Соцгородок - коммуна "Икор"


Поселок основан в 1931 г., первоначально назывался Икор. "Колхоз Икор организован в 1928 г. на территории Даниловского сельского Совета. Посевная площадь 1935 г. – 159 га, 1936 г. – 212,5 га, в т.ч. пшеницы – 72, овса – 63, гречихи – 29, кукурузы – 1, сои – 9, корнеплодов – 5, овощей – 7,5, картофеля – 26. Имеет ферму" – из краткой характеристики переселенческих колхозов на август 1937 года.














ВАЙСЕР ИЗРАИЛЬ ВОЛЬФОВИЧ, 1911, урожен. г. Черткова, еврей. Школьный учитель. Арест. 20.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 30.12.1937 постановлением НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 02.07.1937 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-83237.

ДАВЫДОВИЧ (давидович) ЕФИМ ВИКТОРОВИЧ, 1886, урожен. Гродненской губ., русский. Столяр фабрики «Икор». Арест. 05.07.1938 УНКВД по ЕАО по ст. 58-1а УК РСФСР. 20.05.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения, реабилитирован. Архивное дело П-84430.

ЛАНГМАН ИУДА (ИУДЕ) БОРОХОВИЧ (БАРУХОВИЧ), 1905, урожен. г. Варшавы, Польша, еврей. Зав. складом мебельной фабрики «Икор». Арест. 11.11.1937 УНКВД по ДВК. Осужд. 30.12.1937 Особым совещанием при НКВД СССР к ВМН. Расстрелян 21.01.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 28.05.1957 ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-80716.


ПИМШТЕЙН ИСААК ДАВИДОВИЧ (ПОЛЯК ХАИМ МОРДКОВИЧ), 1910, урожен. г. Чахановича, Польша, еврей. Рабочий мебельной фабрики «Икор». Арест. 20.09.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 30.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-6 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 24.05.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-96803.


ФОРЕР ИОСИФ ИСААКОВИЧ16.09.1905, урожен. с. Сосновка Гродненской губ., Польша, еврей. В 1923 уехал в Аргентину, где работал столяром. Состоял в Союзе Синдикалистов. В 1930 зарегистрировался в организации «Прокор», занимавшейся переселением евреев в СССР. В апреле 1931 выехал на товарном бельгийском пароходе в Бельгию, оттуда - на поезде в Германию, где получил въездную визу в СССР и прибыл в Биробиджан. Председатель колхоза «Икор». Арест. 20.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 04.01.1938 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Отбывал наказание в Коми АССР, где 17.05.1946 умер. Реабилитирован 25.05.1957 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92078.


ШЛЕЙЗЕНГЕР ИГНАТ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1908, урожен. Германии, еврей. Шофер фабрики «Икор». Арест. 13.02.1938 Смидовичским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 18.06.1938 постановлением НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 13.09.1938 в г. Хабаровске. Реабилитирован 28.09.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-95088.


 Так начинался Соцгородок

О поселке Соцгородок, расположенном недалеко от Волочаевки, 

ходит немало легенд...


С одной стороны, об этом населенном пункте, история которого тесно связана с коммуной Икор, знали в свое время чуть не во всем мире. С другой - история его полна белых пятен. И тем уникальнее возможность взглянуть на прошлое Соцгородка глазами его первостроителей. Такую редкую возможность мы получили благодаря Елене Марундик, нашей бывшей землячке, проживающей ныне в Израиле. Автор этого рассказа не претендует на документальную точность повествования. "Главная моя цель - пока живы очевидцы и участники тех событий - успеть записать их воспоминания и оставить память о Соцгородке нашим детям и внукам, - говорит Елена. - Начинаю с событий, произошедших задолго до моего рождения. Записано со слов моего отца, поэтому если в рассказ закрались неточности, это вполне объяснимо".

Мои дедушка и бабушка, Исроэль и Хая-Ривка Пинзур, приехали в Соцгородок 12 мая 1932 года из Дубровно, Витебской области (Белоруссия) по программе переселения. У них было четверо детей. Старшему Куше было 12 лет, Бэрлу - 10, Фэйгл - 6, а мизинэку, Цви-Гиршу, моему будущему папе исполнилось на тот момент четыре года.

В это время в поселке уже жили Митчл Беккер из Америки, немецкая семья Цанге из Германии, Гилей Блехерман из Аргентины, Ерецкий, американец Шая Коваль с семьей, Абрамские, Дискины, Брусиловские из Украины. Они были объединены в коммуну с Даниловкой и Икором (нынешней Камышовкой).

