Матросов Кузьма Иванович

Отправлено 18 авг. 2016 г., 9:43 пользователем Редактор   [ обновлено 8 февр. 2017 г., 19:02 ]

Заместитель начальника Управления рабоче-крестьянской милиции (УРКМ) НКВД Еврейской автономной области лейтенант милиции Матросов Кузьма Иванович родился 14.11.1895 в с. Первая Трудолюбовка Рождественской волости Воронежского уезда Воронежской губ., русский, из крестьян, образование низшее. Член ВКП(б) 1919-1921, с 1926. 

С 03.1915 – рядовой Русской императорской армии, участник 1-й Мировой войны. В 08.1917 присвоен чин подпрапорщика, награжден Георгиевским крестом 2-й степени. В конце августа 1917 в бою с немцами на р. Березине ранен, находился на излечении в госпитале в Москве.

С 11.1917 в Красной Гвардии-РККА: красногвардеец в Москве; начальник связи, командир эскадрона на Южном фронте; 1918 - в составе 16-й дивизии Красной Армии; 07.1918 – в распоряжении начальника артиллерии 12-й стрелковой дивизии 8-й армии, заместитель начальника артпарка, начальник связи Управления артиллерии 12-й стрелковой дивизии, 04.1919 - начальник связи тяжелой батареи 12-й стрелковой дивизии, Воронеж; 1920 - председатель Особой продовольственной комиссии 16-го конного артиллерийского дивизиона. За незаконные действия осужден на 3 года штрафных рот, но после кассации оправдан и командирован в распоряжение командующего Северо-Кавказским военным округом, г. Ростов. В 06.1923 с должности командира взвода демобилизован из РККА.

В РКМ с 08.1923: участковый инспектор в г. Никольске-Уссурийском; 01.1926-03.1929 - начальник районной милиции в Черниговском районе Уссурийской (Ворошиловской) области; 1931-08.1932 – курсант Центральной высшей школы ГУРКМ при СНК РСФСР, г. Москва; 10.1932-11.02.1935 – начальник УРКМ НКВД Сахалинской области; 03.11.1935 - заместитель начальника УРКМ НКВД Еврейской автономной области, лейтенант милиции.

Арестован 06.06.1938 УНКВД по ЕАО по ст.ст. 58-1б, 58-7, 58-8, 58-9, 58-11 УК РСФСР. Содержался во Внутренней тюрьме УНКВД по Хабаровскому краю, камера 119. Следствие вели оперуполномоченный 6 отдела УГБ УНКВД по Хабаровскому краю сержант ГБ Киселев (первый допрос) и следователь ОО ГУГБ НКВД 2-й ОКА Федоров.

Поводом для ареста Матросова К.И. послужила справка, составленная начальником 9 отделения ОО НКВД ОКДВА ст. лейтенантом ГБ Хохловым и ВРИД помощника начальника отделения лейтенантом ГБ Сорокиным о том, что в 1927 Матросов К.И. выступал в защиту эсеров и высказывал эсеровские настроения; будучи начальником УРКМ НКВД Сахалинской области, в 1932-1934 имел связи с японскими концессионерами; в практической работе осуществлял вредительские действия – необоснованно прекращал следственные дела на ответственных работников (Ковальчук, Петерсон и др.); по показаниям арестованных заговорщиков, являлся участником правотроцкистского заговора. 

Проведенным расследованием установлено, что на должность начальника УРКМ НКВД Сахалинской области Матросов прибыл в октябре 1932 по распоряжению краевого УРКМ НКВД и работал там до 11.02.1935. Допрошенный по существу материалов, обвиняемый Матросов категорически отрицал какую бы то ни было связь с японскими концессионерами, заявляя, что в Охе был несколько раз в 1933 году и никогда с японскими концессионерами не встречался. Также категорически отрицал прекращение им уголовных дел на ответственных работников (Ковальчук, Петерсон и др.), заявив, что в 1933 году было закончено дело на работников «Сахлеса» в числе 3-4 человек, но дело на них было прекращено областным прокурором и обкомом ВКП(б). О прекращении каких-либо других дел ему ничего не известно.  

