Соцгородок (коммуна "Икор")

ИКОР – аббревиатура названия американской организации помощи еврейскому землеустройству в СССР – идише колонизация орбайтер. "Колхоз Икор организован в 1928 г. на территории Даниловского сельского Совета. Посевная площадь 1935 г. – 159 га, 1936 г. – 212,5 га, в т.ч. пшеницы – 72, овса – 63, гречихи – 29, кукурузы – 1, сои – 9, корнеплодов – 5, овощей – 7,5, картофеля – 26. Имеет ферму" (из краткой характеристики переселенческих колхозов на август 1937 года).

Организована коммуна группой из 12 человек – учащихся Курасовщинской еврейской агрошколы (из под Минска). Занимались они земледелием, рыбной ловлей, производством мяса и молока. К концу 1930 г. в коммуне состояло уже 50 человек. Все они были из числа молодых переселенцев. Коммуна вскоре стала одним из передовых сельхозпредприятий, где применялись эффективные методы обработки земли, внедрялись новые технологии. Хозяй­ство коммуны насчитывало тогда 70 коров, 15 телят, 12 лошадей, 20 племенных свиней, два трактора, разный земледельческий инвентарь. Молочное производство являлось основной отраслью этого коллектива. Члены коммуны в 1930 г. занимались не только сельским хозяйством и животноводством, но и ловлей кеты, заготовкой красной икры.

С 1931 г. коммуна начинает быстро расти. В неё вливаются евреи-коммунары, прибывшие из-за рубежа. Расширяется и её хозяйственная программа. В том же году, в трёх км от Волочаевки-2 появился новый посёлок, где коммунары собирались построить новую жизнь. Его так и назвали – Соцгородок, а коммуна стала называться «ИКОР-Соцгородок».

В течение 1932 г. в Биро-Биджанский район прибыли из-за рубежа 784 человека, 200 из них – преимущественно из Северной и Южной Америки, Аргентина – 116 человек, Литва – 101, Латвия – 83, Франция – 88, Палестина – 74, Германия – 65, Бельгия – 61, Польша – 30 – изъявили желание трудиться в «ИКОРе». Таким образом, коммуна «ИКОР-Соцгородок» превратилась в первую международную еврейскую сельскохозяйственную коммуну.

Организаторы коммуны мечтали создать большой агроиндустриальный городок. Для его строительства – от американского ИКОРа в 1931-1932 гг. прислали лесопильную раму, две бетономешалки, оборудование для деревообделочной мастерской, столярные и слесарные инструменты, 15 тыс. метров толи, гвозди. Также были присланы электростанция, трактор, шпалорезка, три нефтяных двигателя. В 1933 г. «ИКОР-Соцгородок» получил из США экскаватор, грузовики и моторы. Задача ставилась масштабная – довести число коммунаров до пяти тыс. человек, а саму коммуну превратить «в высококультурное огородно-оранжерейное и молочно-свиноводческое хозяйство». И уже в середине 1930-х гг. коммуна, которая стала называться колхозом, была признана одним из лучших коллективных хозяйств Дальневосточного края.

Общий алфавитный список

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

В 1934 г. это уникальное товарищество распалось. Одной из причин стал сильный голод 1933 г., охвативший всю область. Сыграло свою роль и то, что многие иностранные специалисты, разочаровавшись в успешной реализации идеи обрести достойную жизнь в социалистическом государстве, вернулись на родину.

В 1937 г. многие бывшие коммунары, в основном евреи-переселенцы из-за рубежа, были репрессированы. Название «ИКОР» впоследствии носил колхоз, в который вошли оставшиеся на свободе коммунары. В сентябре 1939 г. переименовали в колхоз «имени XVIII съезда». В 1947 г. с началом антиеврейской компании в СССР связь и сотрудничество с организацией «ИКОР» прекратилась.

Населённый пункт «Соцгородок» и сегодня есть на карте Смидовичского района области. Живут здесь преимущественно пенсионеры, занимаются подсобным хозяйством.

Вайсер Израиль Вольфович (Волькович), 1911, урожен. г. Черткова, еврей. Школьный учитель. Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 20.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 30.12.1937 постановлением НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 02.07.1937 ВТ ДВО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-83237.

Давыдович (Давидович) Ефим Викторович, 1886, урожен. Гродненской губ., русский. Столяр фабрики «Икор». Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 05.07.1938 УНКВД по ЕАО по ст. 58-1а УК РСФСР. 20.05.1939 уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения, реабилитирован. Архивное дело П-84430.

