ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Левин Янкель Аронович

Отправлено 11 дек. 2019 г., 23:26 пользователем Редактор   [ обновлено 11 дек. 2019 г., 23:59 ]


Второй секретарь обкома ВКП(б) ЕАО Янкель Аронович Левин родился в 1888 году в Гомеле. До 13 лет учился в еврейской школе /хедер/, а затем до 1909 г. работал столяром, поденщиком в мебельных магазинах и у отца-кустаря. В эти годы Левин являлся одним из организаторов еврейской молодежной организации «Югенд-бунд» в г. Гомеле, а в 1905 г. вступил в партию «Бунд».

В 1909 г. призван на военную службу, но через несколько недель был демобилизован по льготе и уехал в г. Мелитополь, где около года работал столяром на паровой мельнице.

В 1911 году переехал в г. Вильна (ныне г. Вильнюс), где работал в образцовой столярной мастерской общественной организации «Труд». Эта организация содержала различные ремесленные мастерские с соответствующими вечерними курсами, на которых готовили мастеров для еврейских ремесленных училищ.

За политическую деятельность трижды подвергался арестам: в 1914 г. – в г. Варшаве за подпольное собрание, за что Варшавским обер-полицмейстером осужден на 3 месяца; весной 1915 г. в г. Варшаве – за проживание по чужим документам, сидел в Варшавской тюрьме до эвакуации арестованных в связи с отступлением из Варшавы, был эвакуирован в тюрьму в г. Твери, где сидел до октября 1915 года и был выпущен под надзор полиции, но по чужим документам бежал в Киев; в сентябре 1916 г. – в г. Киеве, где сидел в тюрьме до февральской революции 1917 года.

В 1919 г. общество «Труд» организовало Левину и еще нескольким рабочим поездку за границу для повышения их квалификации. Несколько месяцев они работали в Германии в г. Берлине на мебельной фабрике, и в том же году вернулись в Россию.

По возвращении из Германии Левин оставил свое ремесло и перешел на партийную работу в качестве уполномоченного Центрального комитета партии «Бунд». Начиная с 1918 г. был одним из организаторов левого течения «Бунде», и впоследствии возглавил движение за объединение с РКП/б/. Как левый с 1919 г., был избран в ЦК «Бунда» и больше года был секретарем ЦК партии. На основании решения Комиссии ЦК ВКП/б/ об условиях вхождения членов «Бунда» в ряды РКП/б/ в апреле 1921 г. в Минске вошел в РКП/б/ с зачислением партийного стажа с апреля 1920 года.

После вступления в ряды РКП/б/ был командирован в Польшу в г. Вильна, где в течение нескольких месяцев вел подпольную работу по борьбе с «Бундом».

По возвращении из г. Вильно в Минск был назначен секретарем Главного бюро Еврейской секции при Центральном бюро РКП/б/ Белоруссии (до мая 1922 года). С 19 февраля по 11 мая 1922 года — кандидат в члены ЦБ КП(б) Белоруссии. 

С 11 мая 1922 года по 10 февраля 1924 года — заведующий Организационно-инструкторским отделом ЦБ КП(б) Белоруссии, член ЦБ КП(б) Белоруссии, с 14 октября 1922 года по 10 февраля 1924 года — член Президиума ЦБ КП(б) Белоруссии. Одновременно в 1923-1925 гг. - ответственный секретарь Минского уездного и окружного комитета КП(б) Белоруссии. С 9 июля 1924 года по 8 декабря 1925 года — кандидат в члены Бюро КП(б) Белоруссии.

В конце 1925 года ЦК ВКП(б) командирован на работу на Украину, где до 1929 г. возглавлял Центральную Комиссию национальных меньшинств при ВУЦИКе в г. Харькове, активно сотрудничал с газетами «Дер штерн», «Юнге гвардие» и «Зай грейт». В 1929 г. с разрешения ЦК компартии Украины был командирован по линии Центрального правления общества «О3ЕТ» в Южную Америку с целью популяризации советской национальной политики среди еврейского населения. В течение семи месяцев посетил Аргентину, Уругвай и Германию, где в десятках городов и колоний провел широкие собрания еврейского населения.

По возвращении из-за границы через некоторое время был отозван в г. Москву для работы в «ОЗЕТ», где с мая 1929 г. до октября 1930 г. работал в качестве ответственного секретаря президиума Центрального правления «ОЗЕТ». Участвовал в организации переселения евреев в Крым, в национальные еврейские районы УССР и на Дальний Восток, занимался вопросами печати, автор статей и брошюр по вопросам переселения.

В сентябре 1930 г. в связи с организацией Биро-Биджанского района ДВК был командирован ЦК ВКП/б/ на Дальний Восток. 30 сентября 1930 на первом пленуме райкома избран первым секретарем Биро-Биджанского райкома ВКП(б) ДВК. 

В июне-июле 1933 года "по состоянию здоровья и по личной просьбе" Левина перевели в Хабаровск, где он в течение года работал секретарем Крайсовпрофа, а с 1934 по май 1937 года -  инструктором промышленно-транспортного отдела Далькрайкома ВКП/б/, был секретарем первичной парторганизации крайкома.

В мае 1937 г. решением Далькрайкома ВКП/б/ командирован на партийную работу в Еврейскую автономную область, где 27 мая 1937 года на Первом пленуме обкома избран вторым секретарем обкома ВКП(б) ЕАО.

7 октября 1937 арестован УНКВД по ДВК по обвинению в принадлежности к контрреволюционной правотроцкистской организации ЕАО. 

9 февраля 1938 года включен по 1-й категории (расстрел) в список лиц, подлежащих суду ВК ВС СССР (Дальневосточный край), утвержденный членами Политбюро ЦК ВКП (б) Сталиным и Молотовым.

14 апреля 1938 года Выездной сессией Военной коллегии ВС СССР приговорен по ст. 58-1а-2-7-8-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян в тот же день в Хабаровске. 

Реабилитирован 7 августа 1958 года ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-80835. 


В 1939 году М. П. Хавкин писал: "...Левин, Геллер. Один был секретарем обкома, а второй – предоблисполкома. Левина и Геллера [в 1934 году] я убрал из Биробиджана, и они имели на меня злобу... 

(Примечание: О Геллере Хавкин говорит верно, а вот насчет Я. Левина он слегка "загнул", так как Левина сняли с работы еще в июне-июле 1933 года, и в течение 1934-1937 гг. он работал в Хабаровске).

Они вернулись на старое место в Биробиджан [в 1937 году] ... И они постарались все сделать, [чтобы] представить [мою работу в области] как вредительство, чтобы оправдать свое безделие в прошлом, за что они были сняты [с работы].

Из меня [они] сделали в печати и в газетах врага. И на собрания в районах посылали своих людей. И всюду Левин и его друзья требовали беспощадной расправы надо мной. 

2-я областная партийная конференция [21-26 мая 1937 годабыла без меня ... Когда я уехал из Биробиджана, Варейкис снова их [Левина и Геллера] послал руководить областью. Они, использовав сложившуюся в это время ситуацию, на моей ошибке 1923 года организовали против меня травлю..."

 

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Гуревич Лев Наумович

Отправлено 11 дек. 2019 г., 06:27 пользователем Редактор   [ обновлено 11 дек. 2019 г., 18:40 ]


Секретарь Биро-Биджанского районного комитета ВКП(б) Лев Наумович Гуревич родился в 1902 году в д. Михайловке Минской губернии, еврей. 

Известно, что в 1930 году он был секретарем райкома ВКП(б) в г. Минске, в 1933 году  зам. наркома рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) Белоруссии.

В июне-июле 1933 года в порядке "партийной самомобилизации" Гуревич был направлен на Дальний Восток во главе группы работников из Белоруссии для кадрового укрепления руководящего звена Биро-Биджанского района. 

По прибытии в Биробиджан в июле 1933 г. назначен секретарем Биро-Биджанского РК ВКП(б). Вот как об этом сообщал ОЗЕТовский журнал "Трибуна" в № 7 от 15.07.1933 года:

В августе 1934 г. Л.Н. Гуревич был включен в состав оргкомитета ЕАО. Однако прибывший в Биробиджан в октябре 1934 года секретарь оргбюро ВКП(б) ЕАО Хавкин М.П. приложил все усилия к тому, чтобы прежние руководители района Гуревич и Геллер не вошли в руководящее звено образуемой Еврейской автономной области. Далькрайком ВКП(б) переводит Гуревича в Хабаровск с последующим назначением на партийную работу в Бикинский район ДВК.

Осень 1934–08.1937 – секретарь Бикинского райкома ВКП(б), г. Бикин ДВК.

Арестован 21.08.1937 УНКВД по ДВК.

Осужден 14.04.1938 Выездной сессией ВК ВС СССР по ст.ст. 58-1а, 58-2, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян в Хабаровске.

Реабилитирован 02.04.1957 Военной коллегией ВС СССР за отсутствием состава преступления.

Дело П-80624.


В 1938 году бывший инструктор обкома ВКП(б) ЕАО Арон Волобринский "рассказывал" на допросе: "В 1930 году, работая сотрудником в Белорусской академии наук в еврейском секторе, там же работал зав. польским сектором Витиковский - в прошлом ксендз. Летом, число и месяц не помню, меня встретил Витковский во дворе университета и предложил давать ему сведения по шпионажу. Я отказался. После этого Витковский с этим вопросом больше ко мне не обращался, но уволил меня из академии.

В этом же 1930 г., после того, как я отказался работать по шпионажу, меня вызвал секретарь райкома ВКП(б) г. Минска ГУРЕВИЧ Лев, который предложил мне работать в конспиративной школе преподавателем диамата. Я дал согласие. Руководителем школы был ГУРЕВИЧ. Однажды, встретившись с ним в школе, ГУРЕВИЧ напомнил мне о моих показаниях в дефензиве, и предложил вести с ним совместную работу. Я точно так же, как и Витковскому, не дал согласия на работу по шпионажу с ГУРЕВИЧЕМ. Тогда ГУРЕВИЧ напомнил мне о сделанных мною показаниях в дефензиве, и просил меня не мешать ему в к-р  работе, и помочь ему провести в школе подбор нужных контрреволюционных кадров, так как школа была засорена троцкистами, и вообще подозрительным элементом из-за границы. Я ГУРЕВИЧУ дал свое согласие.

В 1935 году я выехал для работы в ЕАО, и будучи в г. Хабаровске в 1936 году на активе крайкома, увидел ГУРЕВИЧА, который предложил мне встретиться с ним для переговоров о шпионской работе, и назначил место встречи. Я ГУРЕВИЧУ дал согласие о встрече, но поскольку опасался разоблачения в своей шпионской работе, на явку не пошел. После этого с ГУРЕВИЧЕМ я больше не встречался". 


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Геллер Мирон Борисович

Отправлено 9 дек. 2019 г., 19:38 пользователем Редактор   [ обновлено 11 дек. 2019 г., 07:19 ]


Исполняющий обязанности председателя облисполкома ЕАО (июль - декабрь 1937 г.) Мирон Борисович Геллер родился в 1898 году в г. Вильно (Польша), еврей, член ВКП(б) с 1919. 

04.1933  -  осень 1934 - председатель Биро-Биджанского райисполкома, п. Биробиджан (впервые упомянут как пред. РИК в № 6 Трибуны от 15 апреля 1933). В августе 1934 г. включен в состав оргкомитета ЕАО. 

Прибывший в Биробиджан в октябре 1934 года секретарь оргбюро ВКП(б) ЕАО Хавкин М.П. принял меры к тому, чтобы прежнее руководство района (Гуревич и Геллер) не вошло в руководящее звено образуемой Еврейской автономной области. Геллера переводят в Хабаровск.

