1919 г. 

С 1920 г. преподавал зарубежную историю в Высшей военно-политической школе в Киеве, затем на Еврейских педагогических курсах, в Высшей партийной школе при ЦК КП(б)У. 

С 1924 г. преподаватель, затем профессор истории в Киевском институте народного хозяйства, в Киевском институте народного образования; читал курсы лекций в различных ВУЗах Киева на русском, украинском и еврейском языках. 

В 1926–1929 гг. - заведующий кафедрой еврейской культуры ВУАН. 

В 1929–1934 гг. - директор Института еврейской пролетарской культуры при АН УССР. 

В 1934–1936 гг. - председатель Исполкома Облсовета Еврейской автономной области. 

Арестован оперативным отделом ГУГБ НКВД СССР в Москве 20 августа 1936 г. по обвинению в участии в «контрреволюционной троцкистско-террористической организации, осуществившей 1 декабря 1934 г. злодейское убийство Кирова». 

9 марта 1937 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 54-8 и 54-11 УК УССР приговорен к ВМН, в тот же день расстрелян.

Реабилитирован 30.05.1956 ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления.

Жена Либерберга И.И. - Либерберг-Гольдштейн Надежда Абрамовна, 1900, урожен. п. Вороновица Подольской губ., еврейка, на момент ареста проживала в г. Киеве, арестована в 1937 г. НКВД УССР. Осуждена 27.12.1937 Особым совещанием при НКВД СССР как член семьи изменника Родины на 8 лет ИТЛ. Освобождена 06.10.1945 по истечении срока наказания. 


Автобиография И.И. Либерберга

(председателя Облисполкома Еврейской Автономной Области) 

Родился я в октябре 1899 г. (по документам значится 1897 г.) в г. Староконстантинове Волын.губ. Отец мой был приказчиком, мать – работницей-корсетницей. 

Семи лет я переехал вместе с семьей в г. Винницу. В Виннице я поступил в городскую четырехклассную школу, которую окончил в 1913 году. Еще до этого мой отец, а за ним и семья, переехали в г. Киев, где отец устроился в качестве приказчика в большом меховом магазине. Жили мы на Слободке, Чернигов. губ., т.е. в предместье Киева, на левом берегу Днепра, поскольку мы не пользовались правом жительства (на Слободке жило, работая в Киеве, очень много евреев, приезжавших ежедневно на пароходе или мототрамвае в город).

Уже с первых лет жительства на Слободке я начал работать в качестве репетитора, давая частные уроки на дому. Таким образом, я зарабатывал рублей 15-20 в месяц, что дало мне возможность самому учиться и в конце-концов поступить в шестой класс частной гимназии, которую я окончил в 1917 году.

После этого я поступил на историко-филологический факультет Киевского университета. Университет я не закончил, поскольку уже с первого года революции я был поглощен политической деятельностью. Еще на школьной скамье в последнем классе гимназии я начал читать нелегальную литературу на русском и еврейском языках. К сожалению, моя политическая деятельность в первые два года пошла по мелкобуржуазному руслу. Я вступил в Евр. Соц. Дем. Раб. Партию (поалей-цион). В конце 1918 г. я, в связи с все большей радикализацией своих взглядов, перешел в образовавшийся к тому времени Комфрбанд, а в июне 1919 г. вступил (вместе со всем Комфарбандом) в КП(б)У.

Я принимал участие в восстании против гетмана, захватив совместно с десятью другими товарищами редакции кадетских газет «Утро» и «Вечер».

В начале 1919 г. я добровольно вступил в ряды Красной Армии в качестве рядового красноармейца (служил я в Киев. Коммунистическом полку) и принимал участие в борьбе с Петлюровскими частями (в Васильковском направлении, чернобыльско-горностайпольском и др.).

В середине 1919 г. меня направили в распоряжение Главкома  Комфарбанда для работы в т.н. Еввоенсеке, организованном в Наркомвоене.

