Баран Меер Цодикович

Отправлено 22 февр. 2014 г., 5:42 пользователем Редактор   [ обновлено 13 мая 2017 г., 9:41 ]

Председатель Облплана ЕАО Меер Цодикович (Мирон Цалькович) Баран родился в 1896 (1898) году в г. Брест-Литовске, Польша, еврей. На момент ареста он работал в Москве начальником планового отдела Молотовского районного промтреста (промпроекта). Член ВКП(б) с 1919 по 1938 гг. Образование высшее.

Арестован 31.07.1938 (по другим данным - 01.07.1938) 2 отделом УГБ УНКВД по Московской области и этапирован в распоряжение УНКВД по ЕАО. Следствие по делу Барана проводил ст. оперуполномоченный УГБ УНКВД по ЕАО сержант ГБ Полянин.

Впервые Баран допрошен 23 сентября 1938 года по биографическим данным.

На допросе от 20 января 1939 года следствие выясняло вопрос взаимоотношений между Бараном и репрессированными Бенеком и Столовым, являвшимися, по утверждению следствия, резидентами польской разведки. Баран преступную связь с этими лицами категорически отрицает.

23 января 1939 года Баран допрошен по факту его принадлежности к контрреволюционной бундовской и правотроцкистской организации с вводом в допрос выдержек из показаний четверых ранее арестованных участников этой организации. Баран свою принадлежность к к-р организациям также категорически отрицает.

26 января 1939 года Барану было предъявлено обвинение по ст.ст. 58-1а, 58-6, 58-7, 58-11 УК РСФСР как участнику правотроцкистского заговора и активному шпиону польской разведки.

К делу приобщены копии протоколов допроса одного из арестованных, называющего Барана участником к-р националистической троцкистской организации (о чем ему якобы известно со слов начальника главного строительного управления НКПП Гордеева), но о практической деятельности Барана ему ничего не известно.

В копиях показаний одного из обвиняемых указано, что Баран был завербован в к-р организацию бывшим председателем облисполкома Либербергом, но о практической деятельности Барана он ничего не говорит (этого обвиняемого допрашивали следователи Малкевич и Альтгаузен, впоследствии осужденными за фальсификацию и нарушения соцзаконности).

Другой обвиняемый назвал Барана участником правотроцкистской организации и указал, что Баран совместно с Канторович вредительски планировали новостройки, в частности – швейную фабрику, известковый завод и Лондоковское строительство (этого обвиняемого допрашивал капитан ГБ Пашкин-Бонов – подчиненный Малкевича).

Еще один обвиняемый указал, что со слов Хавкина ему известно о принадлежности Барана к к-р организации.

Двое других арестованных показали, что Баран являлся одним из руководителей бундовской организации в Биробиджане, а в правотроцкистскую организацию «польский шпион» Баран был вовлечен Либербергом.

Один из обвиняемых показал, что в 1923 году он установил преступную связь с Баран, который в то время работал в ЦКК-РКИ, а затем в СНК БССР, и был связан с резидентом польской разведки Бенеком – бывшим зам. председателя СНК БССР, впоследствии Наркомзем БССР. Якобы с 1923 по 1930 гг., работая в Минске и имея доступ к важным государственным документам, он систематически сообщал Барану шпионские сведения, а затем передавал аналогичные сведения и в Биробиджане (например, в 1937 году он передал Баран три подобные сводки о дислоцировании частей 34 стрелковой дивизии, количестве людей, вооружении, боеспособности и политико-моральном состоянии личного состава этого соединения). Каким образом обвиняемый, работавший в должности зав. Облместпромом ЕАО, мог добыть такие сведения, в показаниях не сказано (его допрашивали Малкевич и Инжеватов).

К делу также приобщены справки о том, что Шварцбард, Райский, Волобринский, Остренко, Столов, Аншин и Либерберг осуждены к ВМН – расстрелу.

В то же время из справки УГБ НКВД СССР от 26.11.1939 г. видно, что по показаниям арестованного Бенек К.Ф. Баран не проходит.

Председатель облплана ЕАО Хореев отношением от 8 октября 1939 года за № 010 уведомил УНКВД о том, что:

- первый вариант плана 2-й пятилетки по ЕАО в действие введен не был;

- облплан участия в планировании и проектировании строительства Обозного и Лондоковского заводов, ТЭЦ, швейной фабрики не принимал, так как эти объекты не входят в подведомственное хозяйство местных Советов.

Начальник Облзу ЕАО Миркотан справкой от 20 октября 1939 года свидетельствует о том, что Облплан к отводу колхозам земельных участков не имел.

В постановлении УНКВД по ЕАО от 01.12.1939 указано, что  «показания остальных обвиняемых об участии Баран в антисоветской правотроцкистской организации и о его якобы вредительской деятельности…общие…и, как показала проверка, не соответствуют действительности, так как вредительская деятельность Барана документами не подтверждена», а «показания "С" вызывают сомнение в части характера сведений, которые Баран якобы поручал собирать "С" в Биробиджане». 

На этом основании уголовное дело в отношении Барана было прекращено за недоказанностью обвинения с освобождением его из-под стражи.

Архивное дело П-89384.

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