ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Мейлер Бер Срулевич

Отправлено 8 сент. 2019 г., 06:43 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:19 ]


Редактор газеты «Биробиджанер штерн» Мейлер Бер Срулевич (Миллер Борис Израилевич) родился 21 апреля 1913 г. в местечке Копай на Украине. Был учеником, а затем рабочим на одной из фабрик Харькова. В 1936 году окончил Московский педагогический институт имени Ленина и был направлен на Дальний Восток, в Биробиджан. С тех пор вся его жизнь была связана с еврейской автономией на Дальнем Востоке.

Первый сборник новелл Миллера "Смены заступают" (на идише) издан в 1931 году. Спустя три года вышел второй сборник его рассказов "Под радугой". В 1948 году отдельной книгой издана повесть "Биробиджан".

Мрачный период борьбы с еврейским «буржуазным национализмом» не обошел стороной и Биробиджан. Началом широкомасштабной антиеврейской кампании стал разгром Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) в Москве и зверское убийство 13 января 1948 г. в Минске на даче наркома госбезопасности Белоруссии Л.Ф. Цанавы руководителя ЕАК Соломона Михоэлса.  По всей стране начались массовые аресты деятелей еврейской культуры. 

8 февраля 1949 г. Сталин подписал подготовленное председателем правления Союза писателей СССР А. Фадеевым постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о роспуске объединений еврейских советских писателей в Москве, Киеве и Минске. За этим последовали аресты ряда еврейских писателей, а также журналистов и редакторов, готовивших материалы для Еврейского антифашистского комитета. По большей части они были обвинены в шпионаже в пользу США, многие расстреляны. 

Были закрыты еврейский музей в Вильнюсе, историко-этнографический музей грузинского еврейства в Тбилиси, краеведческий музей в Биробиджане, прекращены передачи Московского радио на идиш. В феврале закрыли Московское государственное еврейское театральное училище, затем ликвидировали все существовавшие в СССР еврейские театры — в Минске, Черновцах, Биробиджане. 1 декабря 1949 г. закрыли последний еврейский театр в Москве.

На состоявшемся 25-26 февраля 1949 г. V пленуме обкома и горкома ВКП(б) ЕАО отмечалось, что в Еврейской автономии имеет место «оживление элементов еврейского буржуазного национализма в связи с образованием Государства Израиль. Это требует улучшения дела интернационального воспитания трудящихся, особенно новых переселенцев». 

Тогда же член Хабаровского крайкома ВКП(б) Карасев представил пленуму нового начальника УМГБ СССР по ЕАО майора М.А. Николенко. До этого на протяжении четырех лет управление возглавлял единственный в его истории начальник-еврей – подполковник Иосиф Фридманович Бранзбург, которого в сентябре 1948 г. перевели в Хабаровск на должность начальника 4 отдела краевого управления МГБ.

Пленум единодушно избрал Николенко членом бюро обкома и поставил перед ним задачу – провести в ЕАО линию партии по борьбе с «безродными космополитами», вырвать с корнями «еврейский национализм».

В марте 1949 г. в ЕАО прибыла представительная комиссия Хабаровского крайкома партии, которой предстояло найти следы заговора «буржуазных националистов» на территории ЕАО. И она их нашла.

Результатом работы комиссии стала докладная записка на имя секретарей ЦК ВКП(б) Суслова и Пономаренко, а ее копия – в органы МГБ. В записке утверждалось, что развитие культуры и хозяйства ЕАО идет неудовлетворительно, а со стороны обкома партии допущены грубые политические ошибки.  Первый секретарь обкома А.Н. Бахмутский «… на протяжении ряда лет пропагандировал задачи форсированного развития области и превращения ее в союзную Еврейскую республику,  разжигая националистические настроения не только у советских, но и у зарубежных, и в первую очередь у американских евреев». Бахмутский обвинялся в забвении роли великого русского народа в строительстве Еврейской автономной области. Он якобы желал доказать, что ЕАО строилась, строится и будет построена как республика руками евреев, при этом игнорируя тот факт, что еврейское население области не превышает 18-20%.

Указывалось, что обком ВКП(б) не вел активной борьбы с проявлениями буржуазного национализма, пустил на самотек основные участки идеологической борьбы и даже установил связь с американскими евреями! Речь шла о еврейских детях, оставшихся сиротами во время войны и привезенных в ЕАО из западных регионов страны. Для их поддержки в США обществом «Амбиджан» был организован сбор средств, в результате чего в 1945-1948 гг. в ЕАО поступило подарков на сумму свыше 6 миллионов рублей, главным образом – одежда, обувь и продукты питания.

Комиссия сделала вывод: «Если к организованной связи с американскими евреями добавить довольно широко распространенные личные связи отдельных граждан со своими родственниками и знакомыми в США и других странах – станет ясным, какая широкая почва для распространения в ЕАО проамериканских националистических настроений создавались тт. Бахмутским и Левитиным…». Бахмутского и Левитина срочно вызывают в Москву, а вопросы борьбы с «еврейским буржуазным национализмом» из идейно-политической перешли в плоскость уголовно-процессуальную.

В июле-октябре 1949 г. органы МГБ «вскрыли и ликвидировали группу активных еврейских буржуазных националистов» - по двум групповым делам были арестованы 9 человек.

Первыми 4 июля 1949 г. были арестованы редактор газеты «Биробиджанер штерн» Мейлер Бер Срулевич (Миллер Борис Израилевич) и переводчик редакции газеты «Биробиджанер штерн» Рабинков Гессель Беркович (Григорий Борисович).

5 июля пришли за поэтессой Вассерман Любой Шамовной.

20 августа взяли сотрудника переселенческого отдела облисполкома ЕАО Синявского (Синделевич) Семена Борисовича.

29 августа арестовали прозаика, публициста, филолога, библиографа и переводчика радиокомитета ЕАО Слуцкого Дов-Бера Айзиковича

30 августа – лингвиста-фольклориста Черняка Иосифа Ефимовича, а 

31 августа – заведующего методическим кабинетом ОблОНО Ворсовского Зельмана Хаймовича и сотрудника редакции газеты «Биробиджанер штерн» Гольдвассера (Яновского) Исроэла Натановича (Мелеховича), известного как Эмиот Исроэл.

5 октября 1949 г. арестовали драматурга, режиссера и актера Биробиджанского еврейского театра Аронеса Файвиша Львовича (Файвла Лейбовича).

По мнению следствия, их "вражеская деятельность" заключалась в том, что они «предоставляли страницы еврейской областной газеты и журнала для опубликования националистических статей и пропагандирования через печать националистических взглядов; протаскивали националистические идеи в своих литературных произведениях и школах; распространяли клеветнические измышления о том, что в Советском Союзе антисемитизм носит государственный характер и поощряется партией и Советским правительством».

31 мая 1950 г. Особое совещание при МГБ СССР приговорило каждого из арестованных по ст. 58-10 ч. 2 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (кроме З.Х. Ворсовского, получившего 8 лет).

27 декабря 1955 г. постановление Особого совещания при МГБ СССР от 31.05.1950 в отношении Мейлера Б.С. постановлением Центральной Комиссии по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении, было изменено – ст. 58-11 УК РСФСР из обвинения исключена, а по ч. 2 ст. 58-10 УК РСФСР мера наказания ему снижена до фактически отбытого срока, в связи с чем из-под стражи он был освобожден.

После возвращения из лагерей в Биробиджан Миллер Б.И. был полностью реабилитирован 14.09.1956 облсудом ЕАО за отсутствием в его действиях состава преступления.

Вскоре после этого увидели свет его новые книги "Земля родная", "Ясность", "На полном ходу", "Каждому поколению - свое", "Пока жив человек".

В год 50-летия ЕАО вышел сборник стихов Миллера "Светлый источник".


Его стихи на русский язык переводили поэты Михаил Асламов, Людмила Миланич, Роальд Добровенский, Нина Филипкина, Виктор Соломатов, Леонид Школьник. Миллер - автор нескольких пьес: "Он из Биробиджана", "Чудес не бывает", "Дыхание моей любимой", "33 богатыря" и других.

Умер в 1988 г. в Биробиджане.


Оклик черного времени

Он умер зимой 1988-го, и кто-то из присутствующих на похоронах заметил с грустью, что нынешний год высокосный, и свой горький счет он начал именно с Бузи....Хоронили Бузи Миллера - последнего в нашем городе еврейского писателя. 

Пятьдесят два года прожил он в Биробиджане. Все у него было: и награды, и звания, и должности, и почет. И страдания... Семь лет лагерей.  Проклятые годы, о которых Бузи почти ничего не успел (не захотел?) рассказать...

В сорок восьмом сняли Бахмутского, первого секретаря обкома партии. Сняли как "буржуазного националиста". Этой же формулировкой пестрели дела почти всех представителей еврейской интеллигенции Биробиджана: артистов, писателей, журналистов, педагогов, партийных и комсомольских работников.

На "смену" Бахмутскому из Москвы прибыл новый секретарь обкома Симонов. В хабаровском аэропорту его встречал шофер Ефим Борунов, специально командированный из Биробиджана. "Ну что, расхулиганились здесь еврейчики? - была первая фраза Симонова. - Ничего,  ничего, мы порядок наведем..."

В первые же месяцы работы нового секретаря во всех обкомовских машинах появились новые чехлы на сиденьях: их сшили из занавеса еврейского театра, за-крытого к тому времени в Биробиджане.

"Расхулиганились еврейчики..." Симонов, конечно же, имел в виду тех самых "буржуазных националистов", которых как-то сразу очень много оказалось в Еврейской автономной области, - ну просто не было от них проходу таким "трезвомыслящим" людям, как, к примеру, Симонов...

Бузи Миллер не подозревал, что вскоре и ему суждено стать "буржуазным националистом". Он, как оказалось, был наивным человеком - "потеряв всякую партийную бдительность", он позволял печатать во вверенной ему газете "Биробиджанер штерн" произведения "буржуазного националиста" Дер Нистера, творчество которого очень любил.

Девятого апреля 1948 года в редакции "Биробиджанер штерн" состоялось собрание, на котором редакторская деятельность коммуниста Миллера получила "должную" оценку. Одно за другим в его адрес звучали  обвинения.

…Дер Нистер - буржуазный националист. Так говорят друзья. Так говорит партия. Значит, так на деле и есть. Миллер взял покаянное слово. "Я полностью признаю допущенные мной политические ошибки, выразившиеся в публикации статей Дер Нистера, содержащие элементы буржуазного национализма. Вполне правильно решение обкома партии, наказавшего меня за притупление политической бдительности. В чем же причина допущенных ошибок? Это, прежде всего, преклонение перед Дер Нистером. Мы успокоились тем, что статьи его печатались в "Эйникайт" (газета Еврейского антифашистского комитета - прим.), и поэтому мы их не проверяли. Газета "Биробиджанер штерн" мало подвергалась критике, и это привело к печальным последствиям".

Бузи Миллер был исключен из партии, снят с работы и существовал лишь за счет скудных гонораров, которые удавалось зарабатывать в областных газетах. У него было трое детей - Марик, Софа, Изя, и он, естественно, тяготился неопределенным своим положением. Многие из друзей писателя понимали, что никакой он не националист, и сочувствовали ему, но это их сочувствие было молчаливым, ибо страх заставлял людей не только молчать, но и забывать о таких человеческих качествах, как сочувствие, сострадание, сопереживание.

Ошибка - это не преступление. Искренние и порядочные люди имеют обостренное чувство справедливости. Они знают о существовании подлости, но сами существуют как бы вне ее. Такие часто ходят к вражеским позициям парламентерами, веря в то, что по белому флагу не стреляют, а после, уже умирая, искренне удивляются, увидев, как их кровь расползается пятном по белому полотнищу.

Ошибка - это еще не преступление. Так искренне полагал Миллер, прощаясь с женой Анной Абрамовной перед поездкой в Хабаровск. Он верил, что сумеет объяснить все случившееся в Союзе писателей, верил, что уж там-то его поймут.

Поездка в Хабаровск не состоялась, писателя арестовали...

"Мейлер Бер Срулевич, член ВКП(б) с 1941 года, партбилет № 4260851, 1913 года рождения, еврей, образование высшее, писатель, имеет партийное взыскание - выговор - за допущенную им ошибку буржуазно-националистического характера.

Суть дела: постановление бюро Биробиджанского горкома ВКП(б) от 27 апреля 1949 года. Мейлера за допущенные в своем литературном творчестве националистические ошибки, нежелание признать и исправить эти ошибки из членов ВКП(б) исключить. 

Установлено: Мейлер, работая редактором газеты "Биробиджанер штерн", допустил печатание на страницах газеты антисоветских статей буржуазного националиста, космополита Дер Нистера, за что в 1948 году был снят с работы и ему был объявлен выговор. Являясь ответственным секретарем группы писателей Биробиджана, Мейлер не принимал мер для развития в ней большевистской критики и самокритики, очищения ее от имевшей место затхлой нездоровой обстановки, при которой отсутствовала какая-либо борьба против проявления буржуазного еврейского национализма. Мейлер не принял меры для удаления из писательской группы никчемных, националистически настроенных писателей. Неслучайность этих ошибок объясняется тем, что и сам Мейлер заражен буржуазным национализмом, что видно из его произведений - повести "Биробиджан" и пьесы "Он из Биробиджана".

После ареста отца Марик бросил школу и пошел работать на завод металлоизделий. Мама, конечно же, плакала, но что делать: арестован муж, а надо кормить всю троицу на одну скромную зарплату воспитательницы детского сада. Иногда Анна Абрамовна брала Софочку с собой и там, в садике, подкармливала ее. В конце каждой недели мама собирала передачу в тюрьму. Посылки отцу отвозил Марик. Денег на билеты не было, и мальчик осторожно пробирался в поезд, умело прячась от проводников и контролеров...

"Папа будет ждать, - говорила Анна Абрамовна, - он всегда в этот день ждет тебя, сынок. Кто знает, куда его могут отправить завтра? И мы ничем не сможем ему помочь. Ты должен это понимать. Ты уже взрослый..."

Марик понимал. Он действительно был взрослым. Ему было двенадцать.

Следствие по делу Миллера затянулось до 31 мая 1950 года. Это не выходило за рамки уголовно-процессуального кодекса ввиду "особой опасности и сложности" состава преступления. Основная сложность состояла в том, что Борис Израйлевич не только "на протяжении ряда лет среди окружавших его лиц распространял антисоветские националистические взгляды и предоставлял редактируемую им газету буржуазным националистам для публикации антисоветских произведений". Миллер ко всему еще "являлся участником преступной группы лиц".

Стоит ли говорить о том, что этот, второй, факт немало удивил Миллера. Если о своих "буржуазно-националистических ошибках" он узнал в апреле 1948 года и как-то был готов к подобному обвинению, то о преступной группе лиц ему поведали на следствии. Только, Боже упаси, не подумайте, что до ареста он не был знаком с членами "группы", он их всех, конечно, знал. О чем не догадывался наивный, доверчивый человек Борис Израйлевич, так это о том, что все они "преступная группа". Вот в этом его убеждали на следствии до мая 1950 года. Впрочем, должно быть, и остальных членов группы убеждали в том же самом.

Итак, ответственность за совершенное "преступление" с Бузи Миллером поделили: поэтесса Любовь Вассерман, поэт Израиль Гольдвассер, актер еврейского театра Файвиш Аронес, кавалер ордена "Знак Почета" поэт Гессель Рабинков, переводчик радиокомитета Бер Слуцкий, начальник снабжения фабрики им. Димитрова Семен Синявский-Синделевич.

Каждый из членов "преступной группы" имел солидный перечень "злодеяний". Так, например, Слуцкий, будучи убежденным буржуазным националистом, в 1917-1918 годах сотрудничал с националистической партией "Фарэйниктэ", выступал со статьями против большевистской партии (за что тридцать лет спустя должен был понести наказание). С 1946 года проповедовал "искусственное и насильственное внедрение еврейского языка, культуры и письменности, распространял в печати националистические взгляды об общности и единстве еврейской культуры мира".

Рабинков, Вассерман и Гольдвассер были признаны виновными в том, что "занимались организованной антисоветской деятельностью, направленной против национальной политики Коммунистической партии, советского правительства, на обособление Еврейской автономной области от других областей СССР, подрыв единства и дружбы народов СССР, протаскивая националистические взгляды в своих произведениях".

Чтобы доказать преступный сговор группы, была назначена экспертиза, которая проводилась по материалам, напечатанным в газете "Биробиджанер штерн" в 1944 году. В заключение экспертизы значилось, что газета, которую редактировал Мейлер, он же Миллер, помещала материалы тенденциозные и односторонние, где многие вопросы развития хозяйства и культуры страны освещались главным образом с точки зрения участия в них представителей еврейской национальности. Подчеркивалась необходимость развития еврейской культуры и языка, указывалось, что евреи впервые в истории строят свою автономную государственность. Не освещалась роль других лиц, кроме еврейской национальности, не подчеркивалась роль русского народа как в достижении победы над гитлеровской Германией, так и в мирном строительстве.

Заключение экспертизы явилось солидной основой для обвинения. 31 мая 1950 года особое совещание при МГБ СССР вынесло постановление: всех членов группы по части 11 ст. 58-10 и ст. 58-1 приговорить к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере каждого.

...Лагерь, куда этапировали Миллера из хабаровской тюрьмы, находился в Восточной Сибири, недалеко от станции Чугуевка. Сам Бузи почти никому об этом не рассказывал. Известно лишь, что поначалу он работал на лесоповале и в каменоломне, а незадолго до освобождения стал учителем в лагерной вечерней школе.