Осень 1934 - лето 1935 - секретарь Хабаровского облисполкома, г. Хабаровск.

Лето 1935 - май 1937 - заведующий облЗУ хабаровского облисполкома, г. Хабаровск.

21.05 – 07.1937 - и.о. зам. председателя облисполкома ЕАО, г. Биробиджан (утвержден 21.05.1937 на бюро обкома ВКП(б) ЕАО;  избран членом бюро обкома ВКП(б) ЕАО 27.05.1937 на I пленуме обкома).

07.1937 - 26.12.1937 - и.о. председателя облисполкома ЕАО, г. Биробиджан (утвержден в июле 1937 на бюро обкома ВКП(б) ЕАО исключен из состава пленума 26.12.1937 на IV пленуме обкома ВКП(б). 

01.1938 – 06.1938 - директор Хабаровской краевой базы «Союзкультторг», г. Хабаровск.

Арестован 19.06.1938 УНКВД по ДВК.

Осужден 04.12.1939 ОСО при НКВД СССР по ст.ст. 58-1а-7-8-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ.

Реабилитирован 25.04.1956 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Умер в 1974 году в г. Воронеже. Архивное дело: П-80423.


В 1939 году М. П. Хавкин писал: "...Левин, Геллер. Один был секретарем обкома, а второй – предоблисполкома. Левина и Геллера [в 1934 году] я убрал из Биробиджана, и они имели на меня злобу... 

(Примечание: О Геллере Хавкин говорит верно, а вот насчет Я. Левина он слегка "загнул", так как Левина сняли с работы еще в июле 1933 года, и в течение 1934-1937 гг. он работал в Хабаровске).

Они вернулись на старое место в Биробиджан [в 1937 году] ... И они постарались все сделать, [чтобы] представить [мою работу в области] как вредительство, чтобы оправдать свое безделие в прошлом, за что они были сняты [с работы].

Из меня [они] сделали в печати и в газетах врага. И на собрания в районах посылали своих людей. И всюду Левин и его друзья требовали беспощадной расправы надо мной. 

2-я областная партийная конференция [21-26 мая 1937 годабыла без меня ... Когда я уехал из Биробиджана, Варейкис снова их [Левина и Геллера] послал руководить областью. Они, использовав сложившуюся в это время ситуацию, на моей ошибке 1923 года организовали против меня травлю..."

 

О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Каттель Михаил Абрамович

Отправлено 6 нояб. 2019 г., 06:18 пользователем Редактор   [ обновлено 9 дек. 2019 г., 20:13 ]


Председатель облисполкома ЕАО (ноябрь 1936 - январь 1937) Михаил Абрамович Каттель родился в 1889 году в г. Одессе  (по другим данным – в г. Николаеве), еврей, образование неоконченное высшее (в 1911 окончил коммерческое училище в г. Одессе, в 1914 – студент Петроградского психоневрологического института), член РСДРП-ВКП(б) с 1918.

Сентябрь 1919 — заместитель председателя Особой продовольственной комиссии Южного фронта по Юго-Западной группе войск Красной Армии.

1923-1926 — заместитель народного комиссара финансов Украинской ССР.

1927 — председатель Высшей арбитражной комиссии при Украинском экономическом совете.

1927-1930 — заместитель председателя Государственной плановой комиссии при СНК УССР. Член бюджетной комиссии ЦИК  СССР V-го созыва (утвержден Политбюро ЦК ВКП (б) 18.07.1929). Член пленума Госплана СССР (до 20.05.1931, протокол № 39 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 20.05.1931). Член президиума Централь­ного совета Украинского общества по земельному устройству трудящихся евреев (УкрОЗЕТ). Член Централь­ного совета ОЗЕТа (1929-1930).

1931-1936 — уполномоченный Наркомата внешней торговли СССР по Украине (протокол № 26 заседания Политбюро ЦК ВКП (б) от 15.02.1931).  Член Комитета по землеустройству трудящихся евреев при Президиуме Совета национальностей ЦИК СССР (01.1932). Член Совета при Наркомате внешней торговли СССР (08.05.1936). Председатель Централь­ного совета УкрОЗЕТа (01.1931 – 10.1936).

6 ноября 1936 — председатель исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (депутатов трудящихся) Еврейской автономной области. В январе 1937 года  бюро обкома ВКП (б) ЕАО  исключило его из партии, освобожден от должности председателя облисполкома.

Январь-июнь 1937 — заместитель уполномоченного конторы «Заготсено» по УССР Всесоюзной конторы по заготовке сена («Заготсено») Комитета по заготовкам сельскохозяйственных продуктов при СНК СССР.

Арестован 28.06.1937 НКВД УССР.

25.08.1937 - включен в список обвиняемых, подлежащих суду ВК ВС СССР по 1-й категории (от Центрального аппарата УГБ НКВД УССР), список утвержден  Сталиным и Молотовым.

Осужден 01.09.1937 Военной коллегией ВС СССР к ВМН.

Расстрелян 02.09.1937 в г. Киеве.


В сентябре 1936 г. в редакции газеты «Дер Эмес» состоялось совещание лучших стахановцев-евреев крупных предприятий Москвы, посвященное обсуждению постановления Президиума ЦИК СССР от 29 августа 1936 г. «О советском, хозяйственном и культурном строительстве Еврейской автономной области»

На этом совещании евреи-стахановцы Москвы встретились с руководящими работниками Комзета, членами президиума Центрального Совета Озета, советскими писателями, поэтами, журналистами. В товарищеской среде собравшиеся обсудили ряд вопросов, вытекающих из постановлении Президиума ЦИК СССР о строительстве еврейской государственности в Еврейской автономной области.

На совещании были: известный летчик-орденоносец тов. Б. Л. Пивенштейн, участница женского автомобильного пробега, орденоносец тов. Ольга Рубинштейн, стахановцы фабрики «Парижская Коммуна» тт. Самаров, Механик и Лейбензон, автозавода им. Сталина — тт. Канторович и Лифшиц, инжеиеры-стхановцы завода «Серп и Молот» тт. Чапковский и Парнев, завода «Шарикоподшипник» им. Кагановича тов. Бинкин, электрокомбината им. Куйбышева тов. И. Рабинович, лучшие бригадиры-бетонщикн Метростроя тт. Ютт и Сандлер, рабочие стахановцы 1-го часового завода им. Кирова тт. Твардовский и Гурвич, стахановец завода им. Лепсе тов. Штейн, стахановцы 2-го часового завода тт. Мрозович и Свердлов, от 39-го завода тов. Шехтер, от типографии «Эмес» лучшие стахановцы тт. Маргулис, Урисман, Заславская и Клейнерман.

От Комзета и Озета присутствовали: тт. С. М. Диманштейн, Б. И. Троцкий, М. А. Каттель, Рашкес, Эйдельман, Боярский, Каменецкий и др.

Из писателей участвовали в совещании тт. Д. Бергельсон, Перец Маркиш, Годинер, Добрушии, Галкин, Фининберг, Клитеник, Росин, Нота Лурье и весь состав сотрудников редакции «Эмес».

Совещание открыл редактор газеты «Дер Эмес» М. И. Литваков. Он остановился на значении исторического постановления Президиума ЦИК СССР и призвал собравшихся высказаться по поводу этого постановления. Вслед за ним взял слово председатель Центрального Совета Озета тов. Диманштейн.

  На этом совещании М. А. Каттель выступил с докладом 

"Задачи строительства Еврейской автономной области": 

 — Не моя вина, товарищи, что, уезжая на ответственную работу в Еврейскую автономную область, я вынужден выступать на русском языке. Так сложились обстоятельства. Однако, я твердо обещаю, что также, как я усвоил украинский язык, — и по отзывам многих неплохо им владею, — я с не меньшей энергией буду усваивать государственный язык Еврейской автономной области.

Перед нами сложная задача. Нам нужно брать людей за 9 тыс. километров от места их работы. Нам нужно брать людей из тех мест, где им живется хорошо, из тех мест, где с каждым днем жизнь становится все лучше и лучше. Нам нужно брать людей не в порядке конкуренции двух условий: условий, в которых они живут, и условий, на которые мы их приглашаем жить. При сопоставлении этих условий мы не находимся, и на ближайшее время не будем находиться, в выгодном положении. Но нужно для этого вспомнить все строительство СССР. В этом строительстве самым большим и самым движущим было то, что его строили и строят массы, сознавая великую цель, ради которой это строительство ведется.

Для Еврейской автономной области в известной мере тот же путь. Мы должны говорить правду тем, кого приглашаем. Участвуя в труднейшем, сложнейшем и великом строительстве за 9 тысяч километров, мы на деле осуществляем то, что являлось чаянием трудящихся еврейских масс, осуществленным и осуществляемым ленинско-сталинской национальной политикой.

Нам в Еврейской автономной области нужно не только строить, но, раньше всего, нужно дать ответ на вопрос, что мы там строим, куда мы ведем область, как должны развиваться молодая область и ее народное хозяйство. Нужно прямо сказать, что на этот вопрос ответ еще не дан. Строить годовыми планами это не ответ на вопрос. Если первые годы, годы пионерской работы, прошли без определения генеральной линии развития области, то это тоже не случайно. Эти годы пионерской работы являлись годами накопления материалов и опыта, на базе которого нужно построить сейчас генеральную линию развития области. И перед этой задачей мы, конечно, стоим, вокруг этой задачи мы будем мобилизовывать массы. Это, вероятно, будет выглядеть достаточно заманчиво, достаточно ярко.

Одной из самых крупных действующих фигур в нашем строительстве должна являться молодежь. Еврейская автономная область должна явиться вторым Комсомольском. Мы знаем, что комсомол накопил громаднейший опыт строительства в целом ряде крупнейших строек нашей страны. Мы можем позаимствовать этот опыт для строительства Еврейской автономной области. Город Комсомольск, который закладывался в тундре, очень напоминает нашу Еврейскую автономную область, и вы знаете, что основную силу в этом строительстве составляли комсомольцы.

Мы обращаемся также к целому ряду интеллигентных деятелей, деятелей культуры и искусства, поэзии, музыки и т. д. Ведь, это все то, что нам абсолютно необходимо и без чего нельзя строить. Ведь культура возникает у нас не как результат уже построенного. Это же средство борьбы за выполнение планов; мы адресуем наше требование к этой категории деятелей Советского Союза. Я рад констатировать, что культурные силы нашей советской родины очень чутко откликаются на зов. Мне пришлось встретиться с рядом товарищей, и их энтузиазм меня очень «подбадривает.

Тут присутствуют товарищи — стахановцы. Я считаю, что стахановцы промышленных предприятий должны развернуть действительную работу по широкой популяризации решения правительства и помочь нам привлечь к строительству Еврейской автономной области ряд полезных деятелей.

Я первый председатель Озета, который едет в Еврейскую автономную область. И прошу украинскую озеторганизацию на факте моей поездки сделать для себя определенные выводы и соответственно перестроить свою работу.

Здесь говорили о патриотизме. Мы потому патриоты Еврейской автономной области, что мы патриоты СССР.

Мы рассматриваем организацию Еврейской автономной области и выражение «родина» не в том смысле, что люди, которые едут из Украины или других мест Союза, оставляют страну, которая не является их родиной. Мы понимаем это в том смысле, что факт образования Еврейской автономной области создает для трудящихся евреев наиболее благоприятные условия развития национальной культуры, ибо родиной для нас является и будет являться СССР в целом, как он является родиной для всех трудящихся не только нашей страны, но и всего земного шара.

