Баран Меер Цодикович

Отправлено 22 февр. 2014 г., 05:42 пользователем Редактор   [ обновлено 7 дек. 2019 г., 22:00 ]

Председатель Облплана ЕАО Меер Цодикович (Мирон Цалькович) Баран родился в 1898 году в г. Брест-Литовске, Польша, еврей. Образование высшее. Член ВКП(б) с 1919 по 1938 гг. В период Гражданской  войны служил в Красной Армии. В 1923-1930 гг. работал в ЦКК-РКИ, а затем в Совнаркоме БССР. В 1934 был директором института заочного образования в Минске. 

В 1936 году ЦК ВКП(б) направлен в Еврейскую автономную область на должность председателя облплана, был и.о. зам. председателя облисполкома, в феврале-мае 1937 года исполнял обязанности председателя облисполкома ЕАО.

В августе 1937 освобожден от должности и выехал из ЕАО в Москву, где работал начальником планового отдела Молотовского районного промтреста (промпроекта). 

Арестован 01.07.1938 (по другим данным - 31.07.1938) 2-м отделом УГБ УНКВД по Московской области, в сентябре 1938 этапирован в г. Биробиджан в распоряжение УНКВД по ЕАО. 

Следствие по делу Барана проводил ст. оперуполномоченный УГБ УНКВД по ЕАО сержант ГБ Полянин. На допросах Баран подвергался избиениям и другим мучительным пыткам (бессонница, "конвейер" и др.).

Впервые Баран допрошен 23 сентября 1938 года по биографическим данным. На допросе 20 января 1939 года следствие выясняло вопрос взаимоотношений между Бараном и репрессированными Бенеком и Столовым, являвшимися, по утверждению следствия, резидентами польской разведки. Баран преступную связь с этими лицами категорически отрицал. 

23 января 1939 года Баран был допрошен по факту его принадлежности к контрреволюционной бундовской и правотроцкистской организации с вводом в допрос выдержек из показаний четверых ранее арестованных участников этой организации. Баран свою принадлежность к к-р организациям также категорически отрицал.

26 января 1939 года Барану было предъявлено обвинение по ст.ст. 58-1а, 58-6, 58-7, 58-11 УК РСФСР как участнику правотроцкистского заговора и активному шпиону польской разведки.

К его делу приобщены копии протоколов допроса одного из арестованных, называющего Барана участником к-р националистической троцкистской организации (о чем ему якобы известно со слов начальника главного строительного управления НКПП Гордеева), но о практической деятельности Барана ему ничего не известно.

В копиях показаний другого обвиняемого указано, что Баран был завербован в к-р организацию бывшим председателем облисполкома Либербергом, но о практической деятельности Барана он ничего не говорит (этого обвиняемого допрашивали следователи Малкевич и Альтгаузен, впоследствии осужденны за фальсификацию и нарушения соцзаконности).

Третий обвиняемый назвал Барана участником правотроцкистской организации и указал, что Баран совместно с Канторович вредительски планировали новостройки, в частности – швейную фабрику, известковый завод и Лондоковское строительство (этого обвиняемого допрашивал капитан ГБ Пашкин-Бонов – подчиненный Малкевича).

Еще один обвиняемый указал, что со слов Хавкина ему известно о принадлежности Барана к к-р организации.

Двое других арестованных показали, что Баран являлся одним из руководителей бундовской организации в Биробиджане, а в правотроцкистскую организацию «польский шпион» Баран был вовлечен Либербергом.

Один из обвиняемых показал, что в 1923 году он установил преступную связь с Бараном, который в то время работал в ЦКК-РКИ, а затем в СНК БССР, и был связан с резидентом польской разведки Бенеком – бывшим зам. председателя СНК БССР, впоследствии Наркомзем БССР. Якобы с 1923 по 1930 гг., работая в Минске и имея доступ к важным государственным документам, он систематически сообщал Барану шпионские сведения, а затем передавал аналогичные сведения и в Биробиджане (например, в 1937 году он передал Барану три подобные сводки о дислокации частей 34 стрелковой дивизии, количестве людей, вооружении, боеспособности и политико-моральном состоянии личного состава этого соединения). Каким образом обвиняемый, работавший в должности зав. Облместпромом ЕАО, мог добыть такие сведения, в показаниях не сказано (его допрашивали Малкевич и Инжеватов).

В то же время из справки УГБ НКВД СССР от 26.11.1939 г. видно, что по показаниям арестованного Бенек К.Ф. Баран не проходит.

Председатель облплана ЕАО Хорев отношением от 8 октября 1939 года за № 010 уведомил УНКВД о том, что первый вариант плана 2-й пятилетки по ЕАО в действие введен не был, и облплан участия в планировании и проектировании строительства Обозного и Лондоковского заводов, ТЭЦ, швейной фабрики не принимал, так как эти объекты не входят в подведомственное хозяйство местных Советов.

Начальник Облзу ЕАО Миркотан справкой от 20 октября 1939 года свидетельствует о том, что Облплан к отводу колхозам земельных участков никакого отношения не имел.

Постановлением УНКВД по ЕАО от 01.12.1939 уголовное дело в отношении Барана было прекращено за недоказанностью обвинения с освобождением его из-под стражи. В постановлении указано, что  «показания остальных обвиняемых об участии Баран в антисоветской правотроцкистской организации и о его якобы вредительской деятельности…общие…и, как показала проверка, не соответствуют действительности, так как вредительская деятельность Барана документами не подтверждена», а «показания "С" вызывают сомнение в части характера сведений, которые Баран якобы поручал собирать "С" в Биробиджане». 

Архивное дело П-89384.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь 

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