Лагерь надломил Бузи, так говорили многие, знавшие его до и после ареста. Так считал и Абрам Гершков, бывший начальник переселенотдела, осужденный на 25 лет как английский шпион. Абрам Анисимович был другом Миллера и, видимо, по этой причине попал в тот же сибирский лагерь.

Но однажды Мишка Страшной, внук Бориса Израйлевича, разбирая после смерти деда его архив, наткнулся на зеленый блокнот и черновик заявления, в котором Миллер в жесткой форме выражал протест против действий администрации лагеря. Миллер не умолял и не просил, он именно требовал права на элементарное уважение к человеческой личности.

Начальнику спецотряда ЛП-06 Шумакову от з. к. Миллера Б.С., 1913 года рождения, осужден особым совещанием на 10 лет по статье 58, п. 10, ч. 2. Начало срока 4.07.1949 г.

Заявление

Возмущен продолжающейся бюрократической практикой осужденного правительством нарочитого задержания жалоб заключенных на имя руководителей партии и правительства. История с моей жалобой на имя первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева ярчайшее тому доказательство. Жалобу эту я опустил в ящик для жалоб на Л.П. еще 5.12.1954 года. Как мне было сообщено в марте, никаких следов от прохождения моей жалобы на Л.П. не осталось. Не вынуть ее не могли. А вынуть и отправить - также не могли. Осталось предположить, что ее переслали в Тайшет (тогда еще жалобы шли через Тайшет.- А.Д.).

Первого апреля сего года я отправил закрытым письмом запрос на имя начальника спецчасти Дерегал ИТЛ Тайшет. Прошло два месяца, ответа не было. 5 июня я вторично отправил запрос по тому же адресу.

Сегодня, 10 июля, я был вызван во 2-ю часть нашего Л.П., где мне дали возможность ознакомиться с вашей резолюцией о моей...

В этом месте заявление обрывается, и мы никогда уже не узнаем об имевшейся резолюции и разговоре Миллера с начальником спецотряда. Но именно этот возмущенный крик из лагерного барака помогает прийти к выводу: нет, лагеря не надломили Миллера - время надломилось, давя под собой миллионы безвинных...

После смерти Сталина в лагере "потеплело". Разрешили читать газеты и журналы, Абраму Гершкову позволили организовать духовой оркестр, и "за колючкой" стали звучать марши и даже вальсы.

Все чаще уходили на волю письма к высоким инстанциям с просьбами о пересмотре дела. Самым удачливым приходили ответы, но такое случалось пока еще редко.

Анна Абрамовна тоже писала. Многие друзья и коллеги мужа, к которым она обращалась за помощью, делали вид, что не получали ее писем. Многие, но не все. Первого сентября 1955 года пришел ответ от Эммануила Казакевича. "Уважаемая Анна Абрамовна, - писал Казакевич, - я получил письмо Бузи. Разумеется, предприму все, что смогу, т. е. поговорю с А. А. Сурковым и  с К. М. Симоновым. Скажу им, что знал Бузю с 1929 по 1938 год и ни капельки не сомневаюсь в его советском мировоззрении. Желаю вам всего наилучшего, надеюсь на изменения в судьбе Бузи".

Бузи Миллер, печатавший в "Биробиджанер штерн" произведения "космополита" Дер Нистера, не мог, конечно, в тайшетском своем лагере слышать автоматную очередь, оборвавшую в августе 1952-го жизнь этого прекрасного писателя, а также жизни Льва Квитко, Переца Маркиша, Ицика Фефера, Давида Гофштейна и других деятелей советской еврейской культуры... Такая нелепая, мучительно жестокая участь старших товарищей по перу до конца жизни будет беспокоить писателя, заставляя его словно не пером на бумаге, а зубилом на могильных плитах высекать строки:

Любимые мои, родные,

Друзья и кровные братья.

Мне кажется, что и поныне

Вы окликаете меня. 

Кто молод,

Уж не станет старше. 

А список полнится: в черед 

И Лев Квитко, и Перец Маркиш, 

Кульбак, Кушниров, Аксельрод.

Бузи Миллер вернулся домой весной 1956-го. Он вернулся в город, который никогда не был для него пунктом очередной творческой командировки. Вернулся в Биробиджан, который спустя тридцать два года будет прощаться с писателем в городском Дворце культуры и назовет одну из своих улиц его, Миллера, именем. Он вернулся в город, где выросли его дети. Вернулся писателем и коммунистом, который простил время и простил молчавших в то время и друзей. До последних дней жизни он работал: помогал молодым журналистам "Биробиджанер штерн", молодым писателям. А буквально за неделю до смерти опубликовал в газете поэму на идише "В перестройке сердца", которую читатели в разных городах страны назвали первым в советской еврейской литературе словом о культе личности.

Этой поэмой Миллер не только отчитался перед временем, но и потребовал у него отчета. Он имел на это право. Его старый друг Борис Самойлович Тенцер говорил, что в эту поэму Бузи Миллер вложил остатки своей жизни.

Думаю, что это немного не так. Миллер вложил в нее всю свою жизнь. Без остатка.

Из края в край

привет ко мне спешил.

Нас время воспитало

очень строго.

И ту суровость

мы возьмем в дорогу,

она не раз нам помогала жить.

 

Александр Драбкин, из сборника "Колючая правда", 

"Биробиджанер штерн" - 15 (14280) 18.04.2012


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Пальшин Александр Иннокентьевич

Отправлено 9 мая 2019 г., 07:19 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:21 ]


Заведующий особым сектором обкома ВКП(б) ЕАО Александр Иннокентьевич Пальшин, 1903, урожен. с. Пальшина Читинской обл., русский. Перед арестом - зав. спецсектором облисполкома ЕАО. Место жительства: Биробиджан. Арест. 30.04.1938 УНКВД по ЕАО по ст. 58-1а-8-11 УК РСФСР. 21.10.1939 ВТ 2-й ОКА оправдан, уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело: П-83593. 




"... В 1924 году, проживая в селе Корфовском Тамбовского р-на Амурской области, ПАЛЬШИН во время кулацкого Зазейского восстания пытался выступать против Советской власти, но испугавшись репрес­сий сбежал и скрывался до ликвидации восстания, после чего нес­колько недель находился за границей в Маньчжурии.

В 1927 году, преследуя карьеристские цели, ПАЛЬШИН вступил в ВКП(б), скрыв свое участие в Зазейском кулацком восстании.

В 1936 году, имея прямые антисоветские взгляды, был завербо­ван АНШИНЫМ, бывшим тогда 2-м секретарем Обкома ВКП(б) Еврей­ской автономной области, в состав правотроцкистской организации, и по заданию последней проводил антисоветскую работу.

В том же 1936 году, с целью сохранения от разоблачения троц­киста ХАВКИНА, ПАЛЬШИН совместно со СТАСЮКОВЫМ по заданию АНШИНА произвели подделку в партийных документах Хавкина о его прошлой троцкистской деятельности в 1923 году, скрыв это от областной парторганизации. 

Являясь участником правотроцкистской организации, был в курсе всей антисоветской деятельности ХАВКИНА, АНШИНА, ВОЛОБРИН­СКОГО, СТАСЮКОВА и других троцкистов, активно помогал им в фа­брикации фальшивок и клеветнических писем на членов ВКП(б), тщательно скрывал это от партийной организации, боясь собственного разоблачения.

Виновным себя в предъявленном ему обвинении признал. Изобличается прямыми показаниями обв. АНШИНА, ХАВКИНА; косвенными показаниями обв. СТАСЮКОВА, ВОЛОБРИНСКОГО, ШВАРЦБАРДА, ШКОЛЬНИКА, БЕЙНФЕСТА, ПЕРЕСЫПКО, свидетелем ГЕЛЬФЕНБЕЙНОМ, очной ставкой со СТАСЮКОВЫМ и документами, находящимися в деле.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО ОБВИНЯЕТСЯ: ПАЛЬШИН Александр Иннокентьевич, 1903 года рождения, уроженец села Пальшино Карымского района Читинской области, русский, гр-н СССР, происходит из крестьян, бывший член ВПК(б) с 1921 года, женат, ранее не судим, до ареста работал зав. спецсектором Облисполкома Еврей­ской автономной области, в том, что является участником антисоветской правотроцкистской организации, ставившей своей задачей свержение советской власти. По заданию этой организации сохранял от разоблачения правотроц­кистские кадры, и занимался компрометацией коммунистов, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР".

Из приговора ВТ 2-й ОКА от 20-21 октября 1939 г. 

ПАЛЬШИН предварительным следствием обвиня­лся в том, что являлся участником антисоветской право-троцкистской организации и по ее заданиям осуществ­лял подрывную деятельность в Еврейской автономной области. 

Указанное обвинение было основано на показаниях самого обвиняемого, от которых он впоследствии отказался как не соответствующих действительности. Других же данных, могучих подтвердить обвинение ПАЛЬШИНА, судебным след­ствием не добыто.

На основании изложенного предъявленное ПАЛЬШИНУ обвинение, предусмотренное ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР, считать недоказанным.

Руководствуясь ст. ст. 319, 320 и 326 УПК РСФСР, ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ ПРИГОВОРИЛ:

ПАЛЬШИНА Александра Иннокентьевича по ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР оправдать.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Воронов Иван Лукич

Отправлено 6 мая 2019 г., 18:09 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:24 ]


Хлебороб и рыбак из с. Дежнёва Иван Лукич Воронов, 1861, урожен. с. Дежнёва, русский. Арестован 17.09.1932 Хабаровским погранотрядом ОГПУ. 

"Житель села Дежнево Биро-Биджанского р-на ВОРОНОВ Иван Лукич, быв. казак, до революции и после являлся крупным кулаком, имел паровую мельницу, сложные сельхозмашины и несколько постоянных батраков.

При сов. власти Воронов Иван, не теряя надежды на реставрацию монархии и пользуясь каждым случаем: общим собранием, беседой с односельчанами, вел антисоветскую  агитацию.

В 1924 г. Воронов месяца 2 сидел в изоляторе как подозреваемый в покушении на убийство начальника погранпоста ОГПУ села Новая Виноградовка, но освобожден за недоказанностью.

В 1925 г. мельница Воронова была конфискована и перешла в собственность земельного общества.

После этого Воронов стал вести антисоветскую агитацию в более активных формах. Предчувствуя, что неизбежно он будет привлечен к уголовной ответственности, и, думая, что за границей он будет пользоваться былым авторитетом "'богатого человека" и сможет улучшить свое материальное состояние, Воронов в мае 1927 года нелегально эмигрировал в Китай, захватив с собой одну лошадь и денежные сбережения, уцелевшие от прошлых накоплений.

На кит. стороне он поселился в п. Полынья, что на правом берегу р. Амур на 15 км южнее д. Венцелево Биро-Биджанского р-на. Продав лошадь, Воронов вложил свои наличные деньги в торговое предприятие китайской фирмы, а сам занялся рыбной ловлей.

Отсюда Воронов связался с Харбинской Монархической организацией генералов Сычева и Хорвата и стал вести оживленную переписку со старым знакомым активным белобандитом – казачьим атаманом Василием Васильевичем Сараевым1, который жил в г. Харбине, являясь представителем Сычева и Хорвата на побережье Амура.

В течение 1927-29 гг. Воронов неоднократно получал из Харбина от атамана Сараева письма и к-р литературу: газеты ("Рупор", "Заря" и др.), листовки и книжки с заданием: распространять литературу среди местных эмигрантов и нелегально перебрасывать ее на сов. сторону.

Литературу и задания Сараева Воронов получал через следующих белоэмигрантов, служивших на китайских пароходах, курсировавших по линии Харбин-Сахалян: Блаженский - командир парохода "Шанхай", Залога - командир парохода "Фу-Дян", Карпов - пом. командира парохода "Сун-Тенг" и Рогозин Иван Матвеевич - рулевой парохода "Цейлан".

Эту литературу среди белоэмигрантов, живущих вблизи, Воронов распространял лично, а на территорию СССР перебрасывал через знакомых жителей сов. стороны, приходивших в Китай за контрабандой.

Например, в течение 1928-29 г. Воронов три раза давал к-р. литературу: газеты "Гун-Бао", "Заря", воззвания к казачеству генерала Хорвата и др., всего 16-12 кг, жителю с. Мих.-Семеновское Лопатину Иннокентию Максимовичу с заданием раздавать ее на сов. стороне "исключительно своим людям", не называя персонально кому.

Перед советско-китайским конфликтом, в середине июня 1929 г., из Харбина на побережье Амура приехал белоэмигрант Амурский казак Лалетин Семен Иннокентьевич, командированный известным белобандитом Мятелица Николаем (представитель атамана Семенова) для проведения подготовительно-организационной работы среди русских эмигрантов с целью формирования банд.

Лалетин объезжал населенные пункты, собирал подписи русских белоэмигрантов, изъявивших желание принять участие в вооруженной борьбе с СССР. Воронов имел встречу с ЛАЛЕТИНЫМ и записал свою фамилию в этот список.

После этого 19 июня по пути из Харбина в Сахалян в п. Полынья на пароходе "Хай-Чин" прибыл атаман Сараев, ехавший из Харбина в Сахалян. 

Пароход "Хай-Чин"

Узнав от местных жителей, что Воронов на рыбалке, Сараев через китайца Ю-Син переслал ему (Воронову) пакет, в котором было письмо и инструкция. В письме Сараев просил Воронова "постараться на общее русское дело" собрать сведения о СССР по прилагаемой инструкции и материал предать ему черев 10-12 дней, когда он будет ехать обратно в Харбин.

"Инструкция по разведке и контрразведке применительно к деятельности по организации восстания по СССР" содержала 16 пунктов, затрагивающих дислокацию, службу, настроение частей РККА и погранохраны, расположение в погранполосе складов боеприпасов, бронепоездов, авиачастей, флотилии, настроение сов. населения, места, удобные для перехода границы, и т. п. сведения.

С этого времени Воронов все время проводил на берегу р. Амур, поджидая и встречая своих знакомых жителей сов. территории, через которых он производи сбор сведений по пунктам инструкции. У него были Бояркин Михаил из с. Квашнино, Духовников Роман из с. Венцелево и др. С ними Воронов договаривался и о времени начала восстания.

В конце 1929 г. в разгар советско-китайского конфликта Воронов, боясь быть захваченным частями Погранохраны или РККА., из п. Полынья переселился в тыл Китая в г. Наолеми (что в 18 км северо-западнее г. Фугдина), где поступил в Маньчжурскую земледельческую корпорацию на должность заведующего материальным складом.

Здесь в декабре 1930 г. он принял активное участие в организации вооружённой банды в составе 17 человек из числа белоэмигрантов, работавших в корпорации. Банда намеревалась нелегально перейти на сов. сторону и ограбить Биджанский зерносовхоз. Банду возглавлял сначала Дутов Иван, а затем Астраханцев Николай и Воронов Иван. Вследствие разногласий среди ее участников, свое намерение банда не осуществила.

17 сентября с. г. кит. властями Воронов был арестован и передан на сов. сторону.

Допрошенный в качестве ОБВИНЯЕМОГО ВОРОНОВ ПРИЗНАЛ СЕБЯ ВИНОВНЫМ в том, что:

1. В 1927-28 гг., проживая в п. Полынья, неоднократно пароходами получал из г. Харбина к-р. литературу; распространял ее среди белоэмигрантов и перебрасывал на сов. сторону.

2. Летом 1929 г., находясь в п. Полынья, получил от атамана Сараева, ехавшего на пароходе из Харбина в Сахалян, инструкцию и письмо с просьбой произвести разведку политического, экономического и военного состояния погранполосы СССР, казачьего населения, частей РККА, погранохраны, их вооружения, наличия авиа-бронечастей, флотилии, политико-морального состояния личного состава частей РККА и войск ОГПУ, мест, удобных для перехода границы и т. п.

На основании изложенного Воронов Иван Лукич, 73 лет, уроженец и до 1927 г. житель с. Дежнево Биро-Биджанского р-на ДВК, с 1927 г. проживающий в Китае в п. Полынья Суйбинсянского уезда, сов. подданный, русский, быв. казак, до 1925 г. имевший кулацкое хозяйство: паровую мельницу и постоянных батраков, с 1927 г. - неимущий, с низшим образованием, вдовец, одинокий, б/п, несудимый, ОБВИНЯЕТСЯ в том, что:

1. В течение 1927-29 гг., находясь в кит. п. Полынья, состоял членом к-р монархической казачьей организации генерала Сычева, поддерживал с центром этой организации в г. Харбине письменную и живую связь, получал к-р. литературу и перебрасывал ее на территорию СССР.

2. В 1929 году по заданию этой к-р. организации производил сбор сведений о политико-экономическом и военном состоянии СССР, дислокации, вооружении и настроении частей РККА и погранохраны и подготовку к вооруженному восстанию на территории СССР.

3. В 1930 году, находясь в  кит. гор. Наолеми, принимал участие в организации и возглавлял к-р. банду в составе 17 белоэмигрантов, намеревавшуюся ограбить Биджанский зерносовхоз, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-4 УК РСФСР".

17.01.1933 тройка при ПП ОГПУ по ДВК приговорила Воронова Ивана Лукича по ст. 58-4 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян 22.01.1933 в Хабаровске. 

31.08.1989 прокуратурой Хабаровского края он был реабилитирован по Указу ПВС СССР от 16.01.1989 - за отсутствием в его действиях состава преступления. 