По поручению Ев-воен-сека мне приходилось объезжать местечки Подолии для вербовки еврейской революционной молодежи в Красную Армию. В августе Главком Комфарбанда направил меня в подполье в Полтавскую губ. Но уже в декабре (или январе), после освобождения от деникинских банд южной Украины, я был отозван из Полтавской губернии (г. Парятина) и направлен агитпропом бердичевского укома КП(б)У. В апреле 1920 г. как делегат киевской губернской партконференции я был мобилизован в Красную Армию, в которой находился затем до мая 1920 года. За время моего пребывания в Кр. Армии я короткое время состоял в резерве Политотдела 12 Армии, а затем (в августе 1920 г.) был направлен руководом в Высшую Военно-Политическую школу (в Киеве) по классу истории революционного движения в Западной Европе. В этой должности я состоял, как упомянуто, до мая 1924 г., когда я был демобилизован постановлением ЦК КП(б)У в связи с направлением меня на работу преподавателем (а затем профессором) истории в Киев. и-т народного хозяйства.

В 1923 году во время моей работы в Высш. Военно-политич. школе я имел кратковременные колебания троцкистского характера по вопросу о внутрипартийной демократии. Эти колебания показали, что тот мелкобуржуазный груз, который тяготел надо мной в первые годы революции, не был мною сброшен и в первые годы моего пребывания в партии. После известного постановления ЦК ВКП(б) о внутрипартийной демократии я понял всю антипартийность моих колебаний и безоговорочно перешел на большевистские позиции. С тех пор у меня рецидивов колебаний за все 13 лет дальнейшего пребывания в партии не было.

Со времени моего перехода на работу в Институт народного хозяйства и до моего направления на работу на Дальний Восток я был все время на научно-педагогической работе.

Помимо Института народного хозяйства мне приходилось за эти годы читать курсы лекций в различных других ВУЗах Киева (в Институте народного образования, в Политехникуме и др.). Лекции я читал вначале преимущественно на русском, а затем на украинском и еврейском языках. Научную работу я вел в кафедре марксизма-ленинизма (в качестве зав. секцией истории ревдвижения на Западе) и затем в Научно-исследовательском институте еврейской пролетарской культуры (директором которого я состоял несколько лет).

За время моей научно-педагогической работы мною выпущено из печати несколько книг (на украинском и еврейском языках), из которых важнейшие «Очерки по социально-экономической истории Англии» и «Великая французская революция». Дважды я получал научные командировки за границу (в 1925 г. и в 1929 г.), оба раза по 4-5 месяцев.

В 1934 г. я был избран член-корреспондентом Украинской Академии наук.

За время моего пребывания в Киеве я избирался в члены парткомов первичных организаций, в члены ревкомиссии горкома (в 1932 г.) и в члены обкома КП(б)У (в 1933-1934 гг.).

В настоящее время (с октября 1934 г.) я работаю в Еврейской автономной области в качестве председателя облисполкома. Состою членом бюро горкома, бюро обкома ВКП(б). 


8 августа 1936 г. (И. Либерберг) 


20.08.1936 сотрудник для поручений Оперативного отдела ГУГБ НКВД СССР Трифонов на основании ордера № 7895 произвел арест и обыск Либерберга И.И., проживавшего в гостинице «Метрополь» в ком. № 354. В ходе обыска у Либерберга были изъяты: партбилет нового образца № 0501520; членский билет ВЦИК № 269; значок ВЦИК, членский билет крайсполкома ДВК № 131; профсоюзный билет № 150751; паспорт Либерберга И.И. № 140368; разная служебная переписка (телеграммы, материалы к докладам, заявления, статьи на русском и еврейском языках); разные письма, адреса. Примечание: по заявлению гр. Либерберга, имеющееся у него оружие находится по месту жительства в Биробиджане – револьвер «Браунинг». В тот же день в комендатуре Административно-хозяйственного управления НКВД СССР, куда был доставлен Либерберг, по квитанциям от него было принято на хранение 2 фанерных чемодана, значок ВЦИК, 3 книги, 4 блокнота, одежная щетка, безопасная бритва, поясной ремень, прибор для бритья, 7 подворотничков, 4 галстука, портянки, пояс от пальто и деньги в сумме 2393 руб. 80 коп.


После ареста Либерберга И.И. доставили из Москвы в Киев, где 29.08.1936 оперуполномоченный СПО (секретно-политического отдела) УГБ НКВД УССР Гречихин вынес постановление об избрании меры пресечения в отношении Либерберга - содержание под стражей в спецкорпусе Киевской тюрьмы. 01.09.1936 старший помощник Генерального прокурора УССР по спецделам Крайний вынес постановление, в котором санкционировал содержание Либерберга И.И. под стражей в Киевской тюрьме.


