Мариловцев Михаил Ионович

Отправлено 28 апр. 2019 г., 19:20 пользователем Редактор   [ обновлено 22 мая 2019 г., 06:20 ]

Председатель сельсовета из с. Казанка Михаил Ионович Мариловцев, 1902, урожен. с. Степанова, русский.  Арест. 05.03.1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-7 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 19.11.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-81651.


ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

7-го апреля 1938 г., гор. Биробиджан, ЕАО 

Я, пом. опер. уполн. Смидовичского РО НКВД, рассмотрев следственное дело по обвинению:

1. ЕФИМОВА Николая Анисимовича /он же Каценков Никита Иванович/, 1881 года рождения, урож. дер. Аносово Рославльского уезда Смоленской губ., из крестьян-средняков, б. белобандит, японский провокатор, русский, беспартийный, грамотный, женат, житель села Казанка Биробиджанского района.

2. МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича, 1902 года рождения, уроженца с. Степаново Биробиджанского района, из крестьян-казаков, б. кулак, контрабандист, русский, беспартийный, грамотный, женат, житель села Казанка Биробиджанского района, установил следующее.

1. ЕФИМОВ Николай Анисимович до 1921 года назывался КАЦЕНКОВ Никита Иванович. Проживая в селе Дубовка Свободненского района, и будучи завербован японской разведкой, в 1919-20 гг. по заданию последней предавал красные партизанские отряды, и совместно с японскими карательными отрядами лично принимал участие в расстреле красных партизан. В 1921 году из боязни быть разоблаченным из села Дубовка уехал на ст. Тихонькая, где скрывался под фамилией Ефимова Николая Анисимовича - красного партизана из отряда Патрышева, лично им расстрелянного в 1920 году.

Проживая в селе Казанка, являлся участником к-р повстанческо- вредительской организации, по заданию которой вел к-р разговоры пораженческого характера и занимался вредительством в колхозе, уничтожая конское поголовье.

Виновным себя признал полностью.

2. МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович с 1932 года является участником к-р повстанческой вредительской организации, присутствовал на нелегальных собраниях, по заданию организации проводил вредительство, уничтожая конское поголовье в зерновом хозяйстве колхоза, а также проводил к-р агитацию среди колхозников провокационного, пораженческого характера.

Виновным себя признал частично, но достаточно изобличается материалами следствия.

На основании изложенного, руководствуясь приказом УНКВД по ДВК № 00135, 

ПОСТАНОВИЛ: 

Следственное дело № 23247 по обвинению ЕФИМОВА Н. А. /он же КАЦЕНКОВ Н. И. / и МАРИЛОВЦЕВА М. И. направить на рассмотрение Тройки УНКВД по ДВК. 




СПРАВКА

Из материалов дела по обвинению МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича и ЕФИМОВА Николая Анисимовича, видно, что до 1928 года МАРИЛОВЦЕВ М. И. считался сыном кулака, в своем хозяйстве совместно с отцом и братом имел крупного рогатого скота 5 голов, мелкого 6, рабочих лошадей 4, подростков - 3, сеяли 5 га, систематически занимался контрабандой с целью обмена сельскохозяйственных продуктов на промтовары, спирт и т. д.

Между председателем сельсовета МАРИЛОВЦЕВЫМ М. И. и председателем колхоза КОЖАКИНЫМ Иваном Филатовичем – сыном выселенного кулака, велась постоянная личная вражда, возникшая по следующим причинам: МАРИЛОВЦЕВ М. И. некоторое время работал зав. колхозной кладовой. КОЖАКИН приказал МАРИЛОВЦЕВУ выдать выселенным кулакам КОЖАКИНУ Филату и КОЖАКИНУ Алексею1 по 22 кг колхозного меда. МАРИЛОВЦЕВ это распоряжение выполнить отказался. КОЖАКИН через некоторое время снял МАРИЛОВЦЕВА с работы в кладовой.