1 Сараев Василий Васильевич (19.12.1883, ст. Екатерино-Никольская - до 09.03.1933, Шанхай) – возможно, сын урядника станицы Екатерино-Никольской Сараева Василия Варфоломевича. Казак. Есаул Екатерино-Никольской станицы Амурского казачьего войска. Общественный деятель. Во время Гражданской войны в войсках атамана Семенова командовал казачьим дивизионом. Участвовал в боях с красным партизанским отрядом Щетинкина. В 1921 в эмиграции в Маньчжурии. Участник Хабаровского похода белоповстанцев генерала Молчанова (1921-1922). Соучредитель Казачьего Союза в Шанхае (1925). В Русской Группе генерала Нечаева К.П. в армии маньчжурского генерала Чжан Цзунчана – полковник, командир 3-го дивизиона 2-го Русского конного полка, командир 4-го конного полка (1927-1928). В августе 1928 г. оставил военную службу и выехал в Мукден. Один из руководителей харбинского отделения Союза Шаньдунцев, созданого в июле 1929 г. бывшими военнослужащими Русской Группы генерала Нечаева, и куратор со стороны атамана Семенова белопартизанских отрядов в регионе Барга. Телохранитель китайского коммерсанта-пароходчика Чжана Сибонга. Убит в Шанхае в перестрелке (1933).


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Якимов Трофим Андреевич

Отправлено 2 мая 2019 г., 19:53 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:29 ]


Колхозник колхоза «Красный Маяк» из с. Новотроицкого Трофим Андреевич Якимов, 1899, урожен. с. Кукелева, русский.  Арест. 28.09.1935 УНКВД по ЕАО. Осужд. 25.04.1936 ВТ ОКДВА по ст.ст. 58-1а, 58-7, 58-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Находился в Карлаге НКВД (г. Караганда). Умер 09.11.1943 в 4 отделении Приволжского ИТЛ УНКВД СССР, причина смерти - пеллагра и цынга. Погребен на кладбище с. Александровка. Реабилитирован 28.09.1998 Военной прокуратурой ДВО по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: ХУ-975. 


"В обл. Управление НКВД по Еврейской автономной области ДВК в августе 1935 года поступили сведения о резком сокращении конского поголовья в колхозе "Красный Маяк" - с. Ново - Троицкое Блюхеровского района.

Произведенным расследованием было установлено: умышленная порча лошадей путем зверского избиения палками, проволочным кнутом с привязанной на конце гайкой и др. способами со стороны колхозника ЯКИМОВА Трофима Андреевича. Врачебным осмотром была окончательно установлена указанная причина выхода лошадей из строя.

На основании этих материалов ЯКИМОВ Т. А. был арестован и под влиянием предъявленных улик в совершенном преступлении сознался, причем в своих показаниях указал, что вредительской деятельностью занимался по указанию своего родственника РОГАЛЕВА Ивана Федоровича.

Дальнейшим расследованием преступной деятельности ЯКИМОВА Т. А. и РОГАЛЕВА И. Ф. установлено, что ЯКИМОВ Т. А. активной контрреволюционной деятельностью занимается с 1928 года. Из показаний ЯКИМОВА устанавливается, что к/р повстанческая организация, в которой он принимал активное участие, оформилась в 1928 году в казачьих селах, расположенных по р. Биджан, как - то: Ново - Троицкое, Биджан, Башмак, Венцелево; с 1930 года деятельностью этой организации руководил из - за кордона разведчик одного иностранного государства - белоэмигрант Ушаков Степан.

При проведении паспортизации в 1933 г. значительная часть членов этой организации была выслана из погранполосы, остальная же часть в этот период времени была репрессирована за вредительскую в колхозах и иную антисоветскую деятельность и осуждена. Из членов организации остался лишь ЯКИМОВ Т. А., который встречался с приходившим из з/к УШАКОВЫМ Степаном, от последнего получал установку на проведение шпионской деятельности по разведыванию оборонного строительства в погранполосе Еврейской автономной области.

В 1933 году в с. Ново-Троицкое из Александровского завода прибыл освободившийся из - под стражи бывший полицейский надзиратель РОГАЛЕВ Иван Фёдорович, который при содействии ЯКИМОВА Т. А. получил по фиктивным документам паспорт. Одновременно с этим РОГАЛЕВ И. Ф. добился согласия ЯКИМОВА Т. А. сначала на организацию антисоветской группировки, затем - на проведение вредительской работы в колхозе, и, в конце - концов, добился согласия ЯКИМОВА Т. А. на соучастие в шпионской деятельности.

ЯКИМОВ, имея указания УШАКОВА Степана и РОГАЛЕВА И. Ф. на проведение контрреволюционной шпионской деятельности, в обеспечение успешного проведения шпионажа завербовал для этой работы - ШОХИРЕВА Тимофея Ивановича и ПЕЛЬМЕНЕВА Льва Петровича, через которых собирал сведения об оборонном строительстве и воинских гарнизонах погранполосы Еврейской автономной области.

Лично им собранные сведения, а также приученные от ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА, ЯКИМОВ Т. А. передавал приходившему из - за кордона УШАКОВУ Степану (последний раз УШАКОВ был летом 1935 года) и РОГАЛЕВУ Ивану Федоровичу.

В период следствия со стороны обвиняемых РОГАЛЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА была попытка повлиять на ход следствия путем понуждения обвиняемых ЯКИМОВА и ШОХЕРЕВА к отказу от данных ими показаний.

На основании изложенного привлечены к уголовной ответственности и ОБВИНЯЮТСЯ:

1. ЯКИМОВ Трофим Андреевич, 1892 г. рождения, уроженец с. Кукелево, Блюхеровского р - на, в момент ареста проживавший в с. Ново - Троицком того же р - на, беспартийный, женатый, на иждивении 7 чел. ; в 1934 году дважды судимый по 109 ст. УК, из крестьян - бедняков, колхозник; в 1921 г. дезертировал за границу, за что был судим на 1, 5 года, имеет родственников за границей, В ТОМ, ЧТО:

С 1928 года состоял в контрреволюционной повстанческой организации, по делам этой организации был связан с ее руководителем Ушаковым Степаном, находившимся за границей. После развала этой организации продолжал поддерживать связь с Ушаковым Степаном и по его указанию занимался сбором шпионских сведений.

Будучи председателем сельского совета, в 1932 г. помог РОГАЛЕВУ получить по фиктивной справке паспорт.

С 1932 г. РОГАЛЕВЫМ был завербован для вредительской и шпионской работы. По указанию УШАКОВА Степана и РОГАЛЕВА И. Ф. завербовал для шпионской работы ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА. Получаемые сведения от ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА, а также собранные лично, передавал приходившему летом 1935 г. из - за границы УШАКОВУ и РОГАЛЕВУ.

По заданиям РОГАЛЕВА проводил вредительскую деятельность в колхозе путем уничтожения конского поголовья, т. е. в преступлениях. предусмотренных ст. ст. 58 - 1 «а», 58 - 7 и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении ЯКИМОВ полностью признал себя виновным.

2. РОГАЛЕВ Иван Фёдорович, 1885 г. рождения, уроженец Забайкальской обл. Александровский завод, домовладелец, бывший полицейский, лишался избирательных прав, б/п, грамотный, женатый, на иждивении 1 чел., ранее привлекавшийся к уголовной ответственности по ст. 58 - 10, 11 по подозрению в участии в восстании, В ТОМ, ЧТО:

Прибыв с Александровского завода в Блюхеровский район, при содействии ЯКИМОВА получил фиктивную справку о соцположении и о месте рождения, на основании которой получил паспорт, а впоследствии в нем сделал подчистки.

По прибытии в с. Ново - Троицкое Блюхеровского района ЕАО, РОГАЛЕВ обработал в антисоветском духе ЯКИМОВА, добился согласия ЯКИМОВА на проведение контрреволюционной деятельности, предложив ему организовать антисоветскую повстанческую группу в с. Ново - Троицком для проведения вредительской работы в колхозе, в заключение завербовал ЯКИМОВА для проведения шпионской работы. Получив согласие ЯКИМОВА на проведение шпионской работы, контролировал последнего и получал от него сведения.

По делам шпионажа имел переговоры с ШОХИРЕВЫМ, последнему дал указание - выполнять требования ЯКИМОВА о сборе сведений о воинских частях и оборонном строительстве.

Сам лично РОГАЛЕВ также занимался шпионской деятельностью, и с этой целью разъезжал по территории расположения воинских частей, в частности - Благовещенск, Хабаровск и ЕАО.

В процессе следствия РОГАЛЕВ понуждал ЯКИМОВА отказаться от сделанного им признания следствию, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а, 58 - 7 и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении РОГАЛЕВ признал себя виновным только в незаконном получении паспорта.

3. ШОХИРЕВ Тимофей Иванович, 1895 г. рождения, уроженец с. Кукелево, Блюхеровского р-на, из крестьян - середняков, колхозник, беспартийный, женатый, на иждивении 8 человек; в 1933 году судился по ст. 109 УК РСФСР; в 1921 году дезертировал за границу, служил в белой армии, имеет родственников за границей, В ТОМ, ЧТО:

Будучи завербован для шпионской деятельности ЯКИМОВЫМ, передавал последнему сведения об оборонном строительстве и воинских частях. Имел переговоры по вопросу шпионской работы ЯКИМОВА с РОГАЛЕВЫМ, от последнего получал установку - выполнять задания ЯКИМОВА, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а, 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении виновным себя признал полностью.

4. ПЕЛЬМЕНЕВ Лев Петрович, 1898 г. рождения, уроженец с. Новое, беспартийный, одинокий; в период гражданской войны дезертировал за границу, имеет родственников за границей, имеет родственников раскулаченных и высланных, не судимый, неграмотный.

В 1933 г. был завербован ЯКИМОВЫМ для шпионской работы. В 1934 г. при встрече с ЯКИМО­ВЫМ передал ему сведения шпионского характера об оборонном стро­ительстве в воинских частях.

Находясь в предварительном заключении, РОГАЛЕВ понуждал обвиняемого ШОХИРЕВА к отказу от показаний с целью срыва следствия, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном ему обвинении виновным себя не признал". 


 

Из заключения о реабилитации 

28 сентября 1998 года 

25 апреля 1936 года в г. Хабаровске военным трибуналом ОКДВА осуждены: 

1. Якимов Трофим Андреевич, 1899 года рождения, уроженец с. Кукелево Блюхеровского р-на ЕАО, житель с. Ново-Троицкое того же района, русский, женатый, кол­хозник к/х «Красный Маяк», арестованный 28 сентября 1935 года, - на основании ст. 58-1 «а», 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав.

2. Рогалев Иван Федорович, 1885 года рождения, уроженец Александровского завода Забайкальской обл., житель села Ново-Троицкое Блюхеровского р-на ЕАО, колхозник к/х «Красный Маяк», русский, женатый, наличие детей не указано, арестованный 4 октября 1935 года, - на основании ст. 72 ч. 1 УК РСФСР к 1 году и 6 месяцам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав. По ст. 58-1 п. «а», 58-7 и 58-11 УК РСФСР он оправдан.

3. Шохирев Тимофей Иванович, 1895 года рождения, уроженец с. Кукелево Блюхеров­ского р-на, житель с. Бабстова Блюхеров­ского р-на, конюх подсобного хозяйства в/части 2758, русский, женатый, имевший детей: Агафью 16 лет, Валентину 4-х лет, Ивана 12 лет, Василия 10 лет и Виктора 1,5 года, арестованный 23 октября 1935 г. - на основании ст. 58-12 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав. По ст. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР он оправдан.

4. Пельменев Лев Петрович, 1898 года рождения, уроженец с. Новое Блюхеровского р-на ЕАО, единоличник, нежена­тый, арестованный 27 октября 1936 г. - на основании ст. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР оправдан.

Военный трибунал признал установленным:

1. Якимов Т.А. с 1928 года состоял членом контрреволюционной повстанческой группы, занимавшейся антисоветской агитацией, вреди­тельством в колхозе и сбором шпионских сведений. Поддерживал связь с руководителем группы Ушаковым Степаном, который находился за гра­ницей и периодически приходил на территорию Советского Союза.

После развала этой группы в связи с арестом её членов за вредительство он, оставшись на свободе, продолжал поддерживать связь с Ушаковым С., и по его указанию занимался сбором шпионских сведений.

В 1932 г., будучи председателем сельсовета, выдал Рогалёву справку о том, что он якобы является жителем с. Ново-Трицкое, по которой тот получил паспорт на себя и жену.

Он же, состоя в колхозе, занимался вредительской деятельностью, избивал и наносил телесные повреждения лошадям, выводя их из строя.

2. Рогалев И.Ф., получив по фиктивной справке, полученной от Яки­мова, паспорта на себя и жену, внес исправления, указав, что он жи­тель Александровского завода, а жена - села Кукелево.

3. Шохирев Т.И., зная о контрреволюционной деятельности Якимова, в частности, о том, что он занимался сбором шпионских сведений для передачи Ушакову, не сообщил об этом органам власти (из приговора, л.д. 319-320). Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 10 июня 1936 года приговор оставлен в силе.

После осуждения Якимов Т.А. этапирован в Карлаг (г. Караганда), Шохирев Т.И. - в Сиблаг (г. Мариинск). Сведений о дальнейшей судьбе осужденных в материалах дела не имеется.

Доводы, на основании которых Якимов Т.А. и Шохирев Т.И, подле­жат реабилитации:

В материалах уголовного дела никаких доказательств о существо­вании в селе Ново-Троицкое Блюхеровского р-на ЕАО контрреволюционной группы, и что Якимов являлся членом таковой группы не имеется. Установлено, что таковые организации были созданы органами НКВД в результате фальсификации уголовных дел в отношении невинных лиц.

В деле также нет объективных доказательств о том, что Якимов занимался сбором и передачей за границу сведений разведывательного характера, вредительством в колхозе и выведением лошадей из строя.

По материалам дела Якимов осужден при отсутствии доказательств совершения вышеуказанных преступлений по политическим мотивам. На него распространяется действие п. «а» ст. 3 Закона РФ от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» и он признается реабилитированным.

С учетом того, что Якимов признан необоснованно осужденным, то действие п. «а» ст. 3 вышеуказанного Закона РФ распространяется и на осужденного по данному делу Шохирева Т.И., и он также признается реабилитированным.

По материалам дела Рогалев И.Ф. действительно путем подчистки самовольно внес в паспорта изменения, что давало право жить в пригра­ничном районе. Поэтому следует признать, что в этой части по ст. 72 ч. 1 УК РСФСР он осужден обоснованно. Оснований для принесения протеста в порядке надзора на состояв­шиеся судебные решения в отношении Рогалева не имеется.

В этом доме жил "японский шпион" Трофим Якимов. Фото 2012 г.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Розенфельд Эстер Мордуховна

Отправлено 30 апр. 2019 г., 16:44 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:33 ]


Портниха-модистка Эстер Мордуховна Розенфельд, 1896, урожен. Польши, еврейка.  Место жительства: Биробиджан. Арест. 29.12.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 27.07.1938 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирована 08.02.1956 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-86379.


"...Следственное дело РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны, гр-ки СССР, 1896 года рождения, уроженка г. Голина /Польша/, бывш. член компартии Германии, грамотная, еврейка, не судилась, местожительство: гор. Биробиджан, поселок Фибролит, 11. до ареста работала портнихой на дому.

В 1933 году РОЗЕНФЕЛЬД по требованию мужа через ОЗЕТ переехала из Германии в СССР. По приезде из Берлина в Москву передала посылку из Берлина врагу народа троцкисту Лурье. Муж РОЗЕНФЕЛЬД арестован органами НКВД за шпионаж. РОЗЕНФЕЛЬД имеет тесную связь с заграницей, как-то с Польшей и Германией, а поэтому, ПОСТАНОВИЛ:

Следственное дело по обвинению РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны направить на рассмотрение Особого Совещания согласно приказу НКВД СССР № 00485". 

 

8 февраля 1956 года Военный трибунал округа УСТАНОВИЛ: По обвинительному заключению РОЗЕНФЕЛЬД вменялось в вину то, что она в 1933 году по требованию ее муха переехала из Германии в СССР и, при этом, передала посылку врагу народа ЛУРЬЕ, а также вмела тесную связь с заграницей, в частности, с Польшей и Германией. Кроме того, в обвинительном заключении указано, что муж РОЗЕНФЕЛЬД арестован органами НКВД за шпионаж.

В своем протесте военный прокурор округа просит постановление Особого совещание в отношении РОЗЕНФЕЛЬД Э. М. отменить, а дело в уголовном порядке прекратить по следующим основаниям.

В постановлении Особого совещания укапано, что РОЗЕНФЕЛЬД заключена в ИТЛ за контрреволюционную деятельность, однако из материалов дела совершенно не видно, в чем заключалась контрреволюционная деятельность РОЗЕНФЕЛЬД.

Сама РОЗЕНФЕЛЬД, будучи допрошена 30 декабря 1937 года, виновной себя ни в чем не признала и пояснила, что в СССР она прибыла к мужу как переселенка летом 1933 года, что при переезде в СССР, она по просьбе одного германского коммуниста привезла в Москву и передала ЛУРЬЕ некоторые вещи, а именно: старое дамское пальто, две рубашки, чулки и школьные принадлежности. При этом РОЗЕНФЕЛЬД пояснила, что она не знала, кто такой ЛУРЬЕ. Что же касается связи с заграницей, то РОЗЕНФЕЛЬД показала, что в 1932 году она действительно была в Польше у своих родных.

Произведенной проверкой дела мужа осужденной - РОЗЕНФЕЛЬД А. М. установлено, что по постановлению Особого совещания он в 1938 году был заключен в ИТЛ на 10 лет за связь с немецкими шпионами, однако определением Военного трибунала ДВО от 14 ноября 1955 года постановление Особого совещания в отношении РОЗЕНФЕЛЬДА А. М. было в порядке надзора отменено и дело о нем в уголовном порядке прекращено на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР.