Первый протокол допроса Либерберга И.И. датирован 02.09.1936: Либерберг признал, что в 1923 г. во время троцкистской оппозиции выступал в военно-политической школе в Киеве с поддержкой троцкистской платформы, но в январе 1924 г. отошел от троцкистской оппозиции. В тот период времени был связан с работавшими в ВПШ троцкистами Корытным, Карповым, Портновым и другими. Позднее по работе сталкивался с троцкистами Маренко и Голубенко, но никакой организационной троцкистской связи с ними не было.


05.09.1936 пом. уполномоченного СПО УГБ НКВД УССР старший лейтенант госбезопасности Грозный, рассмотрев имеющиеся материалы, нашел, что  Либерберг И.И. является участником контрреволюционной троцкистско-террористической организации, в которой проводил активную контрреволюционную работу. На основании ст.ст. 126 и 127 УПК УССР постановил привлечь гр. Либерберга И.И. в качестве обвиняемого, предъявив ему обвинение по ст.ст. 54-8 и 54-11 УК УССР. Копия постановления была направлена военному прокурору.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 22.09.1936: Либерберг отрицает организационную связь с активным участником троцкистско-террористической организации Розановым Яковом Самойловичем, которого знает его с 1923 г. по многолетней совместной работе в научных учреждениях и ВУЗах Киева. Вел с ним беседы и на политические темы: о борьбе партии с троцкистской оппозицией и с националистами; о трудностях на Украине в связи с коллективизацией. Однако эти беседы не носили антипартийного характера. Троцкиста Посвольского Соломона Абрамовича знает с 1920 г. по работе на высших военно-политических курсах, а затем по многолетней совместной работе в КИНХе и политехническом институте, на кафедре марксизма-ленинизма и в других научно-педагогических учреждениях Киева. Был с ним в близких, товарищеских отношениях. Антипартийных бесед не вели, и о принадлежности Посвольского к троцкизму не знал. Либербергу предъявлены показания арестованного Посвольского от 13.08.1936, где Посвольский рассказывает о их встрече на квартире Либерберга в Киеве в январе 1936 г. и об их беседах о троцкистской работе. Либерберг подтвердил встречу с Посвольским, но отверг то, что он якобы говорил Посвольскому о своей принадлежности к троцкизму.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 28.09.1936: Либерберг отрицает организационную связь с троцкистом Перлиным Евгением Исааковичем, которого он знал в течение ряда лет по совместной работе в киевских педагогических учреждениях, в том числе по работе в 1926-1932 гг. в Институте народного образования. Политических и антипартийных бесед не вели, и о принадлежности Посвольского к троцкизму не знал. Либербергу предъявлены показания обвиняемого Перлина, где Перлин рассказывает о том, что он знал о троцкистских взглядах Либерберга и о его принадлежности к троцкистской оппозиции, вел с ним политические беседы контрреволюционного троцкистского характера. Либерберг назвал все эти показания Перлина ложными.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 15.10.1936Либерберг отрицает организационную связь с троцкистом Гуревичем Изей, которого знает с 1932-1933 года как культпропа Киевского обкома партии. О его принадлежности к троцкизму не знал. Отрицает организационную связь с троцкистом Киллерогом Михаилом, с которым знаком с 1926 года по партийной работе и по работе на кафедре марксизма-ленинизма в Киеве. В 1931-1933 гг. Киллерог работал в Москве, а затем снова вернулся на Украину в качестве зав. культпропом ЦК КП(б)У. Либерберг категорически отрицает свою принадлежность к контрреволюционной троцкистской организации и заявляет, что никаких контрреволюционных связей у него с Киллерогом не было. На заявление следователя, что в принадлежности к контрреволюционной троцкистской организации он изобличается показаниями других арестованных троцкистов, Либерберг называет подобные показания в отношении него ложными.


16.10.1936 г. оперуполномоченный Гречихин вынес постановление о приобщении к следственному делу на Либерберга поступивших в СПО УГБ НКВД УССР материалов, подтверждавших его участие в контрреволюционной троцкистско-террористической деятельности:

1. Отношения парторганизации Акаднемии Наук УССР № 6/с от 11.09.1936 г. и зав. отделом науки ЦК КП(б)У от 11.09.1936 о том, что:

- Либерберг скрыл от партии свою принадлежность к троцкизму в 1923 г.;

- являясь редактором библиографического сборника, он проявил притупление бдительности и пропустил в сборник троцкистско-националистическую работу библиографа Квитного;

- работая в Институте еврейской культуры в Киеве, он содействовал принятию на работу контрреволюционеров-троцкистов-националистов, имевших связь с заграницей;

- на официальное открытие кафедры еврейской культуры при АН УССР он пригласил враждебных советской власти и компартии лиц;

- в члены-корреспонденты АН УССР Либерберга рекомендовали арестованные участники контрреволюционной троцкистской организации Киллерог и Семковский.