МАРИЛОВЦЕВ, будучи председателем сельсовета, в момент паспортизации повел работу так, чтобы не дать паспортов КОЖАКИНУ и его родне. Для этого он начал подбирать материал на КОЖАКИНА и собирать вокруг себя группу людей, он привлек на свою сторону единоличника ЕФИМОВА и колхозника ДОНСКОГО. В силу того, что материалы, выдвигаемые МАРИЛОВЦЕВЫМ, были обоснованы, ему удалось добиться того, что родственникам КОЖАКИНА не дали паспортов.

МАРИЛОВЦЕВ М. И., будучи в личной ссоре с председателем колхоза КОЖАКИНЫМ, пользуясь своим служебным положением, старался вести дело так, чтобы КОЖАКИН провалил какую-либо колхозную работу. Был случай, когда МАРИЛОВЦЕВ всю работу в селе по дорожному строительству возложил на колхоз с указанием такого срока, что колхоз не мог выполнить задания, и об этом МАРИЛОВЦЕВ составил акт на КОЖАКИНА. Осенью 1933 года МАРИЛОВЦЕВ возил в г. Биробиджан сдавать картофель, запряг племенного колхозного жеребца. Сделав 90 км., МАРИЛОВЦЕВ вывел коня совершенно из строя. После того, как МАРИЛОВЦЕВА исключили из колхоза, он встал на путь явно преступного отношения к колхозу «БИРСКИЙ РЫБАК" и переключил свое внимание на переселенческий еврейский колхоз. Он активно стал помогать новому колхозу в его работе, чтобы иметь у себя за плечами поддержку переселенческого колхоза, в результате чего колхозники-переселенцы стали говорить, что единственный человек в Казанке, который учил нас и помогал нам - это МАРИЛОВЦЕВ М. И.

По имеющимся в материалах непроверенным и ничем не подтверждающимся данным, ЕФИМОВ Н. А. был до 1917 года жандармом, родился в Смоленской губернии, Рославского уезда, числится бедняком, высказывал антисоветские суждения, занимался расхищением товаро-продуктов из кооператива.

Каких-либо других данных в отношении вредительской или антисоветской деятельности в отношении МАРИЛОВЦЕВА М И. и ЕФИМОВА И. А. в архивно-следственном деле не имеется. 

"6" сентября 1958 г.



 Кожакин Алексей Филатович, 1903. Место жительства: Казанка. Выселен с семьей на спецпоселение на основании решения районной тройки по выселению кулаков Биробиджанского района ДВК от 31.08.1933. Родственники: отец - Филат Егорович, 1859; мать - Анастасия, 1861; жена - Пелагея, 1900; сын - Михаил, 1929. Сведений о нахождении на с/п не имеется. Архивное дело: ГА ЕАО, ф. 75, оп. 11, д. 5а.


Кожакин Никита Филатович, 1889, русский. Место жительства: Казанка. Арест. 00.03.1933 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР. Умер в период следствия в Биробиджанской районной больнице 25.05.1933. Реабилитирован 13.05.1992 прокуратурой Хабаровского края за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-90397.


                                                      Заключение 

от 24 октября 1958 г.

Я, оперуполномоченный 2 отделения УКГБ при СМ СССР по ЕАО, рассмотрев материалы архивно-следственного дела по обвинению: 

ЕФИМОВА Николая Анисимовича, 1881 г. рождения, уроженца деревни Аносово б. Рославского уезда, Смоленской губернии, русского, гр-на СССР, малограмотного, беспартийного, работавшего пчеловодом колхоза "Бирский Рыбак", проживавшего с. Казанка Биробиджанского р-на ЕАО,

МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича, 1902 г. рождения, уроженца с. Степановка б. Биробиджанского, ныне Ленинского р-на, ЕАО, русского, гр-на СССР, беспартийного, работавшего председателем Казанского сельского совета, проживавшего с. Казанка, Биробиджанского района, ЕАО,  

НАШЕЛ: 

МАРИЛОВЦЕВ М. И. и ЕФИМОВ Н. А. были арестованы б. Областным Управлением НКВД по Еврейской автономной области 5 марта 1938 г. согласно постановления, подписанного помощником оперуполномоченного Областного Управления НКВД ЕАО ИЦКОВИЧЕМ, врид начальника 4 отдела Областноги управления НКВД ЕАО л-том ЛУЩИК, утвержденного врид начальника Областного Управления НКВД ЕАО л-том НУЖДИНЫМ и санкционированного Областным прокурором (подпись неразборчива).