Лангман Иуда (Иуде) Борохович (Барухович), 1905, урожен. г. Варшавы, Польша, еврей. Зав. складом мебельной фабрики «Икор». Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 11.11.1937 УНКВД по ДВК. Осужд. 30.12.1937 Особым совещанием при НКВД СССР к ВМН. Расстрелян 21.01.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 28.05.1957 ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-80716.

Пимштейн Исаак Давидович (Поляк Хаим Мордкович), 1910, урожен. г. Чахановича, Польша, еврей. Рабочий мебельной фабрики «Икор». Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 20.09.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 30.12.1937 тройкой при УНКВД по ДВК по ст. 58-6 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 29.01.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 24.05.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-96803.

Форер Иосиф Исаакович, 16.09.1905, урожен. с. Сосновка Гродненской губ., Польша, еврей. В 1923 уехал в Аргентину, где работал столяром. Состоял в Союзе Синдикалистов. В 1930 зарегистрировался в организации «Прокор», занимавшейся переселением евреев в СССР. 00.04.1931 выехал на товарном бельгийском пароходе в Бельгию, оттуда - на поезде в Германию, где получил въездную визу в СССР и прибыл в Биробиджан. Председатель колхоза «Икор». Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 20.11.1937 УНКВД по ЕАО. Осужд. 04.01.1938 Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Отбывал наказание в Коми АССР, где 17.05.1946 умер. Реабилитирован 25.05.1957 облсудом ЕАО за отсутствием состава преступления. Архивное дело П-92078.



Шлейзенгер Игнац Александрович, 1908, урожен. Германии, еврей. Шофер фабрики «Икор». Место жительства: Икор-Соцгородок. Арест. 13.02.1938 Смидовичским РО УНКВД по ЕАО. Осужд. 18.06.1938 постановлением НКВД СССР по ст. 58-1а УК РСФСР к ВМН. Расстрелян 13.09.1938 в Хабаровске. Реабилитирован 28.09.1989 Военной прокуратурой ДВО по Указу ПВС СССР от 16.01.1989. Архивное дело П-95088.


Так начинался Соцгородок

О поселке Соцгородок, расположенном недалеко от Волочаевки, ходит немало легенд...


С одной стороны, об этом населенном пункте, история которого тесно связана с коммуной Икор, знали в свое время чуть не во всем мире. С другой - история его полна белых пятен. И тем уникальнее возможность взглянуть на прошлое Соцгородка глазами его первостроителей. Такую редкую возможность мы получили благодаря Елене Марундик, нашей бывшей землячке, проживающей ныне в Израиле. Автор этого рассказа не претендует на документальную точность повествования. "Главная моя цель - пока живы очевидцы и участники тех событий - успеть записать их воспоминания и оставить память о Соцгородке нашим детям и внукам, - говорит Елена. - Начинаю с событий, произошедших задолго до моего рождения. Записано со слов моего отца, поэтому если в рассказ закрались неточности, это вполне объяснимо".

Мои дедушка и бабушка, Исроэль и Хая-Ривка Пинзур, приехали в Соцгородок 12 мая 1932 года из Дубровно, Витебской области (Белоруссия) по программе переселения. У них было четверо детей. Старшему Куше было 12 лет, Бэрлу - 10, Фэйгл - 6, а мизинэку, Цви-Гиршу, моему будущему папе исполнилось на тот момент четыре года.

В это время в поселке уже жили Митчл Беккер из Америки, немецкая семья Цанге из Германии, Гилей Блехерман из Аргентины, Ерецкий, американец Шая Коваль с семьей, Абрамские, Дискины, Брусиловские из Украины. Они были объединены в коммуну с Даниловкой и Икором (нынешней Камышовкой).

На самой вершине сопки, рядом с часовенкой, жил Балаганов. Он держал скот и сеял зерновые на корм. Это в честь него одну из проток реки Тунгуски назвали Балагановской. У него работали четыре китайца, которые жили в своем бараке (в поселке его называли "китайским"). Кроме этого они сезонно занимались рубкой леса и обжигом кирпича, у них даже был свой маленький цех.

База коммуны находилась на станции Волочаевка-1. Все грузы, доставлявшиеся по железной дороге, сгружали там. А в поселок их перевозил в том числе и мой дед Исроэль Пинзур.