2. Отношение Спецсектора АН УССР № 333 с телеграммой Киллерога, что свидетельствует о его связи с Лмбербергом.

3. При обыске у Либерберга обнаружены:

- его автобиография, указывающая, что он состоял в еврейской социал-демократической рабочей партии (Поалей-Цион) и о троцкистских взглядах в 1923 году;

- письмо Либерберга, свидетельствующее о его связях с арестованными участниками контрреволюционной организации Розановым, Посвольским и Лозовиком.


19.10.1936 г. в Биробиджан на имя секретаря обкома ВКП(б) был отправлен партбилет Либерберга № 0501520. В сопроводительной, подписанной ВРИД начальника СПО УГБ НКВД УССР капитаном госбезопасности Рахлисом, было указано, что Либерберг арестован за троцкистскую контрреволюционную деятельность.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 19.10.1936

ВОПРОС: Обвиняемый Либерберг, на предыдущих допросах Вы отрицали свою принадлежность к контрреволюционной троцкистско-террористической организации. Между тем, из предъявленных Вам материалов следствия Вы изобличаетесь как участник к-р троцкистско-террористической организации. Предлагаю прекратить запирательство.

ОТВЕТ: Показания, которые я давал до сих пор следствию – не верны. Я признаю себя виновным в принадлежности к контрреволюционной троцкистско-террористической организации и обещаю следствию в дальнейшем дать подробные показания как о моей контрреволюционной деятельности, так и деятельности организации. Показания мною прочитаны и записаны с моих слов верно. И. Либерберг. Допросил: оперуполномоченный СПО старший лейтенант госбезопасности Грозный.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 20.10.1936Либерберг дает признательные показания о том, что в контрреволюционную троцкистско-террористическую организацию он был вовлечен весной 1933 года в Киеве Розановым Яковом Самойловичем, с которым он был знаком много лет. В это время Розанов работал научным сотрудником социологически-философской комиссии ВУАН, руководимой Семковским С.Ю., а Либерберг был директором института Еврейской культуры в той же академии. Этому предшествовал ряд политических бесед с Розановым о внутрипартийном положении и политике партии, в которых они подвергали критике и осуждали политику партии на селе, считая, что эта политика ведет к развалу сельского хозяйства и к гибельным последствиям для всей страны; что партия взяла слишком поспешные темпы коллективизации села и это грозит неминуемой катастрофой; осуждали политику партии на идеологическом фронте, которая состоит в чрезмерном зажиме, ведет к развалу идеологического фронта и ликвидирует возможность творческой научной работы. В итоге вместе с Розановым они пришли к выводу о необходимости борьбы с руководством партии. Розанов рассказал о существовании контрреволюционной троцкистско-террористической организации. Беседа проходила в здании Академии наук. По словам Розанова, на Украине существует разветвленная подпольная троцкистская организация, связанная с московским подпольным троцкистским центром. Эта организация – крепкий объединенный блок троцкистских, меньшевистских и националистических групп. Организация придает большое значение работе среди научных работников и стремится создать в наиболее крупных научных учреждениях Украины свои троцкистские ячейки. Руководящую работу на этом участке подполья ведет академик Семковский Семен Юльевич. Розанов назвал и участников организации: Сахновский, Посвольский, Гуревич Изя, Перлин и Лозовик. Розанов предложил Либербергу вступить в организацию, на что последний дал свое согласие. Розанов дал Либербергу поручение – организовать троцкистскую группу в Академии наук. С этой целью летом 1933 года Либерберг имел беседы с рядом лиц, пользовавшихся его доверием – со Слинько, Иванушкиным, Гороховым, Горенштейном, Хинчиным и Вербером, а также связался с Билярчиком. Эти лица по своим взглядам настолько близко стояли к Либербергу, что ему не стоило большого труда обработать их, привлечь к контрреволюционной деятельности, т.е. сколотить крепкую троцкистскую группу в академии. Затем по ходу допроса Либерберг рассказывает о своей троцкистской деятельности и называет фамилии ряда троцкистов и националистов: Агол, Волков, Шаблиовский, Козубовский, Нырчук.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 27.10.1936Либерберг назвал еще ряд известных ему участников контрреволюционной троцкистско-террористической организации (Сенченко, Щупак, Миронер, Мац, Орлов), а затем рассказал, что в начале 1933 г., еще до вступления в троцкистскую организацию, он по делам института был в Харькове. Вместе с Посвольским они пошли к Щупаку, который жил в доме писателей. Потом туда же пришел Миронер. В ходе разговора они затронули тему создавшегося положения на теоретическом фронте. Они осуждали политику партии на идеологическом фронте за излишний неимоверный контроль. Щупак говорил о зажиме на поприще литературы, доказывал, что украинская литература после приезда на Украину Павла Петровича Постышева подвергается неслыханному гонению. Миронер тоже выражал недовольство Постышевым и проводимой им линией, говорил, что Постышев оттирает старых партийцев и выдвигает неопытную молодежь.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