Мы с громаднейшим упорством будем бороться за быстрые темпы развития нашей области, тем более, что она возникла позже всех остальных областей, и поэтому мы имеем возможность усвоить богатейший опыт, который имеет СССР в целом.

Мы потому можем это сделать, что нашей области оказывается такое громадное внимание, что нашей областью непосредственно интересуются и конкретно помогают и великий Сталин и его славный соратник товарищ Каганович (все встают, бурные аплодисменты), и что громаднейшую заботу об интересах нашей области проявляет М. И. Калинин (аплодисменты).

Поэтому наша область, имея такую грандиозную помощь, не может не ставить перед собой задачи ликвидировать прорывы, которые сейчас имеются. Для того, чтобы мы могли поскорее ликвидировать эти недочеты, газете «Дер Эмес», в частности, нужно гораздо шире, чем раньше, развернуть критику работы области. А нам необходимо внутри области широко развернуть самокритику. Это — проверенные методы улучшения и поднятия работы.

Нам необходимо сейчас же, когда перед областью ставятся крупнейшие задачи, повести дело так, чтобы в 1937 году выполнить такой план, который перекрыл бы прорыв 1936 г. Без людей мы дела не сделаем. Если абсолютно верно, что кадры решают все, то для Еврейской автономной области — это основа выполнения ее плана. Поэтому приветствую почин газеты «Дер Эмес», собравшую это совещание.

Я надеюсь, что мы в Еврейской автономной области в недалеком будущем получим результаты этого совещания, и прежде всего нам окажут помощь энергичные стахановцы—прямые помощники партии и правительства в деле осуществления великого плана строительства. Мы думаем, что трудности преодолеем, что наша Еврейская автономная область будет цветущей, красивой областью еврейских трудящихся масс. Будем работать под руководством партии, выполняя все ее задания, будем бороться, драться, как большевики.  

"ТРИБУНА", № 21 от 15 ноября 1936 г.

 

СОВЕТСКИЕ НАРОДЫ ГОЛОСУЮТ ЗА СТАЛИНСКУЮ КОНСТИТУЦИЮ

ВТОРОЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ 

ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

(По телеграфу от нашего корреспондента) 

В торжественной обстановке 4 ноября открылся второй съезд Советов Еврейской автономной области. На съезд прибыли знатные люди предприятий, строек, транспорта, колхозов и совхозов, в том числе 11 орденоносцев — машинист Борис Назаренко, смазчик Хан, стрелочник Чалочкин, рабочий Биробиджанского зерносовхоза. Гладченко, пограничник Сучков и другие. В съезде участвовали: председатель Дальневосточного Крайисполкома тов. Крутов, член Облисполкома Еврейской автономной области писатель Бергельсон, а такие приехавшие из Москвы писатели Гофштейн, Альбертон, Лурье.

К съезду швейная фабрика нм. Кирова, Сутарские золотые прииски, лесозаготовительная артель «2-я пятилетка», артель «Кирпичики» выполнили свой годовой план. Область к съезду полностью внесла натуроплату МТС, выполнила план поставок картофеля и заготовок овощей.

4 ноября с докладом о проекте новой Конституции СССР выступил заместитель председателя Облисполкома тов. Хабинский. С бурной овацией встретили делегаты предложение послать приветствие творцу Конституции великому Сталину.

В адрес съезда получены приветственные телеграммы от Наркомвнуторга тов. Вейцера, председателя ЦИК СССР БССР тов. Червякова, председателя Совнаркома Белоруссии тов. Голодеда, от многих областей и краев Советского Союза, а также от организаций друзей Еврейской автономной области в США, Англии, Уругвае и в других странах.

Три дня обсуждали делегаты проект Сталинской Конституции. Лучшие люди области горячо одобрили великое творение любимого вождя всех народов товарища Сталина. Выступавшие у на съезде орденоносцы Назаренко, Хан, Чалочкин рассказали, как радостно жить и работать в Стране Социализма.

Знатный машинист комсомолец Борис Назаренко сказал: «Мы получили высшую награду за трудовой героизм. Мы обещаем сделать железнодорожные участки области передовыми на Дальневосточной дороге. Сталинская Конституция вдохновляет пас на новые победы».

Известный советский еврейский писатель Бергельсон, выступивший па съезде, в своей речи привел яркие факты угнетения еврейского народа при царизме п в настоящее время в странах капитализма, сопоставил это с радостной, полной прекрасных перспектив жизни трудящихся евреев в СССР.

Тов. Бергельсон сказал: «С радостью идут освобожденные советские народы голосовать за нашу новую Конституцию. Среди них идем также мы — евреи, граждане Еврейской автономной области. Мы идем голосовать с радостью, которой не было еще в еврейской истории, с безграничной любовью к нашей социалистической родине, с готовностью защищать ее от всех нападений врагов, отдать за нее всю жизнь».

Орденоносец пограничник Сучков произнес горячую речь о защите советской страны. С волнующей речью о положении еврейских женщин в прошлом и теперь выступила переселенка — работница Тунгусского, лесозавода Соня Лиснянская.

«Своей радостной жизнью, своими успехами я целиком обязана нашей партии, правительству и великому Сталину», — сказала комбайнерка Блюхеровского района чувашка Ольга Иванова.

«Велика дружба народов нашего Советского Союза. Еврейскую область строят все национальности. В дружной семье воспитываются замечательные кадры работников. Вместе со мною работает на паровозе кочегаром переселенец Ефим Розентуль. Даю обещание съезду подготовить из него отличного машиниста», — сказал машинист станции Облучье тов. Собовенко.

Председатель Смидовичского райисполкома тов. Минский говорил об успехах рыболовецких колхозов района, выполнивших к съезду план на 110 проц. и занимающих первое место в крае.

Многие делегаты критиковали работу местных советов, недостаточно уделяющих внимания вопросам культурного обслуживания трудящихся.

От имени ОКДВА приветствовал съезд комдив тов. Рохи, рассказавший об успехах овладения боевой техникой, о счастье служить в ОКДВА, горячо любимой всей страной, постоянно чувствующей заботу великого Сталина и железного наркома Ворошилова.

С большой яркой речью выступил председатель Далькрайисполкома тов. Крутов, передавший съезду привет трудящимся области от имени Крайкома партии и Крайисполкома. Нарисовав яркую картину достижений края — жемчужины Советского Союза, в том числе и Еврейской области, тов. Крутов потребовал от работников области большевистских образцов работы по переселению, по хозяйственному и культурному строительству.

На съезде выступили с яркими речами секретарь обкома тов. Аншин и командированный ЦК ВКП (б) на руководящую советскую работу в область тов. Каттель.

6 ноября состоялось заключительное заседание съезда. Съезд послал приветствия товарищу Сталину, товарищам Молотову, Кагановичу, Ворошилову, Калинину, Постышеву, Лаврентьеву. После отчета мандатной комиссии была принята резолюция съезда по докладу о проекте Сталинской Конституции. Съезд единогласно постановил одобрить проект новой Конституции, внести поступившие поправки, дополнения и предложения на обсуждение краевого съезда Советов.

Состоялись довыборы в пленум Облисполкома. В состав пленума Облисполкома единогласно избран в числе других тов. Каттель.

Пленум Облисполкома единогласно избрал тов. Каттеля председателем Облисполкома Еврейской автономной области.

На Всесоюзный и Всероссийский съезды Советов избраны тов. тов. Хавкин и Каттель.

Заключительное заседание съезда превратилось в боевую демонстрацию любви и горячей преданности трудящихся Еврейской автономной области к любимому вождю товарищу Сталину, большевистской партии и советскому правительству.

Идов

"ТРИБУНА", № 21 от 15 ноября 1936 г.


 

В 1939 году М. П. Хавкин поведал о подоплеке назначения М.А. Каттеля на должность председателя облисполкома ЕАО: 


«В 1936 году, после того, как я вел борьбу с националистом Либербергом, встал вопрос о председателе облисполкома. Националисты с помощью Чуцкаева выдвинули своего сторонника – Каттеля[...] 

Я категорически возражал против, ибо уже знал, что Каттель принадлежит к ОЗЕТовцам, которые не заинтересованы в строительстве Биробиджана

Но все же в мое отсутствие, т. е. когда я лежал долго больной, Каттель был послан в Биробиджан. И без моего участия провели съезд Советов области, где Каттель стал председателем при помощи Крутова и других из края. Но я его не застал и не видел в Биробиджане, его арестовали. 

В ЦК я узнал, что Пятницкий и Шуб его послали. Националисты были страшно довольны, что Каттель поехал  сюда в ЕАО. [...] 

Особенно произошел инцидент со стороны националистов, когда они узнали, что я поставил вопрос перед Л. М. Кагановичем, чтобы переселение передать в НКВД. Они на заседаниях ОЗЕТа и КОМЗЕТа возмущались, так как Литваков и другие националисты узнали, что я поднял этот вопрос перед секретарем ЦК ВКП(б) Н. И. Ежовым, где указывал, что они – ОЗЕТовцы и КОМЗЕТовцы – уже ставят, то есть рекомендуют, уже второго такого Либерберга, это – Каттеля. Что это они делают с целью влиять на область, считая, что они должны руководить в области. 

Я рассказал Н. И. Ежову о составе Центрального совета ОЗЕТа и КОМЗЕТа, что там в руководстве собрались бундовцы - сионисты. Он одобрил постановку этого вопроса и сказал, что со мной поговорит А. А. Андреев, которому я написал об этом. И секретарь ЦК А. А. Андреев поставил вопрос о том, насколько эти организации могут так продолжать существовать. 

Это еще сгустило обстановку вокруг меня со стороны националистов, и они через своих людей в Биробиджане и крае начали травлю меня в мое отсутствие. [...] 

Эта тройка националистов-троцкистов [Либерберг, Хуберман, Шварцбард еще в 1935 году требовали моего снятия, о чем они ставили [вопрос] перед краем. [...]

Я вел борьбу, разоблачая всех врагов, которых я опознавал. В результате чего Либерберг и Хуберман были разоблачены.

Литваков, Диманштейн, Троцкий, Вайнштейн в Москве считали, что я из древних времен чувствую ненависть к выходцам из еврейских национальных партий. [...] И им все же удалось послать Каттеля М. А.» 


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Мейлер Бер Срулевич

Отправлено 8 сент. 2019 г., 06:43 пользователем Редактор   [ обновлено 10 дек. 2019 г., 02:59 ]


Редактор газеты «Биробиджанер штерн» Бер Срулевич Мейлер (Миллер Борис Израилевич) родился 21 апреля 1913 г. в местечке Копай на Украине. Был учеником, а затем рабочим на одной из фабрик Харькова. В 1936 году окончил Московский педагогический институт имени Ленина и был направлен в Биробиджан. С тех пор вся его жизнь была связана с еврейской автономией на Дальнем Востоке.

Первый сборник новелл Миллера "Смены заступают" (на идише) издан в 1931 году. Спустя три года вышел второй сборник его рассказов "Под радугой". В 1948 году отдельной книгой издана повесть "Биробиджан".

Мрачный период борьбы с еврейским «буржуазным национализмом» не обошел стороной и Биробиджан. Началом широкомасштабной антиеврейской кампании стал разгром Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) в Москве и зверское убийство 13 января 1948 г. в Минске на даче наркома госбезопасности Белоруссии Л.Ф. Цанавы руководителя ЕАК Соломона Михоэлса.  По всей стране начались массовые аресты деятелей еврейской культуры. 

8 февраля 1949 г. Сталин подписал подготовленное председателем правления Союза писателей СССР А. Фадеевым постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о роспуске объединений еврейских советских писателей в Москве, Киеве и Минске. За этим последовали аресты ряда еврейских писателей, а также журналистов и редакторов, готовивших материалы для Еврейского антифашистского комитета. По большей части они были обвинены в шпионаже в пользу США, многие расстреляны. 