Соглашаясь с доводами, изложенными в протесте, а также учитывая, что в деле нет никаких данных о какой-либо преступной деятельности РОЗЕНФЕЛЬД, что сама РОЗЕНФЕЛЬД до выезда в СССР являлась членом Коммунистической партии Германии, Военный трибунал, руководствуясь ст.ст. 410, 412 и 418 УПК РСФСР, ОПРЕДЕЛИЛ:

Постановление Особого совещания при НКВД СССР от 27 июля 1938 года в отношении РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны отменить и дело о ней на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


Мариловцев Михаил Ионович

Отправлено 28 апр. 2019 г., 19:20 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:38 ]


Председатель сельсовета из с. Казанка Михаил Ионович Мариловцев, 1902, урожен. с. Степанова, русский.  Арест. 05.03.1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-7 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 19.11.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-81651.


7-го апреля 1938 г., следственное дело по обвинению:

1. ЕФИМОВ Николай Анисимович до 1921 года назывался КАЦЕНКОВ Никита Иванович. Проживая в селе Дубовка Свободненского района, и будучи завербован японской разведкой, в 1919-20 гг. по заданию последней предавал красные партизанские отряды, и совместно с японскими карательными отрядами лично принимал участие в расстреле красных партизан. В 1921 году из боязни быть разоблаченным из села Дубовка уехал на ст. Тихонькая, где скрывался под фамилией Ефимова Николая Анисимовича - красного партизана из отряда Патрышева, лично им расстрелянного в 1920 году.

Проживая в селе Казанка, являлся участником к-р повстанческо- вредительской организации, по заданию которой вел к-р разговоры пораженческого характера и занимался вредительством в колхозе, уничтожая конское поголовье.

Виновным себя признал полностью.

2. МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович с 1932 года является участником к-р повстанческой вредительской организации, присутствовал на нелегальных собраниях, по заданию организации проводил вредительство, уничтожая конское поголовье в зерновом хозяйстве колхоза, а также проводил к-р агитацию среди колхозников провокационного, пораженческого характера.

Виновным себя признал частично, но достаточно изобличается материалами следствия.

На основании изложенного, руководствуясь приказом УНКВД по ДВК № 00135, Следственное дело № 23247 по обвинению ЕФИМОВА Н. А. /он же КАЦЕНКОВ Н. И. / и МАРИЛОВЦЕВА М. И. направить на рассмотрение Тройки УНКВД по ДВК. 




19 ноября 1958 г. Президиум Областного суда ЕАО рассмотрел дело по обвинению МАРИЛОВЦЕВА М. И. и ЕФИМОВА Н. А. - он же КАЦЕНКОВ Н. И., во вредительской деятельности, а ЕФИМОВА, кроме того, в участии в контрреволюционной повстанческой организации.

Оба признаны виновными во вредительской деятельности, а ЕФИМОВ кроме того в участии в контрреволюционной повстанческой организации /см. выписки из протокола тройки/.

Постановление Тройки подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью обвинения. Обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА основано на явно неубедительных и ничем объективно не подтвержденных доказательствах. К делу в качестве доказательств приобщено несколько заявлений граждан в органы НКВД, в которых работа МАРИЛОВЦЕВА, ЕФИМОВА и ряда других лиц характеризуется ими как вредительство. Из анализа показаний этих свидетелей видно, что они не содержат в себе каких-либо данных о контрреволюционной деятельности МАРИЛОВЦЕВА, а в отношении ЕФИМОВА в них вообще ничего нет.

Иные авторы указанных выше заявлений вообще не были допрошены в 1934 г., ни после ареста МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА в 1934 г.

Следовательно, приобщенные к делу непроверенные документы 1934 г. нельзя признать имеющими доказательственную силу.

Хотя допрошенные на предварительном следствии в 1938 г. ЕФИМОВ и МАРИЛОВЦЕВ признали себя виновными в антисоветской деятельности, однако их показания настолько противоречивы и неубедительны, что не могут быть признаны неопровержимыми доказательствами.

Кроме этих показаний в деле нет никаких подтверждающих их доказательств. Они остались непроверенными.

В ходе проведенного в 1958 г. дополнительного расследования не добыто никаких доказательств, подтверждающих предъявленное МАРИЛОВЦЕВУ и ЕФИМОВУ обвинение. В ходе проверки не нашло своего подтверждения наличие контрреволюционной повстанческой организации в с. Казанка, о которой говорил ЕФИМОВ.

Также не нашли своего подтверждения показания ЕФИМОВА и в той части, где он говорил о своем сотрудничестве с японскими оккупантами и о расстреле Красных партизан.

Следствие по данному делу проводилось помощником оперуполномоченного Смидовичского РО НКВД ЕФИМОВЫМ. МАРИЛОВЦЕВ и ЕФИМОВ были арестованы по постановлениям работников НКВД Евр. авт. области ИЦКОВИЧА и ЛУЩИКА. Все они материалами расследования по делу по обвинению работников НКВД Евр. авт. области СОЛОВЬЕВА, ЛУЩИКА и др. были изобличены в применении недозволенных методов следствия и производстве арестов невинных граждан.

На основании изложенного, считая обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА недоказанным и их осуждение необоснованным, Президиум ПОСТАНОВИЛ: Постановление тройки УНКВД по ДВК от 29/1У-38 г. в отношении МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича и ЕФИМОВА Николая Анисимовича он же КАЦЕНКОВ Никита Иванович отменить и дело их производством прекратить.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Никитин Игнатий Иванович

Отправлено 26 апр. 2019 г., 07:35 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:41 ]


«Кулацкая операция» по приказу НКВД СССР от 30 июля 1937 г. № 00447 стала кровавым апогеем Большого террора: с августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. почти 390 тыс. человек казнили, более 380 тыс. отправили в лагеря ГУЛАГа.  

Одной из таких жертв «кулацкой операции» стал крестьянин-единоличник Никитин Игнатий Иванович, 1879 г. рождения, уроженец села Ковриги Красномыльской волости Шадринского уезда Пермской губернии. С 1934 г. он жил на маленьком хуторе Ферганешка в Блюхеровском (ныне Ленинском) районе ЕАО, что в 7 километрах от села Новотроицкого вниз по реке Биджан.  

Основанием для его ареста послужили оперативные материалы. 18 августа 1937 г. спецосведомитель доносил в Блюхеровское райотделение НКВД: 

«8 ноября 1936 г. Никитин Игнат Иванович, рождения не знаю какого года, лет 60, проживает в пос. Ферганешка, говорил: «В 1930 г. я сидел за агитацию против Сов. власти в Сибири, а освободился — сразу уехал, и сейчас красной власти я не подчиняюсь. У нас есть группа людей — вся Козулиха, Зрелкин в Уркане и другие. Все равно когда-нибудь возьмет наша».

13 сентября 1937 г. Игнатия Никитина арестовали, а 16 сентября 1937 г. вызвали на первый допрос. Опросив арестованного обо всех его знакомых и близких родственниках, о наличии у них арестов и судимостей, следователь Лобанов перешел к главному:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы в 1930 г. арестовывались органами Советской власти. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. После 1920 г. я никогда больше не арестовывался.

Вопрос: Вы лжете. Следствие требует от вас признания, за что вы были арестованы в 1930 г.

Ответ: Повторяю, что в 1930 г. я не арестовывался».

На этом допрос прервался, и Никитина увели в камеру. А уже 19 сентября 1937 г. Лобанов получил донесение от внутрикамерного осведомителя:

«Никитин Игнатий Иванович пришел с первого допроса, и я его стал спрашивать, о чем с ним говорили на допросе. Никитин мне ответил, что допытываются, за что я сидел в тюрьме в 1930 г. А я отрицаю, хотя я и сидел 5 месяцев, но я не скажу ничего, умру — не скажу.

Находясь в камере с остальными староверами — Зрелкиным, Мальцевым, Пироговым, он разбирал, кто их мог предать. В заключение Никитин заявил: «Нас предал Безматерных Иван, теперь я вспомнил — он нас «съел». Присутствующие Зрелкин и остальные с ним согласились.

Кроме того, Никитин в 1924 г. приехал из Сибири ходоком по переселению, и остановился в с. Успеновка. Однажды летом в 1924 г. собралась компания у Демидова Агея (последний арестован), где присутствовали: Никитин Игнат, Малютин Павел и Безруков Иван Филатович. Никитин Игнат всем присутствующим заявил: «Согласно Священному писанию, Советская власть не будет существовать». Безруков же подтвердил, что вот там уже идет война на границе, пришли казаки и скоро Советской власти не будет».

Упомянутый в донесении бывший земляк Никитина по Пермской губернии Иван Безматерных1 — рабочий артельного хозяйства 63-го Биробиджанского погранотряда НКВД из Блюхерова — был немедленно вызван в НКВД, и 21 сентября 1937 г. допрошен как свидетель: 

«Жителя с. Ферганешки Никитина Игната Ивановича я знаю хорошо с 1920 г. У Никитина до 1920 г. хозяйство было кулацкое, крупное кулацкое хозяйство. В 1920 г. Никитин арестовывался органами Советской власти за сопротивление и саботаж — несдачу хлеба государству. 

Как кулак, Никитин был враждебно настроен к Советской власти, и в 1920 г., боясь репрессий, он бежал из своего села вместе с семьей и зятем — Палевым, тоже кулаком. Его выезд из Сибири на ДВК я рассматриваю как боязнь репрессий Советской власти и стремление скрыть свое кулацкое происхождение. 

При этом Никитин, поселившись в тайгу, тоже подыскал место, где жили бежавшие кулаки — Ферганешка, Козулиха, Уркан. Хочу подчеркнуть, что до поселения в с. Ферганешка, Никитин изъездил очень много мест, был в Приморье, в Минусинске и в других местах. Но там он видел, что его могут арестовать, он и поселился в с. Ферганешка, надел на себя маску бедняка, и стал жить единолично. 

Для него, как антисоветски-враждебно настроенного против Советской власти человека, колхоз являлся нежелательным. И вообще, колхоз он рассматривал как кабалу, поэтому он и не вступал в колхоз. В то же время, как верующий человек, он рассматривал Советскую власть как власть Антихриста.

Однажды в 1935 г. я зашел в п. Ферганешку, встретил там Никитина Игната. В разговоре с ним я от него услышал антисоветское выражение, а именно: на него, как единоличника, был наложен сельхозналог. Он сказал: «Пускай едят, собаки». Эти слова относились к Советской власти. Он вообще с нежеланием и упорством выполнял госзадания, так как ненавидел Советскую власть.

Второй факт. В 1936 г. Никитин работал пчеловодом на пасеке от Бирофельдского колхоза. При окончании работы, осенью, и при получении расчета он мне заявил: «Все равно у проклятых евреев не буду работать».

После сдачи пасеки Никитиным обнаружилось, что он злоумышленно оставил пчел на зиму, выкачал весь мед из ульев, от чего 90 ульев за зиму погибло. Этим он достиг и доказал свою ненависть к колхозу и особенно к евреям. Не знаю, почему его за это не привлекли, нужно было его давно посадить.

Из его родственников я знаю его зятя — Косливцева Федора, которого в 1934 г. во время паспортизации как кулака выслали из поселка Ферганешка. Сейчас он работает на приисках по Зее. А отец Касливцева Федора — Касливцев-старик, в настоящее время проживает в с. Уркан, в прошлом крупный кулак, сейчас живет единолично, является староверческим начетчиком и руководит староверческими обрядами в с. Уркан, проводит антисоветскую агитацию против Советской власти: «Власть эта — власть Антихриста».

Вооружившись этими материалами об «антисоветской» деятельности арестованного, следователь Лобанов 21 сентября 1937 г. вызвал Никитина на второй допрос, и вновь начал его с вопроса об аресте в 1930 г. Но Никитин стоял на своем — в 1930 г. не арестовывался. Тогда Лобанов перешел к выяснению обстоятельств его «антисоветской деятельности»:

«Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, переселившись в с. Ферганешку, вели антисоветские разговоры. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Я не вел никаких антисоветских разговоров.

Вопрос: В 1935 г. какой на вас был наложен налог и на какую сумму?

Ответ: В 1935 г. я, как единоличник, был обложен сельхозналогом в сумме 900 рублей.

Вопрос: Вы заплатили полностью?

Ответ: Да, уплатил эту сумму полностью.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы при уплате этого налога высказывали недовольство против Советской власти. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Никаких антисоветских высказываний я не говорил.

Вопрос: Вам следствие зачитывает выдержку из свидетельского показания Безматерных Ивана, что вы при уплате налога сказали: «Пусть едят, собаки». Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, не подтверждаю. Таких слов я вообще не говорил.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, работая на пасеке в 1936 г. в Бирофельдском колхозе пчеловодом, высказывали антисоветские настроения. Вы это подтверждаете?

Ответ: При расчете с пасеки я только сказал, что у евреев больше работать не буду, и больше я ничего не говорил.

Вопрос: Вы говорите неверно. Вы сказали, что «я все равно у проклятых евреев не буду работать». Вы эти слова подтверждаете?

Ответ: Нет, так я не говорил.

Вопрос: Следствие располагает данными, что вы, работая пчеловодом на Бирофельдской пасеке, злоумышленно оставили пчел на зиму без меда, отчего погибло 90 ульев. Вы признаете себя в этом виновным?

Ответ: Нет, не признаю.

Вопрос: Следствие настаивает рассказать, почему произошла гибель 90 ульев пчел?

Ответ: В 1936 г. все лето были дожди. После первого медоноса мед был выкачан из ульев, и больше медоноса не было из-за дождя. Пчелы остались без меда. Видя это, я, как пчеловод, два раза требовал от колхоза разрешения взять мед для подкормки пчел, но утвердительного ответа не получил. И при сдаче пасеки Безматерных Ивану я сдавал ульи с пчелами без меда. Хотя и видел, что от этого может получиться гибель пчел, но мер не принял.

Вопрос: Значит, вы виновны в гибели 90 ульев пчел?

Ответ: Уличенный следствием, я признаю себя виновным в гибели пчел на Бирофельдской пасеке».

В те времена на хуторе Ферганешка было всего два двора. Соседом Игнатия Никитина был такой же старовер-единоличник Добрыгин Варфоломей Кирьянович21876 года рождения, уроженец с. Жаркова Каменского района Западно-Сибирского края. При аресте и обыске у Никитина он был понятым. 22 сентября 1937 г. следователь Лобанов допросил Добрыгина в качестве свидетеля: 

«Никитина Игнатия Ивановича я знаю с 1906 г. Он жил от нашего села Жаркова в селе Андронове в 50 километрах. Узнал я его во время женитьбы, когда он приехал в наше село жениться.

Никитин Игнат в прошлом крупный кулак. Он имел в хозяйстве ветряную мельницу английского типа, молотилку, жнейку-сноповязалку, сенокосилку, скота имел порядочное количество, но сколько — не могу сказать. Засевал земли до 30 десятин и больше. Держал батраков. Это хозяйство было у него до революции. А во время революции, боясь раскулачивания, постепенно уничтожил свое хозяйство. 

В 1920 г. Никитин Игнат арестовывался за сопротивление Советской власти и за агитацию, как кулак. Просидел примерно полгода. Примерно через год после ареста, боясь репрессий Советской власти, он выехал вместе с семьей из села Андронова в Семипалатинскую область.

Из Семипалатинской области он поехал в Спасский район Уссурийской области, но вернувшись обратно, уехал в Минусинск. А в 1934 г. из Минусинска приехал в с. Ферганешку. В общем, метался, искал такое место, чтобы его не разоблачили как кулака и антисоветского человека.

Никитин Игнат Иванович, как кулак, яро ненавидел Советскую власть, был всегда недоволен ею. Это я могу подтвердить следующими фактами.

В 1935 г. Никитин Игнат, живя в п. Ферганешка, был обложен сельскохозяйственным налогом в сумме 900 рублей. При уплате налога Никитин всячески оскорблял Советскую власть, впоследствии со злобой и ненавистью заявил: «Пусть едят, собаки». Эти слова относились к Советской власти. И еще что-то говорил, но сейчас не могу вспомнить.

Второй факт. Никитин в 1936 г. работал пчеловодом на Бирофельдской пасеке. Осенью он рассчитался и приехал обратно в п. Ферганешку. По приезде, я его стал спрашивать, как он работал. Он мне со злобой сказал: «Я больше у проклятых евреев не буду работать». Что у него там произошло, не могу сказать.

Знаю еще один момент из его вредительской деятельности. Он в 1935 г. тоже работал пчеловодом от Биджанского сельпо. По окончании работы по его вине погибло 12 ульев».

Тогда же, 22 сентября, Лобанов провел очные ставки между Никитиным, Безматерных и Добрыгиным. Свидетели полностью подтвердили свои прежние показания. Однако Никитин, соглашаясь с наличием у него до 1920 г. зажиточного хозяйства, категорически отрицал, что переезжал с места на место якобы из-за боязни репрессий за свое «кулацкое» прошлое. Отвергал и приписываемую ему фразу — «Я больше у проклятых евреев не буду работать». На очных ставках он твердо стоял на своем: «Показания свидетелей я отрицаю полностью. Говорил я только так, что евреи несправедливо делают и дела ведут, и я у них больше не буду работать». Больше я ничего не говорил».

В тот же день, после короткого перерыва, Лобанов в третий раз допросил Никитина, и на этот раз добился от него желаемого — подробных и развернутых «признательных» показаний:

«Да, подтверждаю, что в прошлом я  был кулаком. Но хочу пояснить, что до революции у нас в деревне не разбирали, кто кулак, а кто бедняк, ибо такого классового расслоения мы не знали. Правда, у нас с отцом до 1920 г. было крепкое хозяйство: имели дом, амбар, баню, 3 лошади, молодняка 2 головы, 2 коровы, 2 телят, овец от 5 штук и больше, 2 свиней, из сельхозинвентаря — сенокосилка. Земли засевали от 14 десятин и больше. Во время революции наше хозяйство стало именоваться кулацким.