В архивно-следственном деле имеется обвинительное заключение, подписанное пом. оперуполномоченного Смидовичского РО НКВД Ефимовым, врид начальника 4 отдела Областного Управления НКВД ЕАО ЛУЩИК, утвержденное врид начальника Областного Управления НКВД ЕАО НУЖДИНЫМ. В обвинительном заключении указывается, что ЕФИМОВ Николай Анисимович до 1921 г. назывался КАЦЕНКОВ Никита Иванович. Проживая в с. Дубовка, Свободненского р-на Амурской области, и, будучи завербован японской разведкой в 1919-1920 гг., по заданию последней предавал красные партизанские отряды и совместно с японскими карательными отрядами лично принимал участие в расстреле красных партизан. В 1921 г. из боязни быть разоблаченным из с. Дубовка уехал на ст. Тихонькая, где скрывался под фамилией ЕФИМОВА Николая Анисимовича - красного партизана из отряда ПАТРЫШЕВА, лично им расстрелянного в 1920 г. Проживая в с. Казанка, являлся участником контрреволюционной повстанческо-вредительской организации, по заданию которой вел контрреволюционные разговоры пораженческого характера- и занимался вредительством в колхозе, уничтожая конское поголовье.

МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович с 1932 г. является участником контрреволюционной повстанческо-вредительской организации, присутствовал на нелегальных собраниях, по заданию организации проводил вредительство, уничтожая конское поголовье, также проводил контрреволюционную агитацию среди колхозников провокационного, пораженческого характера.

В архивно-следственном деле имеется протокол допроса от 3. 8. 1934 г. свидетеля ВАНАКОВА Григория Рейновича, 1877 г. рождения, уроженца б. Лифляндской губернии (Латвия), который показал:

”. . . состоя в колхозе, МАРИЛОВЦЕВ Михаил в работе колхоза шел все против. Например, в прошлом году ему поручило правление косить хлеб жаткой, а он отказался, взял серп и пошел жать, так и не стал работать на жатке. Осенью 33 года взял племенного жеребца колхозного, погрузил на него груз и в грязь поехал на ст. Тихонькая, дорогой не кормил и пригнал совершенно изнуренного, вследствие чего жеребец всю зиму не мог поправиться. Имелись и другие факты явного вредительства в колхозе, но я сейчас их не помню”.

В имеющемся в архивно-следственном деле протоколе допроса от 3. 8. 1934 г. свидетель КОРНИЛОВ Егор Михайлович, 1908 г. рождения, уроженец с. Ильюшино, Челышского р-на Новосибирской области, показал, что:

"МАРИЛОВЦЕВ Михаил, будучи еще в колхозе, занимался явным вредительством. Об этом я давал свои показания 29. 1. 34 г. и полностью их подтверждаю. В данное время между КОЖАКИНЫМ и МАРИЛОВЦЕВЫМ идет явная вражда, они между собой ссорятся, а это отражается на колхозном хозяйстве. По части тайного совещания по поводу паспортизации, которое созвал председатель сельсовета МАРИЛОВЦЕВ и член партии ФЕЙГИН, я добавляю, что это совещание было неправильное, ибо на нем присутствовали подкупленные МАРИЛОВЦЕВЫМ люди. Так, я сам видел, что МАРИЛОВЦЕВ давал даром мясо свиное ШЕВЧЕНКО Якову, ЕФИМОВУ Николаю, он тогда как раз заколол кабана. ШЕВЧЕНКО и ЕФИМОВ ежедневно бывали у МАРИЛОВЦЕВА и он их подкупил, чтобы они говорили за него, т. е. за МАРИЛОВЦЕВА. Для меня ни МАРИЛОВЦЕВ, ни КОЖАКИН ни сват, ни брат, и мне нечего их защищать, но я думаю, как я бедняк, то должен правду говорить властям, и я заявляю, что МАРИЛОВЦЕВ является кулаком, и он ведет работу против колхоза. Все свои показания, которые я дал 29. 1. 34 г., я подтверждаю полностью".

