Левин Янкель Аронович

Отправлено 30 мая 2018 г., 23:45 пользователем Редактор   [ обновлено 12 авг. 2018 г., 21:29 ]

Второй секретарь обкома ВКП(б) ЕАО Янкель Аронович Левин родился в 1888 году в Гомеле. С юных лет принимал участие в революционном движении, с 1905 года был членом «Бунда», неоднократно подвергался арестам. 

В 1913−1914 годах работал в организациях Бунда в Варшаве, во время Первой мировой войны — на Украине, в 1917 году — в Белоруссии.

В 1917−1925 годах — один из ведущих сотрудников газеты «Дер векер».

В 1920 году, после раскола Бунда, примкнул к левому меньшинству, создавшему Комбунд, в 1921 году вступил в РКП(б).

До мая 1922 года — секретарь Главного бюро Еврейской секции при ЦБ КП(б) Белоруссии.

С 19 февраля по 11 мая 1922 года — кандидат в члены ЦБ КП(б) Белоруссии.

С 11 мая 1922 года по 10 февраля 1924 года — член ЦБ КП(б) Белоруссии, заведующий Организационно-инструкторским отделом ЦБ КП(б) Белоруссии.

С 14 октября 1922 года по 10 февраля 1924 года — член Президиума ЦБ КП(б) Белоруссии.

В 1924 году — ответственный секретарь Минского уездного городского комитета КП(б) Белоруссии.

С 9 июля 1924 года по 8 декабря 1925 года — кандидат в члены Бюро КП(б) Белоруссии.

В 1925 году возглавил еврейское отделение национальных меньшинств в Харькове, активно сотрудничал с газетами «Дер штерн», «Юнге гвардие» и «Зай грейт».

Во второй половине 1920-х годов участвовал в организации переселения евреев в Крым, в национальные еврейские районы Украинской ССР и в Еврейскую автономную область.

В 1930 году был назначен первым секретарем Биро-Биджанского райкома ВКП(б) ДВК. Занимался вопросами печати, автор статей и брошюр по вопросам переселения в ЕАО. 

В 1933 году Левин, как бывший бундовец, был исключён из ВКП(б), вернулся в Москву, работал в центральном правлении ОЗЕТ (по другим данным, он работал в Хабаровске инструктором Далькрайкома партии).

С 23 мая по 12 октября 1937 года — второй секретарь обкома ВКП(б) Еврейской автономной области.

07 октября 1937 арестован УНКВД по ДВК по обвинению в принадлежности к контрреволюционной правотроцкистской организации ЕАО. 

09 февраля 1938 года включен по 1-й категории (расстрел) в список лиц, подлежащих суду ВК ВС СССР (Дальневосточный край), утвержденный членами Политбюро ЦК ВКП (б) Сталиным и Молотовым.

14 апреля 1938 года приговорен Выездной сессией Военной коллегии ВС СССР по ст. 58-1а-2-7-8-11 УК РСФСР к ВМН. 

Расстрелян в тот же день, 14 апреля 1938 года, в Хабаровске. 

Реабилитирован 07 августа 1958 года ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления. 

Архивное дело П-80835. 

 О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


 Не может не быть праздником

 

В конце октября 1930 года в селении Тихонькая вышли первые номера газет «Биробиджанер штерн» и «Биробиджанская звезда». Произошло это событие в приспособленном под типографию помещении, похожем, скорее всего, на сарай. Газетные тексты, а в каждом издании было по четыре страницы, набирались вручную и печатались на плоскопечатных машинах, которые приводились в действие также вручную колесом большого маховика.

К тому времени Тихонькая была административным центром Биро-Биджанского еврейского национального района. В 1931 году она была переименована в поселок Биробиджан, а через шесть лет поселок получил статус города.

В обращении к читателям газета писала: «Выпуск нашей газеты не может не быть праздником для всех еврейских тружеников, и, в первую очередь, конечно, для наших трактористов, строителей, колхозников, кустарей и служащих Биробиджана».

