Грузинский-Трифонов Николай Степанович

Отправлено 31 мар. 2014 г., 18:41 пользователем Редактор   [ обновлено 19 янв. 2017 г., 20:41 ]

Начальник особого отделения ГУГБ НКВД 34-й стрелковой дивизии  сентября 1933 по 29 марта 1938), дислоцировавшейся в с. Бабстово и ряде других населенных пунктов Блюхеровского (ныне Ленинского) района ЕАО, старший лейтенант госбезопасности Грузинский-Трифонов Николай Степанович родился в 1899 в с. Дубенском Самарской губ., русский.   С 1 мая 1938 - начальник особого отдела ГУГБ НКВД 45-го стрелкового корпуса (г. Николаевск-на-Амуре).

Арестован 27.05.1938 УНКВД по Нижне-Амурской обл. в г. Николаевске-на-Амуре с санкции областного прокурора. Обвинялся по ст. ст. 58-1б, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР как активный участник правотроцкистской шпионско-диверсионной террористической и вредительской организации.

7 июня 1938 года арестованный спецконвоем этапирован в Хабаровск в краевое УНКВД по ДВК и впервые был допрошен 17 августа 1938 года.

На первом допросе арестованному Грузинскому был задан единственный вопрос – признает ли он себя виновным в принадлежности к правотроцкистской шпионско-диверсионной террористической и вредительской организации, на что арестованный дал отрицательный ответ.

Вторично Грузинский был допрошен только 11 февраля 1939 года, то есть спустя полгода. На этом допросе Грузинскому были предъявлены выдержки из показаний арестованных Богословского, Аншина и Хавкина, указывавших на Грузинского как на участника существовавшего в Биробиджане правотроцкистского заговора. Показания указанных арестованных Грузинский не подтвердил, заявив, что они на него клевещут, так как он никогда не примыкал к какой-либо контрреволюционной организации.

На допросе 9 марта 1939 года Грузинский на вопрос о подпольной антисоветской деятельности существовавших в Биробиджане бундовских групп ответил: «…О существовании такой организации в пределах ЕАО я не знал и в особдиве на этот счет никаких сведений не имелось».

В допрос введены показания арестованного Луппова В.В., показавшего: «…в мае 1936 г. в Бабстово, под видом вечеринки, было созвано совещание руководящего состава участников «ТККП» (трудовая казачья крестьянская партия) с участием руководителей «Бунда» - Хавкина и Либерберга. На этом совещании из участников «ТККП» присутствовали Рохи, Ландэ, Дворецкий, Рогов, Грузинский, на котором обсуждались практические мероприятия, касающиеся контактирования всей подрывной деятельности названных организаций». По поводу этих показаний Грузинский заявил: «… Сплошной вымысел. Я не знаю о существовании такой организации – «ТККП» - вообще…».

На последующих допросах относительно характера его связей с бывшим командиром 34-й стрелковой дивизии комдивом Рохи арестованный Грузинский показал, что с Рохи он поддерживал связи служебного и личного порядка. Личная связь выражалась в посещении квартиры Рохи и в совместных выпивках. Грузинский показывает, что из выступления Рохи на комиссии по чистке ему было известно о том, что Рохи в свое время примыкал к белорусско-толмачевской оппозиции.

На вопрос о том, что ему известно о фактах вредительско-подрывной деятельности Рохи, Грузинский ответил: «Особдиву, а мне, как возглавлявшему его, было известно много фактов преступлений бесхозяйственности, гибели имущества в частях дивизии. В ряде случаев происходило по вине командования дивизии, прежде всего – командира-комиссара Рохи. Об этом сообщалось в Особый отдел армии, но умышленной подрывной деятельности со стороны Рохи особдив не видел, т.е. материалов, говорящих об этом, не имел». «… все эти факты проверялись как агентурным, так и официальным путем…»

В деле имеются показания других арестованных, утверждающих о причастности Грузинского к правотроцкистской организации. Так, арестованный Богословский Л.М. – бывший помощник начальника ОО НКВД, капитан госбезопасности, в своих показаниях от 5 января 1938 года (допрашивал зам. начальника 4 отдела УГБ УНКВД Малахов – впоследствии расстрелянный) говорит: «Грузинский… в правотроцкистскую организацию вовлечен председателем облисполкома ЕАО Либербергом и Хавкиным – бывшим секретарем обкома ВКП(б) ЕАО». «…При ведении следствия по делу военно-троцкистского заговора в ОКДВА, - говорит далее Богословский, - Грузинский был вызван в Хабаровск и привлечен к работе следователя… Однако в течение…трех месяцев не привел к сознанию ни одного арестованного…».

Допрошенный 5 января 1938 года арестованный Аншин Ш.С. – бывший 2-й секретарь обкома ВКП(б) ЕАО, показал: «…Помимо перечисленных выше лиц, участниками нашей организации являлись: …начальник ОО 34 дивизии Грузинский… Кто их завербовал – не знаю, но Хавкин мне говорил, что он по указанию Лаврентьева связался с ним как с участником организации» (допрашивал арестованного Аншина зам. начальника 7 отдела УГБ УНКВД Малкевич, впоследствии осужденный за фальсификацию следственных дел). 

Арестованный Хавкин М.П. – бывший секретарь обкома ВКП(б) ЕАО – в показаниях от 24 апреля 1938 года говорит: «…Помимо перечисленных выше лиц, участниками нашей организации являлись: - Грузинский – начальник ОО 34 дивизии, кем завербован – не знаю, но организационно с ним меня связал Лавтаков в 1936 году».

В деле имеется выписка из показаний арестованного Дворецкого А.М. – бывшего начальника политотдела 34 стрелковой дивизии – от 31 августа 1938 года, где он утверждает, что Грузинский являлся одним из руководителей правотроцкистского заговора в 34 дивизии. Однако в своих показаниях от 1 августа 1939 года Дворецкий (к тому времени освобожденный из-под стражи в связи с прекращением на него дела) говорит, что прежние его показания о контрреволюционной правотроцкистской организации в 35 СД являются ложными, и что такими же ложными являются его показания в отношении Грузинского.

Из приобщенных к делу справок видно, что обвиняемый Хавкин от ранее данных показаний в части Грузинского также отказался, а обвиняемый Аншин – расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР.

04.01.1940 Особым отделом НКВД 2-й ОКА уголовное дело на Грузинского-Трифонова Н.С. прекращено за недоказанностью обвинения с освобождением из-под стражи. В постановлении о прекращении дела указано, что арест Грузинского был основан на показаниях Хавкина, Аншина и других, что эти показания были добыты провокационным путем следователями Малкевич и Альтгаузен, арестованными за вражескую деятельность, «направленную на создание провокационных дел по уничтожению честных партийных и советских кадров».

Реабилитирован 23.05.2001 прокуратурой Омской обл. по Закону РСФСР от 18.10.1991. 

Архивное дело П-83592.

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