В протоколе допроса от 2 апреля 1938 г. обвиняемый МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович показал:

"Моя вредительская деятельность в колхозе "Бирский рыбак" заключается в следующем. В 1932 г. я своей бывшей лошади разрубил ногу топором с целью вывести её из строя, но это мне не удалось и она выздоровела. В 1933 году мною был запряжен племенной жеребец, который возил картофель в Биробиджан без кормежки и передышки 90 км. Таким образом жеребец был выведен из строя. В этом же 1933 году я с вредительской целью не убрал своевременно 1 га гречихи, которая почти вся высыпалась на корню. Были и другие вредительские действия, но о них я не помню".

На вопрос, почему он занимался вредительством, МАРИЛОВЦЕВ показал:

"Поскольку я бывший кулак и в колхоз вступал для того, чтобы скрыть свое прошлое, я был враждебно настроен к колхозному строительству. Поэтому с целью развала колхоза проводил вредительство".

На допросе 2 апреля 1938 г. МАРИЛОВЦЕВ отрицал проведение им антисоветской агитации и участие в контрреволюционной организации.

В протоколе допроса от 30 апреля 1938 г. обвиняемый ЕФИМОВ Николай Анисимович показал: "Проживая в с. Дубовка в 1919-20 гг. я работал провокатором японской разведки, выдавал им красных партизан, а также сам лично принимал участие в расстреле красных партизан. Зимой 1919 года мой дальний родственник житель с. Дубовка МАЗАННИКОВ Григорий Артемович предложил работать в японской разведке (сам он также работал про- вокатором) на что я согласился. Мы с ним пошли в г. Свободный и явились в японский штаб к капитану (фамилию я его не знаю), которому МАЗАННИКОВ рекомендовал меня как "своего челове- ка". Я этому капитану дал свое согласие.

Далее ЕФИМОВ показал, что вместе с ним участвовали в расстреле красных партизан: МАЗАННИКОВ Григорий Артемович, НЕМОЧАЙ Александр Игнатьевич, НЕМОЧАЙ Гавриил Игнатьевич.

На допросе 3 апреля 1938 г. ЕФИМОВ признался в том, что он является участником контрреволюционной повстанческо-вредительской организации в с. Казанка и назвал её участников: КОЖАКИН Иган Филатович, ЦЫРКУНОВ Лукьян Максимович, ЧУПРОВ Тимофей Иванович, МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович. Как показал ЕФИМОВ, в эту контрреволюционную организацию он был завербован МАРИЛОВЦЕВЫМ Михаилом.

В архивно-следственном деле также имеются заявления членов колхоза КОЖАКИНА, ЦЫРКУНОВА, ТЕЛКОВА, ЧУПРОВА, ВАНАКОВА, КОРНИЛОВА, а также объяснения начальника погранзаставы КОМАРОВА в отношении вредительской деятельности МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА.

Проведенной дополнительной проверкой материалов дела установлено:

1. Был установлен проживающим в г. Биробиджане ВАНАКОВ Григорий Рейнович, допрашивавшийся по делу МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА 3 августа 1934 г. ВАНАКОВ Г. Р. на допросе 18.08.58 г. свои показания от 03.08.34 г. подтвердил. Однако при анализе этих показаний видно, что судить о какой-либо вредительской или другой контрреволюционной деятельности МАРИЛОВЦЕВА по этим показаниям невозможно. Об ЕФИМОВЕ в этих показаниях совсем не упоминалось.