Протокол допроса Либерберга И.И. от 04.11.1936Либерберг более подробно рассказал о том, как он привлек в троцкистскую организацию Слинько, Иванушкина, Горенштейна, а также дал показания в отношении Волкова. Слинько – научный сотрудник Института Богомольца в Академии. В беседе с Либербергом резко осуждал национальную политику партии, выражавшуюся в преследовании украинской интеллигенции, ее вытеснении из культурных учреждений, а также политику партии на селе. С исключительной озлобленностью против партии Слинько говорил о коллективизации, которая приводит к вымиранию украинского крестьянства и вырождению сельского хозяйства. Как только в Академии собирается группа украинских научных работников, принимаются меры к ее политической дискредитации и разгону, тогда как русские ученые старой формации сохраняют в Академии фактическое господство. Таким образом, Академия наук Украины украинская только по названию. Затем Либерберг дал показания о том, как он привлек в организацию Слинько, какие давал ему поручения, инструкции, какую троцкистскую работу он проводил в Академии. Иванушкин – с ним Либерберг знаком с 1926 г. по совместной педагогической работе в киевских ВУЗах и находился с ним в наиболее близких отношениях. В беседе с Либербергом Иванушкин говорил с большим озлоблением против руководства партии, которое проводит политику жестокого зажима внутри партии и лишает коммунистов возможности свободно высказывать свои взгляды и мнения. Затем Либерберг дал показания о том, как он привлек в организацию Иванушкина, какие давал ему поручения, инструкции, какую троцкистскую работу он проводил в Академии.


Протокол допроса Либерберга И.И. от 17.11.1936Либерберг более подробно рассказал о том, как он привлек в троцкистскую организацию Горохова, Хинчина и Вербера. Горохов Гирш – знакомы с 1925 года по совместной культурной работе по нацменовской линии, часто встречались в различных еврейских культурных и политико-просветительских учреждениях. В прошлом Горохов – активный работник Бунда. В 1926 г. по рекомендации Либерберга вступил в партию. С 1929 г. они вместе работали в институте Еврейской культуры. В беседах с Либербергом Горохов говорил о том, что ЦК КП(б)У ведет ликвидаторскую политику в отношении еврейской культуры. По словам Горохова, в этих условиях просто невозможно дышать, и эту политику мирно переносить нельзя, необходимо ей дать отпор. Затем Либерберг дал показания о том, как он привлек в организацию Горохова, какие давал ему поручения, инструкции, какую троцкистскую работу он проводил в Академии. Затем Либерберг сказал: «В связи с начавшимся разоблачением троцкистов в 1934 году я, опасаясь, что разоблачение может коснуться и нашей организации, решил уехать из Киева, воспользовавшись для этой цели предложением переехать на работу в Биробиджан. Директором института Еврейской культуры был вместо меня назначен по моему предложению Горохов».


Заявление Либерберга И.И. на имя следователя СПО т. Грозного, в котором он сообщает известные ему сведения о причастности секретаря обкома ВКП(б) ЕАО М.П. Хавкина к троцкистской деятельности в 1923-1926 гг., а также ряд компрометирующих данных в отношении секретаря облисполкома Когана, зав. орпо крайкома Розенблита, а также редактора «Биробиджанской звезды» Швайштейна и инструктора обкома Волобринского.