Дальнейшим следствием и допросом свидетелей, работавших с Матросовым в УРКМ НКВД Сахалинской области, по существу данных материалов было установлено, что Матросов являлся одним из опытных и авторитетных работников милиции на Сахалине. Других каких-либо материалов, подтверждающих преступную деятельность Матросова в период его работы на Сахалине, следствием не получено.

Следствием было установлено, что в основу справки на арест Матросова, составленной ОО НКВД ОКДВА, были положены сведения из справки, составленной бывшим зам. начальника УРКМ НКВД Сахалинской области Ивановым. Эти сведения не соответствуют действительности, так как изложены со слов сотрудников милиции, которые на допросе не подтвердили приведенных в справке фактов вредительства Матросовым.

В деле имеются собственноручные показания обвиняемого Рохлина С.И. – бывшего начальника УРКМ НКВД ЕАО, ст. лейтенанта милиции – от 27.05.1938, который показал: «… С момента прибытия на Дальний Восток я организационно связался с участниками правотроцкистской организации в городе Биробиджане, где также проводил подрывную деятельность и вербовку новых участников в организацию. Завербовал своего заместителя Матросова…» (дата и обстоятельства вербовки в собственноручных показаниях не указаны). Далее Рохлин не указывает на Матросова как на члена заговора, а показывает, что Матросов помогал ему во вредительской деятельности (но в чем именно заключалась вредительская деятельность Матросова в собственноручных показаниях Рохлина не указывается).

При уточнении указанных собственноручных показаний от 27.05.1938 при допросе Рохлина 26.03.1939 последний от своих показаний отказался и заявил, что его собственноручные показания на Матросова от 27.05.1938 являются вымышленными и не соответствуют действительности, то есть вопросы служебного характера изложены как вредительство со стороны Матросова. Дачу ложных показаний на Матросова Рохлин объяснил тем, что «…боялся физического воздействия со стороны следствия».

Также в деле имеются показания обвиняемого Свердлова – бывшего зам. начальника командного отдела УРКМ НКВД по ДВК, младшего лейтенанта милиции – от 30.06.1938: «…Семенов вместе с руководителем правотроцкистской организации Бокша - бывшим начальником краевой милиции - в 1935-36 гг. провели распределение заговорщиков по областям… На должность заместителя начальника Управления милиции ЕАО был назначен Матросов…».

Однако на передопросе 01.12.1938 фамилия Матросова в показаниях обвиняемого Свердлова совершенно не фигурирует. При уточнении показаний от 30.06.1938 передопрошенный 26.02.1939 Свердлов заявил, что его показания на Матросова от 30.06.1938 являются вымышленными, так как вписаны в протокол допроса следователем, а с Матросовым Свердлов не знаком и ничего о нем не знает.

Допрошенный по существу дела 30.12.1938 и 09-23.03.1939 обвиняемый Матросов показал, что никакого участия в какой-либо контрреволюционной организации или другой антисоветской деятельности не принимал, и показания Рохлина и Свердлова категорически отрицает как не соответствующие действительности.

С учетом того, что антисоветская и вредительская деятельность Матросова не была установлена, следователь ОО ГУГБ НКВД 2-й ОКА Федоров 05.04.1939 вынес постановление о прекращении уголовного дела за недоказанностью предъявленного обвинения  и освободил Матросова из-под стражи. 

Архивное дело П-84350.


Рохлин Соломон Исаакович, 1891, урожен. г. Гомеля, еврей, член ВКП(б) с 1919. 1931-08.1932 – курсант Центральной высшей школы ГУРКМ при СНК РСФСР, г. Москва. 08.1934-02.1935 - начальник УРКМ НКВД Якутской АССР.  02.1935-12.1936 - начальник УРКМ НКВД Киргизской АССР. 12.1936-07.1937 - начальник УРКМ НКВД Киргизской ССР. В 07.1937 отозван в Москву. 08.1937-26.05.1938 - начальник УРКМ НКВД по ЕАО, старший лейтенант милиции. Арест. 26.05.1938 УНКВД по ЕАО по ст.ст. 58-1б, 58-11, 58-8, 58-9 УК РСФСР. 19.12.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения, реабилитирован. С 1941 работал в системе адвокатуры. 06.11.1943 - председатель оргбюро Кураганской областной коллегии адвокатов. 03.1944-08.1947 - председатель президиума Кураганской областной коллегии адвокатов. Архивное дело П-89094.

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