Будучи допрошенным 18 августа 1958 г. ВАНАКОВ показал, что об антисоветской деятельности МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА ему ничего не известно. Ему также не известно и о существовании в с. Казанка вредительской контрреволюционной организации.

На жительстве в с. Казанка Биробиджанского р-на ЕАО был установлен МАРТЬЯНОВ Николай Артемович, работавший в одно время с МАРИЛОВЦЕВЫМ секретарем Казанского сельского совета.

МАРТЬЯНОВ на допросе 11 августа 1958 г. показал, что об антисоветской вредительской деятельности МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА ему ничего не известно, а также ему неизвестно и о существовании вредительской контрреволюционной организации в с. Казанка.

2. В архивно-следственном деле имеется заявление КОЖАКИНА в отношении вредительской деятельности МАРИЛОВЦЕВА. Из показаний ВАНАКОВА от 3. 8. 1934 г. и от 18. 8. 58 г., а также КОРНИЛОВА от 3 августа 1934 г., видно, что МАРИЛОВЦЕВ и КОЖАКИН находились между собой в плохих отношениях. Поэтому заявление КОЖАКИНА вызывает явное сомнение в его правдивости в отношении вредительской деятельности МАРИЛОВЦЕВА.

3.                   В заявительских материалах КОЖАКИНА и других, а также в протоколах допросов свидетелей, обвиняемый МАРИЛОВЦЕВ называется кулаком. В результате проведенной проверки данных, подтверждающих это, получено не было. МАРИЛОВЦЕВ являлся середняком.

4. Из обвинительного заключения и протокола допроса ЕФИМОВА Николая Анисимовича видно, что, проживая в с. Дубовка Свободненского р-на Амурской области ЕфимоВ он же КАЦЕНКОВ занимался провокаторской и карательной деятельностью.

С целью проверки этих данных были установлены и допрошены старожилы с. Дубовка: НЕМОЧАЙ Гаврила Игнатьевич, ГРИНЕК Константин Семенович, КРИШТАЛЬ Иосиф Игнатьевич, которые в своих показаниях не подтвердили фактов провокаторской и карательной деятельности ЕФИМОВА-КАЦЕНКОВА. Указанные свидетели показали, что ЕФИМОВ-КАЦЕНКОВ был не чист на руку, являлся контрабандистом, однако о его связи с японцами и его участии в расстрелах красных партизан им ничего не известно. ЕФИМОВ в протоколе допроса от 3 апреля 1938 г. показал, что вместе с ним участие в расстреле красных партизан принимали: МАЗАННИКОВ Григорий Артемович, НЕМОЧАЙ Александр Игнатьевич, НЕМОЧАЙ Грвриил Игнатьевич. Однако допрошенные свидетели: НЕМОЧАЙ Г. И. ГРЕНК К. С. и КРИШТАЛЬ И. И. этого факта также не подтвердили. МАЗАННИКОВА Г. А. они характеризуют положительно.

5. В результате проверки установлено, что оперативные работники б. УНКВД по Еврейской автономной области в период 1937-38 гг. при ведении следствия допускали нарушения социалистической законности.

На основании изложенного усматривается, что ЕФИМОВ Николай Анисимович и МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович осуждены Тройкой УНКВД по ДВК от 29 апреля 1938 г. за контрреволюционную деятельностъ необоснованно, а поэтому ПОЛАГАЛ БЫ:

ЕФИМОВ Николай Анисимович и МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович были осуждены необоснованно и подлежат реабилитации.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Президиума Областного суда Еврейской автономной области

г. Биробиджан, 19 ноября 1958 г. 

Президиум Областного суда ЕАО рассмотрел дело по обвинению МАРИЛОВЦЕВА М. И. и ЕФИМОВА Н. А. - он же КАЦЕНКОВ Я. И., во вредительской деятельности, а ЕФИМОВА, кроме того, в участии в контрреволюционной повстанческой организации.

МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович, 1902 года рождения, уроженец с. Степанова, Биробиджанского р-на, до ареста председатель Казанского сельсовета Биробиджанского района.