Была в поселке своя техническая база - американцы привезли трактор "Фордзон", два экскаватора, оборудование для мебельной фабрики и электростанции. С 1931 года работала шпалорезка, в 1932 году начали выпускать табуретки для нужд коммуны.

В начале тридцатых в строящемся поселке уже были две просеки-улицы. Одной из них поначалу присвоили имя Карла Маркса, а потом переименовали в улицу Чкалова. Здесь стояли два двухэтажных дома, построенных как общежития, - с маленькими комнатами и общим длинным коридором. Было также несколько времянок и пекарня, построенная политическими заключенными. Жили политзаключенные в двух бараках у подножия сопки. Они занимались строительством железной дороги на Комсомольск-на-Амуре, они же возвели и первый деревянный мост через Тунгуску. Руководил работами Ардатьев, автором проекта моста был заключенный Рамзин, которого в 1938 году, после успешной сдачи объекта в эксплуатацию, освободили.

В 1933-1934 годах из числа коммунаров организовали рыболовецкую артель. Одним из самых опытных рыбаков в ней оказался Исроэль Пинзур (дед занимался рыбалкой еще в Белоруссии). Он поехал в Хабаровск в Крайрыбакпотребсоюз, привез оттуда снасти, руль, мотор. Первую лодку сделал сам, доски для нее снимали с крыши одного из бараков.

Дед подружился с Михолапом, участником Гражданской войны, который жил на другой стороне Тунгуски и возглавлял еще одну рыболовецкую бригаду. Михолап научил деда особенностям рыбалки на Тунгуске. Летом ловили белорыбицу, в путину - кету. Рыбу разделывали и солили на месте, а по морозу вывозили и отправляли со станции Волочаевка-2. Моста еще не было, но станция уже работала. В бригаде у Исроэля Пинзура было примерно 14 человек. Блехерман рыбачил, Цанге был резчиком рыбы. Даже повара в бригаде были свои. К работе привлекали и детей.

В журнале "Огонек" тех лет была опубликована статья о первой еврейской рыболовецкой бригаде, а на обложке красовалась фотография деда с неводом на плече.

С тех времен на карте появилось название протоки Пинзуровская. Вряд ли она жива сейчас, так как Тунгуска несколько раз меняла русло, и протоки сначала становились старицами, отшнуровывались от основного русла, а потом и вовсе высыхали. После распада коммуны в 1935 году в поселке оставалось три семьи - Блехерман, Пинзур и Масловых. Часть людей переселилась в Икор, а кто-то и вовсе уехал. Икор тогда состоял практически только из еврейских семей.

Тогда же распалась рыболовецкая артель, и дед ездил работать в Икор. Он заготавливал из тальника колышки для подвязки рассады, за ними приезжала машина из Икора и забирала деда. Затем семья Пинзур переехала ближе к реке, как тогда говорили, на фалангу, в старый домик, в котором когда-то жили работники Балаганова. Дед заготавливал сено на Пинзуровских угодьях, которое потом перевозили в Икор. За перевозку отвечал самый опытный, Шая Коваль, сено перетягивали с помощью трактора через реку. Еще дед работал как перевозчик через реку, на сенокосные угодья, а когда его не было дома, это становилось обязанностью его детей.

Список репрессированных по населенным пунктам ЕАО

В 1936 году в поселок стали приезжать еврейские переселенцы, в основном из Украины, - Липовецкие, Черкавские, Красник, Урман, Фурман, Глозман, Сандлер, Давидсон, Трасповы, Залцман, Верник, Клейман, Гальперины, Коган, Сельские, Цибульские. В 1938-1939 годах приехали семьи Нижник, Брагинских, Русинских, Гершберг, Суранович, Колтун, Гурфинкель.

В 1937 году начались репрессии, и из села стали забирать людей. Вернулся один Сухой. Забрали Солодовникова, Макарова (когда выросли их дети, они добились реабилитации), Арона Шнура. В начале войны забрали всю семью немцев Цанге, в поселок они уже не вернулись.

В бывшем бараке заключенных начал работать мебельный цех, вся техника в нем была американская. Заключенных переселили ближе к мосту, в поселке остался только штаб, который управлял работами.

В тайге вверх по Тунгуске зимой валили ясень, а летом сплавляли лес по воде прямо к поселку. Бревна вытаскивали на берег протоки, на двух лошадях возили к цеху и там пилили. В помещении, где раньше находился "китайский" кирпичный цех, сделали сушилку для досок.