Протокол допроса от 13.08.1936 Посвольского Соломона Абрамовича, 1882 г.р., профессор политэкономии, в РСДРП с 1904 по 1919 гг., в компартии с 1919 г., исключен в начале 1935 г. за проявление меньшевизма и либерально-двурушническое отношение к троцкистам. По словам Посвольского, «…Либерберг мне рассказал, что с троцкистом Борухом Хуберманом, стоящим на очень активных позициях борьбы с партией, он установил связь в Москве, что Борух Хуберман (он известен более всего под именем Борух) работает в Москве, кажется, в Наркомпросе, но Боруха он, Либерберг, в интересах усиления троцкистской работы на Дальнем Востоке, считает необходимым перебросить в Биробиджан, чего Либерберг рассчитывает в Москве добиться. Либерберг мне рассказал, что есть для этого один благоприятный момент, заключается он в том, что Борух в Москве к себе в Наркомат устроил на работу троцкиста Гуревича, и это Боруха разоблачило в известной степени, благодаря чему Москва его сравнительно легко отпустит. Боруха, якобы, я точно не могу вспомнить, сняли даже за это с работы в Наркомате…». «Сохраняя связи с украинской троцкистской организацией, Либерберг с 1935 года центр тяжести в своей подпольной троцкистской работе переносит на Дальний Восток. В мае 1936 г. я опять встретился с Либербергом в Киеве. Либерберг мне говорил, что в Биробиджане уже есть ряд своих людей, в том числе и Борух, что он, Либерберг, добивается через Калинина перевода еврейского института из Киева на Дальний Восток, либо раздела этого института на две части, и тогда перебрасываются не отдельные троцкистские одиночки, а готовая база проверенных на подпольной практике людей».


Протокол допроса от 13.08.1936 Лозовика Григория Натановича, 1885 г.р., до ареста профессор древней истории Киевского госуниверситета, бывший меньшевик с 1904 года. По словам Лозовика, вернувшись из Германии в 1929 и 1930 гг., Либерберг говорил: «Я лично в Германии отдохнул от всех наших партийных дел и склок. Ведь у нас в партии установилось фактическое единовластие. Демократия совсем изжита. Как хорошо в этом отношении в Германии! Там настоящая свобода слова и мысли. Не боятся говорить и работать. А здесь дрожишь за себя. Ничего, Григорий Натанович, рано или поздно режим внутрипартийной демократии и у нас восторжествует, когда мы сбросим это единовластие…». «…Я помню, Либерберг часто жаловался на то, что его перегружают по партийной линии. Он указывал, что руководство не учитывает, насколько гибельна такая система, в особенности для научных работников. На мой вопрос, чем вызвана такая система, Либерберг сказал: «Отсутствие демократии в стране принуждает само руководство к вечной настороженности и боязни за свои посты. Руководство партии пребывает в постоянном напряжении и стремится держать в таком же духе всю партию, чтобы о другом не думали». Отсутствие демократии в стране Либерберг характеризовал как бедственное состояние. Его слова: «Еще несколько лет, сознание масс вырастет и они через голову руководства начнут энергично добиваться демократических свобод. Нет сомнения, что они этого добьются». «…Когда началась в 1933, а возможно в 1934 году, кампания выборов членов-корреспондентов Академии наук УССР, меня вызвал член руководства нашей троцкистской организации Сахновский и предложил, чтобы я на собрании научных работников выставил кандидатуру Либерберга и выступил в пользу него. Сахновский заявил, что кандидатура Либерберга необходима как кандидатура человека, стоящего на наших позициях. Я считал, что это указание Сахновского является указанием руководства организации. На общем собрании профсоюзов и доцентов Госуниверситета я выступил за Либерберга и добился резолюции о рекомендации Либерберга в члены-корреспонденты Академии наук по исторической секции».