ЕФИМОВ Николай Анисимович, он же КАЦЕНКОВ Никита Иванович, 1881 года рождения, уроженец д. Аносово, Смоленской обл. до ареста колхозник к-за "Бирский рыбак" Постановлением Тройки УНКВД по ДВК от 29/04-38 г. приговорены к расстрелу.

Рассмотрев дело и протест прокурора ЕАО, в котором поставлен вопрос об отмене Постановления и прекращении производства по делу за недоказанностью обвинения и заслушав заключение и. о. прокурора ЕАО тов. КЛУЗНЕР, полагавшего протест удовлетворить, Президиум Областного суда ЕАО

УСТАНОВИЛ:

Оба признаны виновными во вредительской деятельности, а ЕФИМОВ кроме того в участии в контрреволюционной повстанческой организации /см. выписки из протокола тройки/.

Постановление Тройки подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью обвинения.

Обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА основано на явно неубедительных и ничем объективно не подтвержденных доказательствах. К делу в качестве доказательств приобщено несколько заявлений граждан в органы НКВД, в которых работа МАРИЛОВЦЕВА, ЕФИМОВА и ряда других лиц характеризуется ими как вредительство. К числу авторов этих заявлений относятся бывший пред. колхоза КОЖАКИН, а также ЦЫРКУНОВ, КОРНИЛОВ, ЧУПРОВ, ВАНАКОВ, ТЕЛКОВ. В этих заявлениях описываются недостатки в работе колхоза, а все это квалифицируется, как результат антисоветской деятельности МАРИЛОВЦЕВА. Все эти заявления написаны в 1934 г. В том же 1934 г. были допрошены в качестве свидетелей ВАНАК /ВАНАКОВ/ Григорий Рейнович и КАРНИЛОВ Егор Михайлович.

Из анализа показаний этих свидетелей видно, что они не содержат в себе каких-либо данных о контрреволюционной деятельности МАРИЛОВЦЕВА, а в отношении ЕФИМОВА в них вообще ничего нет.

Иные авторы указанных выше заявлений вообще не были допрошены в 1934 г., ни после ареста МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА в 1934 г.

Следовательно, приобщенные к делу непроверенные документы 1934 г. нельзя признать имеющими доказательственную силу.

Хотя допрошенные на предварительном следствии в 1938 г. ЕФИМОВ и МАРИЛОВЦЕВ признали себя виновными в антисоветской деятельности, однако их показания настолько противоречивы и неубедительны, что не могут быть признаны неопровержимыми доказательствами.

Кроме этих показаний в деле нет никаких подтверждающих их доказательств. Они остались непроверенными.

В ходе проведенного в 1958 г. дополнительного расследования не добыто никаких доказательств, подтверждающих предъявленное МАРИЛОВЦЕВУ и ЕФИМОВУ обвинение. В ходе проверки не нашло своего подтверждения наличие контрреволюционной повстанческой организации в с. Казанка, о которой говорил ЕФИМОВ.

Также не нашли своего подтверждения показания ЕФИМОВА и в той части, где он говорил о своем сотрудничестве с японскими оккупантами и о расстреле Красных партизан.

Следствие по данному делу проводилось помощником оперуполномоченного Смидовичского РО НКВД ЕФИМОВЫМ. МАРИЛОВЦЕВ и ЕФИМОВ были арестованы по постановлениям работников НКВД Евр. авт. области ИЦКОВИЧА и ЛУЩИКА.

Все они материалами расследования по делу по обвинению работников НКВД Евр. авт. области СОЛОВЬЕВА, ЛУЩИКА и др. были изобличены в применении недозволенных методов следствия и производстве арестов невинных граждан.

На основании изложенного, считая обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА недоказанным и их осуждение необоснованным, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление тройки УНКВД по ДВК от 29/1У-38 г. в отношении МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича и ЕФИМОВА Николая Анисимовича он же КАЦЕНКОВ Никита Иванович отменить и дело их производством прекратить.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