Были закрыты еврейский музей в Вильнюсе, историко-этнографический музей грузинского еврейства в Тбилиси, краеведческий музей в Биробиджане, прекращены передачи Московского радио на идиш. В феврале закрыли Московское государственное еврейское театральное училище, затем ликвидировали все существовавшие в СССР еврейские театры — в Минске, Черновцах, Биробиджане. 1 декабря 1949 г. закрыли последний еврейский театр в Москве.

На состоявшемся 25-26 февраля 1949 г. V пленуме обкома и горкома ВКП(б) ЕАО отмечалось, что в Еврейской автономии имеет место «оживление элементов еврейского буржуазного национализма в связи с образованием Государства Израиль. Это требует улучшения дела интернационального воспитания трудящихся, особенно новых переселенцев». 

Тогда же член Хабаровского крайкома ВКП(б) Карасев представил пленуму нового начальника УМГБ СССР по ЕАО майора М.А. Николенко. До этого на протяжении четырех лет управление возглавлял единственный в его истории начальник-еврей – подполковник Иосиф Фридманович Бранзбург, которого в сентябре 1948 г. перевели в Хабаровск на должность начальника 4 отдела краевого управления МГБ.

Пленум единодушно избрал Николенко членом бюро обкома и поставил перед ним задачу – провести в ЕАО линию партии по борьбе с «безродными космополитами», вырвать с корнями «еврейский национализм».

В марте 1949 г. в ЕАО прибыла представительная комиссия Хабаровского крайкома партии, которой предстояло найти следы заговора «буржуазных националистов» на территории ЕАО. И она их нашла.

Результатом работы комиссии стала докладная записка на имя секретарей ЦК ВКП(б) Суслова и Пономаренко, а ее копия – в органы МГБ. В записке утверждалось, что развитие культуры и хозяйства ЕАО идет неудовлетворительно, а со стороны обкома партии допущены грубые политические ошибки.  Первый секретарь обкома А.Н. Бахмутский «… на протяжении ряда лет пропагандировал задачи форсированного развития области и превращения ее в союзную Еврейскую республику,  разжигая националистические настроения не только у советских, но и у зарубежных, и в первую очередь у американских евреев». Бахмутский обвинялся в забвении роли великого русского народа в строительстве Еврейской автономной области. Он якобы желал доказать, что ЕАО строилась, строится и будет построена как республика руками евреев, при этом игнорируя тот факт, что еврейское население области не превышает 18-20%.

Указывалось, что обком ВКП(б) не вел активной борьбы с проявлениями буржуазного национализма, пустил на самотек основные участки идеологической борьбы и даже установил связь с американскими евреями! Речь шла о еврейских детях, оставшихся сиротами во время войны и привезенных в ЕАО из западных регионов страны. Для их поддержки в США обществом «Амбиджан» был организован сбор средств, в результате чего в 1945-1948 гг. в ЕАО поступило подарков на сумму свыше 6 миллионов рублей, главным образом – одежда, обувь и продукты питания.

Комиссия сделала вывод: «Если к организованной связи с американскими евреями добавить довольно широко распространенные личные связи отдельных граждан со своими родственниками и знакомыми в США и других странах – станет ясным, какая широкая почва для распространения в ЕАО проамериканских националистических настроений создавались тт. Бахмутским и Левитиным…». Бахмутского и Левитина срочно вызывают в Москву, а вопросы борьбы с «еврейским буржуазным национализмом» из идейно-политической перешли в плоскость уголовно-процессуальную.

В июле-октябре 1949 г. органы МГБ «вскрыли и ликвидировали группу активных еврейских буржуазных националистов» - по двум групповым делам были арестованы 9 человек.

Первыми 4 июля 1949 г. были арестованы редактор газеты «Биробиджанер штерн» Мейлер Бер Срулевич (Миллер Борис Израилевич) и переводчик редакции газеты «Биробиджанер штерн» Рабинков Гессель Беркович (Григорий Борисович).

5 июля пришли за поэтессой Вассерман Любой Шамовной.

20 августа взяли сотрудника переселенческого отдела облисполкома ЕАО Синявского (Синделевич) Семена Борисовича.

29 августа арестовали прозаика, публициста, филолога, библиографа и переводчика радиокомитета ЕАО Слуцкого Дов-Бера Айзиковича

30 августа – лингвиста-фольклориста Черняка Иосифа Ефимовича, а 

31 августа – заведующего методическим кабинетом ОблОНО Ворсовского Зельмана Хаймовича и сотрудника редакции газеты «Биробиджанер штерн» Гольдвассера (Яновского) Исроэла Натановича (Мелеховича), известного как Эмиот Исроэл.

5 октября 1949 г. арестовали драматурга, режиссера и актера Биробиджанского еврейского театра Аронеса Файвиша Львовича (Файвла Лейбовича).

По мнению следствия, их "вражеская деятельность" заключалась в том, что они «предоставляли страницы еврейской областной газеты и журнала для опубликования националистических статей и пропагандирования через печать националистических взглядов; протаскивали националистические идеи в своих литературных произведениях и школах; распространяли клеветнические измышления о том, что в Советском Союзе антисемитизм носит государственный характер и поощряется партией и Советским правительством».

31 мая 1950 г. Особое совещание при МГБ СССР приговорило каждого из арестованных по ст. 58-10 ч. 2 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (кроме З.Х. Ворсовского, получившего 8 лет).

27 декабря 1955 г. постановление Особого совещания при МГБ СССР от 31.05.1950 в отношении Мейлера Б.С. постановлением Центральной Комиссии по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении, было изменено – ст. 58-11 УК РСФСР из обвинения исключена, а по ч. 2 ст. 58-10 УК РСФСР мера наказания ему снижена до фактически отбытого срока, в связи с чем из-под стражи он был освобожден.

После возвращения из лагерей в Биробиджан Миллер Б.И. был полностью реабилитирован 14.09.1956 облсудом ЕАО за отсутствием в его действиях состава преступления.

Вскоре после этого увидели свет его новые книги "Земля родная", "Ясность", "На полном ходу", "Каждому поколению - свое", "Пока жив человек".

В год 50-летия ЕАО вышел сборник стихов Миллера "Светлый источник".


Его стихи на русский язык переводили поэты Михаил Асламов, Людмила Миланич, Роальд Добровенский, Нина Филипкина, Виктор Соломатов, Леонид Школьник. Миллер - автор нескольких пьес: "Он из Биробиджана", "Чудес не бывает", "Дыхание моей любимой", "33 богатыря" и других.

Умер в 1988 г. в Биробиджане.


Оклик черного времени

Он умер зимой 1988-го, и кто-то из присутствующих на похоронах заметил с грустью, что нынешний год высокосный, и свой горький счет он начал именно с Бузи....Хоронили Бузи Миллера - последнего в нашем городе еврейского писателя. 

Пятьдесят два года прожил он в Биробиджане. Все у него было: и награды, и звания, и должности, и почет. И страдания... Семь лет лагерей.  Проклятые годы, о которых Бузи почти ничего не успел (не захотел?) рассказать...

В сорок восьмом сняли Бахмутского, первого секретаря обкома партии. Сняли как "буржуазного националиста". Этой же формулировкой пестрели дела почти всех представителей еврейской интеллигенции Биробиджана: артистов, писателей, журналистов, педагогов, партийных и комсомольских работников.

На "смену" Бахмутскому из Москвы прибыл новый секретарь обкома Симонов. В хабаровском аэропорту его встречал шофер Ефим Борунов, специально командированный из Биробиджана. "Ну что, расхулиганились здесь еврейчики? - была первая фраза Симонова. - Ничего,  ничего, мы порядок наведем..."

В первые же месяцы работы нового секретаря во всех обкомовских машинах появились новые чехлы на сиденьях: их сшили из занавеса еврейского театра, за-крытого к тому времени в Биробиджане.

"Расхулиганились еврейчики..." Симонов, конечно же, имел в виду тех самых "буржуазных националистов", которых как-то сразу очень много оказалось в Еврейской автономной области, - ну просто не было от них проходу таким "трезвомыслящим" людям, как, к примеру, Симонов...

Бузи Миллер не подозревал, что вскоре и ему суждено стать "буржуазным националистом". Он, как оказалось, был наивным человеком - "потеряв всякую партийную бдительность", он позволял печатать во вверенной ему газете "Биробиджанер штерн" произведения "буржуазного националиста" Дер Нистера, творчество которого очень любил.

Девятого апреля 1948 года в редакции "Биробиджанер штерн" состоялось собрание, на котором редакторская деятельность коммуниста Миллера получила "должную" оценку. Одно за другим в его адрес звучали  обвинения.

…Дер Нистер - буржуазный националист. Так говорят друзья. Так говорит партия. Значит, так на деле и есть. Миллер взял покаянное слово. "Я полностью признаю допущенные мной политические ошибки, выразившиеся в публикации статей Дер Нистера, содержащие элементы буржуазного национализма. Вполне правильно решение обкома партии, наказавшего меня за притупление политической бдительности. В чем же причина допущенных ошибок? Это, прежде всего, преклонение перед Дер Нистером. Мы успокоились тем, что статьи его печатались в "Эйникайт" (газета Еврейского антифашистского комитета - прим.), и поэтому мы их не проверяли. Газета "Биробиджанер штерн" мало подвергалась критике, и это привело к печальным последствиям".

Бузи Миллер был исключен из партии, снят с работы и существовал лишь за счет скудных гонораров, которые удавалось зарабатывать в областных газетах. У него было трое детей - Марик, Софа, Изя, и он, естественно, тяготился неопределенным своим положением. Многие из друзей писателя понимали, что никакой он не националист, и сочувствовали ему, но это их сочувствие было молчаливым, ибо страх заставлял людей не только молчать, но и забывать о таких человеческих качествах, как сочувствие, сострадание, сопереживание.

Ошибка - это не преступление. Искренние и порядочные люди имеют обостренное чувство справедливости. Они знают о существовании подлости, но сами существуют как бы вне ее. Такие часто ходят к вражеским позициям парламентерами, веря в то, что по белому флагу не стреляют, а после, уже умирая, искренне удивляются, увидев, как их кровь расползается пятном по белому полотнищу.

Ошибка - это еще не преступление. Так искренне полагал Миллер, прощаясь с женой Анной Абрамовной перед поездкой в Хабаровск. Он верил, что сумеет объяснить все случившееся в Союзе писателей, верил, что уж там-то его поймут.

Поездка в Хабаровск не состоялась, писателя арестовали...

"Мейлер Бер Срулевич, член ВКП(б) с 1941 года, партбилет № 4260851, 1913 года рождения, еврей, образование высшее, писатель, имеет партийное взыскание - выговор - за допущенную им ошибку буржуазно-националистического характера.

Суть дела: постановление бюро Биробиджанского горкома ВКП(б) от 27 апреля 1949 года. Мейлера за допущенные в своем литературном творчестве националистические ошибки, нежелание признать и исправить эти ошибки из членов ВКП(б) исключить. 

Установлено: Мейлер, работая редактором газеты "Биробиджанер штерн", допустил печатание на страницах газеты антисоветских статей буржуазного националиста, космополита Дер Нистера, за что в 1948 году был снят с работы и ему был объявлен выговор. Являясь ответственным секретарем группы писателей Биробиджана, Мейлер не принимал мер для развития в ней большевистской критики и самокритики, очищения ее от имевшей место затхлой нездоровой обстановки, при которой отсутствовала какая-либо борьба против проявления буржуазного еврейского национализма. Мейлер не принял меры для удаления из писательской группы никчемных, националистически настроенных писателей. Неслучайность этих ошибок объясняется тем, что и сам Мейлер заражен буржуазным национализмом, что видно из его произведений - повести "Биробиджан" и пьесы "Он из Биробиджана".