Во время переходов красных партизан у нас отобрали 2 лошади и хлеба около 50 пудов. Этот хлеб красные партизаны взяли не сразу, а за два раза. Также отобрали одну телку и свинью.

В 1920 г. я был арестован вместе с односельчанами с. Андронова — Ненаховым Сергеем, Палевым Иваном, Летиных Иваном. Все они являлись крупными кулаками. Арестовали нас за сопротивление сдаче хлеба государству по продразверстке, и за антисоветскую агитацию против Советской власти. Мы были настроены враждебно к Советской власти к моменту прихода к нам в село Андроново красных партизан за то добро, которое они у нас взяли. К этому еще добавился и хлеб, который у нас отбирали по продразверстке. Мы встали, в том числе и я, во враждебную позицию к Советской власти. С вышеперечисленными кулаками я просидел 5 месяцев под арестом, после чего мы все были освобождены.

После ареста в 1920 г. я видел, что жить мне в с. Андронове будет нельзя, ибо я — кулак, и настроен антисоветски. Видя, что меня в покое не оставят, боясь репрессий Советской власти, я решил выехать в 1921 г. вместе со всей семьей и зятьями — Палевым и Щегловым — в Семиреченскую область, в село Выдриха. 

Прожив там год, из-за голода в области из с. Выдриха вместе с семьей я выехал на озеро Нар-Зайсан, тоже в Семиреченской области. На озере Нар-Зайсан занимался рыболовством.

В 1924 г., по сговору с семьей и зятьями, решили послать меня ходоком на Дальний Восток — посмотреть место, куда можно переселиться на постоянное жительство. Этим переселением мы преследовали цель — скрыться от репрессий Советской власти, так как я и мои зятья — Палев и Щеглов — являлись кулаками. Еще нам нужно было поселиться там, где есть староверы. Это нам было необходимо, так как облегчалось исполнение наших староверческих обрядов.

В 1924 г. я приехал ходоком в с. Успеновку Блюхеровского района. Там я остановился, и решил подзаработать на охоте, а после двигаться дальше, искать место для поселения. В Успеновке я остановился у Демидова Агея3 (последний в 1933 г. был арестован за контрреволюционную деятельность и осужден). У него в дому иногда собирались Малютин Павел (тоже арестован в 1933 г.), Безруков Иван Филатович4 и я, где во время религиозных бесед вели и антисоветские разговоры. Однажды в 1924 г. мы, все вышеперечисленные лица, в прошлом все кулаки, враждебно настроенные против Советской власти, собрались в доме Малютина Павла, где завели разговор на религиозные темы, а впоследствии перешли на разговор о власти. Наш разговор носил антисоветский характер. Мы говорили, что Советская власть — власть Антихриста, и она не будет существовать. Безруков И.Ф. еще говорил: «Вот там уже идет война на границе, пришли казаки, и скоро Советской власти не будет».

Из с. Успеновки я выехал в Спасский район Уссурийской области. Побыв там две недели и посмотрев места для жительства, вернулся к семье в Семипалатинскую область». 

Собственно, вот и всё «следствие» — два доноса, три допроса... 

Но этого оказалось вполне достаточно, чтобы уже 6 октября 1937 г. по следственному делу в отношении Игнатия Никитина вынести обвинительное заключение: 

«Рассмотрев следственное дело по обвинению Никитина Игнатия Ивановича, 1879 года рождения, уроженца д. Коврига Красномыльской волости Шадринского уезда Пермской губернии, проживавшего в с. Ферганешка Блюхеровского района ЕАО, установил следующее.

В 1920 г. за саботаж и сопротивление сдачи наложенной на него продразверстки привлекался к ответственности.

Как кулак, будучи враждебно настроен к Соввласти, и боясь быть репрессированным, с 1921 года постоянно меняет место жительства, кочуя с одного места на другое. Поселившись в таежное село Ферганешка, вел антисоветскую агитацию, выражая недовольство Соввластью и ее мероприятиями. Как старовер, проповедовал, что Соввласть является властью Антихриста и долго существовать не будет.

В 1936 г., работая на пасеке еврейского переселенческого колхоза, сознательно допустил гибель 90 ульев пчел, выражая антисемитские настроения.

Виновным себя признал полностью.

Постановил: следственное дело по обвинению Никитина Игнатия Ивановича направить на рассмотрение тройки при УНКВД по ДВК в порядке приказа начальника УНКВД по ДВК № 00135.

15 ноября 1937 г. судебная тройка при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР постановила: Никитина Игнатия Ивановича — расстрелять. 


Приговор привели в исполнение 1 декабря 1937 г. в Хабаровске. Спустя полвека, 19 июля 1989 г., прокуратура Хабаровского края реабилитировала Никитина И.И. по Указу ПВС СССР от 16.01.1989 г. 

Сегодня от хутора со странным названием Ферганешка и следа не найти: еще в сентябре 1939 г. он был сселен в село Новотроицкое на основании постановления облисполкома ЕАО № 379 «О плане сселения хуторов в Еврейской автономной облас­ти». Сохранилось лишь название одинокой одноименной сопки Ферганешки на самом берегу Биджана, у подножия которой когда-то поселились два старовера-единоличника — Никитин и Добрыгин.


Безматерных Иван Федорович, 1904, урожен. с. Дойная Осинского уезда Пермской губ., русский. Пчеловод. Арест. 02.04.1938 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 14.10.1955 облсудом ЕАО за недоказанностью обвинения. Архивное дело: П-81931. 

Добрыгин Варфоломей Кирьянович, 1876, урожен. с. Жаркова Каменского района Западно-Сибирского края, русский. Хлебороб. Место жительства: Ферганешка (Ферганишки, Ферганиши). Арест. 05.08.1938 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 27.09.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 11.10.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 31.05.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-96359. 

Демидов Агей Семенович, 1874, урожен. с. Домикан Амурской обл., русский. Хлебороб. Место жительства: Домикан, Успеновка. Арест. 10.03.1931 ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР. Уголовное дело прекращено. Арестован повторно 12.12.1933 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 24.03.1934 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 02.04.1934 в Хабаровске. Реабилитирован 24.12.1999 прокуратурой Омской обл. по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1 и 03.06.1961 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-92575, П-82776.

Безруков Иван Филатович, 1851, урожен. г. Николаевска Самарской губ., русский. Хлебороб, пчеловод. Место жительства: Успеновка. Арест. 29.08.1937 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 11.11.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 01.12.1937 в Хабаровске. Реабилитирован 28.04.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-94524.

 О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Добрыгин Варфоломей Кирьянович

Отправлено 26 апр. 2019 г., 06:56 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:45 ]


Хлебороб-единоличник из хутора Ферганешка Варфоломей Кирьянович Добрыгин, 1876, урожен. с. Жаркова Каменского района Западно-Сибирского края, русский.  Арест. 05.08.1938 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 27.09.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 11.10.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 31.05.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-96359.


Из протокола допроса свидетеля

от 18 августа 1937 года 

ВОПРОС: Вы знаете гр-на ДОБРЫГИНА Варфоломея Кирьяновича?

ОТВЕТ: Да, и очень хорошо, ибо ДОБРЫГИН Варфоломей является мне односельчанином.

ВОПРОС: Что вам известно о его антисоветской деятельности?

ОТВЕТ: Прежде чем перейти об антисоветской деятельности ДОБРЫГИНА В.К., я хочу рассказать следствию, что из себя представлял до революции и после револю­ции ДОБРЫГИН.

ВОПРОС: Расскажите.

ОТВЕТ: ДОБРЫГИН Варфоломей является мне односельчанином дер. Жарково Каменского р-на Зап.-Сиб. Края. По соц. положению до революции и после революции до 1929 года был крупный кулак, имел в своем хозяйстве 2-3 чел батраков, активный старовер. В 1929 году был раскулачен его родной брат ДОБРЫГИН Емельян, а он, боясь репрессии, бежал в двк и поселился на жительство в староверческий поселок уркан. стал заниматься единоличным хозяйством.

А теперь перейду к его настоящей контрреволюционной деятельности. Проживая в пос. Уркан, ДОБРЫГИН особенно активно занимался контрреволюционной пропагандой,  доказывал, что якобы в "священном писа­нии" написано "придет власть Антихриста, т. е. Советская власть, прольет много крови, а потом эта власть просуществует очень недолго, Антихрист погибнет, и будет на земле общее царство верующих". Этими словами он доказывал, что Соввласть должна погибнуть, и ждал прихода японцев как избавителей.

Будучи враждебно настроен к Соввласти, он с бывшим жителем с. Уркан КРАЙНОВЫМ Мефодием в 1930 году намеревался бежать за границу, на границе был задержан, а КРАЙНОВУ удалось убежать. КРАЙНОВ, кажется, и сейчас живет за границей.

После этого ДОБРЫГИН не прекращал свою антисоветскую деятельность. Систематически занимался к-р. пропагандой против Соввласти и колхозной жизни. В колхоз не вошел и по сие время занимается единоличным хозяйством. Сейчас проживает в пос. Ферганешка, у себя в дому варит "медовуху" и продает колхозникам.


Обвинение:

В сентябре 1938 года Блюхеровским РО НКВД была вскрыта и ликвидирована в с. Ферганешка антисоветская группа из бывших кулаков, кои занимались агитацией против Советской власти.

Следствием установлено, что ДОБРЫГИН Варфоломей Кирьянович, 1876 года рождения, уроженец д. Жаркова Каменского р-на 3ападно-Сибирской области, кулак, русский, малограмотный, старовер, б/партийный, женат, проживал единолично, являясь враждебно настроенным к советской власти, как кулак бежал из Западно-Сибирской области на ДВК, боясь быть репрессированным.

Находясь в с. Фарганешка, ДОБРЫГИН Варфоломей Кирьянович был враждебно настроен против колхозного строительства, и с этой целью в колхоз не входил, жил единоличником.

В 1930 году в сговоре с кулаком КРАЙНОВЫМ пытались нелегально уйти за границу, но были задержаны.

Находясь в с. Фарганешка, ДОБРЫГИН вел а/с агитацию против Советской власти до момента его ареста. Виновным себя признал. 

Следственное дело по обвинении гр. ДОБРЫГИНА Варфоломея Кирьяновича направить на рассмотрение Тройки УНКВД по ДВК. 




ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Ушаков Савватей Прокопьевич

Отправлено 24 апр. 2019 г., 05:11 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:48 ]


Колхозник колхоза «Красный Маяк» из с. Новотроицкого Савватей Прокопьевич Ушаков, 1898, урожен. с. Бабстова, русский. Арест. 00.00.1932. Осужд. 00.00.1933 за контрреволюционную повстанческую деятельность и вредительство в колхозе на 10 лет ИТЛ. Освобожден досрочно. В 1935 проживал в с. Красная Речка близ г. Хабаровска, в 1937 – в Хабаровске. Плотник в пожарной команде, столяр ФТИ. Арестован повторно 29.09.1938 УНКВД по ДВК. Осужд. 29.11.1939 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 УК РСФСР – высылка в Казахстан на 1 год. Реабилитирован 08.05.1964 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-82255. 


2 октября 1938 г. 

УШАКОВ Савватей Прокопьевич, 1898 г. урож. с. Бабстово Блюхеровского р-на ЕАО, житель г. Хабаровска, русский, гр-н СССР, амурский казак, столяр, крестьянин-кулак, грамотный, б-п. В 1933 году привлекался к уголовн. ответственности, судим на 10 лет по закону от 7 августа, после кассации был осужд. к 2 г. л. св., срок наказания отбыл в 1935 году. С 1920 по 1923 г. служил в НРА на ДВК рядов. бойцом, с 1919 по февраль 1920 г. - в белой армии Колчака, в казач. батарее г. Благовещенска. В 1918 г. принимал участие в к-р казачьем вооруж. восстании. 

ВОПРОС: Ваше социальное происхождение?

ОТВЕТ: По социальному происхождению из крестьян-кулаков. До 1925 года жил с отцом - УШАКОВЫМ Прокопием Лукичом[1], имели в хозяйстве: 8 раб. лошадей, 2-3 головы жеребят, 8 коров и 8 телят, 12-13 шт. овец, 5 шт. свиней, жнейку-сноповязку, полная (1/2 ) конной молотилки, дом с надворными постройками, посева 20 десятин. Постоянных батраков имели одного человека и сезонных ежегодно тоже по одному человеку. После раздела хозяйства в 1925 году с братьями я имел до вступления в колхоз личное хозяйство - 2 рабочие лошади и жеребенка, 2 коровы и 2 телка, посева до 4 десятины.

ВОПРОС: Вы лишались права голоса?

ОТВЕТ: Нет, я не лишался права голоса, а отец мой УШАКОВ Прокопий Лукич в 1932 году лишался права голоса как кулак и за сопротивление Соввласти в части выполнения государственных заданий.

ВОПРОС: Кто из Ваших родственников репрессирован органами Советской власти?

ОТВЕТ: В 1934 году подлежал выселению из села Ново-Троицкое мой отец УШАКОВ Прокопия Лукич, но был оставлен в селе якобы по старости, а в конце 1937 года отец был арестован органами НКВД, и где он сейчас - не знаю.

Мой брат УШКОВ Родион в 1934 году был выслан по паспортизации из села Ново-Троицкое как кулак и как колчаковский урядник, а в августе месяце 1938 г. был арестован и сейчас находится в заключении вместе со мной.

В 1932 году был арестован мой двоюродный брат УШАКОВ Родион Васильевич[2] за контрреволюционную деятельность и осужден к 5 годам лишения свободы, срок наказания отбывал где-то в Сибири, а сейчас кажется живет в г. Красноярске.

Второй двоюродный брат - УШАКОВ Роман Васильевич[3], арестован органами НКВД в конце 1937 года, за что не знаю.

Третий двоюродный брат - УШАКОВ Василий Алексеевич, в 1930 году или 1932 году был выслан как кулак из села Лазарево и сейчас проживает в г. Красноярске.

Родная мать моей жены - ЖУРАВЛЕВА Вера Назаровна, выслана из с. Биджан в 1929 году как кулачка и умерла в спец. поселке в 1932 году.

Родственник жены - МАРКОВ Гавриил Федорович, быв. житель с. Биджан, в 1934 году во время паспортизации был выслан из села как кулак и как неблагонадежный элемент, а в настоящее время он арестован, последнее местожительство его было в Зейском районе, в Кухтеринском леспромхозе.

ВОПРОС: Следствию известно, что вы принимали участие в контрреволюционном вооруженном казачьем восстании в 1918 году. Вы это подтверждаете?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. В 1918 году я принимал добровольное участие в контрреволюционном казачьем восстании под командой атамана КУЗНЕЦОВА. Это наше восстание преследовало цель - не допустить двигавшиеся воинские части Красной армии на пароходах по р. Амур из г. Хабаровска в г. Благовещенск. В частности, эти пароходы нашими казаками обстреливались в селе Михайло Семеновском, ныне с. Блюхерово.

ВОПРОС: Вы служили в белой армии Колчака?

ОТВЕТ: Да, служил.

ВОПРОС: Дайте подробные показания о своей службе в белой армии?

ОТВЕТ: В 1919 году я, УШАКОВ Савватей, пошел добровольно служить в бедую армию Колчака совместно с односельчанами - ОСКОЛКОВЫМ Данилом, КОЗЛОВЫМ Афанасием, КАЗАНОВЫМ Афанасием, РАЗДОБРЕЕВЫМ Семеном, МАКСИМОВЫМ Федором. Всего я находился в армии Колчака с 1919 по февраль месяц 1920 года, рядовым казаком в 1-й казачьей батарее под командой есаула НИКОЛАЕВА.

ВОПРОС: А где вы находились с 1920 года?

ОТВЕТ: Под натиском частей Красной армии белогвардейские части стали отступать, и в этот момент в г. Благовещенске рабочие совершили восстание, к которым присоединилась наша казачья батарея, я же в целях самосохранения был вынужден перейти на сторону красных и поступил в Красную армию рядовым артиллеристом, откуда при первой для меня возможности в конце 1922 года дезертировал и скрывался дома. С тех пор я ни в каких армиях не служил.

ВОПРОС: Объясните причину дезертирства Вашего из Красной армии?

ОТВЕТ: На этот вопрос я должен заявить следствию откровенно, что основной причиной моего дезертирства из Красной армии было то, что я, будучи враждебно настроен к Соввласти, не желал бороться за нее. Вот поэтому и бежал из Красной армии.

ВОПРОС: Уточните, за что вы были арестованы и осуждены в 1933 году?

ОТВЕТ: В 1932 -1933 гг. я, УШАКОВ Савватей, работал в колхозе с. Ново-Троицкое кладовщиком, и за вредительскую деятельность в 1933 году был арестован вместе с односельчанами: МАКАРОВЫМ Павлом Алексеевичем, ДУХОВНИКОВЫМ Макаром Николаевичем, КОЗУЛИНЫМ Изосимом Антоновичем, КОЗЛОВЫМ Григорием Степановичем, ПЕРМИНЫМ Иваном Максимовичем - все в прошлом кулаки, пролезли в колхоз с контрреволюционной целью, и проводили вредительскую работу в колхозе с задачей развалить колхоз.

Как конкретные факты могу отметить, что эта контрреволюционная кулацкая группа в с. Ново-Троицком, в том числе и я, УШАКОВ, путем плохого ухода и кормления скота ядовитыми травами (ржавыми травами после наводнения), за 1932-33 гг. уничтожила скота в количестве 30 голов рабочих лошадей и 15 голов дойных коров.