На самой вершине сопки, рядом с часовенкой, жил Балаганов. Он держал скот и сеял зерновые на корм. Это в честь него одну из проток реки Тунгуски назвали Балагановской. У него работали четыре китайца, которые жили в своем бараке (в поселке его называли "китайским"). Кроме этого они сезонно занимались рубкой леса и обжигом кирпича, у них даже был свой маленький цех.

База коммуны находилась на станции Волочаевка-1. Все грузы, доставлявшиеся по железной дороге, сгружали там. А в поселок их перевозил в том числе и мой дед Исроэль Пинзур.

Была в поселке своя техническая база - американцы привезли трактор "Фордзон", два экскаватора, оборудование для мебельной фабрики и электростанции. С 1931 года работала шпалорезка, в 1932 году начали выпускать табуретки для нужд коммуны.

В начале тридцатых в строящемся поселке уже были две просеки-улицы. Одной из них поначалу присвоили имя Карла Маркса, а потом переименовали в улицу Чкалова. Здесь стояли два двухэтажных дома, построенных как общежития, - с маленькими комнатами и общим длинным коридором. Было также несколько времянок и пекарня, построенная политическими заключенными. Жили политзаключенные в двух бараках у подножия сопки. Они занимались строительством железной дороги на Комсомольск-на-Амуре, они же возвели и первый деревянный мост через Тунгуску. Руководил работами Ардатьев, автором проекта моста был заключенный Рамзин, которого в 1938 году, после успешной сдачи объекта в эксплуатацию, освободили.

В 1933-1934 годах из числа коммунаров организовали рыболовецкую артель. Одним из самых опытных рыбаков в ней оказался Исроэль Пинзур (дед занимался рыбалкой еще в Белоруссии). Он поехал в Хабаровск в Крайрыбакпотребсоюз, привез оттуда снасти, руль, мотор. Первую лодку сделал сам, доски для нее снимали с крыши одного из бараков.

Дед подружился с Михолапом, участником Гражданской войны, который жил на другой стороне Тунгуски и возглавлял еще одну рыболовецкую бригаду. Михолап научил деда особенностям рыбалки на Тунгуске. Летом ловили белорыбицу, в путину - кету. Рыбу разделывали и солили на месте, а по морозу вывозили и отправляли со станции Волочаевка-2. Моста еще не было, но станция уже работала. В бригаде у Исроэля Пинзура было примерно 14 человек. Блехерман рыбачил, Цанге был резчиком рыбы. Даже повара в бригаде были свои. К работе привлекали и детей.

В журнале "Огонек" тех лет была опубликована статья о первой еврейской рыболовецкой бригаде, а на обложке красовалась фотография деда с неводом на плече.

С тех времен на карте появилось название протоки Пинзуровская. Вряд ли она жива сейчас, так как Тунгуска несколько раз меняла русло, и протоки сначала становились старицами, отшнуровывались от основного русла, а потом и вовсе высыхали. После распада коммуны в 1935 году в поселке оставалось три семьи - Блехерман, Пинзур и Масловых. Часть людей переселилась в Икор, а кто-то и вовсе уехал. Икор тогда состоял практически только из еврейских семей.

Тогда же распалась рыболовецкая артель, и дед ездил работать в Икор. Он заготавливал из тальника колышки для подвязки рассады, за ними приезжала машина из Икора и забирала деда. Затем семья Пинзур переехала ближе к реке, как тогда говорили, на фалангу, в старый домик, в котором когда-то жили работники Балаганова. Дед заготавливал сено на Пинзуровских угодьях, которое потом перевозили в Икор. За перевозку отвечал самый опытный, Шая Коваль, сено перетягивали с помощью трактора через реку. Еще дед работал как перевозчик через реку, на сенокосные угодья, а когда его не было дома, это становилось обязанностью его детей.

В 1936 году в поселок стали приезжать еврейские переселенцы, в основном из Украины, - Липовецкие, Черкавские, Красник, Урман, Фурман, Глозман, Сандлер, Давидсон, Трасповы, Залцман, Верник, Клейман, Гальперины, Коган, Сельские, Цибульские. В 1938-1939 годах приехали семьи Нижник, Брагинских, Русинских, Гершберг, Суранович, Колтун, Гурфинкель.

В 1937 году начались репрессии, и из села стали забирать людей. Вернулся один Сухой. Забрали Солодовникова, Макарова (когда выросли их дети, они добились реабилитации), Арона Шнура. В начале войны забрали всю семью немцев Цанге, в поселок они уже не вернулись.

В бывшем бараке заключенных начал работать мебельный цех, вся техника в нем была американская. Заключенных переселили ближе к мосту, в поселке остался только штаб, который управлял работами.