После ареста отца Марик бросил школу и пошел работать на завод металлоизделий. Мама, конечно же, плакала, но что делать: арестован муж, а надо кормить всю троицу на одну скромную зарплату воспитательницы детского сада. Иногда Анна Абрамовна брала Софочку с собой и там, в садике, подкармливала ее. В конце каждой недели мама собирала передачу в тюрьму. Посылки отцу отвозил Марик. Денег на билеты не было, и мальчик осторожно пробирался в поезд, умело прячась от проводников и контролеров...

"Папа будет ждать, - говорила Анна Абрамовна, - он всегда в этот день ждет тебя, сынок. Кто знает, куда его могут отправить завтра? И мы ничем не сможем ему помочь. Ты должен это понимать. Ты уже взрослый..."

Марик понимал. Он действительно был взрослым. Ему было двенадцать.

Следствие по делу Миллера затянулось до 31 мая 1950 года. Это не выходило за рамки уголовно-процессуального кодекса ввиду "особой опасности и сложности" состава преступления. Основная сложность состояла в том, что Борис Израйлевич не только "на протяжении ряда лет среди окружавших его лиц распространял антисоветские националистические взгляды и предоставлял редактируемую им газету буржуазным националистам для публикации антисоветских произведений". Миллер ко всему еще "являлся участником преступной группы лиц".

Стоит ли говорить о том, что этот, второй, факт немало удивил Миллера. Если о своих "буржуазно-националистических ошибках" он узнал в апреле 1948 года и как-то был готов к подобному обвинению, то о преступной группе лиц ему поведали на следствии. Только, Боже упаси, не подумайте, что до ареста он не был знаком с членами "группы", он их всех, конечно, знал. О чем не догадывался наивный, доверчивый человек Борис Израйлевич, так это о том, что все они "преступная группа". Вот в этом его убеждали на следствии до мая 1950 года. Впрочем, должно быть, и остальных членов группы убеждали в том же самом.

Итак, ответственность за совершенное "преступление" с Бузи Миллером поделили: поэтесса Любовь Вассерман, поэт Израиль Гольдвассер, актер еврейского театра Файвиш Аронес, кавалер ордена "Знак Почета" поэт Гессель Рабинков, переводчик радиокомитета Бер Слуцкий, начальник снабжения фабрики им. Димитрова Семен Синявский-Синделевич.

Каждый из членов "преступной группы" имел солидный перечень "злодеяний". Так, например, Слуцкий, будучи убежденным буржуазным националистом, в 1917-1918 годах сотрудничал с националистической партией "Фарэйниктэ", выступал со статьями против большевистской партии (за что тридцать лет спустя должен был понести наказание). С 1946 года проповедовал "искусственное и насильственное внедрение еврейского языка, культуры и письменности, распространял в печати националистические взгляды об общности и единстве еврейской культуры мира".

Рабинков, Вассерман и Гольдвассер были признаны виновными в том, что "занимались организованной антисоветской деятельностью, направленной против национальной политики Коммунистической партии, советского правительства, на обособление Еврейской автономной области от других областей СССР, подрыв единства и дружбы народов СССР, протаскивая националистические взгляды в своих произведениях".

Чтобы доказать преступный сговор группы, была назначена экспертиза, которая проводилась по материалам, напечатанным в газете "Биробиджанер штерн" в 1944 году. В заключение экспертизы значилось, что газета, которую редактировал Мейлер, он же Миллер, помещала материалы тенденциозные и односторонние, где многие вопросы развития хозяйства и культуры страны освещались главным образом с точки зрения участия в них представителей еврейской национальности. Подчеркивалась необходимость развития еврейской культуры и языка, указывалось, что евреи впервые в истории строят свою автономную государственность. Не освещалась роль других лиц, кроме еврейской национальности, не подчеркивалась роль русского народа как в достижении победы над гитлеровской Германией, так и в мирном строительстве.

Заключение экспертизы явилось солидной основой для обвинения. 31 мая 1950 года особое совещание при МГБ СССР вынесло постановление: всех членов группы по части 11 ст. 58-10 и ст. 58-1 приговорить к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере каждого.

...Лагерь, куда этапировали Миллера из хабаровской тюрьмы, находился в Восточной Сибири, недалеко от станции Чугуевка. Сам Бузи почти никому об этом не рассказывал. Известно лишь, что поначалу он работал на лесоповале и в каменоломне, а незадолго до освобождения стал учителем в лагерной вечерней школе.

Лагерь надломил Бузи, так говорили многие, знавшие его до и после ареста. Так считал и Абрам Гершков, бывший начальник переселенотдела, осужденный на 25 лет как английский шпион. Абрам Анисимович был другом Миллера и, видимо, по этой причине попал в тот же сибирский лагерь.

Но однажды Мишка Страшной, внук Бориса Израйлевича, разбирая после смерти деда его архив, наткнулся на зеленый блокнот и черновик заявления, в котором Миллер в жесткой форме выражал протест против действий администрации лагеря. Миллер не умолял и не просил, он именно требовал права на элементарное уважение к человеческой личности.

Начальнику спецотряда ЛП-06 Шумакову от з. к. Миллера Б.С., 1913 года рождения, осужден особым совещанием на 10 лет по статье 58, п. 10, ч. 2. Начало срока 4.07.1949 г.

Заявление

Возмущен продолжающейся бюрократической практикой осужденного правительством нарочитого задержания жалоб заключенных на имя руководителей партии и правительства. История с моей жалобой на имя первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева ярчайшее тому доказательство. Жалобу эту я опустил в ящик для жалоб на Л.П. еще 5.12.1954 года. Как мне было сообщено в марте, никаких следов от прохождения моей жалобы на Л.П. не осталось. Не вынуть ее не могли. А вынуть и отправить - также не могли. Осталось предположить, что ее переслали в Тайшет (тогда еще жалобы шли через Тайшет.- А.Д.).

Первого апреля сего года я отправил закрытым письмом запрос на имя начальника спецчасти Дерегал ИТЛ Тайшет. Прошло два месяца, ответа не было. 5 июня я вторично отправил запрос по тому же адресу.

Сегодня, 10 июля, я был вызван во 2-ю часть нашего Л.П., где мне дали возможность ознакомиться с вашей резолюцией о моей...

В этом месте заявление обрывается, и мы никогда уже не узнаем об имевшейся резолюции и разговоре Миллера с начальником спецотряда. Но именно этот возмущенный крик из лагерного барака помогает прийти к выводу: нет, лагеря не надломили Миллера - время надломилось, давя под собой миллионы безвинных...

После смерти Сталина в лагере "потеплело". Разрешили читать газеты и журналы, Абраму Гершкову позволили организовать духовой оркестр, и "за колючкой" стали звучать марши и даже вальсы.

Все чаще уходили на волю письма к высоким инстанциям с просьбами о пересмотре дела. Самым удачливым приходили ответы, но такое случалось пока еще редко.

Анна Абрамовна тоже писала. Многие друзья и коллеги мужа, к которым она обращалась за помощью, делали вид, что не получали ее писем. Многие, но не все. Первого сентября 1955 года пришел ответ от Эммануила Казакевича. "Уважаемая Анна Абрамовна, - писал Казакевич, - я получил письмо Бузи. Разумеется, предприму все, что смогу, т. е. поговорю с А. А. Сурковым и  с К. М. Симоновым. Скажу им, что знал Бузю с 1929 по 1938 год и ни капельки не сомневаюсь в его советском мировоззрении. Желаю вам всего наилучшего, надеюсь на изменения в судьбе Бузи".

Бузи Миллер, печатавший в "Биробиджанер штерн" произведения "космополита" Дер Нистера, не мог, конечно, в тайшетском своем лагере слышать автоматную очередь, оборвавшую в августе 1952-го жизнь этого прекрасного писателя, а также жизни Льва Квитко, Переца Маркиша, Ицика Фефера, Давида Гофштейна и других деятелей советской еврейской культуры... Такая нелепая, мучительно жестокая участь старших товарищей по перу до конца жизни будет беспокоить писателя, заставляя его словно не пером на бумаге, а зубилом на могильных плитах высекать строки:

Любимые мои, родные,

Друзья и кровные братья.

Мне кажется, что и поныне

Вы окликаете меня. 

Кто молод,

Уж не станет старше. 

А список полнится: в черед 

И Лев Квитко, и Перец Маркиш, 

Кульбак, Кушниров, Аксельрод.

Бузи Миллер вернулся домой весной 1956-го. Он вернулся в город, который никогда не был для него пунктом очередной творческой командировки. Вернулся в Биробиджан, который спустя тридцать два года будет прощаться с писателем в городском Дворце культуры и назовет одну из своих улиц его, Миллера, именем. Он вернулся в город, где выросли его дети. Вернулся писателем и коммунистом, который простил время и простил молчавших в то время и друзей. До последних дней жизни он работал: помогал молодым журналистам "Биробиджанер штерн", молодым писателям. А буквально за неделю до смерти опубликовал в газете поэму на идише "В перестройке сердца", которую читатели в разных городах страны назвали первым в советской еврейской литературе словом о культе личности.

Этой поэмой Миллер не только отчитался перед временем, но и потребовал у него отчета. Он имел на это право. Его старый друг Борис Самойлович Тенцер говорил, что в эту поэму Бузи Миллер вложил остатки своей жизни.

Думаю, что это немного не так. Миллер вложил в нее всю свою жизнь. Без остатка.

Из края в край

привет ко мне спешил.

Нас время воспитало

очень строго.

И ту суровость

мы возьмем в дорогу,

она не раз нам помогала жить.

 

Александр Драбкин, из сборника "Колючая правда", 

"Биробиджанер штерн" - 15 (14280) 18.04.2012


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Пальшин Александр Иннокентьевич

Отправлено 9 мая 2019 г., 07:19 пользователем Редактор   [ обновлено 5 дек. 2019 г., 21:49 ]


Заведующий особым сектором обкома ВКП(б) ЕАО Александр Иннокентьевич Пальшин, 1903, урожен. с. Пальшина Читинской обл., русский. Перед арестом - зав. спецсектором облисполкома ЕАО. Место жительства: Биробиджан. Арест. 30.04.1938 УНКВД по ЕАО по ст. 58-1а-8-11 УК РСФСР. 21.10.1939 ВТ 2-й ОКА оправдан, уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован. Архивное дело: П-83593. 

Из обвинения: "... В 1924 году, проживая в селе Корфовском Тамбовского р-на Амурской области, ПАЛЬШИН во время кулацкого Зазейского восстания пытался выступать против Советской власти, но испугавшись репрес­сий сбежал и скрывался до ликвидации восстания, после чего нес­колько недель находился за границей в Маньчжурии.

В 1927 году, преследуя карьеристские цели, ПАЛЬШИН вступил в ВКП(б), скрыв свое участие в Зазейском кулацком восстании.

В 1936 году, имея прямые антисоветские взгляды, был завербо­ван АНШИНЫМ, бывшим тогда 2-м секретарем Обкома ВКП(б) Еврей­ской автономной области, в состав правотроцкистской организации, и по заданию последней проводил антисоветскую работу.

В том же 1936 году, с целью сохранения от разоблачения троц­киста ХАВКИНА, ПАЛЬШИН совместно со СТАСЮКОВЫМ по заданию АНШИНА произвели подделку в партийных документах Хавкина о его прошлой троцкистской деятельности в 1923 году, скрыв это от областной парторганизации. 