Мебель производили добротную, ясеневую. Фанеру и клей присылали из Владивостока. До войны в цехе работали 48 мастеров-краснодеревщиков, все евреи. Среди них - Шкатрут, Фурман, Гершберг, Спектр. Первым начальником цеха был Плоткин, начальником производства - Буяновер. Урман и Корх работали машинистами на локомотивах (паровых установках, которые приводили в действие станки с ременной передачей). В цехе работали одни мужчины, из женщин только Цанге.

В 1936 году открыли еврейскую семилетнюю школу, в которой обучение велось на идише, преподавал в ней Давид Вассерман. Школа проработала около двух лет. Потом Вассермана посадили, а школу закрыли. Ее открывали еще раз в 1940-м, но проработала она меньше года.

В 1937 году началось строительство пяти каменных домов на несколько квартир на центральной улице. К тому времени в поселке жило уже много русских и украинцев.

Перед войной Соцгородок считался большим культурным центром. В двухэтажном клубе работали драмкружок на идише, два духовых и струнный оркестры. Были в поселке тир, футбольное поле, игровая площадка. В клубе проводились районные соревнования по стрельбе, по лыжам, работал выездной пионерский лагерь.

Во время Великой Отечественной войны на фронт ушли практически все мужчины. В мебельном цехе остались начальник Шкатрут, бухгалтер Литвак, столяры Фурман и Гальперин (на фронт их не взяли из-за преклонного возраста), пожарный Фрейгин и токарь Сегал. Остальные рабочие места заняли женщины и дети. Среди них Женя Воробьева, Фаня Пинзур, Таня Фурман, Фаня Бондарь, Хая Шкатрут, Маруся Блинкова и ее сестра Нюра, Зина Савватеева, Роза Гальперина, Зина Глозман. Все они были 1928-1929 годов рождения.

Выпускали они продукцию для фронта: лыжи для перевозки пулеметов и вывозки раненых, ящики для снарядов и мин, дегазационные ящики, табуреты для воинских частей, планшетные доски, кузова для машин - простые и обитые свинцом.

С 1943 года на фабрике начал работать мой отец. Сначала он с Перепечко пилил дрова, а летом устанавливали оборудование для пилорамы на берегу реки. С 1944 года начала работать мама, ей было 12 лет. Вместе с ней работали Уля Савватеева и Нина Екимова. Их посылали пилить бревна ручной пилой, а бревна были такие, что дети не видели из-за них друг друга. На пилораме работал Овчинников, который жалел девчонок и давал им возможность отдохнуть.

Кроме этого дети выгребали опилки, носили воду из реки для парового котла. Котлы топили дровами, и девочки уходили за шесть километров от поселка на заготовку дров. Норма была пять кубометров на каждого. И это в разгар зимы, без теплой одежды и обуви. Мама вспоминает, что когда она не вышла на работу из-за того, что нечего было обуть, ее отдали под суд. Хорошо, что судья в районе оказался человеком. Он посмотрел на 12-летнего ребенка и отправил домой. А Хая Шкатрут за опоздание отсидела полгода.

Родители работали на фабрике до самой пенсии. Папа сначала был столяром, потом механиком, а мама - станочницей в механическом цехе. Мама с папой поженились в 1954 году, в 1955-м родилась сестра, а в 1957-м появилась на свет я. В 1962 году началось строительство двухквартирных деревянных домов по улице Чкалова, в один из них мы и переехали.

В нашем с сестрой детстве еще многое напоминало о старом поселке, хотя мы, конечно, об этом не задумывались. В полуразрушенном каменном доме мы играли в прятки, на месте сгоревшего двухэтажного деревянного был пустырь, потом там разбили парк. От старой жизни на протоке остались следы пилорамы, а неподалеку два огромных камня - остатки фундамента электростанции. А как горела сушилка, я отчетливо помню…

Здесь в Израиле, в этой маленькой и удивительной стране, в которой собрались евреи со всего света, мы стали получать неожиданные приветы из детства моих родителей. И те полумифические люди из их воспоминаний вдруг возникли здесь в реальности.

В нашей семье до сих пор живы выражения, обороты, которые могут понять только жившие в Соцгородке, и дети с удовольствием их подхватывают и обожают слушать рассказы о тех далеких временах и событиях.  


Елена МарундикКирьят-Бялик

«Биробиджанер штерн» – 45 (14310) 14.11.2012