Лопатин Георгий Дорофеевич

Отправлено 26 окт. 2013 г., 1:21 пользователем Редактор   [ обновлено 19 янв. 2017 г., 21:03 ]

…И вернуться к своей земле 

23 августа Герою Советского Союза,  Почетному жителю нашей области Георгию Лопатину исполнилось бы сто лет. 


Круглую дату - 140 лет со дня образования - отметит в этом году и родное село Героя - Самара. В числе первых его жителей был Алексей Федулович Лопатин - дед Георгия Дорофеевича. Поселился он на окраине села, которую в народе называли Ивановкой. Там же срубил потом дом и отец. Дорофей Лопатин был высокого роста и крепким в кости, все его сыновья - а их было шестеро - пошли статью в отца. Он храбро воевал на Русско-японской войне и там подорвал свое здоровье. Умер Дорофей Лопатин, когда младшему сыну Георгию исполнилось всего девять лет.

Старшим его братьям после окончания школы-четырехлетки пришлось идти работать в колхоз. А вот Георгия решили учить и дальше. Собрав сыну пожитки, мать посадила его на попутную телегу и отправила в село Екатерино-Никольское, где была семилетняя школа. Там он проучится два года и вернется домой.

Об этом Георгий Лопатин напишет в 1950 году в   автобиографии, которая много лет хранится в районном краеведческом музее. Напишет он и о военных, героических годах. А вот почти десятилетний отрезок своей довоенной жизни Георгий Дорофеевич пропустит. И не случайно. Всей правды в те еще сталинские годы написать он не мог, поэтому предпочел промолчать. Промолчать о том, как много его земляков-самарцев было раскулачено и репрессировано, о том, что и сам он попал в число последних - ему вменили статью "умышленное вредительство". Заключался же этот "умысел" в том, что однажды, когда он вез на заготпункт зерно, один мешок по дороге порвался, и он не заметил, как почти все его содержимое высыпалось на дорогу. Но зато заметил это кто-то из "доброжелателей" и доложил куда надо. Несколько месяцев шло следствие, пока он не доказал, что никакого умысла рассыпать колхозное зерно у него не было. Статью заменили на халатность, но отсидеть несколько месяцев все же пришлось.

Не написал он в биографии и о своей ранней женитьбе на красавице Любе, и о том, что к 28 годам он уже был отцом четверых детей, а в двадцать пять стал участковым механиком Ворошиловской МТС.

На войну его призвали в июле 1941-го. Старшему сыну Виктору было тогда шесть лет, младший Василий только родился. Между ними было две дочки - Светлана и Валентина. Он оставил дома четверых детей, а мать его, Евдокия Никитична, проводила четверых сыновей на войну. Такое вот совпадение.

Когда я впервые в начале восьмидесятых познакомилась с Георгием Лопатиным, он работал главным инженером Октябрьского совхоза в селе Благословенном. О совхозных делах, о ремонте техники мы тогда в основном и говорили. Уже потом мне сказали о том, что главный инженер - личность героическая.

Спустя десять лет, в 1993 году, я приехала к Герою, чтобы написать о нем очерк к 80-летней дате рождения. К тому времени он жил в Амурзете со второй женой Еленой Александровной. Первая его жена и мать детей очень рано ушла из жизни. До позднего вечера, с трудом подбирая слова, рассказывал Георгий Дорофеевич о своей жизни, о войне. "Разбередили вы ему душу, теперь всю ночь в атаку будет бежать, - выговорила мне с легким укором хозяйка. - Он и так ночами кричит, все воюет и воюет. Боюсь, что однажды не проснется - болеет сильно".

Но Георгий Дорофеевич пережил и свою вторую жену. Три года ухаживал за ней, когда она слегла, но смерть оказалась сильней. На войне он ее не боялся, а тут переживал тяжело, больно.

 Третья встреча с Героем произошла в августе 2003 года, в канун его 90-летия. Георгий Дорофеевич жил с дочерью и внучкой, с трудом, но передвигался по дому сам и даже выходил во двор погулять. Я ему задавала вопросы о войне, а он все говорил и говорил о детстве, о родной Самаре. "Как же я хочу туда съездить, увидеть улицу свою, дом", - высказал ветеран свое заветное желание.

Он как будто предчувствовал, что эта поездка в родное село, которая все же осуществилась, окажется последней в его жизни. Вскоре Георгия Лопатина не стало.

А тогда, в августовский день 2003-го, он, рассказывая о себе, скажет, что четыре года, которые провел на войне, смело можно приравнять к сорока годам мирной жизни.

- На фронте нам год за два засчитывали, а я бы год за десять считал.

Самым тяжелым для него было привыкнуть к смерти, ее постоянному ожиданию. Впервые он увидел смерть, когда их часть защищала подступы к Кавказу, куда упорно рвались отборные немецкие войска. Поразил непривычный гул чужих самолетов, а бомбы, которые стали от них отделяться, показались черными каплями. Но когда эти капли стали взрываться прямо в гуще колонны людей, стало по-настоящему страшно. А еще - обидно, что лично он ничего не смог сделать для спасения погибших.

Когда Георгий стал командиром взвода, закончив курсы лейтенантов, то старался прикрывать собой солдат. Однажды из окопа они забрасывали гранатами позиции противника. Солдаты уже явно выдохлись, и гранаты перестали долетать до цели. И тогда он приказал: "Выдергивайте чеки и подавайте гранаты мне!". Его сил и выдержки хватило до тех пор, пока немцы не отступили.