Протокол допроса Перлина Евгения Исааковича от 29.08.1936. Знакомы с Либербергом с лета 1922 года по совместной работе на еврейских курсах социального воспитания, а в дальнейшем регулярно встречались в различных научных и учебных учреждениях. Знал о троцкистских взглядах Либерберга. Их политические разговоры носили контрреволюционный троцкистский характер. «…Вскоре после приезда Либерберга из-за границы весной 1929 г., если мне не изменяет память, я расспрашивал Либерберга в этой беседе о Троцком, и Либерберг сообщил мне, что Троцкий, находясь за границей, не прекращает своей деятельности. В беседе мы оба выражали свое возмущение тем, что человек с такими заслугами, как Троцкий, вынужден находиться в изгнании…». «…В конце 1932 года в Госуниверситете были разоблачены контрреволюционеры быв. профессор Зеров Николай Константинович и профессор Калинович Михаил Яковлевич. По вопросу о деятельности Зерова и других в университете было устроено общее собрание профессуры и студенчества, и докладчиком выступал Либерберг. Точно помню, что это было в декабре 1933 года. В своем докладе Либерберг, подвергая нападкам Зерова, Калиновича и других уже разоблаченных профессоров, не обмолвился ни одним словом о троцкистах, которых тогда в университете было очень много. В частности, он не затронул никого из членов нашей организации, а именно: Сахновского, Мошкевича, Чернина, меня – Перлина, Лозовика, Штрума и др. После этого собрания, в тот же вечер, в коридоре возле актового зала, я имел длительную беседу с Либербергом. Я сказал ему, что свою роль он провел очень умело, т.к. нападая на уже разоблаченных националистов, он искусно отвлек внимание университетской общественности от членов нашей организации, и что мы, благодаря этому, можем себя чувствовать в относительной безопасности. В этой же беседе Либерберг осведомился у меня о моей работе и в свою очередь сообщил мне, что его контрреволюционная деятельность разворачивается очень успешно…».


Протокол допроса от 10.10.1936 Киллерога Михаила Марковича, 1900 г.р., до ареста – начальник Управления домов культуры и колхозных клубов Наркомпроса РСФСР, член ВКП(б) с 1919 г. Рассказал о существовавшей в 1934 г. на Украине контрреволюционной троцкистской террористической организации, назвав множество фамилий ее участников, в том числе упомянул Либерберга…


Протокол допроса от 13.10.1936 Киллерога Михаила Марковича. Продолжил показания о контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, назвал еще множество известных ему имен троцкистов. В отношении Либерберга рассказал, что в мае 1934 г. Либерберг был по служебным делам в Харькове и зашел к Киллерогу в культпроп. Киллерог заявил, что он знает о принадлежности Либерберга к организации и попросил рассказать, какую работу он ведет в организации и из кого она состоит. Либерберг назвал Киллерогу фамилии всех членов организации в УАН, а о себе сообщил: «…он, как член бюро партийного комитета УАН и член-корреспондент УАН ведет работу не только в институте еврейской культуры, но является одним из руководителей троцкистско-террористической группы в Академии наук…».


Протокол допроса от 18.10.1936 Киллерога Михаила Марковича. Рассказал о своей работе в контрреволюционной троцкистской террористической организации после возвращения из Москвы в Киев, назвал множество фамилий участников организации, рассказал о их деятельности, в том числе упомянул Либерберга.


Протокол допроса от 27.10.1936 Мусульбаса Ивана Андреевича, 1895 г.р., быв. члена украинской партии социалистов-революционеров-боротьбистов с 1918 по 1919 гг., б. Члена КП(б)У с 1919 по 1936 гг., б. Секретаря Харьковского обкома КП(б)У, до ареста был секретарем Пензенского горкома ВКП(б). Дал показания в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, о том, что он был руководителем сначала киевской, а затем харьковской организации, назвал множество известных ему имен троцкистов, в том числе назвал Либерберга.


Протокол допроса от 01.11.1936 Киллерога Михаила Марковича. Дополнил свои показания о деятельности контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, назвал известных ему троцкистов, в том числе Либерберга.


Протокол допроса от 04.11.1936 Мусульбаса Ивана Андреевича. Дополнил показания в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, назвал известных ему троцкистов, в том числе Либерберга как руководителя троцкистской работы в Академии наук и институте еврейской культуры.


Протокол допроса от 03.12.1936 Вербера Герша Альтеровича, 1900 г.р., быв. члена КП(б)У с 1920 по 1936 гг., из партии исключен за сокрытие своей принадлежности к сионистской организации «Поалей Цион» и за контрреволюционную троцкистскую работу, бывший преподаватель и научный работник Института Еврейской Культуры УАН и Госуниверситета. Дал показания о своей троцкистской деятельности, в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, а также о том, что после приезда на Украину он был в 1933 году вовлечен Либербергом в контрреволюционную троцкистскую организацию.


Протокол допроса от 04.12.1936 обвиняемого Щупака Самуила Борисовича, 1894 г.р., литературный критик, член Бунда с 1912 по 1914 гг. и с 1917 по 1919 гг., член КП(б)У с 1919 по 1935 гг., проживал в г. Киеве. Дал показания о своей троцкистской деятельности, в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, а также о том, что с Либербергом они вели троцкистские разговоры.