Являясь участником правотроцкистской организации, был в курсе всей антисоветской деятельности ХАВКИНА, АНШИНА, ВОЛОБРИН­СКОГО, СТАСЮКОВА и других троцкистов, активно помогал им в фа­брикации фальшивок и клеветнических писем на членов ВКП(б), тщательно скрывал это от партийной организации, боясь собственного разоблачения.

Виновным себя в предъявленном ему обвинении признал. Изобличается прямыми показаниями обв. АНШИНА, ХАВКИНА; косвенными показаниями обв. СТАСЮКОВА, ВОЛОБРИНСКОГО, ШВАРЦБАРДА, ШКОЛЬНИКА, БЕЙНФЕСТА, ПЕРЕСЫПКО, свидетелем ГЕЛЬФЕНБЕЙНОМ, очной ставкой со СТАСЮКОВЫМ и документами, находящимися в деле.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО ОБВИНЯЕТСЯ: ПАЛЬШИН Александр Иннокентьевич, 1903 года рождения, уроженец села Пальшино Карымского района Читинской области, русский, гр-н СССР, происходит из крестьян, бывший член ВПК(б) с 1921 года, женат, ранее не судим, до ареста работал зав. спецсектором Облисполкома Еврей­ской автономной области, в том, что является участником антисоветской правотроцкистской организации, ставившей своей задачей свержение советской власти. По заданию этой организации сохранял от разоблачения правотроц­кистские кадры, и занимался компрометацией коммунистов, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР".

Из приговора ВТ 2-й ОКА от 20-21 октября 1939"ПАЛЬШИН предварительным следствием обвиня­лся в том, что являлся участником антисоветской правотроцкистской организации и по ее заданиям осуществ­лял подрывную деятельность в Еврейской автономной области. 

Указанное обвинение было основано на показаниях самого обвиняемого, от которых он впоследствии отказался как не соответствующих действительности. Других же данных, могучих подтвердить обвинение ПАЛЬШИНА, судебным следствием не добыто.

На основании изложенного предъявленное ПАЛЬШИНУ обвинение, предусмотренное ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР, считать недоказанным.

Руководствуясь ст. ст. 319, 320 и 326 УПК РСФСР, ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ ПРИГОВОРИЛ: ПАЛЬШИНА Александра Иннокентьевича по ст. ст. 58-1-а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР оправдать".


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Воронов Иван Лукич

Отправлено 6 мая 2019 г., 18:09 пользователем Редактор   [ обновлено 5 дек. 2019 г., 21:52 ]


Хлебороб и рыбак из с. Дежнёва Иван Лукич Воронов, 1861, урожен. с. Дежнёва, русский. Арестован 17.09.1932 Хабаровским погранотрядом ОГПУ. 

Из обвинения: "Житель села Дежнево Биро-Биджанского р-на ВОРОНОВ Иван Лукич, быв. казак, до революции и после являлся крупным кулаком, имел паровую мельницу, сложные сельхозмашины и несколько постоянных батраков.

При сов. власти Воронов Иван, не теряя надежды на реставрацию монархии и пользуясь каждым случаем: общим собранием, беседой с односельчанами, вел антисоветскую  агитацию.

В 1924 г. Воронов месяца 2 сидел в изоляторе как подозреваемый в покушении на убийство начальника погранпоста ОГПУ села Новая Виноградовка, но освобожден за недоказанностью.

В 1925 г. мельница Воронова была конфискована и перешла в собственность земельного общества.

После этого Воронов стал вести антисоветскую агитацию в более активных формах. Предчувствуя, что неизбежно он будет привлечен к уголовной ответственности, и, думая, что за границей он будет пользоваться былым авторитетом "'богатого человека" и сможет улучшить свое материальное состояние, Воронов в мае 1927 года нелегально эмигрировал в Китай, захватив с собой одну лошадь и денежные сбережения, уцелевшие от прошлых накоплений.

На кит. стороне он поселился в п. Полынья, что на правом берегу р. Амур на 15 км южнее д. Венцелево Биро-Биджанского р-на. Продав лошадь, Воронов вложил свои наличные деньги в торговое предприятие китайской фирмы, а сам занялся рыбной ловлей.

Отсюда Воронов связался с Харбинской Монархической организацией генералов Сычева и Хорвата и стал вести оживленную переписку со старым знакомым активным белобандитом – казачьим атаманом Василием Васильевичем Сараевым1, который жил в г. Харбине, являясь представителем Сычева и Хорвата на побережье Амура.

В течение 1927-29 гг. Воронов неоднократно получал из Харбина от атамана Сараева письма и к-р литературу: газеты ("Рупор", "Заря" и др.), листовки и книжки с заданием: распространять литературу среди местных эмигрантов и нелегально перебрасывать ее на сов. сторону.

Литературу и задания Сараева Воронов получал через следующих белоэмигрантов, служивших на китайских пароходах, курсировавших по линии Харбин-Сахалян: Блаженский - командир парохода "Шанхай", Залога - командир парохода "Фу-Дян", Карпов - пом. командира парохода "Сун-Тенг" и Рогозин Иван Матвеевич - рулевой парохода "Цейлан".

Эту литературу среди белоэмигрантов, живущих вблизи, Воронов распространял лично, а на территорию СССР перебрасывал через знакомых жителей сов. стороны, приходивших в Китай за контрабандой.

Например, в течение 1928-29 г. Воронов три раза давал к-р. литературу: газеты "Гун-Бао", "Заря", воззвания к казачеству генерала Хорвата и др., всего 16-12 кг, жителю с. Мих.-Семеновское Лопатину Иннокентию Максимовичу с заданием раздавать ее на сов. стороне "исключительно своим людям", не называя персонально кому.

Перед советско-китайским конфликтом, в середине июня 1929 г., из Харбина на побережье Амура приехал белоэмигрант Амурский казак Лалетин Семен Иннокентьевич, командированный известным белобандитом Мятелица Николаем (представитель атамана Семенова) для проведения подготовительно-организационной работы среди русских эмигрантов с целью формирования банд.

Лалетин объезжал населенные пункты, собирал подписи русских белоэмигрантов, изъявивших желание принять участие в вооруженной борьбе с СССР. Воронов имел встречу с ЛАЛЕТИНЫМ и записал свою фамилию в этот список.

После этого 19 июня по пути из Харбина в Сахалян в п. Полынья на пароходе "Хай-Чин" прибыл атаман Сараев, ехавший из Харбина в Сахалян. 

Пароход "Хай-Чин"

Узнав от местных жителей, что Воронов на рыбалке, Сараев через китайца Ю-Син переслал ему (Воронову) пакет, в котором было письмо и инструкция. В письме Сараев просил Воронова "постараться на общее русское дело" собрать сведения о СССР по прилагаемой инструкции и материал предать ему черев 10-12 дней, когда он будет ехать обратно в Харбин.

"Инструкция по разведке и контрразведке применительно к деятельности по организации восстания по СССР" содержала 16 пунктов, затрагивающих дислокацию, службу, настроение частей РККА и погранохраны, расположение в погранполосе складов боеприпасов, бронепоездов, авиачастей, флотилии, настроение сов. населения, места, удобные для перехода границы, и т. п. сведения.

С этого времени Воронов все время проводил на берегу р. Амур, поджидая и встречая своих знакомых жителей сов. территории, через которых он производи сбор сведений по пунктам инструкции. У него были Бояркин Михаил из с. Квашнино, Духовников Роман из с. Венцелево и др. С ними Воронов договаривался и о времени начала восстания.

В конце 1929 г. в разгар советско-китайского конфликта Воронов, боясь быть захваченным частями Погранохраны или РККА., из п. Полынья переселился в тыл Китая в г. Наолеми (что в 18 км северо-западнее г. Фугдина), где поступил в Маньчжурскую земледельческую корпорацию на должность заведующего материальным складом.

Здесь в декабре 1930 г. он принял активное участие в организации вооружённой банды в составе 17 человек из числа белоэмигрантов, работавших в корпорации. Банда намеревалась нелегально перейти на сов. сторону и ограбить Биджанский зерносовхоз. Банду возглавлял сначала Дутов Иван, а затем Астраханцев Николай и Воронов Иван. Вследствие разногласий среди ее участников, свое намерение банда не осуществила.

17 сентября с. г. кит. властями Воронов был арестован и передан на сов. сторону.

Допрошенный в качестве ОБВИНЯЕМОГО ВОРОНОВ ПРИЗНАЛ СЕБЯ ВИНОВНЫМ в том, что:

1. В 1927-28 гг., проживая в п. Полынья, неоднократно пароходами получал из г. Харбина к-р. литературу; распространял ее среди белоэмигрантов и перебрасывал на сов. сторону.

2. Летом 1929 г., находясь в п. Полынья, получил от атамана Сараева, ехавшего на пароходе из Харбина в Сахалян, инструкцию и письмо с просьбой произвести разведку политического, экономического и военного состояния погранполосы СССР, казачьего населения, частей РККА, погранохраны, их вооружения, наличия авиа-бронечастей, флотилии, политико-морального состояния личного состава частей РККА и войск ОГПУ, мест, удобных для перехода границы и т. п.

На основании изложенного Воронов Иван Лукич, 73 лет, уроженец и до 1927 г. житель с. Дежнево Биро-Биджанского р-на ДВК, с 1927 г. проживающий в Китае в п. Полынья Суйбинсянского уезда, сов. подданный, русский, быв. казак, до 1925 г. имевший кулацкое хозяйство: паровую мельницу и постоянных батраков, с 1927 г. - неимущий, с низшим образованием, вдовец, одинокий, б/п, несудимый, ОБВИНЯЕТСЯ в том, что:

1. В течение 1927-29 гг., находясь в кит. п. Полынья, состоял членом к-р монархической казачьей организации генерала Сычева, поддерживал с центром этой организации в г. Харбине письменную и живую связь, получал к-р. литературу и перебрасывал ее на территорию СССР.

2. В 1929 году по заданию этой к-р. организации производил сбор сведений о политико-экономическом и военном состоянии СССР, дислокации, вооружении и настроении частей РККА и погранохраны и подготовку к вооруженному восстанию на территории СССР.

3. В 1930 году, находясь в  кит. гор. Наолеми, принимал участие в организации и возглавлял к-р. банду в составе 17 белоэмигрантов, намеревавшуюся ограбить Биджанский зерносовхоз, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-4 УК РСФСР".

17.01.1933 тройка при ПП ОГПУ по ДВК приговорила Воронова Ивана Лукича по ст. 58-4 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян 22.01.1933 в Хабаровске. 

31.08.1989 прокуратурой Хабаровского края он был реабилитирован по Указу ПВС СССР от 16.01.1989 - за отсутствием в его действиях состава преступления. 