В 1943-м, при освобождении Таманского полуострова Георгий Лопатин лично подбил из противотанкового ружья три фашистских танка. За этот подвиг получил орден Красной Звезды, но лучшей наградой для него было то, что он, командир, сохранил в том бою жизни всех своих солдат. В том же 43-м, защищая своих солдат, он сражался до последнего, будучи раненым, пока не потерял сознание. В январе 44-го   получил еще одно ранение, а после госпиталя был отправлен на Белорусский фронт.

Битва на Волге, форсирование Днепра - эти и многие другие реки прочно вошли в военную историю. А вот маленькая белорусская речушка Птичь оставила свой след лишь в судьбах людей, которые воевали на ее берегах.

Вот как вспоминал об этом сам Георгий Лопатин:

- Была ранняя весна, тепло по-настоящему еще не пришло, грязь, распутица кругом. Когда мы к реке Птичь подошли, немцы начали из пулеметов по нам палить. И тут меня подзывает командир роты: "Надо, лейтенант, двух добровольцев взять из твоего взвода - солдат на лодке на тот берег переправлять". - "Почему добровольцев?" - поинтересовался я. - "Да потому, - отвечает он, - что на веслах лодку не погонишь, сидеть в ней нельзя - подстрелят. Придется в лодке лежать, иначе хана. Поэтому надо будет лодку буксировать. Теперь понятно?"

Куда уж понятнее!

И тут Георгий Лопатин остался верен принципу - брать огонь на себя.

- Я отстегнул ремень, отдал его командиру и говорю: "Лодку буду переправлять сам. Я вырос на реке, так что с лодками приходилось иметь дело".

Перед тем, как окунуться в холодную воду, Георгию предложили натереться спиртом. Но все равно вода продирала холодом до колик, тем более что буксировать лодку пришлось против течения. Но, славу Богу, пронесло. Вторую ходку сделал старший лейтенант Василий Литвинов. Так они и чередовались, пока не переправили на тот берег солдат и несколько пулеметов. Немцы были выбиты с правого берега реки.

- Мы с Василием вместе звание Героя в 45-м получили, а потом долго переписывались. В 1974-м умер мой друг фронтовой. По-моему, я со своего 166-го гвардейского полка один и дожил до этих лет…

На том берегу, куда переправилась на лодках рота, находился городок Пинск.

- Когда мы его освободили, узнали, что много жителей, особенно евреев, немцы уничтожили. Но те, кто выжил, благодарили нас за спасение. Мне потом долго поздравления с Днем Победы из Пинска приходили. А теперь это другая страна…

Закончилась война Георгия Лопатина в Кенигсберге. И там он уберег не одну солдатскую жизнь, не уставая повторять своим подчиненным, что главное на войне - не подвиг, главное - победить и вернуться к своей земле.

К своей родной земле он вернулся в победном 45-м. В Амурзете Герою устроили торжественную встречу, приехал поздравить его сам первый секретарь обкома партии Александр Бахмутский.

Но к радости примешалась и горечь. Два его брата с фронта не вернулись: Василий пал под Москвой, Лука - на Курской дуге. А в сентябре 45-го в войне с японцами погиб и Николай.

Война едва не сломала и жизнь самого Георгия. После возвращения домой злые языки нашептали ему плохое о жене, да так убедительно, что он поверил. Уехал на Украину, там женился, родилась дочь. Но не выдержал разлуки по родине, по детям - попросил прощения у новой жены, пообещал не забывать дочь и вернулся обратно в Самару. Когда же стал работать в Благословенном, перевез туда и семью. Там родились у Лопатиных еще трое детей - Ольга, Галина и Юрий.

Больше полувека проработал Георгий Лопатин на своей земле. На пенсию ушел, когда ему перевалило далеко за семьдесят. Была у него и высокая награда за труд - орден Октябрьской революции.

Те, кто жил и работал с Героем, вспоминали, что был он очень скромным, никогда не подчеркивал свое геройство, никаких привилегий себе не просил. А еще была в его характере врожденная тактичность - он никогда сам не повышал голоса и на дух не переносил грубость и сквернословие. И всегда старался помогать людям, если они нуждались в этом.

Из четырнадцати Героев Советского Союза, живших в области, Георгий Лопатин ушел из жизни последним, спустя три недели после своего 90-летия. Год назад именем Героя была названа школа в селе Благословенном, где учится одна из его внучек.

В 80-е годы Георгий Лопатин переехал было жить в Хабаровск - как Герою Советского Союза  ему дали в краевом центре благоустроенную квартиру. Но вскоре заскучал по родным местам и, оставив квартиру дочке, вернулся к своей земле, которую любил, защищал и которой служил многие годы своей долгой жизни.


Ирина Манойленко,

Биробиджанер штерн – 33 (14349) 21.08.2013 


Лопатин Георгий Дорофеевич, 1913, урожен. Екатерино-Никольского р-на, русский. Тракторист. Арест. 13.08.1938 Сталинским РО УНКВД по ЕАО по ст. 58-10 УК РСФСР. 15.10.1938 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения, реабилитирован. Архивное дело П-90269.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