Кроме того, что мы занимались вредительством в колхозе, в то же время создавали нездоровое настроение среди колхозников на колхозную жизнь. Для этой цели могу привести пример, как один из фактов нашей работы. В 1932 году колхоз на трудодни должен был выдать колхозникам гречу. Эту гречу мы умышленно подмочили в количестве около одной тонны (20 мешков), и испорченную гречу выдали колхозникам. В результате чего колхозники особенно резко выражали свое недовольство жизнью в колхозе. С той же целью наша кулацкая группа заморозила семенной картофель из урожая 1932 года в количестве 15 центнеров.

Правда, за эту вредительскую деятельность мы все были арестованы в 1933 году и осуждены к 10 годам каждый, но после кассации нам было оставлено по 2 года лишения свободы. В 1935 году мы были все освобождены.

ВОПРОС: Вы имеете родственников за границей?

ОТВЕТ: Да, имею двух родных братьев - УШАКОВА Степана[4] и УШАКОВА Егора[5].

ВОПРОС: Когда и по какой причине ваши братья Степан и Егор УШАКОВЫ бежали за границу?

ОТВЕТ: Я должен заявить следствию следующее. В конце 1929 года мне стало известно от моего брата УШАКОВА Родиона о том, что в с. Бабстово создана и активно действует под руководством брата - УШАКОВА Степана контрреволюционная повстанческая группа из казаков-кулаков и лиц, служивших в белых армиях и казачьих бандах, что в этой повстанческой группе принимает активное участие и брат Егор.

В 1930 году УШАКОВ Степан органами НКВД был арестован, но полностью не был разоблачен и осужден к 8 годам концлагерей.

В 1931 году УШАКОВ Степан из заключения бежал. Первое время он скрывался в тайге и дома у брат Егора, и при его помощи зимой 1931 года нелегально перешел границу СССР в Маньчжоу-Го. Брат же Егор, боясь ареста за свою принадлежность к повстанческой организации и за укрывательство брата Степана, тоже в том же году бежал за границу, где и находится по настоящее время. 

ВОПРОС: Вы имели связь со своими братьями Степаном и Егором?

ОТВЕТ: Я, как выше указал, что по своей контрреволюционной деятельности, я имел непосредственную связь со своим братом УШАКОВЫМ Степаном до моего ареста в 1933 году, а затем эта связь осуществлялась до 1935 года участниками контрреволюционной повстанческой группы с. Ново-Троицкое – ЯКИМОВЫМ Трофимом и моим братом УШАКОВЫМ Родионом, который ныне арестован вместе со мной. УШАКОВ Степан неоднократно на протяжении с 1931 по 1935 год переходил границу в районе села Бабстово и Ново-Троицка, имел на заранее обусловленном месте встречи с участниками повстанческой группы. За этот период контрреволюционная повстанческая организация села Ново-Троицкое получила установки от УШАКОВА Степана на разворот и активизацию контрреволюционной деятельности повстанческой группы.

ВОПРОС: Значит, вы являетесь одним из активных участников контрреволюционной повстанческой организации, созданной в 1929 году вашим братом УШАКОВЫМ Степаном?

ОТВЕТ: Да, это действительно верно в том, что я являюсь одним из активных участников контрреволюционной повстанческой группы села Ново-Троицкое. О своей практической работе расскажу ниже.

ВОПРОС: При каких обстоятельствах вы были вовлечены в контрреволюционную повстанческую группу, кем и когда?

ОТВЕТ: На путь активной контрреволюционной деятельности я был вовлечен своими братьями - УШАКОВЫМ Степаном и УШАКОВЫМ Родионом в 1929 году в с. Бабстово. И откровенно сказать, что вовлекать меня для активной борьбы с Соввластью не представляло никакого труда, ибо вся наша семья в период гражданской войны активно с оружием в руках боролась против Соввласти, и эту борьбу не прекращала до последнего дня. Причем, брат мой УШАКОВ Степан в период своей бандитской деятельности до 1929 года имел непосредственную связь с бывшим белогвардейским казачьим атаманом САРАЕВЫМ – это в прошлом один из руководителей белогвардейских казачьих отрядов.

В разговоре с братьями Степаном и Родионом в 1929 году мне стало известно, что брат Степан установил непосредственную связь с Харбином, т. е. с атаманом САРАЕВЫМ, через своих участников повстанческой организации - ЧУПРОВА и НИКИТИНА, которые в прошлом служили добровольно в белой армии у САРАЕВА, и сам он имел связь с САРАЕВЫМ.

От Сараева брат Степан получал указания о необходимости активизации борьбы с Соввластью путем организации повстанческих отрядов из числа кулаков и лиц, служивших в бандах Сараева и Семенова, и что брат УШКОВ Степан в этом вопросе получает из-за границы практическую помощь.

После такого разговора брат Степан спросил меня, как я смотрю на это дело, и согласен ли активно проводить борьбу с Соввластью, на что я ему дал свое согласие.

ВОПРОС: Из ваших показании видно, что повстанческая группа организовалась по непосредственному указанию атамана САРАЕВА. Это так?

ОТВЕТ: Да, совершенно верно. И я подтверждаю, что повстанческие группы создавались непосредственно по указанию атамана САРАЕВА, являющегося и до настоящего времени одним из руководителей белогвардейского центра в Харбине. Об этом мне рассказывал в 1929 году мой брат Степан Ушаков, и то же самое подтвердил в 1935 году ЯКИМОВ Трофим.

Кроме того, после побега Степана УШАКОВА за границу, он там установил связь в Харбине с атаманом САРАЕВЫМ, по поручению которого он стал систематически переходить нелегально на территорию СССР для встречи и установления связей с повстанческими организациями. В частности, им была установлена связь с нашей повстанческой группой в с. Ново-Троицкое. Эту связь УШАКОВ Степан имел с 1931 года по 1935 год с участником нашей организации ЯКИМОВЫМ Трофимом, которому давал директивы на разворот контрреволюционной деятельности от имени атамана САРАЕВА и казачьего полковника СЕМЕНОВА.

Причем должен заявить следствию о следующем факте. При личной встрече с ЯКИМОВЫМ Трофимом в 1935 году, он мне передал, что мои брат УШАКОВ Степан в 1934 году приходил в село Ново-Троицкое совместно с неким ЛАЛЕТИНЫМ, имя не знаю, бывшим жителем с. Нагибово Сталинского района ЕАО (участник белогвардейской организации в Харбине), для того, чтобы, с одной стороны, убедиться, насколько мы успешно разворачиваем контрреволюционную деятельность, а с другой стороны – требовал от ЯКИМОВА достать оружейного масла флакон, т. е. то масло, которое используют воинские части для чистки оружия, и кусок цемента, который идет в строительство военных точек на границе. Это масло и цемент якобы необходимы для японской разведки в Харбине для произведения анализа.

ВОПРОС: Что вам известно о практических задачах, которые поставил перед вашей повстанческой группой с. Ново-Троицкое УШАКОВ Степан?

ОТВЕТ: Из ряда бесед, происходивших между УШАКОВЫМ Степаном, мною, моим братом УШАКОВЫМ Родионом и ЯКИМОВЫМ Трофимом на протяжении 1931-1935 гг. и из тех директив, которые мы получали от УШАКОВА Степана, так определялись наши задачи: первое - мы должны были форсировать создание повстанческих групп, используя их в мирное время для проведения вредительской деятельности в колхозах, для сбора шпионских сведении и для организации диверсионных актов. На военное время должны были выступить в тылу Красной армии.

По этому вопросу УШАКОВ Степан нам сказал, что белогвардейский центр и японские военные круги в Харбине намечают создать повстанческие группы, в первую очередь в важных в стратегическом и военном отношении районах, в частности – в селах Блюхерово, Бабстово, Кукелево, Ново-Троицкое и др. селах, расположенных непосредственно в Усть-Сунгарийском укрепрайоне и вблизи стратегического шоссе Биробиджан-Блюхерово. Подготовить эти повстанческие группы к выступлению в случае возникновения военных действии со стороны Японии против СССР с таким расчетом, чтобы повстанцы в тылу Красной армии создали непосредственную угрозу захвата стратегического шоссе и укрепрайона, чем облегчили действия японских войск в Усть-Сунгарийском направлении.

ВОПРОС: Теперь уточните о практической контрреволюционной повстанческой группы в с. Ново-Троицке. Кто создал ее и назовите ее участников?

ОТВЕТ: В 1930 году по заданию УШАКОВА Степана в с. Ново-Троицкое окончательно оформилась под руководством моего брата УШАКОВА Родиона и ЯКИМОВА Трофима контрреволюционная повстанческая группа из лиц, реакционно настроенных к Соввласти. В состав этой группы входили следующие лица:

1. ЯКИМОВ Трофим Андреевич[6] - являлся руководителем повстанческой группы в с. Ново-Троицкое, в прошлом профессионал-контрабандист, близкий друг моему брату УШАКОВУ Степану. В 1935 году был арестован органами НКВД и осужден к 10 годам, сейчас отбывает наказание.

2. УШАКОВ Родион Прокопьевич[7]- в прошлом доброволец белой армии, казачин урядник, являлся вторым руководителем повстанческой группы в с. Ново-Троицкое. В настоящее время арестован и находится в заключении вместе со мной. 

3. ШАРЫПОВ Ефим Лукич[8], уроженец села Бабстово, в прошлом крупный кулак. В 1936 году был арестован за контрреволюционную деятельность в колхозе и осужден на 5 лет лишения свободы. Сейчас, кажется, отбывает наказание где-то в Сибири.

4. ЛОПАТИН Алексеи Ильич[9], активный участник нашей повстанческой организации. В начале 1938 года арестован органами НКВД.

5. КОЗУЛИН Изосим Антонович - профессионал-контрабандист, активный белогвардеец. С 1919 по 1920 год служил добровольно в запасной сотне атамана САРАЕВА. В1933 году был арестован вместе со мной и осужден на 10 лет концлагерей. В 1935 году был освобожден. В 1918 году принимал активное участие в контрреволюционном казачьем восстании. Последнее время работал на шлакобетонном заводе в г. Хабаровске.

6. ДУХОВНИКОВ Макар Николаевич[10], уроженец с. Венцелево Блюхеровского р-на ЕАО. В прошлом крупный кулак. В 1919 году служил добровольно в белой армии рядовым в 1-м амурском казачьем полку. В 1933 году был арестован вместе со мной и осужден на 10 лет концлагерей. В настоящее время проживает в селе Блюхерово того же района ЕАО.

7. МАКАРОВ Павел Алексеевич - является родственником Козлову Григорию Степановичу, с которым в 1933 году был арестован за контрреволюционную деятельность в колхозе и осужден на 10 лет концлагерей. В настоящее время работает каким-то директором на одном из целебных источников на ст. Ласточка Уссурийской жел. дор.

8. ПЕРМИН Иван Максимович[11] - до 1929 года, живя с отцом, имел кулацкое хозяйство: 6 лошадей, 6 коров, жнейку-самосброску, веялку, пасеку в 50 ульев. Проживает в настоящее время в селе Ново-Троицкое Блюхеровского р-на ЕАО.

9. КОЗЛОВ Григории Степанович - активный участник нашей повстанческой организации, в прошлом крупный кулак. В 1933 году за контрреволюционную вредительскую работу в колхозе был осужден на 10 лет. Освобожден в 1935 году. В настоящее время ему около 70 лет и живет вместе с зятем МАКАРОВЫМ Павлом Алексеевичем на ст. Ласточка Уссурийской жел. дор. 

10. РАМЕНСКИЙ Егор Афанасьевич[12] - мой близкий приятель и при моем содействии был вовлечен в повстанческую группу. В 1923 г. или 1924 г. РАМЕНСКИЙ был арестован как активный контрабандист вместе с зятем-китайцем за продажу оружия за границу. В 1935 году был вторично судим с ЯКИМОВЫМ Трофимом, но по каким-то причинам в том же году освобожден. В эту же повстанческую группу входил и я - УШАКОВ Савватей.

ВОПРОС: Вы назвали участников вашей контрреволюционной повстанческой группы, но ничего не сказали о практической контрреволюционной работе группы. Требуем рассказать?

ОТВЕТ: Задачи участников нашей повстанческой группы определялись так: по установке УШАКОВА Степана сбором шпионских сведений должен был заняться ЯКИМОВ Трофим. С этой задачей он справился - в разное время, в период с 1931 по 1935 год, в очередные явки из-за кордона, он УШАКОВУ Степану передал сведения о расположении Бабстовского гарнизона и о строительстве военных точек в Усть-Сунгарийском укрепрайоне. Также им было передано УШАКОВУ Степану ружейное масло и кусок цемента, о чем я показал следствию выше, т. е. для какой цели нужно это было УШАКОВУ Степану.

Практическая и повседневная работа нашей контрреволюционной группы с. Ново-Троицкое заключалась в том, что мы усиленно занимались вредительской работой в колхозе с задачей развалить колхоз, за что были в 1933 году арестованы, о чем я показал следствию выше. Однако в процессе суда и следствия свое участие в повстанческой группе скрыли, в результате не была разоблачена в целом вся наша повстанческая группа.

Для ясности следствию приведу несколько примеров нашей подрывной деятельности в колхозе. Первое, в 1932 году мой брат УШАКОВ Родион совместно с КОЗУЛИНЫМ Иваном и ПЬЯННИКОВЫМ Иваном Мироновичем были арестованы гор. милицией за падеж скота в колхозе. Просидев под следствием несколько дней, были освобождены. Придя домой, они в знак протеста вышли из колхоза с задачей увлечь за собой и других колхозников, а я же остался в колхозе для дальнейшей подрывной работы.

Выше я следствию показал, что участники контрреволюционной группы занимались вредительством в колхозе. В частности, для вызова недовольства на колхозную жизнь мы испортили гречу. И когда колхозники потребовали привлечь к ответственности председателя колхоза ДУХОВНИКОВА Макара, наша группа решила во что бы то ни стало сохранить ДУХОВНИКОВА и оставить его на посту председателя колхоза. Тогда я по прямому поручению ЯКИМОВА Трофима выступил на колхозном собрании в 1932 году в защиту ДУХОВНИКОВА, в результате последний был оставлен председателем колхоза и не был привлечен к ответственности.

ВОПРОС: Поскольку вы говорите о вооруженном выступлении против Соввласти, ваша повстанческая группа имела оружие?

ОТВЕТ: Мы изыскивали все возможности приобретения боевого оружия, в частности все участники группы обязаны были в первую очередь достать нарезные берданы, якобы для охоты, на основании чего большинство из нас имело такое оружие.

Помимо того УШАКОВ Степан обещал приобрести нам боевое оружие (винтовки) за границей и доставить нам незадолго до нашего выступления против Соввласти. Но оружия мы от УШАКОВА Степана не получили, т. к. были почти все арестованы.

ВОПРОС: Следствию точно известно, что вы после отбытия срока наказания в 1935 году не прекратили свою контрреволюционную деятельность. Вы это признаете?

ОТВЕТ: Да, признаю. Моя преступная деятельность продолжалась до самого момента моего ареста, т. е. до 29 сентября 1938 года. О чем хочу рассказать следствию.

ВОПРОС: Расскажите!

ОТВЕТ: После освобождения меня из заключения в 1935 году я, УШАКОВ, в том же году летом ездил по личным делим в село Ново-Троицкое, где встретился с ЯКИМОВЫМ Трофимом. В разговоре с ним мне стало известно, что в отсутствии нас, т. е. меня и моего брата УШАКОВА Родиона, в село Ново-Троицкое еще раз приходил мои брат УШАКОВ Степан из-за кордона, о чем я показал выше. А дальше мне ЯКИМОВ сказал, что контрреволюционная повстанческая группа в с. Ново-Троицкое продолжает существовать и проводить подрывную работу против Соввласти. Правда, в настоящее время все участники повстанческой группы арестованы органами НКВД.

В период с 1935 по 1938 год я установил связь с быв. повстанцами села Ново-Троицкое, в частности, со своим братом УШАКОВЫМ Родионом и РАМЕНСКИМ Егором Афанасьевичем, которые проживают в г. Биробиджане.

Эта связь у меня с ними заключалась не только на почве прошлой совместной контрреволюционной повстанческой работе, но в основном нас связывала борьба с существующим Советским строем, которую мы не думали прекращать.

Основная наша цель была - установить постоянные связи с оставшимися повстанцами и вновь активизировать свою контрреволюционную деятельность, привлекая на свою сторону контрреволюционный элемент для создания повстанческой организации.

Правда, мы не сумели широко развернуть свою контрреволюционную работу, так как стали происходить аресты, особенно начиная с конца 1937 года и 1938 г.

В связи с этим мы временно прекратили контрреволюционную работу до более благоприятного момента.

В январе месяце 1938 года я ездил к своему родственнику МАКАРОВУ Гариилу, который работал в Кухте- ринском Леспромхозе по реке Зее, Свободненского р-на. Последний мне сообщил, что у них тоже существует повстанческая организация, которую возглавляет некий ПИДЖАКОВ Иван - работает на Зейских золотых приисках каким-то заведующим.

Этот МАКАРОВ Гавриил приглашал меня к себе и обещал устроить на работу у ПИДЖАКОВА. Я согласился и намеревался переехать, но когда приехал в г. Хабаровск, вскоре узнал, что МАКАРОВ арестован органами НКВД, и ехать туда побоялся.

О том, что на Зее существует повстанческая организация, я передал лично в разговоре своему брату Родиону и РАМЕНСКОМУ Егору, когда я приезжал в г. Биробиджан в мае месяце 1938 года.

Таким образом, в этот период, кроме установления связи с повстанческими элементами, мы пытались также установить вновь связь с заграницей и другими районами ДВКрая.