1 Сараев Василий Васильевич (19.12.1883, ст. Екатерино-Никольская - до 09.03.1933, Шанхай) – возможно, сын урядника станицы Екатерино-Никольской Сараева Василия Варфоломевича. Казак. Есаул Екатерино-Никольской станицы Амурского казачьего войска. Во время Гражданской войны в войсках атамана Семенова командовал казачьим дивизионом. Участвовал в боях с красным партизанским отрядом Щетинкина. В 1921 в эмиграции в Маньчжурии. Участник Хабаровского похода белоповстанцев генерала Молчанова (1921-1922). Соучредитель Казачьего Союза в Шанхае (1925). В 1927-1928 - полковник, командир 3-го дивизиона 2-го Русского конного полка, командир 4-го конного полка в Русской Группе генерала Нечаева К.П. в армии маньчжурского генерала Чжан Цзунчана. В августе 1928 оставил военную службу и выехал в Мукден. В июле 1929 - один из руководителей харбинского отделения Союза Шаньдунцев, созданого  бывшими военнослужащими Русской Группы генерала Нечаева, и куратор со стороны атамана Семенова белопартизанских отрядов в регионе Барга. 1933 - телохранитель китайского коммерсанта-пароходчика Чжана Сибонга. Убит в Шанхае в перестрелке.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Якимов Трофим Андреевич

Отправлено 2 мая 2019 г., 19:53 пользователем Редактор   [ обновлено 5 дек. 2019 г., 20:25 ]


Колхозник колхоза «Красный Маяк» из с. Новотроицкого Трофим Андреевич Якимов, 1899, урожен. с. Кукелева, русский.  Арест. 28.09.1935 УНКВД по ЕАО. Осужд. 25.04.1936 ВТ ОКДВА по ст.ст. 58-1а, 58-7, 58-11 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Находился в Карлаге НКВД (г. Караганда). Умер 09.11.1943 в 4 отделении Приволжского ИТЛ УНКВД СССР, причина смерти - пеллагра и цынга. Погребен на кладбище с. Александровка. Реабилитирован 28.09.1998 Военной прокуратурой ДВО по Закону РФ от 18.10.1991 № 1761-1. Архивное дело: ХУ-975. 


"В обл. Управление НКВД по Еврейской автономной области ДВК в августе 1935 года поступили сведения о резком сокращении конского поголовья в колхозе "Красный Маяк" - с. Ново - Троицкое Блюхеровского района.

Произведенным расследованием было установлено: умышленная порча лошадей путем зверского избиения палками, проволочным кнутом с привязанной на конце гайкой и др. способами со стороны колхозника ЯКИМОВА Трофима Андреевича. Врачебным осмотром была окончательно установлена указанная причина выхода лошадей из строя.

На основании этих материалов ЯКИМОВ Т. А. был арестован и под влиянием предъявленных улик в совершенном преступлении сознался, причем в своих показаниях указал, что вредительской деятельностью занимался по указанию своего родственника РОГАЛЕВА Ивана Федоровича.

Дальнейшим расследованием преступной деятельности ЯКИМОВА Т. А. и РОГАЛЕВА И. Ф. установлено, что ЯКИМОВ Т. А. активной контрреволюционной деятельностью занимается с 1928 года. Из показаний ЯКИМОВА устанавливается, что к/р повстанческая организация, в которой он принимал активное участие, оформилась в 1928 году в казачьих селах, расположенных по р. Биджан, как - то: Ново - Троицкое, Биджан, Башмак, Венцелево; с 1930 года деятельностью этой организации руководил из - за кордона разведчик одного иностранного государства - белоэмигрант Ушаков Степан.

При проведении паспортизации в 1933 г. значительная часть членов этой организации была выслана из погранполосы, остальная же часть в этот период времени была репрессирована за вредительскую в колхозах и иную антисоветскую деятельность и осуждена. Из членов организации остался лишь ЯКИМОВ Т. А., который встречался с приходившим из з/к УШАКОВЫМ Степаном, от последнего получал установку на проведение шпионской деятельности по разведыванию оборонного строительства в погранполосе Еврейской автономной области.

В 1933 году в с. Ново-Троицкое из Александровского завода прибыл освободившийся из - под стражи бывший полицейский надзиратель РОГАЛЕВ Иван Фёдорович, который при содействии ЯКИМОВА Т. А. получил по фиктивным документам паспорт. Одновременно с этим РОГАЛЕВ И. Ф. добился согласия ЯКИМОВА Т. А. сначала на организацию антисоветской группировки, затем - на проведение вредительской работы в колхозе, и, в конце - концов, добился согласия ЯКИМОВА Т. А. на соучастие в шпионской деятельности.

ЯКИМОВ, имея указания УШАКОВА Степана и РОГАЛЕВА И. Ф. на проведение контрреволюционной шпионской деятельности, в обеспечение успешного проведения шпионажа завербовал для этой работы - ШОХИРЕВА Тимофея Ивановича и ПЕЛЬМЕНЕВА Льва Петровича, через которых собирал сведения об оборонном строительстве и воинских гарнизонах погранполосы Еврейской автономной области.

Лично им собранные сведения, а также приученные от ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА, ЯКИМОВ Т. А. передавал приходившему из - за кордона УШАКОВУ Степану (последний раз УШАКОВ был летом 1935 года) и РОГАЛЕВУ Ивану Федоровичу.

В период следствия со стороны обвиняемых РОГАЛЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА была попытка повлиять на ход следствия путем понуждения обвиняемых ЯКИМОВА и ШОХЕРЕВА к отказу от данных ими показаний.

На основании изложенного привлечены к уголовной ответственности и ОБВИНЯЮТСЯ:

1. ЯКИМОВ Трофим Андреевич, 1892 г. рождения, уроженец с. Кукелево, Блюхеровского р - на, в момент ареста проживавший в с. Ново - Троицком того же р - на, беспартийный, женатый, на иждивении 7 чел. ; в 1934 году дважды судимый по 109 ст. УК, из крестьян - бедняков, колхозник; в 1921 г. дезертировал за границу, за что был судим на 1, 5 года, имеет родственников за границей, В ТОМ, ЧТО:

С 1928 года состоял в контрреволюционной повстанческой организации, по делам этой организации был связан с ее руководителем Ушаковым Степаном, находившимся за границей. После развала этой организации продолжал поддерживать связь с Ушаковым Степаном и по его указанию занимался сбором шпионских сведений.

Будучи председателем сельского совета, в 1932 г. помог РОГАЛЕВУ получить по фиктивной справке паспорт.

С 1932 г. РОГАЛЕВЫМ был завербован для вредительской и шпионской работы. По указанию УШАКОВА Степана и РОГАЛЕВА И. Ф. завербовал для шпионской работы ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА. Получаемые сведения от ШОХИРЕВА и ПЕЛЬМЕНЕВА, а также собранные лично, передавал приходившему летом 1935 г. из - за границы УШАКОВУ и РОГАЛЕВУ.

По заданиям РОГАЛЕВА проводил вредительскую деятельность в колхозе путем уничтожения конского поголовья, т. е. в преступлениях. предусмотренных ст. ст. 58 - 1 «а», 58 - 7 и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении ЯКИМОВ полностью признал себя виновным.

2. РОГАЛЕВ Иван Фёдорович, 1885 г. рождения, уроженец Забайкальской обл. Александровский завод, домовладелец, бывший полицейский, лишался избирательных прав, б/п, грамотный, женатый, на иждивении 1 чел., ранее привлекавшийся к уголовной ответственности по ст. 58 - 10, 11 по подозрению в участии в восстании, В ТОМ, ЧТО:

Прибыв с Александровского завода в Блюхеровский район, при содействии ЯКИМОВА получил фиктивную справку о соцположении и о месте рождения, на основании которой получил паспорт, а впоследствии в нем сделал подчистки.

По прибытии в с. Ново - Троицкое Блюхеровского района ЕАО, РОГАЛЕВ обработал в антисоветском духе ЯКИМОВА, добился согласия ЯКИМОВА на проведение контрреволюционной деятельности, предложив ему организовать антисоветскую повстанческую группу в с. Ново - Троицком для проведения вредительской работы в колхозе, в заключение завербовал ЯКИМОВА для проведения шпионской работы. Получив согласие ЯКИМОВА на проведение шпионской работы, контролировал последнего и получал от него сведения.

По делам шпионажа имел переговоры с ШОХИРЕВЫМ, последнему дал указание - выполнять требования ЯКИМОВА о сборе сведений о воинских частях и оборонном строительстве.

Сам лично РОГАЛЕВ также занимался шпионской деятельностью, и с этой целью разъезжал по территории расположения воинских частей, в частности - Благовещенск, Хабаровск и ЕАО.

В процессе следствия РОГАЛЕВ понуждал ЯКИМОВА отказаться от сделанного им признания следствию, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а, 58 - 7 и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении РОГАЛЕВ признал себя виновным только в незаконном получении паспорта.

3. ШОХИРЕВ Тимофей Иванович, 1895 г. рождения, уроженец с. Кукелево, Блюхеровского р-на, из крестьян - середняков, колхозник, беспартийный, женатый, на иждивении 8 человек; в 1933 году судился по ст. 109 УК РСФСР; в 1921 году дезертировал за границу, служил в белой армии, имеет родственников за границей, В ТОМ, ЧТО:

Будучи завербован для шпионской деятельности ЯКИМОВЫМ, передавал последнему сведения об оборонном строительстве и воинских частях. Имел переговоры по вопросу шпионской работы ЯКИМОВА с РОГАЛЕВЫМ, от последнего получал установку - выполнять задания ЯКИМОВА, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а, 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном обвинении виновным себя признал полностью.

4. ПЕЛЬМЕНЕВ Лев Петрович, 1898 г. рождения, уроженец с. Новое, беспартийный, одинокий; в период гражданской войны дезертировал за границу, имеет родственников за границей, имеет родственников раскулаченных и высланных, не судимый, неграмотный.

В 1933 г. был завербован ЯКИМОВЫМ для шпионской работы. В 1934 г. при встрече с ЯКИМО­ВЫМ передал ему сведения шпионского характера об оборонном стро­ительстве в воинских частях.

Находясь в предварительном заключении, РОГАЛЕВ понуждал обвиняемого ШОХИРЕВА к отказу от показаний с целью срыва следствия, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58 - 1а и 58 - 11 УК РСФСР. В предъявленном ему обвинении виновным себя не признал". 


 

Из заключения о реабилитации 

28 сентября 1998 года 

25 апреля 1936 года в г. Хабаровске военным трибуналом ОКДВА осуждены: 

1. Якимов Трофим Андреевич, 1899 года рождения, уроженец с. Кукелево Блюхеровского р-на ЕАО, житель с. Ново-Троицкое того же района, русский, женатый, кол­хозник к/х «Красный Маяк», арестованный 28 сентября 1935 года, - на основании ст. 58-1 «а», 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав.

2. Рогалев Иван Федорович, 1885 года рождения, уроженец Александровского завода Забайкальской обл., житель села Ново-Троицкое Блюхеровского р-на ЕАО, колхозник к/х «Красный Маяк», русский, женатый, наличие детей не указано, арестованный 4 октября 1935 года, - на основании ст. 72 ч. 1 УК РСФСР к 1 году и 6 месяцам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав. По ст. 58-1 п. «а», 58-7 и 58-11 УК РСФСР он оправдан.

3. Шохирев Тимофей Иванович, 1895 года рождения, уроженец с. Кукелево Блюхеров­ского р-на, житель с. Бабстова Блюхеров­ского р-на, конюх подсобного хозяйства в/части 2758, русский, женатый, имевший детей: Агафью 16 лет, Валентину 4-х лет, Ивана 12 лет, Василия 10 лет и Виктора 1,5 года, арестованный 23 октября 1935 г. - на основании ст. 58-12 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы в ИТЛ, без поражения прав. По ст. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР он оправдан.

4. Пельменев Лев Петрович, 1898 года рождения, уроженец с. Новое Блюхеровского р-на ЕАО, единоличник, нежена­тый, арестованный 27 октября 1936 г. - на основании ст. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР оправдан.

Военный трибунал признал установленным:

1. Якимов Т.А. с 1928 года состоял членом контрреволюционной повстанческой группы, занимавшейся антисоветской агитацией, вреди­тельством в колхозе и сбором шпионских сведений. Поддерживал связь с руководителем группы Ушаковым Степаном, который находился за гра­ницей и периодически приходил на территорию Советского Союза.

После развала этой группы в связи с арестом её членов за вредительство он, оставшись на свободе, продолжал поддерживать связь с Ушаковым С., и по его указанию занимался сбором шпионских сведений.

