Кашевский Федор Максимович

Отправлено 14 дек. 2019 г., 04:34 пользователем Hols   [ обновлено 19 дек. 2019 г., 20:57 ]

Зам. председателя облисполкома ЕАО Федор Максимович Кашевский родился в 1898 году в с. Усменка Мариинского уезда Томской губернии в семье крестьянина, русский. Трудовую деятельность начал в 1914 году в г. Николаевске-на-Амуре: был чистильщиком рыбы, работал на золотых приисках. В 1917 году стал учеником печатника в типографии «Свободное Приамурье», затем работал печатником в типографии  в г. Хабаровске. Член ВКП(б) с 1927 года. 

В 1928 году Хабаровский окружком партии направил Кашевского  на  курсы банковских работников, по окончании которых он был командирован Далькрайкомом на работу в Биро-Биджанский переселенческий район.

3 марта 1931 года в п. Тихонькая открылось отделение Дальневосточной краевой конторы Госбанка СССР в Биро-Биджанском районе, управляющим отделением назначили Федора Максимовича Кашевского.

С образованием Еврейской автономной области  он в сентябре 1934 года был направлен во вновь созданный Блюхеровский (ныне Ленинский) район ЕАО, где  его избрали председателем райисполкома.

В августе 1937 года Федор  Кашевский  был утвержден заместителем председателя облисполкома ЕАО, с декабря 1937 года по март 1938 года исполнял обязанности председателя  исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся Еврейской автономной области.

19 июля 1938 года арестовали начальника политотдела 34-й стрелковой дивизии (с. Бабстово) батальонного комиссара Дворецкого А.М., который «признал» свою причастность к якобы существовавшей в 34-й стрелковой дивизии антисоветской организации, насчитывавшей свыше 200 человек. На допросах он «показал», что руководители заговора - комдив Рохи В.Ю. и другие - координировали свою преступную деятельность с руководителями ЕАО – Хавкиным, Либербергом и др., возглавлявшими местные повстанческие группы.

Согласно выбитым из Дворецкого "показаниям", после ареста Либерберга, Рохи, Хавкина руководство повстанческим движением якобы перешло к секретарям обкома ВКП(б) ЕАО Аншину и Стасюкову. Непосредственно во главе повстанческих организаций в области якобы стояли секретарь Блюхеровского РК ВКП(б) Петушков и председатель РИК Кашевский.

Кроме того, в феврале 1938 года  сотрудник Биробиджанского погранотряда Толстокулаков при допросе председателя колхоза Колобова увязал его с быв. председателем РИКа Кашевским и секретарем РК ВКП/б/ Петушковым, и в показаниях Колобова вывел Кашевского и Петушкова как руководителей повстанческой организации. 

Тогда же Толстокулаков выбил из инструктора Блюхеровского РИК Мигунова аналогичные показания на Кашевского, Петушкова, нач. погранотряда Борчанинова и делопроизводителя военного стола РИКа.

В Особом отделении 34 стрелковой дивизии в с. Бабстово подобные же показания выбили  из арестованных колхозников Колобова, Мигунова и др.

На этом основании 31 июля 1938 года Кашевский был арестован УНКВД по ЕАО по ст.ст. 58-1а, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР.

Чтобы добиться от Кашевского «признательных» показаний, в декабре 1938 года начальник УНКВД по ЕАО Соловьев дал своим подчиненным установку избивать арестованного Кашевского, предупредив их: «Нужно бить так, чтобы я не видел».

Старший следователь следственной части УНКВД по ЕАО ЛОБАНОВ Александр Сергеевич на допросе 4 апреля 1939 года показывал:

«При ведении следствия применялись меры физического воздействия, которые санкционировались Соловьевым и Ларкиным. Также применялись стойки, конвейерный допрос. Когда следователь, допрашивая арестованного, не получал от него признания в его контрреволюционных действиях, то Ларкин ругал такого следователя, в том числе и меня, последними словами, и заставлял тут же применять к таким арестованным меры физического воздействия, и все же добиваться признания этих арестованных в их контрреволюционной деятельности...

Так, например, в отношении Кашевского меры физического воздействия санкционировал Соловьев. По распоряжению Соловьева избиение Кашевского было организовано в моем кабинете, где в присутствии работников облуправления НКВД Хохлова и Алексеева мною и начальником отделения УНКВД Суворовым он был крепко избит. Кашевский кричал в это время...».

Несмотря на жесточайшие пытки, сталинским сатрапам не удалось сломить волю этого мужественного человека – никаких ложных, вымышленных показаний он не подписал, и 27 октября 1939 года Военный трибунал 2-й ОКА прекратил уголовное дело на Кашевского за недоказанностью обвинения.

Выйдя на свободу, до 1941 года Кашевский Ф.М. работал председателем президиума облпромлессоюза, а с началом Великой Отечественной войны служил политработником в рядах Рабоче-крестьянской Красной армии, был  награжден орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Японией».

После демобилизации в 1946 году Кашевского назначили первым заместителем председателя исполкома областного  Совета депутатов трудящихся ЕАО, с июля по ноябрь 1947 года он временно исполнял обязанности председателя облисполкома ЕАО. Дальнейшая судьба Кашевского Ф.М. неизвестна. Архивное дело: П-84186. 


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