ВОПРОС: Вы установили связь с заграницей, в частности, со своими братьями Степаном и Егором?

ОТВЕТ: После 1935 года о братьях Степане и Егоре я ничего не слышал, и связь с заграницей нами не была установлена.

ДОПРОС ПРЕРЫВАЕТСЯ.


[1] Ушаков Прокопий Лукич, 1867, урожен. с. Бабстова, русский. Плотник. Место жительства: Новотроицкое. Арест. 05.09.1937 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 15.11.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 09.12.1937 в Хабаровске. Реабилитирован 24.07.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-95603. 

[2] Ушаков Родион Васильевич, 1900, урожен. с. Лазарева, русский. Хлебороб. Место жительства: Лазарево. Арест. 24.03.1931 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 26.02.1932 Особым совещанием при Коллегии ОГПУ по ст. 58-10 УК РСФСР - высылка в Западную Сибирь на 3 года. Реабилитирован 22.09.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-92480. 

[3] Ушаков Роман Васильевич, 1896, урожен. с. Бабстова, русский. Заместитель председателя колхоза. Место жительства: Бабстово. Арест. 18.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 25.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-10 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 30.07.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-81568. 

[4] Ушаков Степан Прокопьевич, 1900, урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. Арест. 27.02.1930 ПП ОГПУ по ДВК. Осужд. 21.07.1930 тройкой при ПП ОГПУ по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Бежал из мест лишения свободы в Маньчжурию. 09.12.1936 убит японо-маньчжурскими погранполицейскими в поселке Туки (Тука) напротив с. Екатерино-Никольского. Захоронен на Большом острове в 2,5 км. южнее с. Ленинского. Реабилитирован 27.06.1989 прокуратурой Хабаровского края по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело: П-97924. 

[5] Ушаков Егор (Георгий) Прокопьевич, 1906 (1907), урожен. с. Бабстова, русский. Хлебороб. Место жительства: Бабстово. В 1930 вместе с братом Ушаковым С.П. бежал в Маньчжурию. В 1945 проживал в Китае, ст. Нанга. Арест. 07.09.1945 ОКР «СМЕРШ» 15-й армии по ст. 58-6 УК РСФСР. 05.11.1945 уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело: П-80035. 

[6] Якимов Трофим Андреевич, 1899, урожен. с. Кукелева, русский. Колхозник колхоза «Красный Маяк». Место жительства: Новотроицкое. Арест. 28.09.1935 УНКВД по ЕАО. Осужд. 25.04.1936 ВТ ОКДВА по ст.ст. 58-1а, 58-7, 58-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Умер в КарЛаге (г. Караганда). Реабилитирован 28.09.1998 Военной прокуратурой ДВО по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: ХУ-975. 

[7] Ушаков Родион Прокопьевич, 1896, урожен. с. Бабстова, русский. Колхозник колхоза «Красный Маяк». Место жительства: Новотроицкое. 00.00.1934 выселен из села как бывший колчаковский урядник и дезертир Красной Армии. В 1935 проживал в с. Красная Речка близ г. Хабаровска, в 1937 - в г. Биробиджане. Счетовод на кирпичном заводе № 7. Арест. 21.08.1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.11.1939 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-13 УК РСФСР - ссылка в Казахстан на 5 лет. Реабилитирован 08.05.1964 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-82255. 

[8] Шарыпов Ефим Лукич, 28.10.1891, урожен. с. Бабстова, русский. Счетовод колхоза «Красный Маяк», секретарь сельсовета. Место жительства: Новотроицкое. Арест. 05.11.1935 УНКВД по ЕАО по ст. 58-6-7-11 УК РСФСР за то, что «в период Гражданской войны дезертировал из Красной Армии и до 1922 проживал за границей, поддерживал тесную связь с работниками японской контрразведки Рогалевым И.Ф. и Якимовым Т.А., содействовал Якимову Т.А. во вредительской деятельности по уничтожению колхозного конского поголовья». 27.02.1936 материалы выделены из уголовного дела № 5923-35 (ХУ-975) и направлены в Особое совещание при НКВД СССР для принятия решения о выселении из погранполосы как социально-опасного элемента. Осужд. 00.00.1936 на 5 лет ИТЛ. Архивное дело: ХУ-975. 

[9] Лопатин Алексей Ильич, 1892, урожен. с. Биджан, русский. Председатель сельсовета. Место жительства: Новотроицкое. Арест. 14.12.1937 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 17.02.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-2 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 18.03.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 29.03.1960 облсудом ЕАО за недоказанностью обвинения. Архивное дело: П-82405. 

[10] Духовников Макар Николаевич, 1898, урожен. с. Венцелева, русский. Сторож военторга. Место жительства: Ленинское (Блюхерово, Михайло-Семеновское). Арест. 09.11.1938 Блюхеровским РО УНКВД по ЕАО по ст.ст. 58-2, 58-7, 58-11 УК РСФСР. 27.03.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения. Реабилитирован 29.05.2000 прокуратурой Омской обл. по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-84417. 

[11] Пермин Иван Максимович, 1902, урожен. с. Венцелева, русский. Зав. пасекой. Место жительства: Новотроицкое. Арест. 07.11.1938 УНКВД по ЕАО по ст.ст. 58-11, 58-7, 58-2 УК РСФСР. 27.03.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения. Реабилитирован 29.05.2000 Прокуратурой Омской обл. по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: П-84417. 

[12] Раменский Егор Афанасьевич, 1889, урожен. с. Кукелева, русский. Без определенных занятий. Место жительства: Биробиджан (о. Тукалевский). Арест. 05.10.1935 УНКВД по ЕАО по ст. 58-7-11 УК РСФСР за то, что «до 1928 ходил за кордон, имеет за границей родственников, имеет родственников, выселенных в спецпоселок, имел тесную связь со своим родственником-шпионом Рогалевым И.Ф.». 27.02.1936 материалы выделены из уголовного дела № 5923-35 (ХУ-975) и направлены в Особое совещание при НКВД СССР для принятия решения о выселении из погранполосы как социально-опасного элемента. Арестован повторно 10.11.1938 УНКВД по ЕАО по ст. 58-10 УК РСФСР. 14.04.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения, реабилитирован. Архивное дело: ХУ-975, П-90797.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Ушаков Родион Прокопьевич

Отправлено 24 апр. 2019 г., 04:57 пользователем Редактор   [ обновлено 17 окт. 2019 г., 20:50 ]


Колхозник колхоза «Красный Маяк» из с. Новотроицкого Родион Прокопьевич Ушаков, 1896, урожен. с. Бабстова, русский. 00. 00. 1934 выселен из села как бывший колчаковский урядник и дезертир Красной Армии. В 1935 проживал в с. Красная Речка близ г. Хабаровска, в 1937 - в г. Биробиджане. Счетовод на кирпичном заводе № 7. Арест. 21. 08. 1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29. 11. 1939 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-13 УК РСФСР - ссылка в Казахстан на 5 лет. Реабилитирован 08. 05. 1964 Хабаровским крайсудом за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-82255.  


15. 09. 1938 г. , г. Биробиджан 

ВОПРОС: Прежде чем перейти к расследованию фактов вашей контрреволюционной преступной деятельности, ответьте на вопрос, где вы были и чем занимались как до революции, так и после?

ОТВЕТ: До 1925 года я занимался сельским хозяйством совместно с отцом. Хозяйство наше являлось кулацким, мы вместе с отцом и братьями до 1925 года имели в хозяйстве следующее: 8 голов лошадей, 8 голов коров, 10 штук овец, свиней крупных 5 штук и молодняк, 1/3 часть молотилки, жнейку-сноповязку, дом с надворными постройками, посева до 22-х десятин.

Отец держал один год батрака, а сезонные рабочие принималась в хозяйстве ежегодно по одному человеку.

В 1925 году после раздела хозяйства с братьями, я имел личное имущество следующее: 2 рабочих лошади и жеребенка, 2 коровы и телку, засевал 5 десятин, имел один дом, амбар.

ВОПРОС: Вы лишались права голоса?

ОТВЕТ: Нет, я не лишался права голоса, но мой отец в 1932 году был лишен права голоса как кулак за сопротивление Соввласти в части невыполнения государственных заданий.

ВОПРОС: Следствию известно, что вы в 1934 году были высланы из погранзоны. Объясните причину?

ОТВЕТ: Я должен заявить следствию, что во время паспортизации в 1934 году мне паспорт не был выдан и комиссия предложила мне выехать вместе с семьей из погранзоны.

Причина моего выселения из погранзоны была следующая: во-первых, я подлежал выселению как кулак, во-вторых, как бывший колчаковский урядник казачьих войск, и третье, на основании чего я был выслан, это то, что будучи недоволен колхозной жизнью, я в 1932 году вышел из колхоза, был единоличником, и в этот период занимался антисоветской деятельностью.

Отец мой - УШАКОВ Прокопий, тоже подлежал вместе со мной выселению, но был оставлен по старости.

ВОПРОС: Вы служили в белой армии Колчака?

ОТВЕТ: Да, служил.

ВОПРОС: Дайте подробные показания о своей службе в белой армии?

ОТВЕТ: В 1918 году 1 января по призыву станичного атамана я, УШАКОВ, пошел добровольно служить в белую армию Колчака совместно с односельчанами - РАЗДОРЕЕВЫМ Ильей, РАЗДОБРЕЕВЫМ Александром, МИТРОФАНОВЫМ Петром, КУЗНЕЦОВЫМ Михаилом и ДИМОВЫМ Илларионом.

Всего я находился в армии Колчака с 1918 по 1920 год, принимал участие в боях против Красной армии под Благовещенском, Иннокентьевским, Николаевским, Ванниково и др. местах. За отличие в боях против Красной армии я был произведен в чин казачьего урядника.

ВОПРОС: Где вы были и чем занимались с 1920 по 1922 год?

ОТВЕТ: В 1920 г. я находился в армии атамана Семенова, наша часть стояла под Благовещенском. Под натиском частей Красной армии мы начали отступление и в этот момент в г. Благовещенске рабочие совершили восстание, к которому присоединилась наша часть. Я в целях самосохранения был вынужден перейти на сторону красных и поступил в Красную армию в качестве командира эскадрона, откуда при первой для меня возможности в начале 1922 г. дезертировал и скрывался до июня месяца 1922 г. в тайге.

ВОПРОС: Объясните основную причину вашего дезертирства из Красной армии?

ОТВЕТ: Откровенно сказать, основной причиной послужило то, что я не хотел бороться за Советскую власть, был враждебно настроен к ней, вот поэтому и бежал из Красной армии.

ВОПРОС: Кого вы имеете из родственников репрессированных Советской властью?

ОТВЕТ: Из своих родственников имею репрессированных органами Соввласти следующих: в конце 1937 года органами НКВД арестован за контрреволюционную деятельность мой отец - УШАКОВ Прокопий Лукич, где сейчас находится - не знаю.

В 1933 году был арестован мой родной брат - УШАКОВ Савватей, и осужден к 10 годам лишения свободы, но после кассации был присужден к 2 годам. Сейчас живет в г. Хабаровске и работает в каком-то институте, точный адрес забыл, но с ним связь не прерывал. Этот брат Савватей обвинялся во вредительстве в колхозе.

В 1932 году был осужден на 5 лет лишения свободы мой двоюродной брат УШАКОВ Родион. Наказание отбывал где-то в Сибири, и, кажется, сейчас находится там.

Второй двоюродный брат - УШАКОВ Роман, арестован органами НКВД в феврале месяце 1938 года.

ВОПРОС: Вы не о всех ваших родственниках рассказали следствию?

ОТВЕТ: Нет, я рассказал все и обо всех своих родственниках.

ВОПРОС: Вы заявляете неправду. Нам известно, что у вас имеются братья - Степан и Егор. Так скажите, где сейчас находятся ваши родные братья - Степан и Егор?

ОТВЕТ: Я хотел скрыть от следствия факт нахождения моих братьев - УШАКОВЫХ Степана и Егора за границей в Маньчжоу-Го и личную свою связь с ними по моей контрреволюционной деятельности.

ВОПРОС: Когда и по какой причине ваши братья Степан и Егор УШАКОВЫ бежали за границу?

ОТВЕТ: Должен пояснить следствию следующее. В конце 1929 года мне стало известно от моего брата УШАКОВА Степана о том, что им в селе Бабстово создана и активно действует под его руководством контрреволюционная повстанческая групп из казаков-кулаков и лиц, служивших в белых армиях и казачьих бандах, что в этой повстанческой группе принимает активное участие и брат Егор.

В 1930 году УШКОВ Степан органами НКВД был арестован, но полностью не был разоблачен, и был осужден на 8 лет концлагеря.

В 1931 году УШАКОВ Степан из заключения бежал. Первое время он скрывался в тайге и дома у брата Егора, и при его помощи зимой 1931 года нелегально перешел границу СССР в Маньчжоу-Го. Вскоре после побега Степана за границу,

боясь своего разоблачения и ареста, бежал и мой брат УШАКОВ Егор.

ВОПРОС: Вы имели связь ос с своими братьями Степаном и Егором?

ОТВЕТ: Как я указал выше, по своей контрреволюционной деятельности я имел непосредственную связь со Степаном УШАКОВЫМ до 1932 года, а затем эта связь осуществлялась до 1935 годи участниками контрреволюционной повстанческой группы ЯКИМОВЫМ и моим братом УШАКОВЫМ Савватеем, ныне проживающим в г. Хабаровске.

УШАКОВ Степан неоднократно на протяжении с 1931 по 1935 год переходил границу в районе села Бабстово, имея на заранее обусловленном месте встречи с участниками повстанческом группы - мною, УШАКОВЫМ Родионом в 1932 году, ЯКИМОВЫМ и моим братом УШАКОВЫМ Савватеем - на протяжении 1933-1935 г. От УШАКОВА Степана на этих встречах мы получали установки на разворот и активизацию контрреволюционной деятельности повстанческой группы.

ВОПРОС: Значит, вы являлись одним из активных участников контрреволюционной повстанческой группы, созданной в 1929 году вашим братом УШАКОВЫМ Степаном?

ОТВЕТ: Да, это верно. И после побега моего брата УШАКОВА Степана за границу с 1931 года руководил контрреволюционной деятельностью уже созданной непосредственно мной и ЯКИМОВЫМ Трофимом повстанческой группой в селе Ново-Троицкое, куда я приехал на жительство.

ВОПРОС: При каких обстоятельствах вы были вовлечены в контрреволюционную повстанческую группу, кем и когда?

ОТВЕТ: Вовлечен я был в контрреволюционную повстанческую группу моим братом УШАКОВЫМ Степаном в 1929 году в селе Бабстово. Вовлекать меня для активно борьбы с Советской властью не представлялось никакого труда, т. к. вся наша семья в период гражданской войны активно с оружием в руках боролась против Советской власти, и эту борьбу не прекращала до последнего дня. Причем, брат мой Степан УШАКОВ в период гражданской войны находился в близких отношениях с казачьим атаманом Сараевым, руководившим в Амурской полосе казачьими белогвардейскими отрядами.

При встрече со мной в 1929 году Степан рассказал о том, что им получены из Харбина от Сараева указания о необходимости активизации борьбы с Соввластью путем организации повстанческих отрядов из числа кулаков и лиц, служивших в бандах Сараева и Семенова, и что он, УШАКОВ Степан, в этом получит практическую помощь из-за границы. Спросил меня, как я смотрю на это дело, и требовал моей помощи, на что я ему дал свое согласие.

ВОПРОС: Вы заявили, что повстанческие группы Вами организовывались по непосредственному указанию атамана Сараева. Это так?

ОТВЕТ: Да, совершенно верно, и я это утверждаю, что повстанческие группы нами создавались непосредственно по указанию атамана Сараева, являющегося и до настоящего времени одним из руководителей белогвардейского центра в Харбине. Об этом мне рассказывал в 1929 году мой брат Степан УШАКОВ.

Кроме того, после побега Степана УШАКОВА за границу, при личной с ним встрече в 1932 году Степам мне рассказал, что он установил связь в Харбине с атаманом Сараевым и казачьим полковником ЛАЛЕТИНЫМ, по поручению которых он и действует. На последующих с ним встречах в период 1933-35 гг. , устраиваемых участниками повстанческой группы ЯКИМОВЫМ Трофимом и моим братом УШАКОВЫМ Савватеем, он это подтверждал и давал директивы на разворот контрреволюционной деятельности от имени Сараева и Лалетина. Причем, должен заявить о следующем: как мне передавал ЯКИМОВ, однажды в 1934 г. в село Ново-Троицкое мой брат УШАКОВ Степан нелегально приходил совместно с сыном полковника Лалетина - ЛАЛЕТИНЫМ, участником белогвардейской организации в Харбине, который приходил для того, чтобы, с одной стороны, убедиться, насколько мы успешно разворачиваем контрреволюционную деятельность, а с другой стороны, ЛАЛЕТИН передал ряд практических директив.

ВОПРОС: Какие практические задачи поставил перед Вами УШАКОВ Степан?