В 1932 г., будучи председателем сельсовета, выдал Рогалёву справку о том, что он якобы является жителем с. Ново-Трицкое, по которой тот получил паспорт на себя и жену.

Он же, состоя в колхозе, занимался вредительской деятельностью, избивал и наносил телесные повреждения лошадям, выводя их из строя.

2. Рогалев И.Ф., получив по фиктивной справке, полученной от Яки­мова, паспорта на себя и жену, внес исправления, указав, что он жи­тель Александровского завода, а жена - села Кукелево.

3. Шохирев Т.И., зная о контрреволюционной деятельности Якимова, в частности, о том, что он занимался сбором шпионских сведений для передачи Ушакову, не сообщил об этом органам власти (из приговора, л.д. 319-320). Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 10 июня 1936 года приговор оставлен в силе.

После осуждения Якимов Т.А. этапирован в Карлаг (г. Караганда), Шохирев Т.И. - в Сиблаг (г. Мариинск). Сведений о дальнейшей судьбе осужденных в материалах дела не имеется.

Доводы, на основании которых Якимов Т.А. и Шохирев Т.И, подле­жат реабилитации:

В материалах уголовного дела никаких доказательств о существо­вании в селе Ново-Троицкое Блюхеровского р-на ЕАО контрреволюционной группы, и что Якимов являлся членом таковой группы не имеется. Установлено, что таковые организации были созданы органами НКВД в результате фальсификации уголовных дел в отношении невинных лиц.

В деле также нет объективных доказательств о том, что Якимов занимался сбором и передачей за границу сведений разведывательного характера, вредительством в колхозе и выведением лошадей из строя.

По материалам дела Якимов осужден при отсутствии доказательств совершения вышеуказанных преступлений по политическим мотивам. На него распространяется действие п. «а» ст. 3 Закона РФ от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» и он признается реабилитированным.

С учетом того, что Якимов признан необоснованно осужденным, то действие п. «а» ст. 3 вышеуказанного Закона РФ распространяется и на осужденного по данному делу Шохирева Т.И., и он также признается реабилитированным.

По материалам дела Рогалев И.Ф. действительно путем подчистки самовольно внес в паспорта изменения, что давало право жить в пригра­ничном районе. Поэтому следует признать, что в этой части по ст. 72 ч. 1 УК РСФСР он осужден обоснованно. Оснований для принесения протеста в порядке надзора на состояв­шиеся судебные решения в отношении Рогалева не имеется.

В этом доме жил "японский шпион" Трофим Якимов. Фото 2012 г.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


Розенфельд Эстер Мордуховна

Отправлено 30 апр. 2019 г., 16:44 пользователем Редактор   [ обновлено 27 нояб. 2019 г., 06:29 ]


Портниха-модистка Эстер Мордуховна Розенфельд, 1896, урожен. Польши, еврейка.  Место жительства: Биробиджан. Арест. 29.12.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 27.07.1938 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Реабилитирована 08.02.1956 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-86379.


"...РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны, гр-ка СССР, 1896 года рождения, уроженка г. Голина /Польша/, бывш. член компартии Германии, грамотная, еврейка, не судилась, местожительство: гор. Биробиджан, поселок Фибролит, 11. до ареста работала портнихой на дому.

В 1933 году РОЗЕНФЕЛЬД по требованию мужа через ОЗЕТ переехала из Германии в СССР. По приезде из Берлина в Москву передала посылку из Берлина врагу народа троцкисту Лурье. Муж РОЗЕНФЕЛЬД арестован органами НКВД за шпионаж. РОЗЕНФЕЛЬД имеет тесную связь с заграницей, как-то с Польшей и Германией, а поэтому следственное дело по обвинению РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны направить на рассмотрение Особого Совещания согласно приказу НКВД СССР № 00485". 

 

8 февраля 1956 года Военный трибунал округа установил, что по обвинительному заключению РОЗЕНФЕЛЬД вменялось в вину то, что она в 1933 году по требованию ее муха переехала из Германии в СССР и, при этом, передала посылку врагу народа ЛУРЬЕ, а также вмела тесную связь с заграницей, в частности, с Польшей и Германией. Кроме того, в обвинительном заключении указано, что муж РОЗЕНФЕЛЬД арестован органами НКВД за шпионаж.

Военный прокурор округа просит постановление Особого совещания в отношении РОЗЕНФЕЛЬД Э. М. отменить, а дело в уголовном порядке прекратить по следующим основаниям.

В постановлении Особого совещания указано, что РОЗЕНФЕЛЬД заключена в ИТЛ за контрреволюционную деятельность, однако из материалов дела совершенно не видно, в чем заключалась контрреволюционная деятельность РОЗЕНФЕЛЬД.

Сама РОЗЕНФЕЛЬД, будучи допрошена 30 декабря 1937 года, виновной себя ни в чем не признала и пояснила, что в СССР она прибыла к мужу как переселенка летом 1933 года, что при переезде в СССР, она по просьбе одного германского коммуниста привезла в Москву и передала ЛУРЬЕ некоторые вещи, а именно: старое дамское пальто, две рубашки, чулки и школьные принадлежности. При этом РОЗЕНФЕЛЬД пояснила, что она не знала, кто такой ЛУРЬЕ. Что же касается связи с заграницей, то РОЗЕНФЕЛЬД показала, что в 1932 году она действительно была в Польше у своих родных.

По делу мужа осужденной - РОЗЕНФЕЛЬД А. М. - установлено, что по постановлению Особого совещания он в 1938 году был заключен в ИТЛ на 10 лет за связь с немецкими шпионами, однако определением Военного трибунала ДВО от 14 ноября 1955 года постановление Особого совещания в отношении РОЗЕНФЕЛЬДА А. М. было в порядке надзора отменено и дело о нем в уголовном порядке прекращено на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР.

Соглашаясь с этими доводами, а также учитывая, что в деле нет никаких данных о какой-либо преступной деятельности РОЗЕНФЕЛЬД, что сама РОЗЕНФЕЛЬД до выезда в СССР являлась членом Коммунистической партии Германии, Военный трибунал, руководствуясь ст.ст. 410, 412 и 418 УПК РСФСР, постановление Особого совещания при НКВД СССР от 27 июля 1938 года в отношении РОЗЕНФЕЛЬД Эстер Мордуховны отменил и дело о ней на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратил за отсутствием в ее действиях состава преступления.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


Мариловцев Михаил Ионович

Отправлено 28 апр. 2019 г., 19:20 пользователем Редактор   [ обновлено 5 дек. 2019 г., 21:56 ]


Председатель сельсовета из с. Казанка Михаил Ионович Мариловцев, 1902, урожен. с. Степанова, русский.  Арест. 05.03.1938 УНКВД по ЕАО. Осужд. 29.04.1938 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-7 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 31.05.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 19.11.1958 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело: П-81651.

Из обвинения от 7 апреля 1938:

ЕФИМОВ Николай Анисимович до 1921 года назывался КАЦЕНКОВ Никита Иванович. Проживая в селе Дубовка Свободненского района, и будучи завербован японской разведкой, в 1919-20 гг. по заданию последней предавал красные партизанские отряды, и совместно с японскими карательными отрядами лично принимал участие в расстреле красных партизан. В 1921 году из боязни быть разоблаченным из села Дубовка уехал на ст. Тихонькая, где скрывался под фамилией Ефимова Николая Анисимовича - красного партизана из отряда Патрышева, лично им расстрелянного в 1920 году.

Проживая в селе Казанка, являлся участником к-р повстанческо- вредительской организации, по заданию которой вел к-р разговоры пораженческого характера и занимался вредительством в колхозе, уничтожая конское поголовье. Виновным себя признал полностью.

МАРИЛОВЦЕВ Михаил Ионович с 1932 года является участником к-р повстанческой вредительской организации, присутствовал на нелегальных собраниях, по заданию организации проводил вредительство, уничтожая конское поголовье в зерновом хозяйстве колхоза, а также проводил к-р агитацию среди колхозников провокационного, пораженческого характера. Виновным себя признал частично, но достаточно изобличается материалами следствия.

На основании изложенного, руководствуясь приказом УНКВД по ДВК № 00135, следственное дело № 23247 по обвинению ЕФИМОВА Н. А. /он же КАЦЕНКОВ Н. И. / и МАРИЛОВЦЕВА М. И. направить на рассмотрение Тройки УНКВД по ДВК. 




19 ноября 1958 г. Президиум Областного суда ЕАО рассмотрел дело по обвинению МАРИЛОВЦЕВА М. И. и ЕФИМОВА Н. А. - он же КАЦЕНКОВ Н. И., во вредительской деятельности, а ЕФИМОВА, кроме того, в участии в контрреволюционной повстанческой организации. Оба признаны виновными во вредительской деятельности, а ЕФИМОВ кроме того в участии в контрреволюционной повстанческой организации /см. выписки из протокола тройки/.

Постановление Тройки подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью обвинения. Обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА основано на явно неубедительных и ничем объективно не подтвержденных доказательствах. К делу в качестве доказательств приобщено несколько заявлений граждан в органы НКВД, в которых работа МАРИЛОВЦЕВА, ЕФИМОВА и ряда других лиц характеризуется ими как вредительство. Из анализа показаний этих свидетелей видно, что они не содержат в себе каких-либо данных о контрреволюционной деятельности МАРИЛОВЦЕВА, а в отношении ЕФИМОВА в них вообще ничего нет.

Иные авторы указанных выше заявлений вообще не были допрошены в 1934 г., ни после ареста МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА в 1934 г.

Следовательно, приобщенные к делу непроверенные документы 1934 г. нельзя признать имеющими доказательственную силу.

Хотя допрошенные на предварительном следствии в 1938 г. ЕФИМОВ и МАРИЛОВЦЕВ признали себя виновными в антисоветской деятельности, однако их показания настолько противоречивы и неубедительны, что не могут быть признаны неопровержимыми доказательствами.

Кроме этих показаний в деле нет никаких подтверждающих их доказательств. Они остались непроверенными.

В ходе проведенного в 1958 г. дополнительного расследования не добыто никаких доказательств, подтверждающих предъявленное МАРИЛОВЦЕВУ и ЕФИМОВУ обвинение. В ходе проверки не нашло своего подтверждения наличие контрреволюционной повстанческой организации в с. Казанка, о которой говорил ЕФИМОВ.

Также не нашли своего подтверждения показания ЕФИМОВА и в той части, где он говорил о своем сотрудничестве с японскими оккупантами и о расстреле Красных партизан.

Следствие по данному делу проводилось помощником оперуполномоченного Смидовичского РО НКВД ЕФИМОВЫМ. МАРИЛОВЦЕВ и ЕФИМОВ были арестованы по постановлениям работников НКВД Евр. авт. области ИЦКОВИЧА и ЛУЩИКА. Все они материалами расследования по делу по обвинению работников НКВД Евр. авт. области СОЛОВЬЕВА, ЛУЩИКА и др. были изобличены в применении недозволенных методов следствия и производстве арестов невинных граждан.

На основании изложенного, считая обвинение МАРИЛОВЦЕВА и ЕФИМОВА недоказанным и их осуждение необоснованным, Президиум ПОСТАНОВИЛ: Постановление тройки УНКВД по ДВК от 29/1У-38 г. в отношении МАРИЛОВЦЕВА Михаила Ионовича и ЕФИМОВА Николая Анисимовича он же КАЦЕНКОВ Никита Иванович отменить и дело их производством прекратить.


О "методах" следствия, заставлявших арестованных "признаваться" в чем угодно, смотрите здесь


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


1-10 of 184