Протокол допроса от 14.12.1936 Горохова Гершона Бенционовича, 1891 г.р., бывший член КП(б)У с 1926 по 1936 гг., исключен за потерю бдительности, бывший член Бунда с 1911 по 1919 гг., до ареста – преподаватель русского языка 159 школы. Дал показания о своей троцкистской деятельности, в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, а также о том, что именно Либерберг в 1934 году завербовал его в контрреволюционную троцкистскую организацию. Знакомы с Либербергом с 1923-1924 гг., но сблизились в 1930 г. во время совместной работы в Институте еврейской культуры.


Протокол допроса от 17.12.1936 Вербера Герша Альтеровича. Дал показания о своей троцкистской деятельности, в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, а также о том, что именно Либерберг в 1933 году завербовал его в контрреволюционную троцкистскую организацию.


Протокол допроса от 16.01.1937 Горохова Гершона Бенционовича. Дополнил свои показания в отношении контрреволюционной троцкистской террористической организации на Украине, назвав ряд фамилий сотрудников Института еврейской культуры в Киеве как членов троцкистской организации, в том числе и Либерберга. Рассказал, что сейчас Хуберман Борух – работник крайкома ВКП(б) в Хабаровске, а Шнайдерман Эстер – педагог в Биробиджане. «…Контрреволюционную троцкистскую группу до ноября 1934 года возглавляли Либерберг и Хуберман. После их отъезда в Биробиджан Либерберг осуществлял руководство группой наездами. … Летом 1934 года, после снятия Изи Гуревича с работы культпропа Харьковского обкома, был также снят с работы работавший тогда зам.культпропа обкома в Киеве Хуберман. Либерберг после того, как он завербовал меня в организацию, рассказал о составе группы в Институте еврейской культуры и назвал в числе участников Хубермана. Рассказал также Либерберг, что Хуберман связан по линии троцкистской работы с Гуревичем. В июле (примерно) 1934 года, после снятия Хубермана с работы в обкоме, я беседовал с ним. Хуберман знал обо мне от Либерберга и мы говорили откровенно. Я спросил его, почему он не устраивается на работу. Хуберман ответил, что после разоблачения Гуревича ему оставаться на Украине нельзя, так как это может докатиться и до него, и он предпринимает меры к переезду с Украины в Биробиджан. И действительно, он с Украины уехал, сначала в Москву, а затем на ДВК – в Биробиджан. Таким образом, как заявил мне тогда Хуберман, ему нужно бежать от репрессий». «…Либербергом и Хуберманом были завербованы в к-р троцкистскую организацию – я, Шнайдерман, Вербер и Левитан. Мною лично был завербован Хинчик…». «…Хуберман, Винер и Эрик – бывшие екаписты, Хинчик, Левитан, Либерберг – бывшие члены партии «с.с.» (сионисты-социалисты), я был в Бунде. Шнайдерман также входила в «с.с.»…». «… Член нашей организации Шнайдерман Эстер, завербованная Хуберманом, являлась в период 1932-1935 гг. редактором детского журнала «Октябрь» (орган НКПроса и ЦК ЛКСМУ). В этот журнал ею был привлечен троцкист Скудицкий. Печатались в журнале антисоветские рассказы писателя Киммиса. За это она получила выговор от НКПроса. Вопрос о ней в парторганизации не ставился, т.к. Киллерог освободил ее от работы в институте и дал согласие на переезд в Биробиджан… Из участников к-р троцкистской организации выехали из Киева в Биробиджан Либерберг, Хуберман, Шнайдерман. Они перетащили туда также сионистов Гусовских и автора троцкистского произведения Квитного».


Протокол допроса от 13.02.1937 Постоловского Михаила Федотовича, 1900 г.р., незаконченное высшее образование, в армии 1923-1924 гг. политбойцом и лектором военно-политической школы УВО, в момент ареста – секретарь Подмосковного бюро МК ВКП(б), бывший член КП(б)У с 1920 г. Рассвказал о своей работе в военно-политической школе УВО, откуда вышла целая группа активных троцкистов – Портной, Либерберг, Посвольский и другие. В то время эту группу возглавлял Корытный (ближайший сподвижник троцкиста Николая Голубенко).