В тайге вверх по Тунгуске зимой валили ясень, а летом сплавляли лес по воде прямо к поселку. Бревна вытаскивали на берег протоки, на двух лошадях возили к цеху и там пилили. В помещении, где раньше находился "китайский" кирпичный цех, сделали сушилку для досок.

Мебель производили добротную, ясеневую. Фанеру и клей присылали из Владивостока. До войны в цехе работали 48 мастеров-краснодеревщиков, все евреи. Среди них - Шкатрут, Фурман, Гершберг, Спектр. Первым начальником цеха был Плоткин, начальником производства - Буяновер. Урман и Корх работали машинистами на локомотивах (паровых установках, которые приводили в действие станки с ременной передачей). В цехе работали одни мужчины, из женщин только Цанге.

В 1936 году открыли еврейскую семилетнюю школу, в которой обучение велось на идише, преподавал в ней Давид Вассерман. Школа проработала около двух лет. Потом Вассермана посадили, а школу закрыли. Ее открывали еще раз в 1940-м, но проработала она меньше года.

В 1937 году началось строительство пяти каменных домов на несколько квартир на центральной улице. К тому времени в поселке жило уже много русских и украинцев.

Перед войной Соцгородок считался большим культурным центром. В двухэтажном клубе работали драмкружок на идише, два духовых и струнный оркестры. Были в поселке тир, футбольное поле, игровая площадка. В клубе проводились районные соревнования по стрельбе, по лыжам, работал выездной пионерский лагерь.

Во время Великой Отечественной войны на фронт ушли практически все мужчины. В мебельном цехе остались начальник Шкатрут, бухгалтер Литвак, столяры Фурман и Гальперин (на фронт их не взяли из-за преклонного возраста), пожарный Фрейгин и токарь Сегал. Остальные рабочие места заняли женщины и дети. Среди них Женя Воробьева, Фаня Пинзур, Таня Фурман, Фаня Бондарь, Хая Шкатрут, Маруся Блинкова и ее сестра Нюра, Зина Савватеева, Роза Гальперина, Зина Глозман. Все они были 1928-1929 годов рождения.

Выпускали они продукцию для фронта: лыжи для перевозки пулеметов и вывозки раненых, ящики для снарядов и мин, дегазационные ящики, табуреты для воинских частей, планшетные доски, кузова для машин - простые и обитые свинцом.

С 1943 года на фабрике начал работать мой отец. Сначала он с Перепечко пилил дрова, а летом устанавливали оборудование для пилорамы на берегу реки. С 1944 года начала работать мама, ей было 12 лет. Вместе с ней работали Уля Савватеева и Нина Екимова. Их посылали пилить бревна ручной пилой, а бревна были такие, что дети не видели из-за них друг друга. На пилораме работал Овчинников, который жалел девчонок и давал им возможность отдохнуть.

Кроме этого дети выгребали опилки, носили воду из реки для парового котла. Котлы топили дровами, и девочки уходили за шесть километров от поселка на заготовку дров. Норма была пять кубометров на каждого. И это в разгар зимы, без теплой одежды и обуви. Мама вспоминает, что когда она не вышла на работу из-за того, что нечего было обуть, ее отдали под суд. Хорошо, что судья в районе оказался человеком. Он посмотрел на 12-летнего ребенка и отправил домой. А Хая Шкатрут за опоздание отсидела полгода.

Родители работали на фабрике до самой пенсии. Папа сначала был столяром, потом механиком, а мама - станочницей в механическом цехе. Мама с папой поженились в 1954 году, в 1955-м родилась сестра, а в 1957-м появилась на свет я. В 1962 году началось строительство двухквартирных деревянных домов по улице Чкалова, в один из них мы и переехали.

В нашем с сестрой детстве еще многое напоминало о старом поселке, хотя мы, конечно, об этом не задумывались. В полуразрушенном каменном доме мы играли в прятки, на месте сгоревшего двухэтажного деревянного был пустырь, потом там разбили парк. От старой жизни на протоке остались следы пилорамы, а неподалеку два огромных камня - остатки фундамента электростанции. А как горела сушилка, я отчетливо помню…

Здесь в Израиле, в этой маленькой и удивительной стране, в которой собрались евреи со всего света, мы стали получать неожиданные приветы из детства моих родителей. И те полумифические люди из их воспоминаний вдруг возникли здесь в реальности.

В нашей семье до сих пор живы выражения, обороты, которые могут понять только жившие в Соцгородке, и дети с удовольствием их подхватывают и обожают слушать рассказы о тех далеких временах и событиях.  

Елена Марундик

Кирьят-Бялик

«Биробиджанер штерн» –

45 (14310) 14.11.2012

Общий алфавитный список

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Список репрессированных по населенным пунктам ЕАО