Первые и последующие за ними номера «Биробиджанер штерн» шли, без преувеличения, нарасхват. Объяснить это было тогда нетрудно: практически все первые евреи-переселенцы, прибывавшие в Приамурье из Украины, Белоруссии, ряда западных областей России, а также из более чем десяти зарубежных государств, воспитывались на языковой идиш-культуре. Многие переселенцы из зарубежья русского языка вообще не знали. Первый выпуск «БШ» по разнарядке райкома партии был распределен между Амурзетом, Валдгеймом и Найфельдом. Часть тиража ушла в Облучье, Ин и некоторые другие поселения района.

С того времени выпуск «Биробиджанер штерн» прекращался лишь однажды на короткое время в самую трудную пору Великой Отечественной войны, а те журналисты, которые не ушли на фронт, перешли на время в «Биробиджанку» и там вели свои темы на русском языке. 

А предыстория нашей газеты такова.

Решением секретариата ВКП(б) от 19 октября 1930 года Биро-Биджанскому райкому было разрешено выпускать районную газету «Биробиджанская звезда» восемь раз в месяц – четыре раза на русском и четыре на еврейском языке. А в декабре 1931 года решением Далькрайкома был утвержден выпуск при Биро-Биджанском райкоме отдельных газет – «Биробиджанская звезда» на русском языке – с периодичностью пять раз в месяц и тиражом в две тысячи экземпляров – и «Биробиджанер штерн» на еврейском языке с той же периодичностью и таким же тиражом.

Первым редактором «Штерна» был назначен секретарь райкома партии Янкель Левин. На него легла особая ответственность – сделать газету такой, чтобы она была интересна не только местным читателям, но и жителям западных областей и республик СССР со значительной долей еврейского населения. Часть каждого выпуска «Штерна» уходила также в еврейские общины Польши, Германии, в Прибалтику, Аргентину, Францию, США… При этом постоянным получателем газеты из далекого Биробиджана также стала библиотека Конгресса США. 

Понятно, что особое внимание уделялось подбору журналистских кадров. В этом отношении ни одна газета в нашей стране 1930-х годов не знала такого числа работавших в ней писательских талантов, как «Биробиджанер штерн». Это было целое созвездие литераторов, писавших на идише. Вот имена некоторых из них: Давид Бергельсон, Бузи Гольденберг, Гирш Добин, Тевье Ген, Нотэ Лурье, Давид Хайт, Хаим Левин, Ицик Фефер, Бузи Олевский, Исроэл Эмиот…

В те годы поэтическое перо впервые опробовал в газете будущий знаменитый советский писатель Эммануил Казакевич. В «БШ» зрели таланты прозаиков Бузи Миллера и Романа Шойхета, поэтов Любы Вассерман и Исаака Бронфмана. По подсчету бывшего штерновца, исследователя биографии газеты Ефима Кудиша, в разные годы в «Биробиджанер штерн», а также в журналах «Форпост» и «Биробиджан» работали более двадцати видных еврейских литераторов, писавших на идише. Выходили их книги и на русском языке. Так была издана на идише и в переводе с еврейского Д. Липшица повесть Моисея Гольдштейна «Биробиджанцы на Амуре». Серию интересных рассказов и повестей оставили после себя Б. Миллер и Р. Шойхет. Если кто-то из читателей хотел бы получить более полные сведения о еврейских литераторах 1930-х–1940-х годов, рекомендуем сборник Е. Кудиша «Штерн» – звезда моя заветная», который появился в печати в 2000 году.

За 85 лет, прошедших после выхода первого номера нашей газеты, в ней сменилось несколько поколений журналистов. В 1930-е–1940-е годы они пережили всякое: репрессии от арестов до расстрелов, лишения и невзгоды военной поры, которая унесла жизни нескольких молодых штерновцев, ушедших защищать свое Отечество. Когда казалось, что военное лихолетье осталось уже позади, был организован поход против «буржуазных националистов» и «безродных космополитов»…

Когда я пришел работать в газету «Биробиджанер штерн», а это были 1980-е годы, в редакции еще были очевидцы того страшного времени. А в начале 1990-х годов здесь трудилось много журналистов нового поколения.  


Биробиджанер Штерн, 22.07.2015.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