ОТВЕТ: Из ряда бесед, происходивших между УШАКОВЫМ Степаном, мною, моим братом УШАКОВЫМ Савватеем и Трофимом ЯКИМОВЫМ на протяжении 1931-1935 года, и из тех директив, которые мы получили от УШАКОВА Степана, так определялись наши задачи: первое - мы должны были форсировать создание повстанческих групп, используя их в мирное время для проведения подрывной вредительской деятельности в колхозах, для обора шпионских сведение и для организации диверсионных актов. На военное время должны были выступить в тылу Красной армии. С этой целью мы получили указания от УШАКОВА Степана на создание повстанческих групп, в первую очередь - в стратегическом в военном отношении районе. В частности, в селах Бабстово, Кукелево, Ново-Троицкое, Биджан и др. , расположенных непосредственно в Усть-Сунгарийском укрепрайоне и вблизи стратегического шоссе Биробиджан-Блюхерово. Подготовить организованные нами группы к выступлению на случай возникновения военных действий со стороны Японии против СССР с таким расчетом, чтобы повстанцы в тылу Красной армии создали непосредственную угрозу захвата стратегического шоссе и укрепрайона, чем облегчили бы действия японских войск в Усть-Сунгарийском направлении. Передавая эти указания о создании повстанческих групп в стратегическом районе, УШАКОВ Степан подчеркивал, что в создании повстанческих групп в Усть-Сунгарийском укрепрайоне заинтересованы японские военные круги, которые оказывают нам практическую помощь.

ВОПРОС: Вернемся к вашей практической контрреволюционной деятельности. Вы создали повстанческую группу в селе Ново-Троцком?

ОТВЕТ: Да, создал. В 1930 году мною были вовлечены следующие лица в повстанческую группу:

1. ПЕРМИН Иван Алексеевич, в прошлом кулак, держал почтовый стан, быв. царский урядник. В 1934 году во время паспортизации был выслан из села как кулак.

В 1937 году работая в Архаринском леспромхозе.

2. РАМЕНСКИЙ Егор Афанасьевич, был завербован моим братом Савватеем в 1930 году.

В 1923 году или 1924 г. РАМЕНСКИЙ Е. был арестован по подозрению в соучастии в контрреволюционной деятельности своего зятя-китайца. Последний не только возил спирт, а за границу продавал оружие, за что и были оба арестованы. Но был ли им суд, не знаю.

Сейчас РАМЕНСКИЙ Егор проживает в г. Биробиджане на Тукалевском острове.

В 1932 году мной были завербованы следующие жители села Ново-Троицкого в повстанческую организацию:

1. КОЗУЛИН Изосим Антонович, в прошлом крепкий середняк. В 1937 году проживал в г. Хабаровске.

2. ЛЮБИН Николай Емельянович, в прошлом крупный кулак. В 1934 году был во время паспортизации выслан из села как кулак. В 1936 году проживал в быв. Некрасовском районе ДВК в пос. Кукан по р. Урми.

3. ПЬЯННИКОВ Иван Миронович, в 1938 году арестован органами НКВД.

4. ПЕРМИН Иван Максимович, завербован мною в 1932 году. Хозяйство было зажиточное. С отцом имел до 1929 года 8 голов лошадей, 6 голов коров. В настоящее время проживает в селе Ново-Троицком Блюхеровского р-на ЕАО.

5. КОЗУЛИН Иван Антонович, крепкий середняк, брат Изосиму. В настоящее время проживает в с. Биджан Блюхеровского р-на ЕАО.

С которыми я поддерживал организационную связь до 1934 года. В 1934 году я был за контрреволюционную деятельность выслан из погранполосы, и на некоторое время потерял связь с участниками повстанческой группы в селе Ново-Троцком. Перед своим отъездом руководство повстанческой группой я передал ЯКИМОВУ Трофиму.

ВОПРОС: Каким образом вы вновь установили связь с повстанцами с. Ново-Троицкое?

ОТВЕТ: Летом в 1935 году, месяца не помню, мой брат Савватей ездил по личный делам, т. е. за справкой в сельсовет в с. Ново-Троицкое, где встретился с ЯКИМОВЫМ Трофимом. В разговоре с ним брату Савватею стало известно, что контрреволюционная повстанческая организация в селе Ново-Троицкое продолжает существовать и организационно укрепляется. Так, с 1934 г. по 1935 год ЯКИМОВЫМ Трофимом Андреевичем были завербованы в контрреволюционную повстанческую организацию жители с. Ново-Троицкое: ДУХОВНИКОВ Демьян Николаевич, ЛОПАТИН Алексей Ильич, ЛОПАТИН Парфил Ильич, МИТРОФАНОВ Иннокентий Иванович, ПЬЯННИКОВ Яков Иванович, ПЬЯННИКОВ Мирон Петрович, РАМЕНСКИЙ Константин Афанасьевич - все названные лица арестованы в начале 1938 года органами НКВД. КОЗЛОВ Николай Григорьевич, сын кулака, в настоящее время проживает в с. Биджан Блюхеровского района ЕАО, и МАТАФОНОВ Иван Иванович, до коллективизации имел 4 лошади, 3 коровы, в настоящее время живет в с. Ново-Троицкое. Оба они завербованы в повстанческую организацию ЯКИМОВЫМ Трофимом.

После приезда брата из Ново-Троицка, я лично установил связь с ЯКИМОВЫМ Трофимом и через него с участниками повстанческое группы.

ВОПРОС: Следствию известно, что вы не только имели организационную связь до 1938 года с повстанцами, а активно продолжали проводить контрреволюционную преступную деятельность против Соввласти. Вы это признаете?

ОТВЕТ: Да, признаю. Моя преступная деятельность продолжалась до самого момента моего ареста, т. е. до августа месяца 1938 года. О чем хочу рассказать следствию подробно.

ВОПРОС: Расскажите?

ОТВЕТ: В мае месяце 1936 года я приехал из Красной Речки на постоянное местожительство в г. Биробиджан и поступил работать на кирпичный завод № 7.

Проживая в г. Биробиджане, я очень быстро установил связь с бывшими повстанцами по селу Ново-Троицкому - РАМЕНСКИМ Егором Афанасьевичем и РОГАЛЕВЫМ, имя и отчество не знаю.

Эта связь у меня с ним заключалась не только на почве прошлой совместной контрреволюционной повстанческой работы, но в основном нас связывала борьба с существующим Советским строем, которую мы не думали прекращать.

Основная наша цель была - установить постоянные связи с повстанцами и вновь активизировать свою контрреволюционную деятельность, привлекая контрреволюционный элемент для создания повстанческой организации.

Правда, мы не сумели широко развернуть свою контрреволюционную деятельность, т. к. стали происходить аресты. В связи с этим мы временно прекратили контрреволюционную работу до более благоприятного момента.

В 1936 году или в начале 1937 года я установил связь с участником группы КОЗУЛИНЫМ Иваном , который совместно с ЯКИМОВЫМ Трофимом пытались в это время установить связи с заграницей, в частности, с проживающими в Маньчжоу-Го моими братьями УШАКОВЫМИ Степаном и Егором.

В мае месяце 1938 года ко мне из г. Хабаровска приезжал мой родной брат Савватей, который в разговоре со мной и РАМЕНСКИМ Егором предложил нам активизировать контрреволюционную деятельность, информировав нас о том, что в ряде районов ДВК сейчас вновь активизируется повстанческое движение, в частности, он нам рассказал о своей поездке на зазейские золотые прииски в 70 км от ст. Тыгда, где он связался с МАРКОВЫМ Гавриилом, который ему рассказал, что на приисках существует повстанческая организация, руководимая неким ПИДЖАКОВЫМ Иваном, последний работает на прииске каким-то заведующим, в своей к-р деятельности держит связь с Харбином, где проживает его родной брат, в прошлом белый офицер, бежавший в 1920 г. из г. Благовещенска за границу.

Таким образом, в этот период кроме установления связи с повстанческими элементами, мы пытались также установить вновь связь с заграницей и другими районами ДВК.

ВОПРОС: Вы установили связь с 1936-37 г. с вашими братьями, проживающими в Маньчжоу-Го?

ОТВЕТ: Как мне известно, связь не была установлена. Участник группы КОЗУЛИН Иван приезжал ко мне в г. Биробиджан зимой 1937 года, где рассказывал, что он совместно с ЯКИМОВЫМ Трофимом в 1936 году или в начале 1937 года пытались установить связь с одним из моих братьев Степаном или Егором, через связника, фамилию не назвал, они получили данные о переходе границы одним из моих братьев и место встречи с ним. В обусловленный срок ЯКИМОВ и КОЗУЛИН явились на место встречи в сопки около Бабстово, но якобы брата не застали, на месте встречи они нашли спички и пустую банку от консервов иностранной фирмы, что свидетельствует о том, что брат был, но чем-то был напуган и их не дождался. У меня нет полных данных, но я предполагаю из рассказа КОЗУЛИНА, что ими связь с одним из моих братьев установлена, но по каким-то соображениям они эту связь от меня скрывают.

ВОПРОС: Вы не о всех участниках повстанческой группы рассказали следствию?

ОТВЕТ: Нет, я показал всех участников нашей повстанческом группы.

Могу добавить, что в 1929 году в разговоре с моим братом Степаном он мне рассказывал, что им непосредственно в этот период были вовлечены следующие лица: БУРКОВ Иван Тихонович, быв. житель с. Бабстово, имеет раскулаченных родственников - КУЗНЕЦОВЫХ Романа и Василия, кои живут сейчас где-то по р. Зее.

Этот БУРКОВ Иван имел крепкую связь с моим братом Степаном по повстанческой работе, сейчас проживает в г. Хабаровске, ул. Запарина, д. 86 или 80.

УШАКОВ Родион Васильевич и УШАКОВ Василий Алексеевич являлись соучастниками Степана, за что были арестованы в 1931 году и осуждены по 5 лет каждый. Сейчас УШАКОВ Родион проживает в г. Новосибирске, а УШАКОВ Василий живет в г. Красноярске.

Других участников я по фамилиям сейчас вспомнить не могу.

ВОПРОС: Что вами проделано практически в осуществлении контрреволюционных установок УШАКОВА Степана?

ОТВЕТ: Участники повстанческой группы широко развернули контрреволюционную деятельность. По установке УШАКОВА Степана мы занимались сбором сведений шпионского характера, в частности собрали и передали

УШАКОВУ Степану сведения о Бабстовском гарнизоне, о расположении укрепленных точек в Усть-Сунгарийском укрепрайоне, о новом военном строительстве на границе в районе Блюхерово, Кукелево.

Находясь в колхозе, участики группы занимались вредительской деятельностью, уничтожили в 1932-1933 гг. 11 голов лошадей, 12 голов коров, портили посевы и семенной материал.

За вредительскую деятельность я был арестован в августе месяце 1932 года вместе с КОЗУЛИНЫМ Иваном и ПЬЯННИКОВЫМ Иваном Мироновичем, просидев под следствием в Биробиджанской милиции 20 дней, были освобождены.

Возвратившись в село, мы все трое вышли из колхоза, надеясь увлечь за собой и других колхозников, а мой брат Савватей остался в колхозе для ведения контрреволюционной работы.

В конце марта 1933 года мы опять были все трое арестованы все по тому же делу, т. е. за падеж скота. Вторично скрыв свою виновность и отсидев под следствием до 25 мая 1933 года, были освобождены под подписку.

Пока я находился под стражей в г. Биробиджане, были арестованы: мой брат - УШАКОВ Савватей, КОЗЛОВ Григорий Степанович, МАКАРОВ Павел, ПЕРМИН Иван Максимович, КОЗУЛИН Изосим Антонович и ДУХОВНИКОВ Макар Николаевич. Арестованы они все были за падеж скота в колхозе и осуждены на 10 дет каждый, но после кассации срок наказании им был уменьшен, кажется, просидели в заключении два года и были освобождены.

Однако в процессе следствия и суда названные выше лица, в том числе и я, свое участие в контрреволюционной повстанческой организации скрыли, а также не была разоблачена в целом вся наша повстанческая организация.

Кроме того, мы изыскивали возможности приобретения боевого оружия. В частности, мною была дана директива под видом охоты приобрести нарезные берданы, что было проделано почти всеми участниками группы. Помимо этого мы вели переговори с УШАКОВЫМ Степаном о приобретении и доставке нам боевого оружия из-за границы.

ДОПРОС ПРЕРЫВАЕТСЯ.

19 сентября 1938 г. 

ВОПРОС: Вы рассказали не о всех участниках вашей повстанческой организации по с. Ново-Троицкое. Расскажите следствию?

ОТВЕТ: Да, мною пропущены следующие участники нашей повстанческой организации: МАКАРОВ Алексей Пахомович, ПЕРМИН Алексей Алексеевич, ШОХИРЕВ Тимофеи Иванович, ШОХИРЕВ Алексеи Иванович и ЛОПАТИН Павел Ильич.

ВОПРОС: Охарактеризуйте каждого о их контрреволюционной деятельности, соц. прошлое и где они в настоящее время проживают?

ОТВЕТ:

1. МАКАРОВ Алексеи Пахомович - профессионал-контрабандист. Активный участник нашей повстанческой организации в с. Ново-Троицкое. Будучи председателем Ново-Троицкого сельсовета скрывал у себя бежавшего из концлагеря КОРЕНЕВА Михаила, быв. жителя с. Биджан. Сейчас проживает в с. Николаевка Смидовичского района ЕАО.

2. ПЕРМИН Алексей Алексеевич, в прошлом кулак, состоял участником в контрреволюционной повстанческой организации с. Ново-Троицкое, завербован был в нее КОЗЛОВЫМ Г. С. и ЛОПАТИНЫМ П. И. В августе месяце 1938 года арестован органами НКВД за контрреволюционную деятельность.

3. ШОХИРЕВ Тимофей Иванович, в прошлом кулак, является активном участником контрреволюционной повстанческой организации с. Ново-Троицкое. Завербован был в нее КОЗЛОВЫМ Г. С. В 1919 году по 1920 год служил добровольно в 1-ом казачьем белогвардейском полку в пулеметной команде. В 1935 году был арестован и осужден за контрреволюционную деятельность на 3 года. Где он сейчас не могу сказать.

4. ШОХИРЕВ Алекей Иванович, в прошлом кулак, имел с братом более 10 голов лошадей, 7-8 коров, состоял в нашей повстанческой организации в с. Ново-Троицкое. Сейчас кажется работает пчеловодом в пос. Козулиха Блюхеровского района ЕАО.

5. ЛОПАТИН Павел Ильич, в прошлом кулак, уроженец и житель с. Биджан Блюхеровского р-на ЕАО. Активный участник нашей контрреволюционной повстанческой организации. В 1936 году был арестован за контрр. деятельность и где-то сейчас отбывает наказание.

ВОПРОС: Уточните социально-имущественное положение в прошлом участников вашей к-р повстанческой организация в с. Ново-Троицкое: КОЗЛОВА Григория Степановича, МАКАРОВА Павла Алексеевича, ДУХОВНИКОВА Макара Николаевича, КОЗУЛИНА Изосима Антоновича, и где они в настоящее время проживают?

ОТВЕТ:

1. КОЗЛОВ Григорий Степанович - в прошлом крупный кулак. В 1933 году был осужден на 10 лет лишения свободы за контрреволюционную деятельность в колхозе. Являлся активным участником нашей повстанческой организации и производил вербовку новых лиц в организацию. В 1936 году работал в совхозе № 5 НКВД по Уссурийской жел. дор. , ст. Ласточка.

2.  МАКАРОВ Павел Алексеевич является зятем КОЗЛОВУ Григорию и вместе с ним был арестован в 1933 году за контрреволюционную деятельность и осужден на 10 дет лишения свободы. Будучи председателем Ново-Троицкого сельсовета, способствовал скрытию банды в пос. Козулиха, которая перешла нелегально в 1931 году из-за границы. Сейчас работает в совхозе № 5 НКВД по Уссурийской жел. дор. , ст. Ласточка.

3. ДУХОВНИКОВ Макар Николаевич — в прошлом кулак, имел в хозяйстве с братьями более 10 годов лошадей, 10 коров, были какие-то сельхозорудия. В 1919 году служил в белой армии рядовым в 1-ом амурском казачьем полку. В 1933 году был судим за к-р вредительскую деятельность и осужден на 10 лет. Имеет двух родных братьев - Демьяна и Константина, кои арестованы органами НКВД в 1938 году за к-р деятельность. Сейчас ДУХОВНИКОВ Макар проживает в с. Блюхерово того же района ЕАО.

4. КОЗУЛИН Изосим Антонович, профессионал-контрабандист. С 1919 года по 1920 год служил добровольно в запасной сотне Сараева. Активный белогвардеец. В 1933 году был арестован и осужден на 10 лет за контрреволюционную деятельность. В 1918 году принимал активное участие в контрреволюционном казачьем восстании. Сейчас, кажется, работает в г. Хабаровске на заводе по выделке кирпича, повыше затона на р. Уссури.

ВОПРОС: Где в настоящее время пропивает ЯКИМОВ Трофим Андреевич?

ОТВЕТ: После ареста в 1935 году за к-р повстанческую деятельность ЯКИМОВ Трофим был направлен для отбытия наказания в Сибирь, но там лм он сейчас - не могу сказать.

ВОПРОС: Где в настоящее время находятся РОГАЛЕВ и что вам известно о его прошлом социальном положении?

ОТВЕТ: РОГАЛЕВА я знаю с 1934 года, состоял в нашей к-р повстанческой организации в селе Ново-Троицкое, имел тесную связь с ЯКИМОВЫМ Трофимом и проводил активную повстанческую деятельность. В 1935 году был арестован вместе с ЯКИМОВЫМ Трофимом, но каким-то образом был освобожден. РОГАЛЕВ происходит из Забайкальских казаков, в Ново-Троицкое приехал в 1934 году, а в 1933 г. находился под арестом, за что - не знаю. Со слов ПЬЯННИКОВА Якова мне стало известно, что до революции РОГАЛЕВ работал капитаном парохода на р. Амур и якобы имел собственный пароход. Сейчас проживает в г. Биробиджане, но точного адреса не знаю. Его хорошо знает РАМЕНСКИЙ Егор, с последним он имеет крепкую связь и часто друг друга посещают.

 

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


1-10 of 181